Поток событий. ГКЧП.

17 марта 1991 года был проведен референдум о судьбе СССР. Несмотря на воздействие СМИ, 76% участников референдума высказались за сохранение СССР. Результаты вызвали глубокое беспокойство на Западе[10,11]. Важно было не дать опомниться. Развитие дальнейших событий идет по новому ускоренному варианту. Начинаются выборы Президентов союзных республик. 12 июня на заседании Верховного Совета Президентом России был избран Б.Н. Ельцин. Одновременно, несмотря на четко выраженную волю народа, команда Горбачева, выполняя волю своих хозяев, начала так называемый новоогаревский процесс (по имени населенного пункта Новоогарево) по подготовке нового союзного договора суверенных государств. Предполагалась реализация положений о приоритете республиканских законов перед союзными, о системе налогов, согласно которой республика решает – сколько средств и когда выделять Союзу, о переходе всех предприятий под республиканскую юрисдикцию.

Подготовка к развалу Советского Союза вступила в заключительную стадию. В конце июля с кратким визитом в Москве побывал Президент США Дж. Буш, во время которого он имел встречу «без галстуков» с Горбачевым, который дал отчет о событиях в стране. Это было за три недели до пресловутого «путча». (Детали событий «путча» содержатся в книгах В. Павлова[12] и И. Фроянова[10].)

Подписание союзного договора было назначено на 20 августа 1991 г. Пять союзных республик заявили о готовности его подписать. Нарастала угроза расчленения страны. 3 августа состоялось заседание Кабинета министров СССР под председательством Горбачева. На нем он заявил, что не нужно драматизировать, ситуация под контролем, никому не позволим развалить страну, и если потребуется, введем чрезвычайное положение. На следующий день 4 августа он вылетел в Крым на отдых в Форос. В интервью Г. Янаева утверждается, что инициатором введения чрезвычайного положения был Горбачев[10]. Еще в конце 1990 г. именно Горбачев дал поручение подготовить варианты введения чрезвычайного положения в стране. Конкретное решение о его введении и создании Государственного Комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) было принято 18 августа после посещения Горбачева в Форосе, где делегация будущих руководителей ГКЧП, опираясь на высказывания Горбачева от 3 августа, предложила ввести чрезвычайное положение. О содержании разговора Г. Янаев говорил в беседе с В. Трушковым[13]:

«На предложение ввести ему чрезвычайное положение он ответил, что сам в этом участвовать не будет, но вы должны срочно созвать Верховный Совет и действовать. С этим они и прилетели вечером 18 августа. А Горбачев знал не только о создании ГКЧП, но и хорошо представлял, кто в него войдет. Он во время беседы 18 августа сам написал все наши фамилии на листе бумаги».

В состав ГКЧП вошли: Г.Янаев – вице-президент СССР; Д.Язов – министр обороны СССР; О. Бакланов – зам. председателя Совета обороны; В. Крючков – председатель КГБ СССР; В. Павлов – председатель Кабинета министров СССР; Б. Пуго – министр МВД СССР; А. Тизяков – председатель Ассоциации госпредприятий промышленности, транспорта и связи; В. Стародубцев – председатель Крестьянского союза СССР. Их активно поддержали: В. Варенников – зам. министра обороны СССР, главком сухопутных войск; В. Болдин – руководитель аппарата президента СССР; О. Шенин – член Политбюро и секретарь ЦК КПСС; В Генералов – начальник охраны Президента СССР; Ю. Плеханов – начальник Управления охраны КГБ СССР.

По существу, в состав ГКЧП вошло высшее руководство СССР. Все было в их руках: вооруженные силы, МВД, КГБ, все спецчасти, весь партийно-государственный аппарат, сочувствие большинства населения на периферии. Всего, по данным опросов, ГКЧП поддержало более 60% населения. Призыв Ельцина провести всеобщую политическую стачку против ГКЧП никто не поддержал, не бросило работу ни одно предприятие. Но произошло непонятное: 21 августа члены ГКЧП вновь полетели к Горбачеву, и чрезвычайное положение было отменено. Об этих странностях пишет Ю.И. Мухин[9]:

«Даже отдельные эпизоды поражают. Скажем, ежу понятно, что поддержку ответственных решений обозначают демонстрациями народа. ГКЧП берет власть в августе 1991 г. при полной реальной поддержке подавляющих масс населения СССР (референдум это показал). Почему ГКЧП не вывело на улицы городов ходя бы членов КПСС и трудовые коллективы? Почему сразу же вывело войска, показав, что боится народа? И, главное, ну вывели войска, но зачем надо было немедленно сообщать, что войскам не выданы боеприпасы? Чтобы противник ГКЧП мог без труда собрать толпы зевак якобы в свою поддержку, и этим зевакам не было страшно?»

По-видимому, результат ГКЧП был тщательно просчитан, все действия заранее известны. Суть событий ГКЧП хорошо иллюстрирует небольшой отрывок из романа А. Толстого «Петр I», где описывается подкоп под бастион при осаде Азова[14]:

«В середине сентября инженер Адам Вейде донес, что подобрался уже под самый бастион, и рабочие в подкопе слышат какой-то шум: не ведут ли турки контрмину? тогда все дело пропало. Заложили восемьдесят три пуда пороху. Отдали приказ по войскам готовиться к приступу. Тремя пушечными выстрелами оповестили рабочих и солдат. Петр поджег шнур и побежал в глубь лагеря. Турки бросились со стен за внутренние укрепления. Стало необыкновенно тихо. Только каркали вороны, летя за Дон. Внезапно под стеной крепости земля поднялась бугром, раздался тяжелый грохот, из распавшегося бугра взлетел, раскидываясь, косматый столб огня, дыма, земли, камней, бревен, и через минуту все это начало валиться на русские окопы. Дунул горячий вихрь. С шипеньем неслись горящие бревна до середины лагеря. До полутораста солдат и стрельцов, два полковника и подполковник были убиты и поранены. На войска напал неописуемый ужас. Когда развеялась пыль, увидели нетронутые стены и на них бешено хохочущих турок».

Это – наглядный образ ГКЧП и результатов его действий. В условиях начала массового недовольства населения Горбачевым была заложена контрмина, которая привела к подавлению сопротивления. Однако многое остается неясным и до сего времени





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх