Загрузка...


Советский пpоект — эпоха в цивилизации


Сегодня, в канун пpаздника Великой Октябpьской Социалистической pеволюции, жалко тратить время на вопросы злобы дня. Советский проект и СССР — явления такого масштаба, что мы только-только начинаем их осознавать. А уж оценить утрату по-настоящему успели, наверное, лишь в Ходжалы, Бендерах и Грозном. Выскажу несколько выводов, что вытекают из моего личного опыта, нашей литературы и изучения советских и западных научных материалов.

Первое. Советский строй — это цивилизационный проект общечеловеческого масштаба. Это — поиск ответа на глобальный кризис, вызванный индустриальной цивилизацией. Несмотря на краткость нашего опыта, он дал важные ответы на фундаментальные, конечные вопросы. В социальном плане: жизнь без конкуренции, без «войны всех против всех» и без скатывания в разрушительное общество потребления возможна. Эта жизнь не умаляет ни дух, ни счастье человека. В национальном плане: жизнь народов как семьи, с сохранением малых народов, возможна и приносит радость. В антропологии: человек человеку брат, а не волк, это — его естество.

Второе. Советский строй — это цивилизационный проект, рожденный Россией и целиком лежащий в русле ее истории и культуры. Его пресечение может стать пресечением корня России или, во всяком случае, приведет к ее тяжелой, плохой мутации. Советский проект — это ответ на конечные вопросы общественного бытия, порожденный из недр русского православия. Конечно, в муках. Так же Запад дал свой родившийся в муках ответ в виде индустриальной цивилизации и человека-атома, индивида, — из недр протестантской Реформации.

Советский проект успел оказать большое, даже принципиальное, влияние на все остальные цивилизационные проекты: помог зародиться социальному государству на Западе, побудил демонтировать колониальную систему, надолго нейтрализовал соблазн фашизма, дал многое для выживания и укрепления цивилизаций Азии — и Китая, и Индии, и арабского мира.

Несмотря на краткий физический срок, советский проект просуществовал долго — несколько исторических эпох. Таким спресованным было время в этом веке. Жизнеспособность и поразительная стойкость советского строя при одной комбинации трудностей и столь же поразительная хрупкость при другой очень много сказали нам о человеке, обществе и государстве вообще. Когда человечество освоит эти уроки, оно поумнеет. Может быть, даже и наши политики поумнеют. Хотя антисоветская пена многим залепила глаза.

Третье. Советский проект не исчерпал себя, не выродился и не погиб сам собой. У него были болезни роста, несоответствие отдельных его институтов новому состоянию общества и человека. Было и «переутомление», депрессия. В этом состоянии он был убит противником в холодной войне, хотя и руками своих — явившихся к больному в белом халате врача. Никаких выводов о слабости, а тем более порочности проекта из факта его убийства не следует. Нелепо сказать о жертве убийства: раз его убили, значит, организм его был негоден.

Можно говорить об исторически обусловленных дефектах и слабостях советского проекта. Это — слабости высокоорганизованного общества. Если говорить на этом уровне, возникает много неразрешенных, сложных теоретических проблем. Их решение необходимо для выхода из кризиса, но никто не желает о них даже слышать — все кипят обличениями.

Вообще, объяснения причин поражения советского строя в среде нашей оппозиции, даже в сpеде коммунистов, на мой взгляд, прискорбно поверхностны и нелогичны. К тому же в них виден соблазн простого антисоветизма: причины краха видят часто в самой сути советского строя, в его принципах социального и национального жизнеустройства. Думаю, это даже с прагматической точки зрения ошибочно, под таким знаменем невозможно стать сильным общественным движением. Парламентской партией — да, но проку от этого немного (проку для России).

Думаю, мало шансов на успех и у «советских ортодоксов», которые просто повторяют клише официальной советской пропаганды — именно той сусловско-яковлевской машины, что немало способствовала поражению СССР. Люди в массе своей не отказались от сути советского строя (ею мы сегодня и живем, пусть и в самом уродливом обличье), но им опротивели эти глубоко чуждые сути надстройки: верхушка КПСС, фабрикующая и тянущая наверх предателей, идеологическая машина, разрушающая опорные смыслы советского строя, циничная субкультура номенклатуры. Все эти вещи не страшны для «открытого общества» свободных индивидов (Запада), но были ядом для нашего общества.

То, что нынешние поколения советского народа побрели, как мыши, за дудочкой Горбачева, не нашли в себе сил устоять против манипуляции сознанием, трезво оценить то, что мы теряли — наша беда и наша историческая вина. Из-за нас нашим детям и внукам много горя еще придется хлебнуть. Мы были не на высоте, и это надо, наконец, признать. И не забывать тех немногих, кто отдал все, что мог — пришел и погиб за последние символы советской власти.

Но жить все равно будем, и сейчас надо осваивать то знание, которое нам приоткрыла история — долго открытым оно не будет, многие заинтересованы в том, чтобы его запылить, запачкать. К сожалению, пока что у всех нас слишком сильны чувства: горечь утраты у одних, радость от победы у других, и к осмыслению уроков советского строя мы поворачиваемся медленно.

Мы — свидетели огромной катастрофы, поражения, а, возможно, гибели целой цивилизации. Но и в гибели она велика и прекрасна. Не думаю, что какое-либо другое общество смогло выдерживать в течение десятка лет такие удары, как сегодня Россия, и не рассыпаться, не превратиться в джунгли. В этой стойкости я вижу советское достоинство и советскую культуру. В них надежда на то, что Россия, которая возродится, продолжит именно свой путь в истории.


1997







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх