Внешние предпосылки.

Еще в начале 80-х годов ничто, казалось бы, не предвещало катастрофы – разрушения и расчленения СССР. Страна имела огромные природные ресурсы и крупные достижения во всех областях. За полвека мирного времени были накоплены значительные богатства и налажено передовое производство. Ряд научно-технических результатов значительно опережал мировой уровень. Существовал высокий уровень социальной защиты населения: общедоступное здравоохранение и образование, занимавшее ведущие позиции. СССР был одной из двух сверхдержав, его экономика занимала второе место в мире. Был создан военный паритет и обеспечена безопасность государства.

Вместе с тем, возник и ряд объективных и субъективных трудностей. Это – ориентация на сырьевые ресурсы, торможение внедрения научных достижений, перекосы в организации выпуска товаров массового потребления. Можно также отметить сверхцентрализацию, подавление инициативы, негибкие планы, образование теневой экономики. Однако эти трудности не имели определяющего значения. В целом, уровень экономики был достаточно высок, могли решаться практически любые технические задачи, прямое военное нападение на СССР было невозможным.

Предпосылки катастрофы были заложены в духовной сфере. Начиная с августа 1948 г., США вели информационно-психологическую войну против СССР. В основе этого медленного процесса, рассчитанного на 40 лет, лежал принцип вируса – постепенное внедрение в управляющие партийные структуры и идеологию[1]. Решающую роль играла пятая колонна – идеологи КПСС, в результате действий которых идеология была законсервирована, а в качестве критериев истины использовались высказывания классиков марксизма, иногда столетней давности. Осуществлялось мощное воздействие извне, в частности концентрированные пропагандистские акции США.

Одновременно проводилась духовная изоляция СССР. В свое время операция «Сталин» расколола коммунистическое движение. На рубеже 60-х годов была спровоцирована ссора с Китаем, ранее ближайшим союзником. В Европе на первый план вышел еврокоммунизм (см. гл.2), идеологические постулаты которого выдвигались как альтернатива советскому пути [2]:

«Демократический социализм, социализм со свободами, демократия, многопартийность, разделение властей, гражданское общество, бюрократическая система, регулирование экономики через рынок, волюнтаризм бюрократической плановой системы, уравниловка, интервенция в Чехословакию, советская империя, тоталитаризм, номенклатура и т.д. Это – ключевые слова, которые встречаются в речах Джорджи Наполитано, Дубчека, Каррильо, Клаудина, Адама Шаффа, Аганбегяна или Михаила Горбачева и т.п.

Разумеется, не только еврокоммунизм повинен в кризисе коммунистического движения и разрушения СССР. Однако еврокоммунизм означал сдачу стратегических позиций, имевших для коммунистов фундаментальное значение. Эта сдача вызвала идеологический хаос, интеллектуальную и политическую прострацию».

Модель еврокоммунизма, основанная на индивидуализме, была гибельна для российской цивилизации, базирующейся на принципах солидарности и справедливости. Она была гибельна и в экономическом плане, поскольку вела к распаду сложившихся структур и переходу на сырьевой путь развития. Однако с точки зрения рядового человека в СССР, еврокоммунисты были свои – представители братских партий. В информационно-психологическом плане они предлагали альтернативный путь развития – переход от «тоталитаризма» к «социализму с человеческим лицом», который уже победил в «цивилизованном мире». Таким образом, здоровые, патриотические силы в КПСС оказались фактически в изоляции.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх