Академия наук под ударом.

Под таким заголовком вышла в «Независимой газете» аналитическая статья академика Г.В. Осипова[2]. В ней подробно говорилось о деятельности, направленной на упразднение Российской Академии наук (РАН), которая длительное время была штабом развития науки, ее членами были, в основном, наиболее выдающиеся ученые нашей страны. Еще до провозглашения «суверенитета» и «независимости» России планировалась ликвидация Академии наук СССР. С этой целью было принято решение об учреждении РАН. При этом предполагалось автоматически упразднить Академию наук СССР, сделать бесхозной ее материальную и интеллектуальную собственность и уничтожить научный потенциал России. В этот период появлялись многочисленные публикации, преследующие цель дискредитации российской науки. Утверждалось, что России не нужна фундаментальная наука, ее результаты можно получать из-за рубежа.

Однако так сложились обстоятельства, что действия «реформаторов» не достигли желаемой цели. Благодаря усилиям руководства двух академий было принято решение об объединении АН СССР – правопреемницы Императорской Академии наук и вновь созданной Российской Академии наук. Тогда Российская Академия наук и российская наука были спасены. Но нажим на науку сохранился, снизились только темпы… К концу 90-х годов ситуация вновь обостряется[2]:

«И вновь, уже в конце 90-х годов, началась идеологическая подготовка, направленная на дискредитацию и упразднение Российской Академии наук. В адрес Российской академии наук, ее руководителей и ученых, как из рога изобилия, сыплются самые различные обвинения и оскорбления разгневанных социальных преобразователей: «РАН – это химера»; она «амбивалентна»; ее статус «феодальный»; ее устав «двусмысленный»; в основе ее деятельности лежит «табель о рангах»; «атмосфера в академических институтах своей пустотой и заброшенностью напоминает некоторые сюрреалистические сюжеты классической литературы»; «разрыв между фундаментальной наукой исследовательских институтов и образованием – очевидный анахронизм»; роль РАН в поддержании выживания фундаментальной науки в России – миф.

Утверждается, что достижения российских ученых ничтожны, что они отстали от информационной революции, что фундаментальные исследования в России надо прекратить, институты гуманитарного (социального) профиля следует распустить, что на смену коллективному творчеству должно прийти творчество индивидуальное, что ученые-одиночки должны работать по госзаказам или финансироваться за счет грантов, получаемых на конкурсной основе. И, наконец, значительная часть Академии наук должна быть передана в Министерство инновационного развития, которое еще предстоит создать. И так далее и тому подобное.

И все это нужно для того, чтобы «обосновать» окончательный приговор: Российская Академия наук должна быть упразднена

Все это не ново, это в духе губернатора города Глупова, упразднившего науки. Это можно было бы принять за глупую шутку, если бы не было так серьезно. Речь идет о новом фронтальном наступлении не только на Российскую академию наук, но и на российскую науку в целом».

Г.В. Осипов детально анализирует различные алгоритмы упразднения Российской Академии наук и делает общий вы вод [2]:

«Главное остается за кулисами. Речь в действительности идет о том, чтобы практически упразднить Российскую Академию наук. Ее основными исследовательскими центрами являются институты. При прекращении прямого бюджетного финансирования, при иезуитской оговорке о сохранении за институтами собственности они (эти институты) фактически прекратят существование, ибо окажутся не в состоянии содержать самостоятельно свою собственность. И эта собственность пойдет на распродажу с молотка, как пошла на распродажу государственная собственность разрушенного Советского Союза. Старые концепции переделываются на новый лад: с упразднением научной деятельности Российской Академии наук перестает действовать ее Устав. Таким образом, институты, входившие в структуру Академии наук, оказываются вне закона».

Анализ академика Г.В. Осипова дополняет конкретное рассмотрение создавшейся в настоящее время критической ситуации, представленное в статье Главного Ученого секретаря РАН, академика Николая Платэ[13]:

«Крупным стратегическим просчетом руководства страны (причем всех ветвей власти) в 1992-1993 годах стала недооценка роли науки в проводимых преобразованиях и перспективах развития общества. Наука выпала из числа государственных приоритетов, система управления ею была разрушена. Вот почему в последние 3-4 года пришлось принимать чрезвычайные меры, чтобы не допустить полного развала уникального научно-технологического комплекса.

Ошибочно думать, что все это касается только небольшого (по отношению ко всему населению России) слоя научно-технической интеллигенции. Резкое падение престижности научного и инженерного труда, особенно среди молодежи, отток студентов, внутренняя и внешняя эмиграция способных молодых людей из научно-технической сферы в коммерческие структуры и за границу глубоко трагичны для будущего страны.

Российскому обществу крайне нужны точки опоры – моральной, нравственной и психологической – в виде некоего постоянства прогнозируемых действий. Подобного рода опорой и общества и власти могла бы служить Российская Академия наук с ее научными институтами и коллективами, которая, как удачно заметил математик, академик Ю. Осипов, «инвариантна» по отношению к изменяющимся внешним условиям.

Тем страннее слышать со стороны, казалось бы, интеллигентных людей, что Академия наук устарела, ее – де надо кардинально реструктурировать, еще лучше – ликвидировать как пережиток «проклятого прошлого». Всю науку предлагается по западному образцу сосредоточить в университетах, а институты пустить в распыл – закрыв одну половину и отправив другую в свободное плавание по волнам «рыночной экономики». При этом забывают или не знают вовсе, что становление науки в России началось именно с академии, и только потом возникли университеты. Тогда как в Западной Европе, наоборот, сначала были университеты, вокруг которых уже стали группироваться школы ученых, затем составивших ядро европейских академий наук.

Зачем же отказываться от того, что многократно проверено жизнью и доказало свою пользу и эффективность? Это все равно, что призывать США или Германию вернуться к монархии только потому, что благополучные Швеция, Норвегия, Япония сохранили королей и императоров. Кроме того. Российская Академия наук – такое же достояние мировой культуры и цивилизации, как и ведущее свою историю со времен Исаака Ньютона Лондонское Королевское общество или основанная Ришелье Французская академия. Все российские лауреаты Нобелевских премий по физике, химии, экономике совершили свои выдающиеся открытия, работая в институтах РАН.

Система организации науки и образования в целях сохранения преемственности школ и поколений всегда должна быть немного консервативной. Революционные подходы здесь неуместны. Да и в любых преобразованиях следует соблюдать принцип Гиппократа «не навреди». Прежде чем реформировать модель организации науки, государство должно заявить ясную позицию относительно ее роли и места в обществе.

Непонимание руководством страны целей, места и роли науки в современном мире привело к драматически резкому сокращению расходов на нее. Надеюсь только, что мы все-таки постепенно выправим положение. Дело в другом. Как показали строгие математические модельные расчеты члена-корреспондента РАН С. Курдюмова и профессора Г. Малинецкого, есть некий критический порог финансирования науки и образования, ниже которого никакие вливания не приведут к полноценной отдаче обществу этих затрат. Система войдет в коллапс. Мы находимся уже вблизи этого порога. Не надо утешаться тем, что благодаря неимоверным усилиям ученых и конструктивной позиции ряда законодателей и госчиновников нам удалось вырвать увеличение бюджета на науку на 20 – 40 процентов. На самом деле требуется в 6 – 8 раз больше».

Конечно, все сказанное в статье Н. Платэ имеет место. Отражают действительность и упоминавшиеся выше модели, показывающие, что страна реально подходит к точке невозвращения и коллапсу науки. Вместе с тем, в статье говорится о трагических ошибках власти, тогда как на самом деле речь должна идти о несовместимости власти плутократии с подлинной наукой. Именно поэтому создаются тяжелые условия для научной работы, а Академия наук подлежит ликвидации.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх