1.3. Новый мировой порядок как глобальная диктатура.

Идеология неолиберализма.

В современных условиях при рассмотрении дальнейших путей развития человечества можно говорить о двух направлениях. Одно из них предусматривает власть избранных, подавление «нецивилизованных» народов, а в перспективе создание общепланетарного сверхгосударства и установление глобальной диктатуры. Другое предполагает сохранение цивилизаций, исторической памяти, проведение экологического регулирования в рамках многополюсного мира. В настоящее время побеждает первое направление – устанавливается новый мировой порядок, ведущий к глобальной диктатуре. Его характеризуют термином глобализация. Этот термин используется и для характеристики общества, в котором ряд проблем выходит за пределы отдельных государств и приобретает глобальный характер. Такая ситуация приводит к непреднамеренной (или даже намеренной) путанице и смешению совершенно различных понятий. По существу, термин глобализация используется для своего рода камуфляжа глобальной диктатуры. Так, используя это смешение, выдвигают положения о неизбежности «глобализации», подразумевая при этом неизбежность тотальной мировой власти. Ведутся бесплодные терминологические дискуссии по поводу того, что же такое глобализация. Чтобы избежать смешения понятий, в дальнейшем будем относить этот термин исключительно к установлению нового мирового порядка, к управлению миром из единого центра.

Процесс глобализации получил ускорение в результате образования однополярного мира после поражения СССР в информационно-психологической войне[2]. Становление нового порядка сопровождалось кардинальной сменой идеологии. Длительное время большинство индустриальных стран следовало принципам британского экономиста Дж. Кейнса, согласно которому государству отводилась роль главного регулятора национальных экономик. В 30-е годы президент США Ф. Рузвельт вывел Америку из глубокого экономического кризиса, руководствуясь теорией Кейнса. Такой подход позволял сглаживать экономические трудности и в других странах. Но в середине 70-х годов происходит резкая смена идеологических принципов Запада[25].

После побед консерваторов на выборах в Великобритании и США в 1979 и 1980 годах политики стали руководствоваться совершенно другой экономической догмой – так называемым неолиберализмом, или монетаризмом, который в теоретическом плане сформулировал Милтон Фридман, возглавлявший чикагскую школу экономистов. Согласно этой догме, не должно быть государственного вмешательства в экономику, а частный бизнес должен иметь как можно больше свободы в вопросах инвестиций и найма. Были даже введены санкции против тех государств, которые отказывались следовать тем же курсом.

Руководством к действию стали догмы дерегулирования, либерализации и приватизации. Но это была не просто замена одной теории на другую (кейнсианства на монетаризм), а кардинальный идеологический переход от государственной системы экономической власти к глобальной. Внешне это было возвращение на 200 лет назад к идеям Рикардо и Адама Смита. Отправным пунктом стало положение – рынок все образует и отрегулирует. Он обеспечит равновесие экономики, подобно установлению термодинамического равновесия для молекул. Однако с научных позиций это положение несостоятельно, поскольку для биологических и социальных систем, согласно синергетике, существует не одно, а несколько положений равновесия[26].

Реальный же смысл догм монетаризма заключается в устранении государства от решения народно-хозяйственных проблем и подчинении его экономики мировому правительству. Их выполнение (введение свободного рынка, устранение контроля над экономикой, дерегулирование) ведет, в конечном счете, к разрушению народного хозяйства. Иногда говорят, что, монетаризм – это псевдонаука, служащая прикрытием целей глобализма. Но это только часть истины. Монетаризм – это наука, задача которой состоит в разрушении национальных экономик и установлении тотальной экономической власти избранных. Общую характеристику роли идеологии неолиберализма (теории Фридмана) дал известный американский экономист Линдон Ларуш[27]:

«Уже в 60-е гг. меня очень беспокоило то, какой оборот принимало так называемое «мировое экономическое развитие», и вся моя деятельность была направлена на то, чтобы отговорить страны от следования разрушительному курсу, выработанному Милтоном Фридманом. Он исповедует совершенно фашистские экономические взгляды. До какого-то момента экономисты типа Фридмана мирятся с существованием политических свобод в обществе, но когда эти свободы вступают в противоречие с их экономическими догмами, Фридман и ему подобные выступают за отмену политических свобод. Экономическую политику по рецептам Фридмана нельзя долго проводить без диктатуры».

Именно с принятия идеологии неолиберализма интенсивно развертывается процесс глобализации – установление господства США с созданием планетарного правительства, управляющего миром в интересах узкой группы олигархов[28 – 30].





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх