Загрузка...


Политическое шулерство

Президент и вся его рать устроили мощную атаку на психику избирателей. Правда, наша психика уже так огрубела, такого уж насмотрелись и наслушались, что вряд ли эффект будет большой. Но полезно нам кое в чем разобраться — ведь при любой атаке войска «раскрываются».

Больше всего шуму наделало заявление Ельцина в качестве главы государства: «Мы не должны допустить прихода коммунистов к власти», — имея в виду их возможную победу на выборах. Ясно, что тут он нарушил все нормы правового государства. По сути, он декларировал претензию на открытое превращение РФ в диктаторский режим, при котором допускается только «карманная» оппозиция и исключается волеизъявление через выборы. Его слова можно понимать и как намек на то, что режим не остановится перед новым государственным переворотом — ему уже и предельно «президентская» конституция мешает. (Кстати, ни одна из партий, именующих себя «демократическими», протеста не выразила). Уши вянут такое слушать. Ну, наймут еще четыре танка и расстреляют еще одно здание, уже прямо около Кремля — что изменится? Все равно уже сами себе поставили мат.

Интереснее другое: Ельцин собрал с десяток редакторов крупных газет, и им говорил: «мы, мы!» Что это было за совещание? Встреча президента с прессой? Ничего подобного — не было же там таких важных газет, как «Правда» или «Сельская жизнь». Это было типичное партийное совещание по идеологии. За столом сидели люди, связанные одной целью и одной дисциплиной — «мы». Ельцин явно и четко представлял на нем не государство и не общество, а часть общества — партию (что в переводе и означает часть). При этом меньшую часть, очень агрессивно настроенную против большинства.

Тут-то и есть криминал. В стране орудует партия, на которую работает мощный аппарат, огромные деньги и большая часть прессы. Эта партия не только расставила своих людей на всех ключевых постах в силовых структурах, но и имеет «теневые» вооруженные силы, как это показали события 4 октября 1993 г. И эта партия — теневая. Она не предъявлена обществу, она не зарегистрирована, мы не знаем ни ее программы, ни устава. Мы видим только верхушку ее кадрового айсберга — и даже засвеченные кадры то исчезают, то появляются без всяких объяснений. Это и есть главный признак мафиозного государства.

От советской системы с КПСС, где все было до скуки открыто и предсказуемо, Россию бросили не к демократии, хотя бы буржуазной, а к новому типу государства — тоталитаризму теневых сил. Пока он еще не овладел всеми рычагами, не вполне уничтожил старую, нормальную армию, довольствуется захватом собственности и разжиганием малых войн. Но мы ведь и не знаем его истинных аппетитов. А они могут быть совершенно патологичны, как капризы урок, верховодящих в зоне. И ошибаются наши ортодоксы-марксисты, которые видят в этом «капитализацию» страны. Уклад, который создается под прикрытием режима Ельцина, вовсе не является капитализмом — его нам и не позволят построить. Запад везде, где мог утвердить свое господство, прежде всего старался как раз уничтожить местный капитализм, который мог бы составить ему конкуренцию. В России создается именно огромная «зона» — рудники и лесоповал. И следить за порядком будут урки, а им в качестве платы будет позволено обирать всю массу заключенных.

Сегодня уже трудно найти человека, который бы надеялся, что все это кончится добром. Мощная победа оппозиции на выборах, возможно, могла бы переломить ситуацию.

Вторая линия психической атаки — запугивание избирателя. Режим и его интеллектуальная обслуга создают два страшных призрака: гражданской войны и голода.

Вот Сергей Филатов угрожает: если придут к власти коммунисты и начнут передел собственности, будет гражданская война. Дескать, те, кто захватил собственность, ради нее пойдут на все и пустят Россию в тартарары. Замечу, что напрасно пугает. Трети населения, погруженной в нищету, уже нечего терять. Гражданская война будет страшна прежде всего тем, кто ею угрожает — развяжи они ее, их уничтожат с жестокостью, которая действительно потрясет мир. Хотя, как всегда, будет море и невинной крови.

Важно подчеркнуть, что устами Филатова режим «демократов» признал: придя к власти, он всего за четыре года привел страну на грань тотальной гражданской войны. Вспомним — 14 маpта 1991 г. Ельцин сказал по ленингpадскому телевидению: «не надо опасаться угpозы гpажданской войны, потому что у нас нет пpотивоpечий между социальными слоями». И вот как все изменилось за срок его президентства.

Но что стоит за угрозами высшего должностного лица? Во-первых, типичный шантаж, который исключает свободу волеизъявления. Ведь эта тень президента предупреждает избирателя: «Учти, если проголосуешь не так, как мы тебе указываем, будешь убит. Видел, как бомбят Грозный? То-то». Не знаю, что скажут юристы, а по мне так это типичный государственный терроризм — пока психологический.

Но этот политик-рэкетир многого не договаривает. По его схеме получается так: к власти законным путем, через выборы, приходят коммунисты. Они отменяют те акты о приватизации крупных заводов, которые были приняты с грубейшим нарушением закона (а таких большинство, что всем прекрасно известно). Что эту юридически безупречную акцию поддержало бы около 80 процентов населения, показали самые надежные исследования. Ничто здесь не выходит за правила игры буржуазной демократии и рыночной экономики — коммунизмом здесь и не пахнет. Скромный аспирант Каха Бендукидзе, который за чемодан липовых ваучеров «приобрел» треть Уралмаша, даже получит свой чемодан обратно. Частная собственность, с точки зрения капитализма, есть предмет социального договора, а не воровства или самозахвата. Любая не преступная власть обязана одернуть захватчиков и приступить к выработке именно социального договора, приемлемого для общества.

И вот, при таком ходе событий, лежащем, повторяю, целиком в рамках буржуазной философии и буржуазного права, Филатов и Бендукидзе грозят ответить кровавым насилием — с целью свержения именно законного строя. Долго ли виться этой веревочке, завитой 21 сентября 1993 года?

Известно, однако, что гражданская война может возникнуть в двух случаях: или когда раскалывается примерно пополам армия, или когда возникает неформальная вооруженная сила, по мощи сравнимая с армией. Первый случай мы наблюдали в Испании в 1936 г., второй — в России после распада армии в 1917 г., когда солдаты вернулись по домам с оружием. Если армия переходит на сторону мятежников как целое, никакой войны нет, происходит переворот, как в Чили. Как же понимать предупреждение Филатова? Считать, что половина регулярной армии преступит закон и начнет воевать против своих сослуживцев за интересы Кахи Бендукидзе — нет никаких оснований. Тем не менее, был бы вполне логичен запрос основных фракций Думы в адрес военного ведомства — как оно трактует декларацию Филатова? Ведь она в любом случае касается армии.

Конечно, не на армию как инициатора войны возлагает надежды режим. Значит, второй вариант. Филатов предупреждает, что получившая от Чубайса собственность прослойка уже снарядила хорошо вооруженную подпольную армию наемников, способных вести войну в огромной стране. Тогда тем более требуется запрос Грачеву, Куликову и Барсукову: что творится в России? Возможно ли без их ведома создать бандформирования такого масштаба? Ведь именно их ведомства являются гарантом против гражданской войны. Они просто не имеют права пропустить мимо ушей слова Филатова.

Говорят, Бендукидзе предупредил, что если его «приобретение» Уралмаша будет аннулировано, он возьмет автомат и уйдет в лес. И позовет с собой рабочих Уралмаша! Ну, джигит. Насчет рабочих-то он загнул, они и за свою-то собственность пальцем не пошевельнули заступиться. Да и сам зря хвастается — такие господа разве что в Булонский лес в Париже скроются. Но допустим. Что всенародно заявляет этот «буржуа»? Что он располагает оружием для войны с законной властью, будь она ему неугодна. Причем оружием в очень больших количествах — на сто тысяч рабочих Уралмаша, не шутка. Хозяином таких арсеналов может быть только мафия — или сам режим Ельцина. Так кто из них снабдит храброго Каху автоматами и патронами? Пусть на это тоже ответят силовые министры.

Дальше. Предположим, в уральских лесах и впрямь появился «Отряд буржуазных мстителей им. Шамиля Басаева». В чем будет, по идее Филатова, заключаться его гражданская война? В кого конкретно будет стрелять Каха из своего автомата? В милиционера? В почтальона? В инкассатора? Пойдет походом на Москву? И что сделают, если победят? Отменят, к едрене фене, вообще всякие выборы и всякие там думы? Что за порядок жизни готовят России эти потенциальные борцы, об интересах которых печется глава администрации Президента? Ведь, ставя ультиматум всем избирателям страны, он обязан сообщить условия.

На деле, конечно, режим просто блефует. Даже сами «собственники» не считают свои приобретения законными и воевать за них не будут. Они уже перевели все, что могли, за рубеж и скупили там недвижимость в немыслимых масштабах. Они будут счастливы улизнуть с тем, что удалось урвать. А те, кто собрался жить в России, постарался пустить полученное состояние в производительное дело — так никто их уничтожать и не собирается, это было бы глупо. А наемники не могут вести гражданских войн. Так что максимум, на что способна криминальная буржуазия — это организовать краткий период террора. Что и будет ее самоубийством.

Так что, если и есть угроза гражданской войны в России, то причина ее как раз в продолжении гибельного курса нынешнего режима. Он угробил экономику, запасы все проедены, жить скоро станет действительно невмоготу. Оживить хозяйство этот режим в принципе не может, и чем раньше он сдаст власть демократически избранным политикам-реалистам, тем меньше будет риск гражданской войны.

Вторая угроза «демократов» — задушить избирателя костлявой рукой голода, если он проголосует за коммунистов. Старый испытанный прием. Прием и подлый, и глупый, ведущий или к торжеству гильотины, или к красному террору. Поздно уже нас пугать, господа, вы нас только злите.

Многие простодушные люди, однако, клюют не на смысл угрозы, а на ее фальшивую оболочку: голод, мол, возникнет от дефицита, который и раньше был при коммунистах. А сейчас вы, граждане, как сыр в масле катаетесь, на каждом углу киви — так зачем отказываться от такого изобилия! Это аргумент подлый, но не глупый — он рассчитан на глупых.

Неужели до сих пор есть люди, которые не видят подлога в самих словах: в советское время было много молока — и это называют дефицит. Сейчас производится в три раза меньше (!) — и это называют изобилие. Конечно, удобство покупки — важный фактор, но о нем чуть позже. А главное — что мы имели на столе. Известен факт: до 1990 г. мы имели полноценное и сбалансированное питание, оптимальное по белку. Каждый ребенок имел на столе полную сахарницу, вдоволь молока и масла. Что мы получили уже через три года реформы Горбачева-Ельцина, говорит их собственный документ «Государственный доклад о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году»:

«Существенное ухудшение качества питания в 1992 г. произошло в основном за счет снижения потребления продуктов животного происхождения. В 1992 г. приобретение населением рыбы составило 30% от уровня 1987 г., мяса и птицы, сыра, сельди, сахара — 50-53%. Отмечается вынужденная ломка сложившегося в прежние годы рациона питания, уменьшается потребление белковых продуктов и ценных углеводов, что неизбежно сказывается на здоровье населения России и в первую очередь беременных, кормящих матерей и детей.

В 1992 г. до 20% детей обследованных групп 10 и 15 лет получали белка с пищей менее безопасного уровня, рекомендуемого ВОЗ (Всемирной Организации Здравоохранения). Более половины обследованных женщин потребляли белка менее 0,75 г на кг массы тела — ниже безопасного уровня потребления для взрослого населения, принятого ВОЗ».

Это — официальное признание в том, что реформа сломала сложившийся при советском укладе благополучный рацион питания и что в стране вовсе не происходит «наполнение рынка», а возник, как сказано в Докладе, «всеобщий дефицит» питания, ранее немыслимый. Так чем сегодня пугают «демократы»? Что коммунисты вернут нас к благополучному рациону?

К сожалению, этого быстро не достичь. «Демократы», завалив прилавки импортной дрянью, под прикрытием этой дымовой завесы разрушили производство продуктов питания. Вот кое-какие данные на 1994 год. Мяса — 41% от уровня 1990 г. В два с половиной раза меньше! Только настоящим демократам хватит. А молока в три раза меньше. Кушай тюрю, Яша, молочка-то нет. Да и откуда? Производство комбикормов свернуто, и качество их резко упало: белково-витаминных добавок произведено 2 (!)% от уровня 1990 г. Тонко работают — вроде мелочь, незаметно, а назад отбросили на десятилетия.

Соли и то выпускать стали вдвое меньше, а крупы в 2,5 раза. Кашу ни маслом, ни солью мы не испортим, так как и каши не будет. Да и лимонадом не побалуешься — почти в 5 раз меньше, вина и коньяка в 4 раза. Лишь водкой хоть залейся — производство не снизилось (только не ослепнуть бы от дряни, из которой ее делают). Рыбы ловят 45% от уровня 1990 г., правда, почти вся идет за рубеж. Консервов рыбных и плодоовощных — в 4 раза меньше.

Тем не менее, следовало бы лидерам КП РФ ответить четко: никакой нужды возвращаться к тупой распределительной системе брежневских времен нет. Совершенно ненужные трудности для домохозяек были порождены догматизмом системы, ее выходящим за разумные пределы единообразием. Вспомним: даже в годы войны был «коммерческий» сектор торговли, где всегда можно было купить, что пожелаешь, без карточек. Дороже, но свободно — вот ведь чего многие жаждут. Почему же этого не дать? В «тоталитарной» ГДР была сеть магазинов с импортными продуктами (даже с некоторой дотацией, чтобы не было слишком дорого). Людям нужна такая свобода, нет в ней ничего зазорного. Она и будет создана — при гарантии доступного всем минимума. Запугивание карточками — дешевка.

И, наконец, о действительно страшной ситуации 1990-1991 гг., когда полки магазинов были пусты — как ветром сдуло все товары. На это нажимают «демократы». Об этом предпочитают не вспоминать ни Н.И.Рыжков, ни КП РФ — и служат себе плохую службу. Ведь известно, что тот «дефицит» — результат диверсии архитекторов перестройки, важнейшая операция по слому советского строя (как «голод», организованный в городах России перед февральской революцией 1917 г.). Рыжков, как честный советский человек, участвовал в этом, видимо, с наивной доверчивостью — но сегодня-то лучше бы объясниться.

Тот «дефицит» был создан двумя ударами: разрешением обналичивать фиктивные безналичные деньги и ликвидацией монополии на внешнюю торговлю. Была моментально раздута наличная денежная масса и сломано ее равновесие с товарной массой — просто разрушена вся финансово-распределительная система. Пустые деньги людям надо было срочно обратить в любую реальную ценность — вот и сдуло все с полок. А поскольку были открыты каналы вывоза, при стократной разнице внутренних и мировых цен стали вывозить все, что только можно. Если оперная пластинка в Москве стоила 1 р. 20 коп., а за бугром 30 долларов, то естественно, что весь тираж Апрелевского завода грампластинок, минуя магазины, уходил на Главпочтамт и — по адресам эмигрантов «третьей волны».

Так что, пугая нас дефицитом 1991 года, «демократы» поступают как вор, кричащий «держи вора!».

Против таких людей и красный террор бессилен. Было одно простое средство — их били канделябрами. Но это не наш метод.


1995







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх