«Реформа образования» и ее цели.

Для тех, кто осуществляет контроль над Россией, эволюционные темпы деградации интеллектуального потенциала страны представляются недостаточными. Поэтому на повестке дня появился вопрос о безотлагательном проведении «реформы» образования. Сегодня СМИ представляют дело таким образом, что все люди в нашей стране делятся на тех, кто за реформы и тех, кто против реформ. Но, прежде всего, надо разобраться, за какие реформы вообще надо выступать, и не направлена ли деятельность «реформаторов» к уничтожению интеллекта страны. Ряд аспектов планируемой реформы образования обсуждался в публикациях [4,5,18] «Независимой газеты» и сборника [19].

В статье И. Шарыгина[18] рассмотрена аргументация «реформаторов»:

«Утверждение, что система российского образования, как и все прочее, оставшееся от советской власти, нуждается в серьезном реформировании, объявляется сегодня аксиомой, а аксиомы, как известно, не доказываются. Вот наши руководители и их советники и не утруждают себя доказательствами. «Вы, конечно, понимаете, что наше среднее и иное образование необходимо реформировать», – говорят нам. И мы смущенно бормочем: «Да, конечно, понимаем, но…»

А вот я не понимаю, зачем надо реформировать школьное образование в России, и, в частности, его математическую часть. Более того, процессы, происходящие сегодня в школьном образовании, – это вовсе не реформы, а разрушение. Что же касается конкретно школьного математического образования России, то здесь можно сказать, что происходит разрушение одного из значимых научно-культурных достижений человечества XX столетия. И этот процесс может иметь самые печальные последствия для земной цивилизации. И если что и нужно сегодня образованию, так это несколько лет стабильности – стабильности учебных программ, планов и учебников. Стабильного, а попросту, соответствующего закону финансирования, и достойного вознаграждения за труд учителя. И никаких радикальных реформ. Но реформы уже запущены».

И.Ф. Шарыгин отмечает, что, в принципе, реформы нужны, поскольку мир меняется. Однако образование по своей природе относительно консервативно. Необходима преемственность, и обновление не должно превышать определенных процентов.

Другой аргумент реформаторов – сделать так, как в «цивилизованных странах», полностью несостоятелен, поскольку образование в России было одним из лучших в мире и намного превосходило большинство так называемых «цивилизованных» государств.

Тогда во имя чего это делается? В статье И.Ф. Шарыгина отмечаются три качественных момента[18]:

«Идейные сторонники реформ в образовании главной своей целью ставят изменение менталитета русского народа. Такие заявления я сам читал в газетах. Это геноцид в чистом виде. Здесь следует заметить, что у любой системы есть характеристики, которые в принципе не подлежат изменению, и любая попытка их изменить может привести к уничтожению самой системы. При этом сами эти характеристики могут быть не так уж и значимы. Простейший пример: нельзя России перейти на левостороннее движение, не уничтожив наш автопарк и не потеряв много жизней».

«Второе предположение. Рыночники и прагматики видят в образовании огромный лакомый кусок: тут и движимость и недвижимость, земля и недра, люди и интеллект, неограниченные возможности для «пиара» любого цвета. И этот кусок остается неприватизированным или почти неприватизированным. Чем, рискуя жизнью, заниматься переделом собственности, лучше осваивать новые «плодородные земли». А для начала заявить, что эти земли истощены, обесценены, и их надо перепахать. Старая схема – сначала обанкротить, а затем приватизировать – может сработать еще раз».

«Существует также версия, разделяемая многими компетентными людьми, что определенные круги на Западе, победившие в холодной войне, чтобы сделать эту победу окончательной, ставят сегодня в качестве основной стратегической задачи разрушение системы образования России. Что касается конкретно России, то полезно лишить ее такого важнейшего стратегического ресурса, как образование. Российское образование до сих пор востребовано на внешнем рынке. Образованная Россия с ее неисчерпаемыми природными ресурсами – соперник не просто опасный, но непобедимый».

В статье С.И. Валянского [20] конкретизируются положения статьи [18] и выделяется, по-видимому, главный момент:

«Цель у реформы есть. И она проста. Нам неоднократно говорили, что вокруг образования, «в тени», вращается более миллиарда долларов.

Вот слова одного из разработчиков реформы Клячко Т.Л., директора Центра образовательной политики высшей школы экономики:

«Все, что мы делали, это хотели снизить платность в нашем образовании и хотели ее по возможности легализовать. Потому что до тех пор, пока она под ковром, она не контролируема, она может быть любой. Я хочу вам сказать, что сейчас репетиторам в московские вузы платятся суммы, которые достаточны для 3, 4, а иногда и 5 лет официального платного обучения. И тем не менее они платятся для того, чтобы ребенок только в этот вуз поступил. Я могу привести цифры». (Стенограмма конференции «Реформа школы: за и против» 22 февраля 2001 года).

Так вот, цель проводимой реформы – «легализовать» эти потоки и пустить их в «нужном направлении». В реформе содержится идея легализации деятельности общественных учреждений по привлечению средств и легализация всех видов денег, циркулирующих в системе образования. Говоря нормальным языком, предполагается узаконить все взятки и поборы, которые существуют в системе образования.

А все разговоры, затеянные по поводу этой реформы, лишь обычная пиар-акция для достижения своих целей».

В основе этих целей – ускорение процесса сознательного ухудшения качества образования. Развертывается подготовка реформы образования, которая должна привести к необратимой его деградации. В документе[21], который часто называют доктриной Грефа, основные задачи этой реформы сформулированы следующим образом:

«Поддержка вхождения новых поколений в глобапизованный мир, в открытое информационное сообщество. Для этого в содержании образования должна занимать центральное место коммуникативность: информатика, иностранные языки, межкультурное обучение».

Разработан и план конкретных мероприятий: 12-летнее обучение, введение единого экзамена, всеобщее тестирование, замена учебного заведения учебной организацией, постепенная ликвидация бесплатного обучения.

Все эти задачи и планы «реформ» вряд ли нуждались бы в особых комментариях, если бы не массированная обработка населения с помощью СМИ, которые идут на прямую подмену понятий. Ведь фактическая цель реформ – уничтожение интеллекта страны. Под флагом гуманизации фундаментальность образования заменяется нагрузкой паразитическими предметами. На первый план выдвигаются не интересы России, а интересы глобального мира, не знания, а понимание приказов «цивилизованных» людей, которые должны отдаваться на английском языке. Действия в области «образования», направленные на изменение менталитета, влекут за собой изменение целеполагания молодежи, с которым связан рост потребления наркотиков, проституции, педофилии, преступности. Вводя под флагом борьбы с коррупцией при поступлении в вузы единый экзамен в виде теста, руководители образования отнюдь не собираются с ней бороться. «Надо делиться», – фактически говорят они работникам вузов.

Можно отметить и другие социальные последствия действий «реформаторов». Так, сокращение в несколько раз количества часов на естественнонаучные предметы означает в перспективе лишение страны квалифицированных преподавательских кадров, создание нового отряда безработных и обездоленных. А ведь такие кадры создаются десятилетиями. Поэтому результат планируемого тотального разрушения образования окажется необратимым.

Говоря о финансово-имущественных аспектах «реформы», отметим, что фактически речь идет о смене форм собственности. Так, в числе других предложений в проекте реформ есть одно, на первый взгляд не очень существенное: учебные заведения (учреждения) переименовать в учебные организации. Согласно статье[18]:

«На деле же это означает смену формы собственности. В системе образования начнут плодиться многочисленные акционерные общества с очень ограниченной ответственностью, а само Министерство образования превратится в очередного монстра-монополиста. Что-то вроде РАО ЕС (Российское Акционированное Образование, Единая Система), а руководящие работники министерства в одночасье станут крупными собственниками».

В интервью ректора МГУ академика В.А. Садовничего отмечается^]:

«Изменение юридического статуса университетов (вместо «государственное учреждение» – «образовательная организация») может привести к их приватизации. Организация – это учредительство. А если к числу учредителей кроме государства допустить юридические и физические лица, то откроется возможность превращения государственных вузов в частные. Это опасно, в свою очередь, тем, что учредители будут решать, что выгодно в данный момент университету, а что нет. Например, модно ныне быть менеджером и совсем не популярны физики, поэтому я, хозяин, и решу, что физический факультет сегодня мне можно закрыть. Но вся беда в том, что завтра я его уже не смогу открыть – будут потеряны кадры, время, то, что называется научной школой. Таким образом, можно быстро разрушить всю систему образования».

Реформы не только дают возможность приватизации образования и обогащения на детях, но и открывают широкое поле для криминала. Вот как пишет об этом И.О. Шарыгин[18}:

«Вот, например, интересная, но опасная тема: школьные учебники. Деньги здесь прокручиваются столь огромные, что известны случаи заказных убийств людей, связанных с изданием учебников. Да и сама возможность разрабатывать и проводить реформы образования, на что выделены и уже расходуются значительные средства, создает дополнительные условия для коррупции.

Очень любят чиновники от образования также различные частные структуры, точнее, некоторые из них. Так, например, некое ЗАО «Образование для всех», состоящее из двух мало кому известных человек, пользуется давним и открытым покровительством со стороны сразу двух крутых ведомств: Московского департамента образования и Министерства образования и регулярно получают от них весьма ответственные и выгодные заказы. В настоящий момент это ЗАО по поручению высшего руководства Министерства образования занимается разработкой нового содержания школьного образования. Надо отдать должное мастерству разработчиков этого нового содержания. Если судить по проекту, они смогли придумать такое содержание, при котором в проигрыше оказываются абсолютно все предметы».

В «Комсомольской правде» помещена злободневная заметка на тему, как сколачиваются состояния на школьных учебниках[22]:

«Ярославль. Здесь родители покупают лишь половину учебников. Стоит это аккурат 500 рублей… Ульяновск. Последний раз бесплатные учебники в школьные библиотеки поступали в 1994 году. Ростов-на-Дону. Бюджет Ростовской области оплачивает только 2% стоимости учебной литературы для учащихся. В результате наживаются книжные пираты. Цена на учебники на рынках Ростова превышает цену издательства в 2-3 раза. В этом году рекорды побил учебник «Физика» 10-й класс Касьянова – его стоимость достигала 250 рублей».

Аналогичная картина приводится и для других городов. Огромными тиражами выходят учебники в издательстве «Дрофа», в котором заправлял уголовный авторитет, арестованный в г. Ейске. Следует также отметить, что сейчас миллионы подростков школьного возраста не могут посещать школы или учатся без учебников. Многие родители не в состоянии их приобрести. Это особенно касается сельских школ, где подчас один учебник приходится на 10 человек.

Иногда кажется, что изобретательности «барыг» нет пределов. В статье[23] рассказывается о ситуации в Москве, где имеются школы, не имеющие аккредитации и не имеющие права выдавать аттестат зрелости, и для их выпускников закрыта дорога в государственные вузы.

Отметим, что введение единого вступительного экзамена в тестовой форме неизбежно приведет к значительному усилению коррупции при поступлении в высшие учебные заведения, поскольку процесс в значительной мере станет неконтролируемым.

В результате резкого снижения уровня образования дети, обучающиеся в обычных школах, уже не смогут в будущем поступать в вузы. Это смогут сделать только ученики элитных заведений, имеющие возможность вносить значительную плату за образование. То есть, фактически планируется лишение права на образование низкооплачиваемой части населения (около 70-80 %).

Это в школе, а о том, какие процессы идут в вузах, говорится в статье С.И. Валянского[20]:

«Частные, то есть платные, вузы являются замечательным примером того, как коммерциализация растлевающе влияет и на студентов, и на преподавателей, и на администрацию. Преподаватели совершенно не стремятся передать какие-то знания студентам – все равно те сдадут все экзамены, не выгонять же их: они же платят деньги. Более того, есть прямой резон учить студентов плохо: за каждую пересдачу экзамена или зачета со студентов берут деньги. Поскольку преподавание в коммерческом вузе – вещь прибыльная, преподаватели ведут ожесточенную борьбу друг с другом за часы, курсы, места: подсиживают, интригуют, натравливают на «недругов» (конкурентов) студентов, а бывает, что и нанимают громил. Зав. кафедрами норовят избавиться от «не своих» и набрать друзей и знакомых (пусть и с низкой квалификацией), которые были бы в результате обязаны своими местами зав. кафедрами, зависели от них (а бывает, что поступление на работу заранее оговаривается условием выплаты зав. кафедрой ежемесячной «ренты» от преподавателя).

В результате именно частные платные вузы превращаются в заповедники обмана, мошенничества и финансовых махинаций. Проверка, недавно проведенная в 62 регионах страны и затронувшая 657 платных вузов, показала, что закон нагло и грубо нарушается в 651! («Учительская газета», 1999, №31). В небольшом вроде бы уральском городе Златоусте комиссия городского собрания обнаружила целых 13 негосударственных платных вузов. Зачем так много? А затем, что в большинстве своем это оказались натуральные фирмы «Рога и копыта»: лицензий они не имели, «дипломы» их нигде и никем не признавались – но денежки со студентов эти вузы получали исправно.

В образовании происходит то же самое, что и в добывании дохода в нефте- и газодобыче, РАО ЕЭС. Присваивается рентный доход, который возникает в результате использования авторитета и достижений советского образования».

Фактически идет общая линия на ликвидацию бесплатного образования.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх