Наука и образование в условиях глобализации.

В рамках созданного в мире нового порядка США начали размещать у себя наукоемкие предприятия, перемещая в другие страны экологически опасные и интеллектуально простые производства. В результате перетекание интеллекта в развитые страны ускорилось. Специалистам нужен не только достаток, но и профессиональный рост и профессиональная среда. Поэтому для многих из них встал вопрос – либо перемещение в развитые страны, либо деградация как профессионалов. Пропасть между развитыми странами, прежде всего США, и мировой периферией, непрерывно углубляясь, в перспективе должна стать непреодолимой. Такова общая стратегия глобализации в области интеллекта[7].

Из периферии шла «утечка мозгов», поставки сырья, поток финансов. Все это, поступая в развитые страны, обеспечивало им несопоставимо высокий по сравнению с периферией уровень жизни[7]. Но возникли и побочные явления. Шел приток кадров в те сферы, которые давали наиболее быструю и эффективную финансовую отдачу. Происходило постепенное снижение внутренних мотивов получения эффективного образования и научной подготовки.

Рост интеллектуального потенциала приостановился, а в последние десятилетия стала проявляться тенденция, связанная с падением уровня образования. Об этом говорится в статье [8]:

«Состояние грамотности населения, и прежде всего молодежи, уже давно беспокоит общественность европейских стран. И есть для этого причины. По информации нашего партнера Фонда чтения Германии, по просьбе японской фирмы «Мицубиси» и при ее финансировании на родине Гуттенберга создается система повторного образования. Чем это вызвано? А тем, что в течение долгого времени представители этой фирмы не могут набрать необходимое количество сотрудников для своих офисов из числа молодых людей, умеющих правильно разговаривать с клиентурой, хорошо пишущих и читающих на своем родном языке. Так вот эта общественная организация при финансовой поддержке государства создает условия для немецкой молодежи чтобы «добрать» то, чего не дала современная школа».

Негативные тенденции в области образования отмечаются и в США. Они занимают сейчас десятое место по уровню грамотности среди 17 индустриально развитых стран мира. При этом большинство среди малообразованных составляют иммигранты и меньшинства, доля которых в структуре рабочей силы растет. Ближайшие перспективы также носят негативный характер, поскольку 16-25-летние американцы уступают своим зарубежным сверстникам еще больше, чем американцы, которым перевалило за 40 лет.

В целом тенденция, связанная с падением уровня образования в развитых странах, носит общий характер, но сейчас можно говорить только о первых ее проявлениях.

Обратная тенденция наблюдается в таких странах, как Китай и Индия. Примером служит состояние индийских информационных технологий, о которых говорится в заметке [9]:

«По мнению экспертов, Индия сейчас переживает настоящий бум в области информационных технологий. По оценкам, она экспортировала в 1999-2000 гг. компьютерные программы в 95 стран мира, что принесло ей 171,5 млрд. долларов. Причем 62% такой продукции закупили США и Канада, 23,5% – Европа, 3,5% – Юго-Восточная Азия, 3,5% – Япония, 1,5% – арабский мир, 1,5% – Австралия и Новая Зеландия и 4,5% – другие государства. Что же касается компьютерных специалистов – индийцев, то спрос на них во всем мире такой, что многие страны, известные своей жесткой визовой системой для выходцев из Азии и Африки (Германия, Австрия, Британия, Франция, Италия), идут на существенные послабления в выдаче им «рабочих виз», необходимых для продолжительной работы. Лишь бы заполучить компьютерщиков из Индии».

В результате расчленения СССР и установления контроля на постсоветском пространстве США и Запад в целом получили мощную финансовую и интеллектуальную подпитку. Был организован массовый выезд ученых из России на Запад. По существу, США получали огромные репарации от поверженной России, измерявшиеся сотнями миллиардов долларов. Однако возникал вопрос: а что дальше?

С одной стороны, сохранение, хотя и в ослабленном виде, науки и образования в России, продолжение (под американским контролем) работы российских научных школ сулило в перспективе немалые выгоды наукоемкому производству США. В частности, российские фундаментальные исследования могли служить своего рода сырьевой базой для технологических разработок и создания ноу-хау. Можно было также организовать совместные опережающие исследования в направлениях, непосредственно интересующих США. Это позволило бы сохранить лидерство США в мировой экономике за счет постоянного выдвижения новых опережающих технологий. (Заметим, что в известной Силиконовой долине из общего числа научных работников иностранцы составляют около половины). Кроме того, российская наука открывала возможности решения ряда глобальных (в том числе экологических) проблем. При этом российские ученые могли работать за небольшую долю того, что платили американцам.

С другой стороны, сохранение научно-образовательного потенциала страны могло затормозить ее развал и затруднить тотальное ограбление. Существовала также возможность продажи новых научных достижений помимо США. Кроме того, многие работники науки могли практически бескорыстно нести ее достижения в развивающиеся страны.

В результате был выбран путь последовательного уничтожения научного и образовательного потенциала России. По существу, это была программа дебилизации страны и превращения русских в дикарей, которая включала в себя постепенную ликвидацию работников высшей квалификации в науке и промышленности и насильственную деградацию образования. Программа выполнялась как руками коллаборационистов в России, так и в результате непосредственного воздействия со стороны внешних организаций, подчиненных США.

Об усилиях последних говорится в статье И.И. Стрелковой[10]:

«О том, какое воздействие оказывалось извне, можно узнать из интервью «Независимой газете» (23.06.2000) профессора РГГУ Г.А. Белой: «Вот и от нас Всемирный банк требует[я читала подготовленный им доклад], чтобы мы отказались от спецшкол, гимназий и лицеев, так как это якобы недемократично, и свернули преподавание гуманитарных и фундаментальных наук, потому что для такой нищей страны, как Россия, это непозволительная роскошь».

Добавлю, что Всемирный банк не только указывает, каким быть образованию в России. С привлечением займов этого банка у нас проводятся конкурсы учебников по гуманитарным и социальным дисциплинам, а также разрабатываются педагогические проекты.

Вот и всем известный Джордж Сорос. Заявив о своем желании помочь российскому образованию, он не направил свои миллионы на оснащение школ компьютерами, хотя это было бы самым полезным, а занялся предметами идеологическими. Соросовские учебники по истории и по литературе рассылались по школам бесплатно, соросовская программа называлась «Обновление гуманитарного образования в России».

Главная задача этой программы состояла в том, чтобы заставить молодежь отречься от своей цивилизации и признать Запад как нечто высшее. Программа осуществлялась с помощью фиктивных ассоциаций, фондов, организаций, находящихся на содержании у Запада и служащих проводниками влияния США. Целый ряд написанных по заказу учебников воспитывают ненависть к прошлому нашей Родины. Определяющую роль здесь играют требования МВФ. Осуществляя «бескорыстные» ассигнования на новые учебники, Всемирный банк имеет решающее слово в определении содержания учебников для школ России. Это положение может быть проиллюстрировано на примере кредита, выделенного Всемирным банком и энергично расходуемого неким Национальным фондом по подготовке кадров. На обложке учебного пособия для 7-го класса написано: «Победитель конкурса по созданию учебников нового поколения для средней школы, проводимого Национальным фондом подготовки кадров и Министерством образования России». Так под прикрытием рекламируемых «свобод» США организуют свой жесткий контроль в сфере образования.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх