Такая ситуация отнюдь не случайна.

Царство плутократии постепенно эволюционировало от фазы паразитизма к криминальной фазе, для которой характерно сращивание олигархов с частью исполнительного аппарата и организованной преступностью. Сами олигархи защищены мощными охранными отрядами, а для организованной преступности, по существу, создавались максимально благоприятные условия. Так, в условиях невиданного роста преступности, отменена смертная казнь, и интенсивно развернулись действия Комиссии по помилованию во главе с А. Приставкиным, особенно для случаев особо тяжких преступлений. Утверждалось, что с ее помощью олигархи и лидеры организованной преступности всегда могли освободить кого нужно. Тем самым фактически было организовано стимулирование преступности, с помощью которой можно подавить любое движение протеста. Важнейшую роль в таком стимулировании играли СМИ, находящиеся под контролем плутократии. В заметке президента фонда «Антимафия» Е. Мысловского отмечается[31]:

«Необходимо обратить внимание на то, с каким упоением телевидение, кино, литература тиражируют акты насилия и рассказывают о безнаказанности преступников, об их сытой жизни. Это снижает барьер дозволенного и смещает шкалу нравственных ценностей. Разрушительную роль насилия и порнографии на экране для нравственности молодежи и сейчас никто не отрицает, но и только. Более того, любые попытки со стороны депутатов Государственной Думы осуществить контроль над телевидением встречают яростный отпор. Видимо, деньги выше будущего наших детей.

У нас охотно говорят о гуманизации уголовного законодательства, но реформы и в этом направлении оставляют ощущения незаконности. Скажем, как яркая победа подается мораторий на смертную казнь. Но закон позволяет застрелить человека при задержании, если он оказал сопротивление или, испугавшись, побежал. Таким образом, общество считает недопустимым лишить жизни убийцу, вина которого доказана, но вполне терпимо относится к убийству невиновного или только подозреваемого. Несомненно, эта норма приведет к неоправданному применению оружия при задержании. Это уже происходит.

Для тех, кто составлял УПК, понятие «права человека» было сконцентрировано только на личности преступника. Сегодня права потерпевшего не равны правам обвиняемого. У обвиняемого на стадии, когда он является еще подозреваемым, появляется защитник. У потерпевшего адвоката нет».

Результатом стал невиданный взлет преступности, который отражал процессы, происходящие в обществе. Особенно быстрым ростом характеризуется рост наиболее тяжких преступлений. Конкретные данные приведены в статье В. Быкова, члена Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности[32]:

«По официальным данным, за прошлый (2001) год совершено около трех миллионов преступлений, это на 2,5 процента больше, чем в предыдущем году. В структуре преступности 60 процентов составляют тяжкие и особо тяжкие преступления. Количество убийств возросло на 11 процентов, умышленных тяжких причинений вреда здоровью – на 13,5 процента, случаев похищения человека – на 21 процент, грабежей, разбоев – на 18 процентов, с 64 до 263 увеличилось число террористических актов. На сегодняшний день остались нераскрытыми более 600 тысяч преступлений.

Если же перейти от процентов к цифрам, то выглядят они еще более удручающими. В среднем за последние пять лет ежегодно жертвами убийств становилось около 37 тысяч человек, причем, видимо, это только нижняя граница оценки числа убитых – их много и среди так называемых неуточненных смертей (около 40 тысяч), и среди без вести пропавших. За год угрозыск имеет дело примерно с 20 тысячами неопознанных трупов. В розыск ежегодно объявляются более чем 70 тысяч пропавших без вести. Примерно 40 тысяч из них в течение года находятся, но не обязательно живыми, и 30 тысяч исчезают без следа.

К этой печальной статистике можно добавить следующее. В результате дорожно-транспортных происшествий у нас ежегодно гибнет свыше 30-35 тысяч человек. Около 60 тысяч кончают жизнь самоубийством. В прошлом году из-за отравлений алкоголем умерло более 30 тысяч, от других отравлений – 18 тысяч, на производстве в результате несоблюдения техники безопасности – 5 тысяч, утонуло и погибло в результате других несчастных случаев – 17 тысяч человек. В итоге страна ежегодно теряет более 200 тысяч своих граждан. Это составляет почти 15 процентов всех умерших, а в некоторые годы и более. Разум отказывается верить в эти цифры!

Это же настоящая война! Гибель каждый год сотен тысяч людей, в основном трудоспособного возраста, – это трагедия даже для военного лихолетья. А для мирного же времени – это истинно национальная катастрофа! Но ни власть, ни общество, похоже, ее не замечают».

Все происходящее обусловлено сращиванием группировок олигархов с конкретными преступными кланами в единые структуры. Между этими структурами шла борьба за передел собственности.





 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх