Что стоит за лозунгом «гуманитаризации».

К настоящему времени процесс деградации в образовании касается практически всех его сторон и проводится под лозунгом гуманитаризации. О положении в школе с предметами естествознания говорится в статье В.Г. Разумовского[6]:

«Выжимание» предметов естествознания из учебного плана под лозунгом «гуманизации образования». В частности, на физику с астрономией бюджет времени был уменьшен в 7-11-х классах с 16 до 12 недельных часов, т.е. на 25%. В нашей нынешней девятилетке (основной школе) на изучение физики дается на один недельный час меньше времени, чем в семиклассном коммерческом училище царской России в 1913 году, когда о современном научно-техническом прогрессе, связанном с достижениями физики, и не помышляли[6]. От сокращения бюджета времени пострадала прежде всего наиболее ценная часть естественнонаучного образования: наблюдения явлений, опыты, лабораторные работы, практикум, решение задач. Во времена министра просвещения Михаила Алексеевича Прокофьева непременным требованием в преподавании физики было: 16% учебного времени использовать для проведения лабораторных работ и практикума школьников».

Эти работы давали возможность получения экспериментальных навыков, соблюдения техники безопасности, проведения исследований в коллективе. Но сейчас об отечественных методиках уже забыли и воспринимают их изложение как откровение, читая зарубежные журналы. Далее В.Г. Разумовский отмечает необеспеченность школы новыми учебниками, до сих пор до 60-70% школ работают по старым учебникам[6].

Из преподавания постепенно вытесняются гуманистические принципы русской литературы XIX и начала XX веков. Например, в статье И.И. Стрелковой[10] указывается:

«Из школьной программы выбросили Гончарова и его роман «Обломов», от лирики Некрасова оставили в 9-м классе три стихотворения, не попали, в программу Тютчев, Фет, Лесков. «Что делать» Чернышевского – только в отрывках, Шолохов – без «Тихого Дона». Булгаков и Пастернак не попали даже в списки произведений, изучаемых «по выбору».

В статье[10] рассмотрено также конкретное положение с преподаванием литературы в современной школе, где на нее отведено 108 часов в 11-м классе:

«В хрестоматии «Русская литература. XX век» («Просвещение», М., 1996). Максим Горький не стоит рядом с Буниным, Куприным, Андреевым. Его выдворили как «основоположника социалистического реализма» – в советскую литературу, в 20-30-е годы с рассказом «Страсти-мордасти». То есть в хрестоматию для школьников не попала классика XX века – «Фома Гордеев», «На дне», «Жизнь Клима Самгина». Зато включен отрывок из «Несвоевременных мыслей». Литературную критику там представляют журналисты, радио «Свобода», Вайль и Генис, со слов которых школьники должны усвоить, что Михаил Булгаков изменил течение русской литературы, и она «перестала стремиться к непосредственному воздействию на общество». В этой хрестоматии вместо прозы Пришвина – отрывок из его дневника, Леонид Леонов – две с половиной страницы публицистики военных лет, нет «Тихого Дона», и Шолохов представлен небольшим рассказом… Зато в классики XX века включили Анатолия Приставкина, Василия Аксенова, Феликса Кривина…

Эта школьная хрестоматия – весьма колоритная иллюстрация того, как «советскую литературу» заново поделили на писателей «советских» и «несоветских», связав накрепко, по определению Кожинова, идеологию и творчество, на этом основании началось преувеличение литературной значимости тех, кого можно причислить к «антисоветским». А тем, кто не укладывался в такую примитивную схему, приписали «несоветские» помыслы. Например, Бабелю, Пастернаку, Платонову».

В школе сокращаются часы на отечественную литературу, историю, географию и русский язык. В статье [16] отмечалось, что в начальной школе на одном уроке проходят Ледовое побоище и Куликовскую битву. Предлагается отменить на выпускных экзаменах сочинение по литературе, по которому всегда можно было судить не только о знании самого предмета, но и об уровне развития выпускника.

На первый план выдвигается изучение английского языка, которому должно быть посвящено столько же часов, сколько всему естествознанию. Смысл выдвижения английского языка на первый план заключается в том, что все должны говорить на языке колонизаторов. На национальных окраинах должны забыть русский. В Якутии и Чукотке велась подготовка к тому, чтобы сделать их частью американского рейха. В печати можно встретить утверждения, что именно поэтому, туда поехал губернатором Р. Абрамович.

Был введен целый ряд новых дисциплин. К их числу, например, относятся граждановедение, риторика, основы безопасности и жизнедеятельности (ОБЖ). И это не единичные новые дисциплины, наблюдается насыщение преподавания в школе мелкими предметами, однодневками. За черное десятилетие число предметов увеличилось примерно в 2 раза, а во многих школах их число достигает 33 – 35. Это приводит к перегрузкам, растрате учебного времени и крайней поверхностности знаний.

Проблема школьных учебников обсуждается в общественно-политическом журнале Федерального собрания – парламента РФ сегодня[17]:

«На заседании Госсовета острой критике подверглись школьные учебники. Особенно убедителен был Егор Строев. "Сегодня у нас в связи с альтернативным подходом к обучению для школьников рекомендуется около 600 наименований различных учебников. Зачем столько, если мы ведем речь о едином государственном стандарте образования в России? – говорил он. – История советского периода практически исчезла из школьных программ. В недавно изданном в Воронеже учебнике истории даже написано, что Вторую мировую войну выиграли США при поддержке России.

А вот несколько примеров из учебников и пособий, рекомендованных Министерством образования России для наших школ. Скажем, пособие по математике для начальных классов Григория Остера (1990 г.), тиражом 150 тысяч экземпляров, содержит, в частности, вот такие задачи:

«У Вани было 50 копеек. Он подошел к Васе и отнял у него 3 рубля 50 копеек. Потом подошел к Коле и отнял у него 5 рублей 60 копеек, потом – к Феде и отнял 8 рублей 70 копеек. Но тут к Ване подошел старшеклассник и отнял у него вдвое больше денег, чем тот отнял у Васи и Коли, вместе взятых. Сколько денег осталось у Вани?»

Еще один перл. «Третьеклассник Федя купил в школьном буфете стакан компота и пошел мыть руки. В это время в буфете находились 9 первоклассников, и каждый из них плюнул в Федин компот по 3 раза. Сколько раз плевали первоклассники в Федин компот?»

Вот такие, с позволения сказать, «содержательные» задачи предлагается решать нашим детям!»

Воистину цинизм деятелей Министерства образования не знает границ. Говорят, сам Г. Остер создавал своего рода пародии. Но суть дела в том, что эти пародии стали учебным пособием в соответствии с общим направлением деятельности реформаторов, – превращением образования в пародию на него.

В течение черного десятилетия заметно изменились и ценностные ориентации учащихся. Авторы исследования[16] анализируют стремления учащихся, сформировавшиеся за годы учебы:

«К чему они мысленно стремятся за годы учебы? На вопрос «кем ты хочешь стать?», второклассницы отвечают: «женой миллионера». В шестом или седьмом классе добавляется желание стать «банкиром» (!). Такие ответы достаточно характерны для основной массы учащихся, мысли и волевой настрой которых (если они имеются) направлены на достижение определенного («благополучного») социального статуса и с содержанием обучения и получаемых знаний напрямую не связаны. В современной России, в условиях резкого ограничения социальной мобильности и доступа основной части населения к материальным и культурным ценностям, подобные жизненные устремления молодежи заведомо недостижимы и лишь дезориентируют ее в жизни».

Таким образом, под лозунгом «гуманитаризации образования» проводится постепенная деградация преподавания научно-естественных дисциплин, отказ от гуманистических традиций русской литературы, извращение истории России, дезориентация молодежи.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх