Рис. 3. Динамика депопуляции в России за 1992-2001 гг.

То же самое можно сказать и о роли курения. И в этом случае Россия потребляет табака на душу населения меньше, чем большинство стран Европы и США. В связи резким снижением промышленного производства Россия имела более благоприятные экологические показатели, чем большинство стран Европы. С началом реформ экономическое положение большинства населения резко ухудшилось. Подушевое потребление опустилось на уровень начала 60-х годов. Однако тогда смертность в России была самой низкой среди развитых государств мира. И бедность не может рассматриваться как причина сверхсмертности. Основа всего – неизвестный фактор X.


Механизмы депопуляции.

Когда анализировали физическую жизнеспособность населения, обычно упускали из виду, что она тесно связана с нравственным и эмоциональным состоянием общества. Больной дух ведет к болезням тела. Это предмет эпидемиологии духовности – науки о массовых духовных процессах, протекающих в обществе[2]. Она включает в себя изучение взаимосвязи демографических процессов с явлениями в духовной сфере, неблагополучие в которой действует не только на психическое состояние и личность человека, но и на его здоровье. Говоря о России, И.А. Гундаров отмечает[2]:

«Начало либеральных реформ в России характеризовалось активными духовными процессами: попыткой смены традиционного мировоззрения, изменением критериев добра и зла, внедрения новых социальных ориентиров и нравственных ценностей. В их основе лежала идеология индивидуализма и стяжательства, внушения чувства исторической вины, национальной ущербности, цивилизационной отсталости».

Все это было чуждым отечественной культуре, и послужило причиной сильного стресса. Происходила глубинная психологическая реакция отторжения, которая сопровождалась ростом смертности. В книге Гундарева предлагается использовать в качестве индикаторов негативной духовности уровень самоубийств и убийств [2]:

«Первые отражают безысходность, потерю смысла жизни, вторые – агрессивность, озлобленность. Суммарную величину духовного неблагополучия характеризует общая преступность. С 1986 г. по 1995 г. уровень самоубийств в России поднялся на 79%, убийства выросли в 4 раза, грабежи и разбои – в 6 раз, суммарная преступность – в 2,2 раза. В 1999 г. число лиц, совершивших преступления, составило 1 млн. 717 тысяч человек».

На рис 4, где представлена динамика преступности и смертности в России, видна четкая их корреляция, указывающая на единый причинный фактор – нравственно-эмоциональное состояние общества.

На это же указывают данные по психическим заболеваниям, приведенные в статье М.М. Решетникова[3]:

«На протяжении последних 15 лет в России отмечается беспрецедентный рост психопатологии (с 1985 г. – в 2,5 раза), что в целом, с учетом глобального социально-экономического кризиса, естественно. Хотя эти цифры явно занижены. По данным экспертов ВОЗ количество психопатологии в России превышает ее уровень в других европейских странах в 4-6 раз. Значительную часть (до 60%) этой психопатологии составляют личностные расстройства, требующие не психиатрической, а психотерапевтической помощи».

Весьма показательны приведенные в этой статье данные по структуре психических и психосоматических заболеваний. Они четко говорят об определяющей роли духовного неблагополучия.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх