«Быстрые деньги».

Положение в России быстро менялось. Стремительно разрушалась экономика, катастрофически снижался уровень жизни. Уделом людей, живущих честным, производительным трудом, стала беспросветная нищета. Даже ближайшее будущее становилось непредсказуемым. В этих условиях происходил объективный процесс приспособления общества с самоорганизацией новых структур на всех уровнях. Основой жизни стали «быстрые деньги», полученные любой ценой. Возникла криминально-плутократическая система управления, в основе которой лежали три фактора: коррупция, криминал, охранные структуры.

В государственном аппарате в качестве главного источника доходов на первый план вышла коррупция. Все продавалось на любом уровне и использовалось для личного обогащения. 18 декабря 2001 г. в Государственной Думе состоялось заседание Комиссии по борьбе с коррупцией. В выступлении заместителя руководителя Комиссии А.Д. Куликова приводился целый ряд конкретных фактов (цит. по[4]):

«Еще в июле 1997 года председатель Центробанка России обвинил первого заместителя министра финансов РФ А. Вавилова в хищении 500 млн. долларов США из государственного бюджета. Много ли это? В тот год бюджет нашей страны составлял порядка 20 млрд. долларов, а на оборону было выделено около 2 млрд. долларов. Таким образом, один чиновник вытащил из государственной казны примерно четвертую часть того, что причиталось Вооруженным силам. Невероятно, но результаты расследования свидетельствуют о том, что эти данные близки к истине».

Далее в [4] приводятся факты действий Вавилова, в частности отмечается:

«В 1996 году десятки миллионов наших соотечественников по нескольку месяцев не получали зарплату и пенсии, закрывались производства, голодали люди. В то же время огромные средства направлялись в коммерческие финансовые структуры. Только на последнем этапе своей деятельности А. Вавилов выдал «разрешение» на десятки миллиардов долларов группе «МФК-ОНЭКСИМ».

В публикации [4] говорится также о деятельности Е. Адамова, назначенного министром по атомной энергии России в марте 1998 г. Он не прекратил работу в частных фирмах, как того требует закон.

«Денежные средства только одной из его корпораций «Omeka LTD» по состоянию на конец 1999 года составляли 5 080 000 долларов, из которых Е. Адамову принадлежали. 3 150 000 долларов, его жене О. Пинчук – 150 000 долларов.

Из материалов расследования известно, что финансовые проводки осуществлялись фирмой «Agloski international LTD», зарегистрированной в Ницце (Франция). С указанного счета переводились крупные валютные средства (до 250 000 долларов США) на личные счета неустановленных лиц в других иностранных банках. В Швейцарии, где учится дочь Е. Адамова, приобретено жилье и открыт счет. Этой же фирмой оплачена покупка личного дома Е. Адамова (200 тыс. долларов) в Питсбурге, США».

Объектом расследования стал также министр транспорта С. Франк.

«Установлено, что, будучи на государственной службе, он принимал участие в управлении ОАО «Морской акционерный банк» (АКБ «Морбанк») и неоднократно получал от него в качестве вознаграждения значительные финансовые средства и дорогостоящие услуги».

Далее отмечены конкретные факты и подведен итог:

«Совокупные расходы «Морбанка» на приобретение, оформление, ремонт и обустройство квартиры составили 438 078 688 рублей. Это все мелочи по сравнению с тем, что за время пребывания господина С. Франка на посту министра транспорта Морской флот России фактически перестал существовать как весьма прибыльная государственная отрасль хозяйства».

На Комиссии Госдумы неоднократно называлась фамилия министра путей сообщения Н. Аксененко. В ряде документов Счетной палаты РФ говорится о заключении Аксененко крайне невыгодного договора (но для кого-то очень выгодного) с Люксембургской компанией (20% годовых), о приобретении у коммерческих структур руководителям МПС 11 квартир на сумму 27 000,6 тыс. рублей. Также утверждалось, что родственники руководителей министерства, являющиеся генеральными директорами разных ЗАО (Аксененко С.Б., Ковалев О.В., Холодов Д.Ю., Аксененко Р.Н., Фефелкина А.Н.) облепили МПС своими фирмами и качают из него деньги.

«Члены Комиссии Госдумы по борьбе с коррупцией с болью говорили о том, что вся страна поражена коррупцией. Разворован государственный резерв на случай экстремальных ситуаций. Например, в Хабаровском крае в госрезерве не осталось ни зерна, ни металла, ни нефти, ничего другого, что может потребоваться на случай войны. В то же время бывшего руководителя системы госрезерва Юсупова поставили ныне министром топлива и энергетики.

Один из участников заседания рассказал о том, как продали Республике Корея на металлолом авианесущие крейсеры, которые могли бы еще многие годы нести службу по охране морских рубежей Родины. Хуже того, вместе с кораблями за рубеж обманным путем отправили совсекретную технику и инструкции к ней».

Факты, приведенные в статье [4], – это только отдельные штрихи той системы коррупции, которая поразила высшее звено управленческого аппарата.

У олигархов главная цель состояла в быстром обогащении. В России черного десятилетия можно было получить несметные богатства, главное – успеть выхватить свой кусок, получить «быстрые деньги». Аферы, финансовые скандалы, криминальные операции достигают фантастического размаха. Характерным примером может служить деятельность А.Д. Дробинина (А.Д. Рабиновича), имевшая целью совершить ограбление государства на 16 млрд. долл. Об этой афере рассказывается в статье [5]:

«Андрей Давидович Рабинович, или, как он сам себя именует, Андрей Давыдович Дробинин (по девичьей фамилии жены), возник на столичном финансовом горизонте в середине девяностых, внезапно став хозяином Кунцево-банка».

За первыми делами Дробинина тянется довольно неприятный шлейф, в частности разорение банков и страховых компаний, запугивание финансистов и их семей. После длительной подготовки Андрей Давидович начал большое дело совместно с Андреем Нечаевым, министром экономики гайдаровского призыва, президентом Российской финансовой корпорации.

«Вскоре они обнародовали общую идею под кодовым названием «банковский холдинг», он же ПГОБХ (Первая головная организация банковского холдинга). Как следует из многословных и велеречивых заявлений о светлом будущем ПГОБХа, эта структура намерена обслуживать и кредитовать государственные унитарные предприятия (ГУПы). На деле же можно предположить, что задача ПГОБХа – прикрываясь именами Нечаева и Цеханова (руководителя Росинкаса, также участника концессии), аккумулировать в себе денежные средства многочисленных российских ГУПов, а затем по многократно отрепетированной схеме лопнуть.

По самым приблизительным подсчетам, осуществив манипуляцию со средствами ГУПов посредством ПГОБХа, Рабинович-Дробинин (это невероятно!) может облегчить российский бюджет на 16 млрд. долларов – что, как известно, практически равно валютному запасу нашей страны».

Понятие «быстрые деньги» объединяет значительную часть среднего звена управленческого аппарата с олигархическими группами и организованной преступностью в единую систему. Здесь существует вседозволенность олигархов, которые могут безнаказанно совершать любые криминальные действия. В статье[6] отмечалось:

«Невозможно доказать преступления организованного криминального сообщества, если не искать связи между «беловоротничковой преступностью», незаконным оборотом наркотиков и оружия. Это все то, что входит в сферу интересов преступных кланов, потому что это «быстрые деньги».

Высшим выражением принципа «быстрых денег» стала профессия киллеров. О ней говорится в газете «Версия»[7]:

«Заказные убийства в наше время – преступления такие же обычные, как поножовщина у винного магазина. К этому мы тоже привыкли. Когда очередного политика, банкира или бизнесмена отстреливают в подъезде или взрывают в машине, правоохранительные органы привычно разводят руками. Мол,здесь работают профессионалы. Намекая, что сами таковыми не являются, и поэтому каких-либо результатов от расследования ждать не приходится. Ни для кого не секрет, что заказные убийства раскрываются крайне редко».

В статье далее рассказывается о расследовании убийств в Ростове. Удалось выявить и задержать исполнителей. В ходе расследования возникает имя заказчика.

«И как только в процессе следствия это имя возникло, сразу начались странности. Например, из пяти арестованных бандитов трое уже на свободе. Сотруднику УБОПа, который раскручивал это дело, пришлось перевестись в другое подразделение. Да и само следствие ведется достаточно вяло».

В том же номере газеты «Версия» помещена статья В. Соколовского «Миллиард для прокурора», где говорится о причастности прокурора Самарской области к исчезновению со счета одного самарского банка 1 млрд. рублей, к строительству шикарного особняка, к исчезновению после ареста директора картонажной фабрики.

Все это свидетельствует об уникальном явлении – сращивании правоохранительных органов и организованной преступности. В статьях [8,9] в «Новой газете» и в «Московском комсомольце», получивших широкий общественный резонанс, были рассмотрены факты коррупции на высшем уровне силового аппарата, которая в значительной степени попала под контроль криминально-олигархических структур. В 1998 г. министр МВД РФ А. Куликов был отправлен в отставку. Новое руководство, во главе с В. Рушайло, провело чистку в руководящем аппарате МВД, в результате которой ушли в отставку те люди, которые вели борьбу с коррупцией. Прежде всего, удалили начальника Управления собственной безопасности МВД генерал-лейтенанта Голицина, который вскрывал коррупционные дела в самом министерстве. Центральную роль в событиях играл помощник Рушайло А.Л. Орлов. После назначения Рушайло министром Орлову в июне 1998 г. присвоено звание генерал-майора милиции, а в ноябре 1999 г. – генерал-лейтенанта. Результатом деятельности нового руководства стал фактический переход власти в МВД к олигархам.

Однако назревал протест, в Государственной Думе комиссия по борьбе с коррупцией в течение двух лет собирала материалы, касающиеся Орлова. Документ этой комиссии помещен в «Новой газете»[8]. Приведем небольшие выдержки:

«В спецслужбах есть большое количество материалов о связях Александра Орлова с крупными бизнесменами. Друзьями и спонсорами Орлова в разное время выступали банкиры уровня Александра Смоленского, Ашота Егиазаряна (ставшего депутатом нынешней Госдумы и зампредседателем комитета Думы по бюджету и налогам), Виталия Малкина («Роскредит»), Березовского, Патаркацишвили и Германа Хана (ТНК). С подачи Орлова структуры МВД стали стороной в конфликте бизнесменов со своими кредиторами и должниками.

Эта практика началась еще в московском РУБОПе: по просьбе одной стороны выбивали долги у другой. (Обходилось это примерно в 50 процентов от суммы долга.) Интересен механизм выбивания долгов: у кредиторов брали заявление, что у них как будто вымогают деньги, а потом с этим заявлением приезжали к должникам».

В газете также подробно рассказывается об операциях, проведенных Орловым:

«К акциям МВД относится операция «Циклон» на «АвтоВАЗе» в Тольятти, «очистка» Санкт-Петербургского морского пароходства, когда силами ГУБОП МВД из порта были вытеснены прежние «контролеры», а их место заняли структуры, подконтрольные питерским авторитетам (Константину Яковлеву по кличке Костя Могила, Михаилу Миралашвили, недавно арестованному по другому делу, и др.). Аналогичная акция проведена МВД в г. Приморске (Выборгский район Ленинградской области) по устранению возможных претендентов на строительство нефтяного порта. На стороне Березовского и Абрамовича руководители МВД участвовали в переделе сфер влияния в алюминиевом бизнесе. В частности, участие этих руководителей проглядывается при покупке Ангарского нефтехимического комбината».

Детальное описание деятельности В.Б. Рушайло и А.Л. Орлова содержится в специальном выпуске журнала Компромат.ru[10]. Там, в частности, отмечается, что за короткий срок Орлов сколотил себе состояние, превышающее 100 млн. долл. После ухода Рушайло с поста министра МВД Орлов скрылся в Израиле, который становился убежищем организованной преступности. В целом же, как показывают публикации [8-10], деятельность верхушки МВД в этот период, носила характер откровенного беззакония.

Что касается олигархических кланов, осуществлявших реальную власть в стране, то они постепенно превращались в некое подобие феодальных княжеств. Созданные в них частные охранные структуры по численности и оснащенности были сопоставимы с армией и МВД, а частные спецслужбы – с ФСБ. Приведем в качестве примера службу безопасности Группы «МОСТ» (Гусинского), характеристика которой дана в статье [11]:

«Об отношении к людям в «МОСТе» в деловом мире также ходили легенды. Владимир Гусинский мог быть богатым и щедрым барином для своих «холопов», отправляя их на стажировку в Израиль и проводя специальные курсы экстремального вождения для шоферов. Мог позволить себе широкий жест, как личное вручение ключей от трехкомнатной квартиры отличившемуся при задержании преступника охраннику. Но при этом всех работников охранных структур, с их согласия, разумеется, проверяли при поступлении на работу на полиграфе – детекторе лжи».

«О прозорливости и мудрости Владимира Гусинского, пригласившего заботиться о своей безопасности бывшего зампреда КГБ СССР Филиппа Бобкова, сказано много».

В статье[11] приводится утверждение что Филипп Денисович провел через службу безопасности «МОСТа» около 200 (!) своих бывших коллег по Пятому управлению КГБ СССР. Характеристика жизненного пути и деятельности первого заместителя председателя КГБ СССР, начальника Пятого управления Филиппа Бобкова, а также мотивов его перехода на службу Гусинскому содержится в статье[12]. В публикации[11] также отмечается:

«Разные источники по-разному оценивают количество работавших в системе безопасности «МОСТа» – от 70 (официально) до 300 человек, обслуживающих как непосредственно центральный офис, так и 28 отделений по Москве. «Это только те, кто значился в штате», – сообщил мне один из бывших сотрудников СБ.

О материальном обеспечении службы безопасности «Группы МОСТ» в Москве ходили легенды. И о сумасшедших зарплатах, и о технике, о средствах, выделявшихся на приобретение информации. «Да, на что наш босс действительно денег не жалел – это на технику, – рассказывал мне один из «мостовских» спецов. – Всегда лично этим интересовался. Причем старался приобрести самые последние разработки. Мы ему в каталоге показываем, и он тут же дает команду купить и привезти. Ни у кого в Москве, даже у ФАПСИ, такого еще нет, а мы осваиваем».

Но самое замечательное достижение службы безопасности «МОСТа» – это начало формирования рынка компромата и «дезы». Сейчас можно с уверенностью утверждать, что весь этот так называемый «серый» информационный рынок начинался с «мостовской» аналитики».

Здесь Гусинский был первопроходцем, хотя в целом ситуация с другими олигархами аналогична.

Об этом говорилось, в частности, в газете «Московский комсомолец»[13]:

«Многие частные охранные предприятия (ЧОПы) превратились, по сути, в обычные бандитские «крыши». Случаев, когда сотрудник ЧОПа «по совместительству» работает на мафиозную группировку или вымогает деньги у охраняемого лица, любой оперативник вспомнит предостаточно – так же, как и ситуаций, когда корпоративные службы безопасности пытаются «заменить» государственные спецслужбы – следят за подозреваемыми, ведут «прослушку» и так далее».

Смычка олигархов с преступным миром оказалась весьма эффективной в получении «быстрых денег» любыми средствами, невзирая на последствия. В конечном счете, «реформы» привели к созданию клептократического общества (или власти воров). Предприятия распродавались по дешевке. Более того, убытки от перехода предприятий в руки олигархов иногда в десятки и сотни раз превышали извлеченный доход. Так, цветные металлы, полученные за счет разрушения установок и оборудования, длительное время обеспечивали относительно безбедное существование новых государств Прибалтики, через которую шел их вывоз в Европу.

В газете «Аргументы и факты» приведены конкретные цифры [14]:

«Чиновник берет за «проведение схемки» 10% от суммы сделки. Вывоз капиталов в крупном масштабе в большинстве случаев осуществляется путем подкупа высших должностных лиц. А это 20-25 млрд. долларов в год. Уход от налогов с выплатой взяток налоговым стражам оценивается в 25% от ВВП. Доля взяткодателей среди бизнесменов превышает 80%. Иными словами, бизнес в России без взятки практически не идет. Общая сумма взяток, вымогаемых российскими чиновниками, доходит до 33,5 млрд. долларов в год. Это лишь немного меньше доходной части федерального бюджета на 2001 год».

В. Костиков[14] отмечает такой новаторский способ обогащения, как покупка государственных должностей. Особенно котируются должности «заместителей министров» и руководителей госкомитетов, имеющих право разрешающей подписи. Ставка – от 100 тыс. долл. и выше.

Однако в генезисе коррупции имеется, согласно статье[14], и оптимистическая нота:

«Она состоит в том, что, по мнению экспертов, в переходный период коррупция сыграла роль смазки, облегчавшей трудный переход от административно-командной системы к новому экономическому укладу. Разумеется, это лишь частичное объяснение, а не оправдание. Но сопротивление партийно-хозяйственно-чиновничьего аппарата и красных директоров при переходе к рынку было столь велико, что смягчить его могли только «зелененькие».

Если говорить по существу, то само функционирование построенного криминально плутократического государства невозможно без этой смазки. Чем дальше, тем больше рос размах коррупции. Об этом, в частности, свидетельствуют результаты исследований, выполненных по заказу Международного банка реконструкции и развития институтом ИНДЕМ. Согласно выводам бывшего консультанта Б.Н. Ельцина, а ныне руководителя института ИНДЕМ Георгия Сатарова, коррупция в России за последние годы возросла. В статье Ульриха Хайдена, в частности, говорится (цит. по [15]):

«По данным, полученным институтом, в России на взятки ежегодно расходуется 37 млрд. долларов. Это приблизительно равно годовому доходу российского бюджета. Руководитель института исходит из того, что еще большая сумма остается в тени, и полагает, что, возможно, сумма взяток превышает указанную в три раза. Эксперты полагают, что данные, полученные институтом Сатарова, справедливы только для малого и среднего бизнеса. Русские олигархи платят гораздо большие суммы спецслужбам и судьям. Эффективность взяток высока. Только 2,2% опрошенных сказали, что им не удалось решить свои вопросы при помощи взятки».

Как автомобиль не может ездить без бензина, так и царство плутократии, в принципе, не может существовать без коррупции.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх