Раздел 8: ГЕШТАЛЬТ ПРОЦЕССИНГ

Есть класс техник, в которых с частями личности обращаются так, как будто каждая часть является самостоятельным целым. Можно делать вид, что эти части — отдельные сознания, и так с ними и работать. Можно говорить с ними, просить их переместиться, давать им задания, и тому подобное.

По словарю Вебстера ГЕШТАЛЬТ — это "любая из целостных структур, из которых состоит все существование, обладающая конкретными свойствами, которые нельзя извлечь из элементов этого целого, или считать просто суммой этих элементов."

Другими словами, гештальт — это что-то со своим собственным существованием или жизнью, большее чем просто сумма того, из чего оно состоит. Человек — это гештальт, тело — это гештальт, "Япония" — это гештальт, "Дженерал Моторс" — это гештальт, "Вторая мировая война" — это гештальт, "Работа" — это гештальт.

Для целей процессинга мы в основном сосредоточиваемся на тех гештальтах, которые являются составными частями клиента как личности. То есть роли, черты личности, умственные схемы, и так далее. Но ничто не мешает вам применять те же принципы к гештальтам, которые считаются внешними, например к группам людей.

Для наших целей неважно, верите ли вы и клиент в то, что гештальты объективно реальны. Прекрасно, если клиент считает это просто метафорой, или упражнениями по воображению. Иногда работать даже проще, если клиент не особенно серьезно к этому относится.

Вот основные техники, которые попадают в категорию гештальт процессинга:

— Объединение противоположностей

— Возвращение утраченных частей

— Прояснение сущностей

В объединении противоположностей мы предполагаем, что клиент расколот на две половины, в каждой из которых есть только часть его качеств и сознания. Эти половинки чаще всего или ссорятся, или имеют проблемы, потому что каждой из них не хватает качеств противоположной половины. Для целей этой техники мы делаем вид, что клиент может наблюдать и руководить этими частями на расстоянии. Мы выясняем, что это за части, что они делают, какие у них качества, и так далее. А затем мы работаем над тем, чтобы улучшить общение между ними. То есть им нужно принимать как есть и ценить друг друга, у них должен быть какой-то взаимообмен, и они должны понимать свои взаимоотношения. Обычно объединение противоположностей приводит к тому, что две половинки снова сливаются в одно целое. Или по крайней мере мы поощряем их лучше работать вместе, делиться информацией, и сотрудничать в будущем.

В возвращении утраченных частей мы исходим из того, что есть часть клиента, которую он где-то потерял или забыл. Может быть, во время крупных событий в своей жизни он отделил от себя свою часть и оставил ее существовать отдельно, и возможно она все еще там, в том моменте времени. Это может быть заметно по тому, что ему не хватает своей важной части здесь и сейчас. Мы стараемся найти недостающую часть, пригласить ее вернуться и воссоединиться с клиентом. Клиент может поговорить с ней, и им бывает нужно примириться по некоторым разногласиям, прежде чем они смогут воссоединиться.

В прояснении сущностей можно обращаться с очагами сознания как с целостными отдельными существами. Их можно сначала заметить как чуждые энергии или мысли в теле или пространстве человека. Обычно стоит обращаться с ними как с частями личности, но иногда лучше обращаться с ними как с отдельными личностями. Обычно мы выясняем, чем они занимаются, как они сюда попали, кто они на самом деле, и тому подобное. Мы помогаем им разобраться, почему они застряли там, где им не место, и они обычно уходят.

Все эти техники имеют то преимущество, что вы можете заниматься чертами личности на расстоянии. Когда клиент не отождествляет себя с тем, что мы проясняем, то у него меньше защит против изменения этого. Гораздо легче изменить "злую часть", которую он видит перед собой, чем убедить ЕГО быть более гибким насчет злости. Общее правило состоит в том, что человек может исследовать только ту часть себя, которую он может выделить и рассмотреть как отдельную.

В одной из основных предпосылок преобразующего процессинга говорится, что личность на самом деле не является своим поведением или своими личными особенностями. Поэтому какой бы частью личности мы ни занимались, мы всегда можем рассматривать ее как отдельную от самой личности. Нет никаких личных качеств, точек зрения или ролей, которые бы действительно были самой личностью. Все это просто вещи, которые личность может себе присваивать. Ей могут более или менее нравиться определенные черты, но нет ничего, чем личность просто постоянно ЯВЛЯЛАСЬ бы.

Возможная ловушка в процессинге такого типа — именно то, что в нем вводится разделение. Личности обычно лучше быть целостной, а не расколотой на части. Мы говорим о "частях" в техниках, чтобы помочь изменению, но мы всегда должны помнить снова сложить части вместе, когда техника закончена. Это обычно встроено в техники, но все же это нужно осознавать.

Клиент может прийти на сеанс, чувствуя себя просто самим собой. Мы обращаем его внимание на ту идею, что у него есть несколько частей, он соглашается с этим, и затем мы улучшаем их взаимоотношения. Затем, когда мы закончили, мы снова обращаемся с ним как с одним целостным существом. Важно, чтобы клиент стал целостнее, чем он был вначале, а ни в коем случае не менее целостным.

Изменения, которые дают гештальт-техники — одни из самых быстрых и глубоких. Нередко в одном сеансе создаются крупные, устойчивые изменения в жизни. Это часто немного загадочно для клиента и он, возможно, не заметит этого сразу, потому что мы проводим изменение вне клиента, а затем просто даем клиенту присвоить себе изменение. Он просто ощущает себя по-другому, без особых разумных объяснений этому. Это часто наилучшее изменение.

Основные гештальт-техники, например объединение противоположностей и возвращение утраченных частей, немного ограничены в повторном применении. Они не предназначены для того, чтобы делать их в каждом сеансе. Если оказывается, что вы снова и снова их проводите, то вы скорее всего не делаете их правильно. Возможно, для начала вы можете провести от двух до пяти разных сеансов с гештальт-техниками, а потом клиенту может требоваться еще одна каждые несколько месяцев. Проведение намного большего количества таких сеансов ненужно и неэффективно. С помощью этих процессов вы создаете всеобъемлющие, глубокие изменения. Когда вы изменили что-то, вы его изменили.

Для иллюстрации можно сказать, что личность разделяет свое сознание на много отдельных единиц. Она разбивается на кусочки, которые не общаются и не согласуются друг с другом.

Чего мы стараемся достичь с помощью процессинга — так это чтобы эти единицы осознания установили связь друг с другом и лучше согласовались. Мы стремимся к объединению, к тому, чтобы сделать личность целостнее.

Когда личность объединяет свое сознание, она становится более присутствующей, более осознающей, живее, уравновешеннее, и способнее.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх