Начало экспроприации.

Укрупненный анализ приватизированных ведомством Чубайса, в числе первых 500 крупнейших предприятий России, на чековых аукционах приводит к ошеломляющим выводам. Из 500 крупнейших предприятий России около 80% продано на аукционах по цене менее 8 млн. долларов каждое. Из них цена 324 заводов (из 500) составила менее 4 млн. долларов США в среднем за одно предприятие. «Уралмаш» (34 тыс. рабочих) продан за 3,72 млн. долларов. Челябинский металлургический комбинат (35 тыс. рабочих) – за 3,73 млн. долларов. Ковровский механический завод, обеспечивающий стрелковым оружием всю армию, МВД и спецслужбы (10,6 тыс. рабочих), – за 2,7 млн. долларов. Челябинский тракторный завод (54,3 тыс. рабочих) – за 2,2 млн. долларов. Для сравнения – средняя хлебопекарня в Европе стоит около 2 млн. долларов, средний колбасный завод швейцарского производства – 3,5 млн. долларов, цех по разделке леса и выпуску вагонки швейцарского производства – 4,5 млн. долларов. Команда Чубайса обменяла Челябинский тракторный завод на хлебобулочное производство.

Продажа Госкомимуществом 500 крупнейших предприятий производилась в пожарном порядке, судорожно стремясь уйти от контроля процесса приватизации Государственной Думой. После начала работы Государственной Думы в январе 1994 г. до 1 июля 1994 г., т.е. за 6 месяцев были проданы 284 предприятия, в то время как за 12 месяцев 1993 г. проданы 110 предприятий. При этом 12 самых крупных предприятий (с ценой более 37 млн. долларов) проданы под занавес ваучерной приватизации (за 6 месяцев 1994г.).

Оценка одного рабочего места флагманов российской промышленности тысячекратно занижена. Так, на АвтоВАЗе одно рабочее место чубайсовцы оценили в 81 долл., на ГАЗе – 244 долл., на «Уралмаше» – 109 долл., на Челябинском металлургическом заводе – 105 долл. В то же время фантастически завышались цены на рабочие места в редакциях газет (не путать с издательствами), гостиниц и магазинов. Так, в редакции газеты «Известия» с 310 работающими одно рабочее место оценено в сумму более 50 тыс. долл. (один журналист «Известий» эквивалентен по стоимости 331 рабочему ЗИЛа согласно подельникам Чубайса). В Петровском пассаже – 46 тыс. долл.; в 5-этажном корпусе гостиницы «Центральная» в Москве – 32 тыс. долл… Как видим, Чубайс и его иностранные «советники» все поставили с ног на голову – производящие реальные товары предприятия с огромной машино- и энергооснащенностью имеют грошовую стоимость рабочих мест, а предприятия сферы обслуживания с конторским оснащением имеют стоимость рабочих мест в десятки тысяч долларов. Это сделано искусственно с целью скупки огромных заводов спекулятивными структурами, так называемыми стратегическими собственниками из «новых русских» или подставными фирмами, за спиной которых спрятались иностранные фирмы. Так, подставная фигура Тимофеев Василий Юрьевич из Тюменской области заплатил 2 млрд. 200 млн. рублей и скупил 210 млн. акций РАО «Газпрома», а грузин Каха Бендукидзе купил 51% акций завода «Уралмаш» и стал абсолютным хозяином крупнейшего оборонного завода, решая сейчас единолично судьбу 34 тыс. рабочих завода. Контрольные пакеты акций Братского и Красноярского алюминиевых заводов за средства сомнительного происхождения скупили эмигранты из СССР братья Черные, ныне граждане Израиля. «Прихватизация» алюминиевой промышленности переросла во всероссийский скандал.

Цены оборонных предприятий по настоянию американских советников Чубайса были специально занижены. К примеру, эксперт ГКИ американец Д.Хей, связанный с ЦРУ, через подставную российскую фирму «Граникс» купил опытный завод НИИ «Графит» и 30% акций Московского электродного завода и стал хозяином уникального оборонного комплекса, производящего стратегический графит для военного ракетостроения. Как фактический хозяин этих предприятий Д.Хей настоял на том, чтобы НИИ «Графит» отказался от оборонного заказа Военно-Космических сил России, но принял американский заказ.

Приватизация по Чубайсу нанесла колоссальный ущерб обороноспособности страны. Реальная стоимость проданных предприятий, если оценивать по самым минимальным оценкам рыночную стоимость аналогичных предприятий США и Западной Европы – более 1 триллиона долларов США. А шокотерапевты продали по указанию заокеанских хозяев всего за 7,2 млрд. долларов, что, как минимум, в сто пятьдесят (150!) раз дешевле. Нажились и местные дельцы путем искусственного занижения цен предприятий. К примеру. Останкинский мясокомбинат в 1990-1992 гг. закупил новейшее импортное оборудование на сумму более 35 млн. долл., а весь комбинат, включая это оборудование, приватизирован за 3,1 млн. долл. Сводная картина представлена в таблице 1.

Таблица 1. Группировка проданных предприятий по стоимости.


Налицо грабеж России, но это только начало. За годы перестройки, реформ и приватизации экономика России, еще недавно занимавшая по основным экономическим показателям второе (после США) место в мире и первое место в Европе, отброшена на десятилетия в разряд слаборазвитых стран.

Национальный доход в 1996 г. по сравнению с 1985 г. сократился почти в 3 раза, объем промышленного производства – более чем в 5,5 раза, сельского хозяйства – почти в 4 раза, производство продовольствия – почти в 5,5 раза; капитальные вложения упали в 3,5 раза, импорт сократился в 2,8, а экспорт – более чем в 1,5 раза, почти в 3 раза упала доля России в мировом объеме производства. Зато за этот период поставлен абсолютный мировой рекорд по росту цен и инфляции – в 1700 раз и снижению уровня жизни – более чем в 2 раза. Разрушены все отрасли экономики как производственной, так и непроизводственной сфер, снижено количество врачей и больничных коек, учащихся и студентов, исчезли кинотеатры, резко упал тираж газет, расцвели спекуляция и воровство, возродилась безработица.

В рамках намеченной Западом стратегии «гарантированного технологического отставания России» приватизаторы использовали целую совокупность мероприятий. Отметим, в частности:

– разрушение кооперативных связей между предприятиями;

– распродажу предприятий некомпетентным дельцам-спекулянтам и иностранным фирмам, не заинтересованным в развитии производства;

– дробление крупных предприятий, НИИ, КБ на десятки мелких с целью извлечения сиюминутных выгод от распродажи имущества;

– сознательную ориентацию конверсии оборонных предприятий на производство невостребованной продукции;

– скрытую интервенцию иностранного капитала с целью подрыва обороноспособности и экономики России.

В результате рассматриваемого этапа приватизации были в значительной мере парализованы все отрасли промышленности, катастрофически упали объемы производства, тысячи квалифицированных кадров выброшены на улицу, возникли кризис неплатежей и невыплаты зарплаты, астрономически увеличились издержки производства. В 1996 г. число приватизированных предприятий составило около 120 тысяч, или 57 % их общего числа, а приватизаторы, подбираясь к немногим оставшимся государственным предприятиям, искусственно организовывали их банкротство.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх