Россия с молотка.

Запасы, накопленные предыдущими поколениями, постепенно уменьшались. После реформ Гайдара, обративших в дым все накопленное людьми за многие годы, с помощью пирамид выкачали остатки. От обнищавших 80% населения, даже за счет невыплат заработанных денег особых доходов не стало. Зарубежные займы разворовывались. Искусственное банкротство предприятий и перевод денег на Запад хотя и приносило огромные деньги олигархам, но также было ограниченным во времени.

В этих условиях все большую значимость приобретало непосредственное внедрение Запада в экономику, финансы, культуру, образование России. Оно открывало возможности получения огромной сверхприбыли. Пятьсот лет назад испанские завоеватели искали в Южной Америке таинственное Эльдорадо – страну богатств и чудес, где их ждало сказочное обогащение. Мечта испанских конкистадоров оказалась реализованной в черное десятилетие. Народное хозяйство России постепенно переходило под иностранный контроль, а ее богатства и результаты труда населения в огромных масштабах выкачивались из страны. Но существовал и встречный поток «живых денег», составлявший, правда, весьма небольшую долю от тех богатств, которые уходили на Запад. Значительная часть этого потока оседала в карманах олигархов и коррупционеров. Молодежь, работавшая в совместных фирмах, получала огромные в условиях «новой России» заработки, достигавшие нескольких сот долларов. Доходы из этого потока имели и представители «творческой интеллигенции», деятели СМИ. Получал кое-что и обслуживающий персонал. Все это коснулось определенной части активных групп населения, извлекшей сиюминутные выгоды от распродажи России. Свою роль сыграла и идеология «халявы», которую предоставит Запад. Например, использовался предлог создания передовых информтехнологий[3]:

«Как всегда, на создание технологий пойдет, в лучшем случае, процентов 20 «халявы» (и те будут распределены между «своими»), а 80% пойдет на разнообразное «комплексное» обеспечение создания технологий».

В результате совместной деятельности олигархов с иностранцами сотни миллиардов долларов были выкачаны из страны. Одна из самых громких афер такого рода – отмывание миллиардов российских долларов через структуры «Bank of New York» (сокращенно – «BONY»). Об этой афере рассказывается в статье О. Лурье[16]:

«Мною и моими коллегами приводились различные предположения и версии, упоминались десятки фамилий, начиная с экс-президента Ельцина и заканчивая премьером Касьяновым. Мы пытались сопоставить факты и события, получая информацию из различных правоохранительных органов и спецслужб, а также от некоторых фигурантов этого громкого дела. Но, увы, получались лишь отрывочные кусочки, так как никто из журналистов не имел полной картины этой грандиозной аферы, в которой были задействованы тысячи и тысячи человек, десятки тысяч банковских проводок, сотни больших и малых финансовых структур и миллиарды долларов, марок, рублей и даже иен».

Однако целый ряд фактов и методов удалось установить. Деньги из России выкачивали через фиктивные компании в офшорных зонах. Схема работала следующим образом[17]:

«Создавалась компания-продавец за рубежом, желавшая продать свой товар русским отмывателям средств. Платеж проходил за границу, а в ответ ничего не поставлялось. Особенно часто такой трюк проделывался с российскими же товарами, якобы экспортированными, но на деле так и не покидавшими родины. В действительности все продавцы и покупатели представляли собой конгломерат связанных между собой фирм. Также была придумана схема с использованием липовых сервисных контрактов. По этому замыслу крупнейшие российские банки должны были рекомендовать желающим отмыть деньги за границей клиентам подписать некие контракты на услуги, которые никто и не думал выполнять.

Для успешного воплощения в жизнь подобных схем многие российские банки создавали маленькие банки-однодневки. Как правило, эти мелкие фирмы ничем не отличались от своих «родителей», вплоть до одинаковых адресов и сотрудников. Главным различием было то, что у фиктивной «дочки» были минимальные активы и всего один клиент. Поведение таких однодневок вызывало большое подозрение, потому что все они существовали по единой формуле: возникновение, моментальное установление корреспондентских отношений с «BONY», а затем мгновенное исчезновение».

Среди клиентов «BONY», использовавших подобные схемы, были такие крупные структуры, как «Газпромбанк», «Альфа-банк», «Госбанк», «СБС-Агро», «Менатеп». Подобные операции нарушали сразу несколько десятков российских и американских законов, но участники переводов прекрасно знали об их преступном характере. В публикации О. Лурье также отмечаются тесные взаимосвязи между «BONY» и такими лицами, как Чубайс, Немцов, Авен. В статье [18] дается пример криминала, связанного с «BONY»:

«14 августа 1998 года, за три дня до дефолта, российский кредит МВФ в размере 4,8 млрд. долларов попадает почему-то не в Россию, а в Republic National Bank of New York на счет №608555800. В тот период владельцем этого крупнейшего банка был ливанский еврей Эдмон Сафра. Будучи опытным финансистом, Сафра быстро разобрался в том, что в его банк поступили сомнительные деньги, и, узнав о финансовом кризисе в России, заявил, что готов показать ФБР всю схему отмывания русскими чиновниками 4,8 млрд. стабилизационного кредита МВФ.

Далее произошли странные и страшные события. Когда Эдмон Сафра готов был лично давать показания ФБР об отмывании «русских денег» через «BONY» (а точнее, осенью 1999 года), на его виллу «Леопольде» на юге Франции пожаловал Борис Березовский собственной персоной. Они долго беседовали на повышенных тонах, и вскоре Борис Абрамович вышел из кабинета, хлопнув дверью. А в декабре 99-го банкир Эдмон Сафра погиб при загадочных обстоятельствах. Его жилье на бульваре Остенд в Монте-Карло, оборудованное по самому последнему слову техники безопасности (там даже был бункер на случай ядерной войны), было подожжено двумя неизвестными. Эдмон Сафра погиб от огня, находясь в ванной комнате, так и не успев дать ФБР окончательные и полные показания по отмыванию денег».

Сенсационные подробности того, кем и как был разворован в августе 1998 г. кредит МВФ, приведены в газете «Жизнь»[19]:

«Российские чиновники избегают откровенных разговоров на эту тему. Боятся рассуждать о судьбе этого кредита МВФ следователи и прокуроры. Никто не хочет ворошить недавнее прошлое, когда в течение двух-трех дней Россия потеряла почти пять миллиардов долларов. Пять миллиардов, которые должны были помочь нашей стране встать на ноги и избежать самого тяжелого удара судьбы – дефолта 1998 года. Пять миллиардов долларов, которые были безжалостно расхищены еще на пути из Нью-Йорка в Москву».

Как известно, хватились денег не сразу и не в Москве, а в Вашингтоне, когда спустя почти год Конгресс США забеспокоился: на что тратятся деньги их налогоплательщиков? В письме конгрессменов министру финансов США Роберту Рубину говорилось[19]:

«Центробанк РФ имеет секретные офшорные счета, которые использовались для возможной незаконной инвестиционной деятельности. Значительная часть миллиардов долларов, предоставленных МВФ, очевидно, была депонирована на этих счетах. Представляется возможным, что большая часть кредита МВФ была утрачена в результате таких противозаконных манипуляций. Может быть, сегодня существенная часть денег американских налогоплательщиков предоставленных МВФ, используется на финансирование роскошного образа жизни российских олигархов».

14 августа 1998 г. 4,8 млрд. долл. ушли из Федерального резервного банка в Нью-Йорке со счета № 9091 и исчезли как в черной дыре. В статье[19], где прослеживается их путь по банковским переводам, отмечается:

«Но дальше начинается самое интересное. В тот же день, 14 августа, 2 миллиарда 350 миллионов долларов направились в Австралию, в «Бэнк оф Сидней». Из них 235 миллионов долларов были зачислены на счет некой австралийской компании. Примечательно, что, по некоторым сведениям, 25 процентами акций этой фирмы через своего люксембургского представителя владела дочь президента России Татьяна Дьяченко. Еще 2 миллиарда 115 миллионов долларов того кредита ушли в Лондон в Национальный вестминстерский банк. Третья же часть транша, 1 миллиард 400 миллионов долларов, была переведена назад, в Америку. В знаменитый «Банк оф Нью-Йорк»

Через три дня в России разразился кризис. Обанкротились многие (если не все) банки, крупные и мелкие фирмы. Обнищали не только финансисты, но и простые россияне – пенсионеры, врачи, журналисты, крестьяне. Словом, все, кто имел хоть какие-то вклады в российских банках».

Американское агентство национальной безопасности заинтересовалось двумя странными переводами из «Бэнк оф Нью-Йорк»[19]:

«Первый, размером в 780 млн. долл., был перечислен в швейцарский «Креди Сюисс». Еще 270 млн. – в отделение «Кредитанштальт-Банкферайн» в Лозанне.

К афере имели отношение Виктор Черномырдин, Борис Березовский, Анатолий Чубайс, Татьяна Дьяченко и многие другие известные всей стране люди».

Пока Генеральная прокуратура России хранила молчание, пропавшим кредитом заинтересовалось швейцарское правосудие[19]:

«Женевский судья Лорен Kacnep-Ансермет разослал во все банки письмо, которое тоже подтверждает версию о том, что деньги были расхищены еще до поступления в Россию. «В ходе расследования, – пишет судья, – выяснилось, что 4,8 миллиарда долларов, выделенные МВФ Российской Федерации, были перечислены на счет, открытый на имя «Ост-Вест Хандельсбанк», Штефанштрассе, 1, Франкфурт, который является филиалом Центробанка России. Женевскому судье Лорену Каспер-Ансермету удалось проследить и дальнейший путь кредита. Всеми переводами, по его версии, «рулил» глава российской делегации на переговорах с МВФ – министр финансов Михаил Касьянов. Транш, – по информации судьи, сначала перечисляется в Национальный республиканский банк миллиардера Эдмонда Сафры (номер 608555800). Оттуда деньги должны были поступить в Москву. Но вместо этого они отправляются в путешествие по миру. А сам Эдмонд Сафра – на тот свет».

Но еще более странно то обстоятельство, что нынешние руководители России выплачивают в настоящее время МВФ разворованный кредит. Все эти события превосходят любые детективные истории, написанные самыми выдающимися писателями.

В истории с «BONY» следует выделить три качественных момента: создание сети офшорных компаний для отмывания и перекачки средств из России, фиктивные банки и фирмы-однодневки – как орудие олигархов, взаимопроникновение и взаимодействие плутократов и международного криминала. Это общие черты для всего черного десятилетия.

Так обогащалась плутократия, присваивая займы из-за рубежа, и, соответственно, возрастал государственный долг России. Но еще большие масштабы имел грабеж, организованный внутри страны. Как отмечалось в публикации[4]:

«Государство недополучает большие суммы от продажи нефти, металла (6% мирового производства), морепродуктов и многое, многое другое. Например, налоговые поступления от металлургических предприятий за год составили 24 миллиона рублей. В то же время выявленные налоговой полицией нарушения составили 24 млрд. рублей и 168 уголовных дел. Воруют в нынешней России по-черному. Из страны за рубеж ежегодно вывозится сумма, сопоставимая с годовым бюджетом нашего государства».

Проиллюстрируем методы установления иностранного контроля над экономикой России на примере крупнейшего предприятия России – Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК). Фактическая сторона дела представлена в серии статей в газете «Версия»[20]:

«Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) – одно из самых современных в стране металлургических производств с объемом реализации готовой продукции приблизительно в полтора миллиарда долларов в год и численностью персонала около 50 тысяч человек. «Под комбинат» в советские времена даже специально создали нынешнюю Липецкую область, для чего «отрезали» понемножку от соседних регионов.

НЛМК был приватизирован в начале девяностых. Характерно, что владельцами наиболее крупных пакетов акций сразу оказались крупные иностранные компании. Первая – это английско-израильская компания «Trans World Group (TWG)» братьев Черных и Дэвида Рубена. Российское отделение возглавлял тогда Владимир Лисин. Вторая группа «МФК – Ренессанс», принадлежащая не менее популярной у нас личности – американцу, потомку белоэмигрантов Борису Йордану (нынешнему шефу НТВ), партнеру «большого друга» России Джорджа Сороса».

Из данных, приведенных в «Версии», следует, что «TWG» сумела отхватить себе порядка 40% акций фактически на деньги самого комбината. Йордану акции достались также почти даром. Одна из иностранных фирм «Cambridge Capital Management» приобрела 17%-ный пакет всего за 1 млн. долл. Акционерные войны между основными иностранными владельцами продолжались несколько лет. Дело кончилось поражением «TWG». В. Лисин быстро сориентировался и перешел на сторону противника.

«TWG» такого маневра не ожидала и попыталась даже судиться со своим бывшим работником в израильском суде (впрочем, Лисин ни разу так и не признал прилюдно наличия у себя израильского гражданства). В итоге структурам братьев Черных пришлось уйти с Новолипецкого металлургического комбината и продать свои акции известному отечественному олигарху Владимиру Потанину и его холдингу «Интеррос», который сегодня через свои структуры является единственным крупным (более 5% акций) российским акционером комбината (все остальные крупные акционеры – иностранные офшорные компании)».

Таким образом, одно из крупнейших предприятий России практически полностью перешло под контроль иностранцев.

«Нынешний председатель совета директоров НЛМК Владимир Лисин, получается, вот уже почти десятилетие усердно трудится сначала на Израиль, а теперь, по всей видимости, на Соединенные Штаты. В общем, ситуация получается весьма интересная. НЛМК никогда после приватизации не принадлежал ни России, ни российским предпринимателям. Израиль и США (или третье государство) фактически через своих бизнесменов захватили один из крупнейших металлургических комбинатов – стратегически важное для национальной безопасности России предприятие».

Переход промышленности России под иноземный контроль ведет к необратимым последствиям. Так, в области металлургии, одной из ведущих экспортных отраслей, наступают критические явления, и, как предсказывают аналитики, в России к 2005 г. ожидается резкий спад[21]. Получив предприятия за бесценок, иностранцы фактически провели экспроприацию российской собственности. В этом плане символическое значение имеет отмеченный выше суд в Израиле по поводу НЛМК. Он показывает, что судьбы российской экономики определяются вне России (в данном случае израильскими хозяевами российской металлургии), а жители «этой страны» должны знать свое место.

Огромный ущерб нанесен России отдачей за бесценок наработанного за 50 лет оружейного плутония. Приводимые в печати цифры несколько различаются. Согласно статье [22], 500 тонн плутония отданы США за символическую плату 20 млрд. долл., что в 400 раз дешевле его реальной стоимости.

Совершенно невероятной представляется ситуация с передачей всех прав на добычу рыбы в российских территориальных водах и постепенным уничтожением рыбной промышленности. В интервью корреспонденту газеты «Московский комсомолец» председатель Госкомитета РФ по рыболовству Евгений Наздратенко сказал[23]:

«Развал рыбной отрасли начался после приватизации, где она проходила в наиболее уродливой форме. Пострадали все рыбоперерабатывающие предприятия, которые оказались вынуждены искать для себя сырье самостоятельно. Многие из них разорились и продолжают разоряться – рыбакам выгоднее сдать улов японцам или корейцам. Разные страны мира буквально вычерпывают наши моря. Вы только вдумайтесь в эти цифры: Советский Союз продавал за рубеж лишь 20% рыбной продукции, все остальное шло нам, а сейчас соотношение изменилось с точностью до наоборот! Дальний Восток стал «рыбным цехом» Японии, Кореи. При том, что в наших морях ловят рыбу все кому не лень, российских рыбаков отовсюду буквально вышибли. Россия не пролонгировала практически ни одного международного договора, заключенного при СССР. На Баренцево и Охотское моря сейчас легла тяжелейшая нагрузка».

Это повлекло за собой экологическую катастрофу. Так, Охотское море – единственное в стране, кроме Берингова, где водится «экспортный» минтай, – истощено до предела. Последняя путина закончилась на два месяца раньше срока – рыбы больше нет. По прогнозам ученых, в следующем году улов может быть нулевым.

Если вопросы российской металлургии решались в Израиле, то вопросы питания населения крупных российских городов – в США. В статье[24] рассмотрена нетривиальная ситуация, связанная с вторжением на российский рынок концерна «Макдоналдса»[24]:

«У стремительной экспансии «Макдоналдса» в Россию много причин. С самого начала для этой экспансии был полностью расчищен отечественный рынок услуг общественного питания. Фактически были уничтожены большинство ведомственных и тем более городских столовых, в свое время была развернута целая война против любимых народом «пельменных». Власти не успокоились, пока не утопили в проблемах буквально всех, кто мог бы конкурировать с «Макдоналдсом». Система «Макдо» захватывала уже опустелый рынок, не встречая сопротивления. Сегодня в Москве «Макдоналдс» стал основным предприятием общепита, подмявшим под себя почти весь рынок. Система ориентирована на «средний класс», для которого вообще в столице ничего не придумано, кроме «Макдоналдса». Общественным питанием занимаются только дорогие рестораны и кафе, которые большинству жителей абсолютно не по карману. Единственным конкурентом «Макдоналдсу» остаются, бутерброды в кармане, хотдоги и пирожки, часто сомнительного качества».

Эта ситуация носит общий характер. Наиболее крупномасштабное ограбление страны обусловлено присвоением олигархами и иностранцами ее природных богатств. Речь идет о так называемом рентном доходе. Этот вопрос анализирует академик-секретарь отделения экономики РАН Д.С. Львов[25]:

«Если исходить из нераспределенного дохода, то оказывается, сегодня униженная, оскорбленная страна имеет 80 – в зависимости от метода счета – 120 миллиардов долларов годового дохода. Нераспределенного. То есть первичного дохода. Дохода, который еще не пошел по этой системе, когда можно часть, большую часть увести от бюджета, увести от народа. И такую оценку мы сделали».

Согласно оценке Д.С. Львова, вклад труда в прирост дохода – 5%, вклад бизнеса – 20%.

«Значит, две трети дохода России никакого касательства ни к одному бизнесмену, ни к одному рублю или доллару капитала вообще не имеют. Это наша рента. Это тот доход России, который в России от Бога. Но если этот доход от Бога не является делом рук человеческих – это то, что Бог дал России, этой великой стране, то этот доход и должен принадлежать всем. И дело не в слове «приватизация», а в колоссальном грехопадении правительства, которое до сих пор не поняло, что то, что от Бога, должно принадлежать всем. Поэтому приватизация рентного дохода, две трети дохода – является тягчайшим преступлением перед народом, которое обуславливает его смертность. Русский, чеченец – что нас объединяет? Нас и должно объединять то, что в земле: земля, водные ресурсы, магистральные трубопроводы – являются только общественным достоянием».

Фактически в условиях развитого криминально-плутократического общества Россия живет за счет своих природных ресурсов. При этом все пенки, совместно с Западом, снимает плутократическая верхушка.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх