Промышленность строительных материалов.

В промышленности строительных материалов, по данным официальной статистики, во втором квартале 1995 г. было приватизировано 78,9% от общего числа предприятий. На негосударственных предприятиях было занято 79% трудящихся. По итогам 1996 г. негосударственные предприятия произвели практически весь объем строительных материалов по стране, т.е. приватизация практически завершилась.

Производство цемента сократилось за годы реформ и приватизации почти в 5 раз, «достигнув» уровня 50-х годов. Это ли не доказательство неэффективной приватизации не только в цементной промышленности, но и у главного потребителя – в строительстве. Заводы розданы за символическую плату, как, например, завод «Сухоложскцемент» в Свердловской области, где работало на момент приватизации (июль 1993 г.) более 2 тыс. человек, был оценен в 1 млн. 832 тыс. долларов, или по 880 долларов на одного трудящегося.

Производство сборных железобетонных конструкций в 1996 г. упало по сравнению с доперестроечным временем в 5,5 раза, многие заводы ЖБК простаивают, превращаются в склады, а в ряде случаев – в свалки. Уровень производства 1996 г. «достиг» половины уровня 1965 г. Предприятия стройматериалов приватизировались не только по явно заниженным ценам, но и с грубыми нарушениями законности. Примером тому может служить поступивший от Санкт-Петербургской региональной комиссии анализ приватизации ПО «Победа» немецкой кампанией «Кнауф».

Весьма показательной в 1996 г. явилась работа стекольной промышленности, где производство за годы перестройки и реформ, особенно разгосударствления – приватизации, систематически из года в год падает. За 1996 г. произведено 46,4 млн. кв. метров стекла, что в 3,3 раза ниже российского уровня в доперестроечный период, и опустилось до союзного уровня 1940 г…

Разваливаются приватизированные подотрасли промышленности строительных материалов: добыча нерудных стройматериалов, производство кирпича и других стеновых материалов, плиток керамических и так далее, что является естественным следствием общего упадка промышленности, инвестиций и строительства.


Легкая промышленность.

Российская легкая промышленность практически полностью парализована нашествием на страну импортного ширпотреба, с которым не в силах конкурировать практически полностью приватизированная (более чем на 90%) отрасль. Падение производства за перестроечные годы составило 97%. Выпуск продукции сократился более чем в 10 раз, в том числе по подотраслям: текстильная и трикотажная – в 12,6 раза, обувная – в 11,4 раза! Сократился выпуск предметов потребления: магнитофонов – в 26 раз, телевизоров – в 13,5 раза, стиральных машин – почти в 5 раз, холодильников и морозильников – в 3,2 раза.

За один 1996 г. выпуск хлопчатобумажных тканей уменьшился на 18%, шерстяных – на 30%, шелковых – на 32%, трикотажных изделий – на 44%, чулочно-носочных изделий – на 26%, обуви – на 30%. Приватизаторы разрушили отрасль, призванную одевать и обувать население России, под предлогом реформ, структурной перестройки и обещаний сделать каждого россиянина зажиточным собственником. Результатом беспрецедентного спада производства стало многократное снижение доли текстильной и легкой промышленности в валовом внутреннем продукте (ВВП) с 25 до 3%, а в доходной части бюджета с 26,4% в 1991 г. до 2% в 1996 г. В числе банкротов в минувшем году оказались такие крупнейшие предприятия, как павлово-посадский «Текстиль», «Даниловская мануфактура» в Москве, санкт-петербургский «Красный маяк», «Ундольская мануфактура» Владимирской области и десятки других предприятий бывшего «ситцевого края».

В текстильной области – положение отчаянное. Работники отрасли, главы администраций Московской, Владимирской, Костромской, Тверской и Ярославской областей совместно с руководством отрасли неоднократно обращались к президенту, председателю правительства РФ, в Минфин и другие инстанции с просьбами о помощи и предлагали конкретные решения, однако все эти инстанции оставались глухими или отделывались отписками. Ивановская область пошла на закупки узбекского хлопка на английском (?!) рынке. По заявлениям владимирского губернатора, область в результате рыночных реформ и приватизации полностью истощена, по уровню безработицы она занимает 3-е место в России, а по доходам населения – на 60-м.

Предприятия легпрома одевали и обували не только гражданское население, но и армию, флот, МВД, погранвойска и службу безопасности. И в этой области нависла серьезная угроза, так как в бюджете на «вещевое обеспечения армии и флота» выделено лишь 20% от потребности. Заказы вещевого имущества для силовых министерств, снизились с 1 тыс. наименований до 86. Практически вырисовывается следующая картина: комплект полевой формы – один на пятерых, пара солдатских сапог – одна на десятерых и один комбинезон на сто танкистов. По данным Минобороны, военнослужащие обеспечены полевыми костюмами на 15%, зимними – на 22%. На грани закрытия АО «Полет» в Иванове, выпускающее различные виды парашютных систем, и московское объединение «Вымпел», готовящее снаряжение для спецназа.

Тяжелый кризис в легкой промышленности влечет за собой не только обнищание людей, но и создает предпосылки к тому, чтобы Россия осталась не только без промышленности, армии и флота, без обороны, но и без одежды и обуви, раздетой и разутой. К этому ведут сознательно.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх