Внутренние предпосылки.

Внутри страны шла постепенная ликвидация духовных скреп общества. Во-первых, полным ходом шел распад идеологии, ранее объединявшей людей. «Пятая колонна» – идеологи КПСС – превратили научный коммунизм в пародию на науку. Понятие коммунизма: каждому по потребностям – у многих вызывало улыбку. Пропаганда носила нарочито примитивный характер. Выпускались вызывающие отторжение заведомо лживые книги, типа «произведений» будущего великого перестройщика В. Коротича про западное общество, или такие бессодержательные книги, как «Научный коммунизм». Во многом благодаря усилиям верхушки идеологов организуется так называемое диссидентское движение. Черной краской идеологи КПСС мазали советское прошлое страны. Это вело к разрыву поколений, к духовной изоляции большинства населения от своего прошлого, от своих отцов и дедов. Попытки исправить положение, организовать дискуссии и обсуждения подавлялись, людей делавших такие попытки, высылали из страны (например А.А. Зиновьева). К середине 80-х годов уже можно было говорить о критической ситуации в сфере общественного сознания.

Во-вторых, происходит изменение ориентации «элиты» – управленческого слоя и связанной с ним интеллигенции. В этой «элите» формируются силы, направленные на изменение существующего строя. Сюда, прежде всего, относился высший партийный аппарат КПСС, игравший «руководящую и направляющую» роль. В результате постепенного разложения верхушки КПСС, обюрокрачивания, отрыва от масс, сращивания определенной ее части с теневиками образовалась аппаратная сетевая структура, где все были повязаны друг с другом в масштабах страны. Однако, имея власть, представители этой структуры не имели возможностей жить как «лучшие люди» Запада. Возникло стремление – конвертировать власть в деньги.

Руководящие структуры комсомола в позднем СССР превратились в трамплин для пути наверх. В это время в них были такие колоритные фигуры, как Ходорковский, Кириенко, Басаев, Радуев. В период перестройки высшим принципом руководства ВЛКСМ стал принцип – делать деньги любыми способами.

Массовую базу недовольных составили дезориентированные жители больших городов, представители интеллигенции. Движущей силой стал определенный слой «лишних» людей. Многие из них характеризовались духовным бесплодием, пустотой, имитацией деятельности; выступали как завистники, приспособленцы, прислужники у начальства. Говорили одно, думали другое, делали третье. Кроме того, все более широкий круг людей, в том числе и рабочий класс, начинал жить идеалами общества потребления. Проводилось сопоставление с уровнем жизни среднего класса, с широким ассортиментом товаров потребления в ведущих странах Запада.

В-третьих, разрушалось единство общества. Как известно, во время Великой Отечественной войны существовало единство народов СССР. Все участвовали в отпоре гитлеровскому нашествию, только ничтожная часть людей поддержала оккупантов. В ходе развернутой впоследствии информационно-психологической войны США вели продуманный, дифференцированный подход, специфический для каждой национальности. Было организовано вещание на каждом из основных языков народов СССР.

Внутри страны проводился целый ряд мероприятий, способствовавших раздроблению единой цивилизации. Так, в союзных республиках было создано понятие титульной нации, к представителям которой постепенно переходило все большее количество постов, должностей, механизмов влияния. Принадлежность к титульной нации, заменившая деловые качества, использовалась с целью вытеснить предшественника, занять теплое место. Внутри ряда республик на первый план выходят представители определенных кланов. Создаются свои элиты по национальному и региональному признаку. При нарастающем духовном распаде на первый план выдвигаются национальные взаимосвязи (а также клановые, региональные, криминальные и т.п.).

Идеологи КПСС, начиная со времен Хрущева, вели пропаганду на тему изгнанных народов среди крымских татар, ингушей, чеченцев, карачаевцев, калмыков, немцев Поволжья. Как известно, эти меры были приняты в целях безопасности в сложнейших условиях военного времени. С тех пор прошло много лет, но число публикаций по тематике «сталинской депортации» нарастало быстрыми темпами[3]. Чем дальше, тем больше раздувались национальные противоречия. В ноябре 1989 г. Верховный Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению и обеспечении их прав».

Для подрыва государства использовался также метод дозированных ограничений – негласных правил относительно занятия определенных должностей, в частности по отношению к евреям, а также к лицам, имевшим изъяны в анкетах. С одной стороны, возникало их отчуждение, с другой – такие люди были удобны для работы в номенклатурном аппарате, поскольку не могли составить конкуренцию начальству. Постепенно их число в аппарате росло, между ними устанавливались взаимосвязи и взаимопомощь. Так, на Западной Украине в составе местных органов власти была существенно большая концентрация людей, придерживавшихся сепаратистских взглядов, чем в среднем, а в правящих кругах прибалтийских республик к концу перестройки концентрация людей, настроенных на отделение от СССР, была намного выше, чем среди населения страны в целом.

Таким образом, возникли условия для смуты. В соответствии с общей схемой С.Ф. Платонова[4] (ср. гл. 2) смута началась с действий правящей верхушки, в данном случае высшей номенклатуры КПСС, за которыми последовала дезориентация масс.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх