10.3. Программа ускорения вымирания.

Подрыв здравоохранения.

Ряд ведущих западных политиков выступал с заявлениями о том, что для России достаточно иметь население в 50 млн. человек (см., например,[14]). По-видимому, существующие темпы уничтожения русского народа представляются им недостаточными и требуют ускорения. В отличие от периода «перестройки», когда провозглашенная программа экономического ускорения окончилась крахом, программа ускорения вымирания населения России успешно выполняется.

«Реформаторы» фактически организовали погром буквально всех сфер жизни и деятельности людей: промышленности, сельского хозяйства, науки, образования, здравоохранения. Все это сопровождалось кампаниями массовой дезориентации населения. Так, в пропаганде ликвидации крупных хозяйств и замены их фермерскими умалчивалось, что, если бы страна была переведена только на труд фермеров, то наступил бы массовый голод и вымирание населения, подобное африканскому.

Результатом действий «реформаторов» стало разорение России, нарастание государственного долга, потеря средств, сокращение бюджета. С большим трудом изыскиваются средства даже для покрытия самых срочных и неотложных расходов. Прежде всего это коснулось факторов, обеспечивающих здоровье населения. О последствиях планируемой реформы здравоохранения говорится в статье Медведевой и Шишовой[13]:

«Готовится, а частично уже и реализуется реформа здравоохранения, сводящаяся, в конечном итоге, к лишению большинства российских граждан бесплатной высококачественной медицинской помощи… А ухудшение медицинского обслуживания в современных российских условиях неизбежно приведет к резкому росту смертности, которая и без того приняла характер эпидемии. По оценкам экспертов, реформа здравоохранения может в ближайшем будущем сократить население нашей страны на две трети».

До наступления черного десятилетия население нашей страны имело большой запас прочности: нормальное питание, бесплатное здравоохранение, прекрасно организованная санитарно-эпидемиологическая служба, высокий уровень медицинских исследований. Непосредственным следствием деятельности коллаборационистов стал резкий рост инфекционных заболеваний, таких, как туберкулез, гепатит, СПИД. В газете «Версия» приведены данные о размахе эпидемии СПИДа[21]:

«Главный инфекционист Санкт-Петербурга Аза Рахманова недавно сообщила, что Россия впереди всей планеты по темпам распространения инфекции. По словам доктора Рахмановой, каждый год число новых случаев увеличивается в геометрической прогрессии, при этом большинство заболевших – люди в возрасте от 15 до 29 лет. Если же говорить об абсолютных цифрах, то на сегодняшний день количество заболевших составляет 147 тысяч».

В газете «Московский комсомолец» рассмотрена принимающая эпидемический характер заболеваемость туберкулезом, основным источником которой стали места заключения[22]:

«Сегодня в России количество заключенных, больных активным туберкулезом, составляет 90 тыс. человек. Мы знаем страшную статистику: 23-кратное превышение заболеваемости туберкулезом в УИС против среднероссийских показателей. Это означает, что большинство россиян подхватывает палочку Коха именно в следственном изоляторе. Затем они получают свой срок и отправляются в зону – хорошо, если специализированную, туберкулезную, где их начинают лечить».

Автор статьи, побывавшая в туберкулезной зоне Воронежской области, говорит об условиях содержания заключенных. «Живут зэки в комнатах на 75 человек. В ЛИУ-6 при норме 760 обитателей содержится сейчас 957 человек. Перелимит – самая нерешаемая проблема российских тюрем. Правда о том, чтобы спать в три смены, как в следственных изоляторах, речи не идет: у каждого свое место и постель с белым бельем».

Начальник учреждения так характеризует контингент заключенных:

«А вот был у меня мужчина пожилой, лет за 70. Посмотрел я его дело – два мешка семечек украл, стоили они 200 рублей. А он больной весь. За лошадками у нас смотрел, не мог без них. К вечеру валился с ног. Вы подумайте: первая судимость, дряхлый туберкулезный старик – и влупили 4 года. За семечки».

Отмечает, что, хотя в туберкулезной зоне лечат лучше, чем на воле, но и люди заражаются в 23 раза больше, чем на свободе. А на изоляторы всегда нет денег:

«Нет у нас и принудительного лечения от туберкулеза, а значит, заражают мирных граждан бывшие зэки, которые, подхватив хворь за решеткой, не успели вылечиться от нее. Ежегодно на свободу выходит до 30 тыс. больных туберкулезом! В Москве таких больных – бывших заключенных – до 60%. Учитывая, что один больной с активной формой туберкулеза может заразить до 10 человек (чихнул пару раз в автобусе – и готово), можно представить, какую бомбу замедленного действия мы уже получили.

Фтизиатры на все лады твердят о грядущей эпидемии туберкулеза в стране, а кто их слышит? Россия потихоньку заражается туберкулезом и чахнет. И никто не думает останавливать эту мясорубку».

В течение черного десятилетия непрерывно шел процесс резкого ослабления служб санитарно-эпидемиологического надзора, от которых зависят жизнь и здоровье миллионов людей. Заработная плата их сотрудников, даже после объявленного повышения, остается ниже прожиточного минимума[23].

Происходит массовое снижение иммунитета. Число восприимчивых к заболеваниям лиц возрастает вследствие недостаточного питания (у четверти населения России отмечается систематическое недоедание), недостатка витаминов, отсутствия полноценного отдыха, состояния стресса, ухудшения экологической обстановки.

Резкий взлет цен на лекарства и ряд медицинских услуг сделал их для значительной части населения малодоступными. Наблюдается нехватка лекарств в больницах. Из-за рубежа идет в значительной степени бесконтрольный ввоз лекарств, в том числе недоброкачественных. Принятое в свое время решение о снятии контроля с лекарств США открыло возможности ввоза устаревших лекарств, не находящих сбыта в США (в частности, обладающих побочным действием, не проявляющемся в течение некоторого периода).

О бизнесе на здоровье людей, который приобретает огромный размах, пишет «Комсомольская правда»[24]:

«Бизнес на лекарствах по масштабам и прибыльности сопоставим только с торговлей оружием. Россияне ежегодно съедают таблеток и порошков почти на 4 млрд. долларов. А оружия мы продаем за рубеж в 2000 году на 3,8 млрд. долларов. На нефтяном и алкогольном рынке денег крутится больше, но прибыль там куда жиже. Больше половины стоимости литра бензина и бутылки водки государство в виде акцизов забирает в казну. А фармацевты до последнего времени пользовались беспрецедентными налоговыми льготами, которые в результате оседали в карманах аптекарей, перекупщиков и чиновников. Как подсчитали эксперты, по пути от заводских ворот до прилавка каждая таблетка в России дорожает в среднем на 85%. А порой навар перекупщиков достигает 600 – 800% Таких торговых накруток нет ни в одной другой отрасли»

В той же газете помещена заметка о людях, потребляющих лекарства[25]:

«Единственно, за что ручаются чиновники, – от налоговых новшеств льготники не пострадают. Петровна, хотя и хроник, но в число льготников не попала. Вот и путешествует по аптекам в поисках, где дешевле. Тем, кто помоложе и здоровьем покрепче, тоже не легче. Случись подхватить простуду, – за 10 таблеток импортного аспирина придется раскошеливаться на 135 целковых. Понадол и колдрекс тянут еще на 150 рублей, столько же нужно отдать за терафлю. Впору припомнить бабушкины рецепты и лечиться чаем с вареньем да шерстяными носками. «И все-таки у меня еще не так худо, – философствовала Надежда Петровна по дороге домой. – Моей соседке зубной врач гепатит С занес. Теперь целый год ей колоться».

О ситуации с фальсификацией лекарств говорится в газете «Совершенно секретно»[26]:

«Каждое посещение аптеки с некоторых пор неприятно вдвойне. Сначала было страшно, взглянуть на ценники, где и без того немаленькие суммы постоянно и неуклонно сменялись еще большими. Теперь к этому прибавилось опасение приобрести вместо лекарства фальшивку».

Распространение фальшивых препаратов, наносящих серьезный ущерб здоровью, непрерывно растет. В настоящее время их производство приняло массовый характер. Однако, как отмечается в [26]:

«До сих пор ни один из фальсификаторов лекарств не был наказан. Провести расследование, найти исполнителя злого умысла, довести дело до суда – все это в отечестве пока невозможно в принципе. Даже если пациент погибает, получив вместо антибиотика пустышку, его смерть стараются списать на обстоятельства болезни, не упоминая, что человек стал жертвой изготовителей лекарственной фальшивки. Поскольку эти очевидные преступники таковыми у нас не считаются».

В эпидемиологическом плане возникают новые пути распространения заболеваний: массовые миграции населения на территории СССР, поток беженцев, завоз инфекций из неблагополучных стран Африки и Азии, размножение крыс и насекомых – переносчиков болезней за счет антисанитарного состояния городов.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх