Организация коррупции.

В результате нашествия преступной мафии Запада, поддерживаемой, как отмечалось на примере Рича, руководством Израиля и США, установились тесные контакты между высшими должностными лицами России и респектабельными американскими мошенниками. Именно Рич был их идеологом. Однако представители МОП – мафиози были только одним из отрядов американского десанта, организовывавшего криминальную власть в России. Как отмечал В. Полеванов[3]:

«Янки «при дворе царя Бориса» просто кишели. Высокооплачиваемые, в большинстве своем американские, «эксперты», «консультанты», просто лазутчики из спецслужб и «фондов» чувствовали себя как дома. И предводителем миссионеров был некто Джонатан Хей».

Джонатан Хей – представитель Гарвардского института международного развития (ГИМР), через который американское Агентство международного развития в помощь российским рыночным реформам перевело огромные суммы (за 1992-1996 гг. – 1,16 млрд. долл.). Значительная часть этой суммы разошлась на выплаты комиссионных гонораров за «консалтинг», статьи, «лекции», и прочие щедрые выплаты «нужным» людям – из иностранцев и аборигенов[3]. О деяниях доктора экономики Джонатана Хея, говорится также в статье И. Савельевой[4]:

«Хей с 1994 года возглавлял представительство Гарвардского университета в России и одновременно занимал должность советника при руководстве Госкомимущества, а потом и Федеральной комиссии по рынку ценный бумаг. Хей был причастен к разработке планов приватизации крупнейших российских компаний. В его руках сосредоточивалась вся информация о приватизационных аукционах, их предполагаемых участниках, о заявленных государством ценах на свою собственность, а также все сведения о рынке ГКО».

Как отмечается в статье[5], такие действия, называемые использованием инсайдерской информации в целях личного обогащения, караются в уголовном порядке в США и большинстве развитых стран мира. Только в России до сих пор не существует закона, карающего за утечки инсайдерской информации, хотя скандалы на этой почве бывали грандиозные. В работе [5] приведен пример массового обогащения государственных чиновников, начиная с Кабинета министров едва ли не в полном составе, на кризисе ГКО (государственные краткосрочные обязательства), пользовавшихся тем, что им была доступна информация о колебаниях курса. По западным законам Д. Хей – уголовный преступник. Преступные действия совершили и другие деятели американского десанта в России, стоявшие за кулисами приватизации.

С участием американских представителей различных направлений (от спецслужб до мафиози) были разработаны методы тотального разграбления России. В их основе лежало создание системы всеобъемлющей коррупции. В ее организации значительную роль сыграл также МВФ. Проведение приватизации по рецептам МВФ стало мощным фактором криминального давления на общество и предметом кровавых разборок преступных группировок. Только за 1995-1996 гг. было выявлено свыше тысячи преступлений, связанных с приватизацией. Появился социальный слой «черных» предпринимателей, тесно связанных с криминалом. Постепенно на всех уровнях в России расширялись масштабы владения и распоряжения материальными ценностями преступными сообществами и связанными с ними группами коррумпированных чиновников[6]. О последствиях говорится в статье В. Бровкина[7]:

«Идея всеобщей ваучерной приватизации заключалась в создании в России класса собственников. Но эта цель не была достигнута. Во-первых, владельцы ваучеров ничего не получили за этот документ, во-вторых, директора, скупавшие ваучеры, стали фактическими владельцами предприятий. По причине отношения общества к ваучерной приватизации как к обману и беззаконию, директора не чувствуют себя полноценными собственниками. Они боятся, что все, что они присвоили, может быть отобрано по решению суда, и поэтому пытаются выдавить из своих предприятий как можно больше средств и затем уехать за границу».

Коррумпированность государственных и муниципальных служащих, их сращивание с коммерческими структурами, игнорирование ими законодательства приобрели массовый характер. Тем самым государственный и муниципальный аппарат переходил под контроль олигархов, сосредоточивших у себя основные денежные средства. В этом смысле коррупция стала движущей и животворящей силой общества плутократии.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх