Цепочка преступлений.

В целом приватизация означала тотальное разграбление России, присвоение всех ее богатств ничтожной по численности группой людей. Она привела к катастрофическим социально-экономическим последствиям. Нанесен громадный ущерб всем отраслям экономики, науки и культуры, подорван оборонный потенциал страны. Государственная собственность распродана за бесценок банкам, мафиозным структурам и агентам иностранных государств. Основная масса населения страны отброшена в нищету, непрерывно сокращается продолжительность жизни. Число жертв приватизации превышает потери России в гражданской войне и потери в Великой Отечественной войне. Потери от крушения экономики превышают более чем в 20 (!) раз суммарные доходы российского бюджета за 1996 г. и в 2,5 раза потери в Великой Отечественной войне. Доходы же бюджета от приватизации за 1992-1996 гг. составили смехотворную сумму – 0,15% суммарных бюджетных поступлений. В среднем по 70 млн. руб. (1,3 тыс. долл. США) «приватизирован» каждый из 125,4 тысячи объектов государственной собственности.

Вместо инвестиций в производство, отечественные «приватизаторы» вывозят нечестно нажитые баснословные капиталы в зарубежные банки (за 1991-1996 гг. вывезено более 300 млрд. долл.). Иностранные «инвесторы» скупают стратегически важные объекты ведущих отраслей экономики, причем новые владельцы не заинтересованы в ее развитии, а напротив, способствуют полной деградации. МВФ и Всемирный банк, которые якобы инвестируют Россию, фактически продают нам же украденный у русского народа капитал 300 млрд. долл., да еще с процентами.

Социально-экономические потери от приватизации и разрушения экономики превысили 9500 трлн. рублей в ценах 1995 г. В 1996 г., доля государственного сектора в общем объеме производства составила менее 15%, а в таких отраслях, как черная металлургия – 1,2%, химическая и нефтехимическая промышленность – 13,2%, топливная промышленность – 9,1%, пищевая промышленность – 12,8% и т.д.

Крестный отец приватизации А. Чубайс обещал превратить всех в рантье. Ими действительно стали три категории населения: директора, банкиры и посредники. Директор завода официально получает зарплату, в 100 раз большую зарплаты квалифицированного рабочего, а посредник и банкир в 250-300 раз. Они быстренько скупили по дешевке акции трудовых коллективов, воспользовавшись бедственным положением большинства простых трудяг. Сначала многомесячные задержки зарплаты, потом заманчивые предложения продать акции – вот и готов новоявленный рантье. Если посмотреть на итоги их трудов, то обнаружится любопытная закономерность: практически никто не занимается собственно производством. Чтобы снижать издержки и повышать производительность труда, нужно хорошо знать производственный цикл и постоянно думать. Куда легче урывать сиюминутные куски за счет распродажи оборудования.

В ряде публикаций и выступлений последнего времени говорится: да, все, что случилось, – несправедливо, но это делалось по тогдашним законам, поэтому можно подвести черту. Однако законы, указы и постановления того времени самым грубым образом нарушались. Выше был приведен большой набор конкретных фактов массового беззакония, относящихся ко всем регионам страны и всем отраслям народного хозяйства. Речь идет о цепочке преступлений.

К числу преступных деяний Госкомимущества относится скупка иностранными фирмами и иностранным капиталом (через подставные фирмы) конкурентоспособных предприятий и отраслей промышленности России. Так, на многих предприятиях оборонной, авиационной, алюминиевой, золотодобывающей отраслей промышленности контрольные пакеты акций оказались в руках иностранных фирм.

В беззаконных действиях ГКИ использовались заведомо искаженные данные по государственной собственности. Так, в реестре ГКИ в 1996 г. значились лишь 121 госпредприятие и 700 акционерных обществ ВПК, в то время как, по данным Миноборонпрома России, их было 500 и 1200 соответственно. То же относилось и к государственной собственности, находящейся за рубежом. Между тем поступившие в Генеральную прокуратуру РФ материалы свидетельствовали о фактах ее утраты (в Монголии, США и других странах) путем перерегистрации в частные предприятия.

Следует выделить произвол ГКИ в отношении интеллектуальной собственности, которая при приватизации не учитывалась или оценивалась по остаточной стоимости. В результате плоды творческих усилий научных коллективов оказалась в руках лиц, скупивших за бесценок акции высокотехнологичных, наукоемких производств, в основном сосредоточенных на предприятиях ВПК. Такое же положение сложилось и в других отраслях, где интеллектуальная собственность при приватизации даже не включалась в уставный фонд. Характерным примером может служить акционирование СКБ экспериментального оборудования Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем, разрабатывающего и производящего системы жизнеобеспечения космических полетов. Была резко занижена оценка стоимости интеллектуальной собственности, включавшейся в уставные фонды. Затем она была продана за бесценок, что привело к неполучению бюджетом средств, во много раз превосходящих сумму, полученную от приватизации.

Составной частью криминальных действий Госкомимущества было дробление производственных мощностей, их распродажа по частям, разрушение социальной инфраструктуры, разворовывание народного достояния. После приватизации предприятия оказались без финансовой помощи, поддержки и вынуждены были брать кредит у банков под грабительские (до 250% годовых) проценты. Каждое крупное предприятие ранее имело большую инфраструктуру (жилье, детские садики, подсобные хозяйства, котельные и т.д.). Все это постепенно растаскивалось.

Целая цепочка беззаконий связана, как известно, с РАО «ЕЭС России». Это началось с явного обмана при продаже акций, когда свыше 60 физических лиц купили акции на суммы от 400 млн. до 5 млрд. рублей. Справки об источниках доходов у них не спрашивались будто бы потому, что эти лица действовали по доверенностям работников системы РАО «ЕЭС России», аккумулируя их средства, и не подлежат внесению в реестр акционеров, т.к. выступают по поручению. Но на практике все они включены в реестр акционеров, а работники, сдавшие им средства, остались ни при чем.

Госкомимущество создавало криминальную среду. Его представители практически открыто получали вознаграждения в акционерных обществах, что способствовало бесконтрольному использованию государственного имущества, а иногда и его утрате. Характерный пример: начальник отдела приватизации предприятий торговли и сферы обслуживания Госкомимущества России Марголин А.Л., будучи представителем государства в акционерных обществах «Автотрактороэкспорт» (АТЭКС) и российско-швейцарского торгового АО «Садко», получил в обществе «Садко» заработную плату в размере 160 млн. руб., а также неоднократно выезжал в командировки в Бельгию, Швейцарию за счет указанных фирм. При проведении приватизации широко использовалась коррумпированность государственных и муниципальных служащих, их сращивание с коммерческими структурами, фактически игнорировалось законодательство.

Все это только отдельные фрагменты из громадной совокупности творившегося в то время беззакония. Но это не был набор случайностей. Приватизация по Чубайсу была тщательно разработана зарубежными советниками и изначально носила криминальный характер.

Во-первых, Верховный Совет РФ утвердил именной принцип приватизации, т.е. каждому гражданину РФ должен был выдаваться ваучер, на котором стояла его фамилия. Это давало возможность контроля как со стороны государства, так и со стороны самих граждан и общественных организаций. Летом 1992 г., когда депутаты Верховного Совета разъехались на каникулы, Чубайс через С. Филатова собрал Президиум Верховного Совета, отменил именной принцип, утвердил безымянный анонимный ваучер и разрешил печатание 150 млн. таких ваучеров. Эта акция носила противозаконный характер, так как Президиум ВС не имел права изменить закон о приватизации. Когда депутаты вернулись из отпусков, весь тираж безымянных ваучеров был готов, на что был затрачен не один десяток миллионов долларов. Депутатов обрабатывали поштучно, и в итоге они проголосовали за изменение закона о приватизации, придав видимость законности манипуляциям Чубайса.

Во-вторых, на кампанию СМИ по навязыванию ваучеров были затрачены десятки миллионов долларов, полученных Россией в качестве кредитов от МВФ и Всемирного банка для проведения реформ. Эти миллиардные кредиты, разграбленные олигархами, Россия возвратила за счет налогов, которые собрали плутократические правительства Гайдара, Черномырдина, Кириенко с населения России. И это было второе ограбление населения в процессе приватизации.

В-третьих, беспрецедентная по масштабам пропагандистская кампания создавала дымовую завесу над процессом насильственного ограбления населения России. Фактически обманным путем, обещанием стать обладателем двух автомашин «Волга» и пожизненно получать дивиденды от этих ваучеров, Чубайс на деле насильственно заставил поставить свою подпись в журнале учета при получении ваучера каждого гражданина РФ. Никто не понимал, что, ставя свою подпись в журнале учета получения ваучеров, каждый гражданин юридически передавал право распоряжения своей долей национального богатства СССР Чубайсу и другим российским плутократам. Получив это право, плутократы воспользовались им для тотального ограбления страны.

Была разработана схема спекулятивных манипуляций с ваучерами, которая включала семь стадий: 1) безымянный ваучер; 2) подпись гражданина за получение ваучера как юридический акт передачи права распоряжения своей долей государственного имущества Чубайсу; 3) ЧИФы как подставные фирмы-однодневки, через которые плутократы обманули граждан; 4) обмен ваучеров на многократно заниженные акции российских предприятий; 5) скупка акций за государственные кредиты; 6) появление новых собственников (плутократов) предприятий; 7) новые эмиссии акций предприятий с целью ликвидации мелких акционеров. В этом суть глобального мошенничества, проведенного Чубайсом, Гайдаром и другими плутократами. И это преступление не имеет срока давности.

В-четвертых, искусственное занижение официальной балансовой стоимости российских предприятий с целью скупки за бесценок плутократами также является преступлением. Россию, как жертвенное животное, повалили, и хищники-плутократы бросились на ее растерзание.

В-пятых, борьба плутократии с российским народом, закончившаяся переделом народной собственности и закабалением людей, носила характер необъявленной гражданской войны. Ее существование фактически признал глава ФСБ С. Степашин, отвечая на вопрос депутата В.А. Лисичкина, во время отчета в Государственной Думе в 1995 г. Для отвлечения внимания была развязана первая чеченская кампания 1994-1996 гг. Когда основные жирные куски народной собственности поделили, появился «миротворец» А.И. Лебедь, вскормленный олигархом Гусинским, и чеченская война была искусственно закончена.

В 90-е годы в качестве средства борьбы с противниками грабительской приватизации использовались заказные убийства государственных и местных чиновников, депутатов, хозяйственных руководителей, которые также на совести Чубайса, Гайдара и всех реформаторов-плутократов. Это коснулось ряда государственников и патриотов в разных ветвях власти и слоях населения, вне зависимости о партийной принадлежности. Так погибли борцы с преступной приватизацией депутаты Мартемьянов (КПРФ), Скорочкин (ЛДПР), Рожин (ЛДПР), помощники депутатов Слободанюк, Константинов, зверски избиты и чудом выжили Панов, Крючков и Герасимов.

Жестокая борьба происходила на законодательном уровне. Была разработана альтернативная чубайсовской Программа народной приватизации, при которой каждому гражданину в Сбербанках открывались личные приватизационные счета, на которые зачислялись суммы, эквивалентные его доле в национальном богатстве России. Эти суммы граждане могли использовать только на покупку акций нормально оцененных предприятий. Такая схема приватизации, защищавшая интересы 150 млн. человек, была отклонена Госдумой усилиями «Выбора России» и «Яблока». Другой крупной акцией было внесение группой депутатов законопроектов по признанию незаконными актов приватизации 500 крупнейших предприятий, начиная с «РАО ЕС», «РАО Газпром», нефтяных, металлургических и других крупнейших предприятий и заканчивая крупными гостиницами г. Москвы. Эти законопроекты усилиями Председателя Госдумы купленного коммуниста Рыбкина И.П. тех же антинародных фракций не были даже приняты к рассмотрению.

Во второй Думе была создана специальная комиссия по анализу итогов приватизации и персональной ответственности за ее негативные последствия. Глава комиссии коммунист М. Ганеев пошел по пути И. Рыбкина. Вместо продвижения законов об отмене актов приватизации крупнейших предприятий России и национализации базовых отраслей народного хозяйства и кредитно-финансовой системы комиссия изучала зарубежный опыт участия трудящихся в управлении предприятиями. Профессор Ганеев забыл, что самый богатый опыт в этой области был в Советском Союзе. Закон о национализации так и не был принят. Ну а третья Дума уже превратилась в обслугу плутократии.

Такова общая картина преступного проведения приватизации. В ее основе лежала анонимность ваучеров, которая открыла широкий путь к махинациям через так называемые чековые инвестиционные фонды (ЧИФ), мгновенно созданные Чубайсом, Гайдаром и др. На федеральном уровне среди них выделялись Первый ваучерный и Альфа-капитал. Губернаторам было предоставлено право создавать региональные ЧИФы. К примеру, губернатором Краснодарского края был назначен В. Дьяконов, известный в народе как «Вася-унитаз», который создал ЧИФ «Приват-инвест», бесславно и скандально закончивший свою деятельность. Все эти многочисленные ЧИФы, сыгравшие роль фомки – инструмента грабителей-приватизаторов, лопнули как мыльные пузыри, оставив с носом 147 млн. российских граждан. На образовавшейся пене в течение 1993-1995 гг. взросла паразитическая популяция «новых русских», которые, как утверждали многие, на самом деле отношения к русским не имели. Это олигархические семьи Ходорковского, Гусинского, Березовского, Авена, Смоленского, Малкина, Гольдовского, Невзлина, Фридмана, Чубайса, Алекперова, Сафина, Гайдара, Евтушенкова, Ресина, Орджоникидзе и других. Только в Москве насчитывается более десятка тысяч долларовых миллионеров. А по России их уже более 100 тысяч. Сформировалась плутократия, власть плутов, захватившая в свои преступные сети 145 млн. российских граждан и высасывающая силы, кровь и соки оболваненных жертв. К середине 90-х годов финансовая и информационная власть полностью переходит к небольшой группе сверхбогатых людей – олигархов.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх