ГКО.

Выход был найден в выпуске государственных краткосрочных обязательств (ГКО) с доходом, превышающим 100% в долларах. ГКО были введены в 1993 г. с целью латания бюджетной дыры, возникшей вследствие сокращения базы налогообложения. С помощью ГКО финансировался бюджетный дефицит. Но это не привело к финансовой стабильности. О последствиях введения ГКО говорится в статье В. Бровкина[7]:

«Пирамида ГКО поставила Россию на гибельный путь: страна рассчитывала на иностранные кредиты, которые не вкладывались ни в инфраструктуру, ни в производство, а шли на покрытие растущего дефицита, чтобы создать видимость развития рыночной экономики в России. Но это была всего лишь виртуальная экономика, как метко назвал ее один обозреватель. Это была лишь иллюзия для получения западного финансирования».

Более того, возникли тяжелые негативные последствия:

«Предоставление иностранцам доступа на рынок ГКО не привело к более низким процентным ставкам. Наоборот, это привело к спекуляциям на рынке ГКО, поскольку западные инвесторы стали активно скупать бумаги. Они скупали их по причине высоких процентных ставок в 20-60%, которые выплачивала Россия. Следовательно, стремящиеся к быстрому обогащению западные инвесторы способствовали не стабилизации развивающегося рынка России, а разрушению российской экономики, подталкивая ее к неминуемой катастрофе. Предприятия не получали никаких кредитов. Все средства, вырученные от продажи ГКО иностранцам, были в одно мгновение поглощены российскими банками. При таком высоком уровне прибыльности они не были заинтересованы в инвестировании в производство и вместо этого покупали еще большее количество госбумаг на кредиты западных инвесторов».

В результате все так называемые иностранные инвесторы, скупая ГКО, быстро разбогатели, фактически не инвестировав в промышленность России ни единого доллара. Когда пирамида ГКО рухнула в августе 1998 г., эти инвесторы буквально завопили, что они потеряли в России свои деньги, что в Россию нельзя инвестировать. Но это была откровенная ложь. Ни один из западных инвесторов не проиграл.

Один из авторов этой книги встречался в 1999 г. в Берне с вице-президентом банка «Кредит-Свисс», который входил в десятку мировых банковских гигантов и был одним из самых крупных игроков на российском рынке ГКО. Вице-президент этого банка стал жаловаться на российскую нестабильность и крупные потери его банка в России. «Мы потеряли в 1998 г. у вас 12 млрд. долларов», – с печалью в голосе заявил он. Но при этом утаил, что заработали на пирамиде ГКО с 1994 по 1997 г. 36 млрд. долл. Такая же картина и со всеми участниками пирамиды ГКО. А учителям, врачам, военным и другим бюджетникам в эти годы до 15-20 месяцев задерживали выплату зарплаты. Их деньги банки конвертировали в валюту и вывозили за рубеж.

Ситуация усугубилась действиями российских «реформаторов» по стабилизации рубля. Как указывается в статье [7]:

«Стабильный рубль означал зависимость от большего объема продаж ГКО для финансирования дефицита бюджета. Стабилизация рубля ради поддержания доверия инвесторов привела к самому большому бюджетному дефициту и самому большому внешнему долгу, какой когда-либо был у России, и это в период падения производства и сокращения инвестиций. Ни одна страна мира не сможет выстоять, выплачивая 60% по своим облигациям в период упадка внутреннего производства».

Вместо того, чтобы остановить рост ГКО, правительство Кириенко увеличило процентную ставку до 120%. Эта стратегия привела к неминуемому краху и потере миллиардов долларов. Таким образом, в результате рынка ГКО был создан огромный внутренний, а затем и внешний долг. Но зато ГКО дали огромную прибыль аппарату власти и олигархам.

Вообще, операции с долгами характеризуются сверхдоходами. Так, после развала СССР долги Внешэкономбанка (ВЭБ) российским импортерам были заморожены до 2008 г., а долги коммерческим банкам должны были погашаться с 1994 г. Были также выпущены долговые обязательства, так называемые вэбовки. Для превращения долгов в наличность будущий олигарх А.Л. Мамут придумал и реализовал простую схему, согласно которой долги госпредприятия приватизируются частной компанией, которая предъявляет счет государству. В 1993 г. он первым провел операцию взаимозачета с вэбовками через свой банк КОПФ (возникший из Компании по проектному финансированию). Как отмечается в статье [10]: «Самое удивительное, Минфин, где в то время «царствовал» нынешний премьер Касьянов, долги оплатил сполна, хотя мог выдать вэбовки. В итоге государство потеряло, а Мамут с партнерами заработали 8 миллионов долларов».

Согласно [10], предвыборная кампания Ельцина финансировалась по «схеме Мамута» за счет махинаций с вэбовками. Мамут также придумал и реализовал схему работы с индийскими долгами.

«В марте 1994 года он первым предложил правительству способ погашения индийских долгов через КОПФ. И, несмотря на то, что КОПФ определил стоимость рупии в 9,67 рубля вместо 48,37 рубля, правительство своим решением В4-П-2-04838 рекомендовало ВЭБу выделить на благое дело 1 млрд. рупий. «Маржа» КОПФа должна была составить как минимум 38,7 млрд. рублей».

Многочисленные займы и транши МВФ, МБ и других финансовых организаций в значительной степени разбазаривались и шли на удовлетворение нужд олигархов и власть имущих. О масштабах разграбления России говорит цифра бегства капитала за рубеж, составлявшая свыше 15 млрд. долл. в год.

Великий немецкий поэт Генрих Гейне, пораженный масштабами великого ограбления империи инков в Южной Америке, когда-то писал о конкистадорах: «Это были все такие: игроки, убийцы, воры. Нет людей без недостатков». Современные конкистадоры – завоеватели России,оставили далеко позади испанских колонизаторов.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх