Объединение противоположностей

Объединение противоположностей, или уравновешивание противоположных частей — это очень эффективный способ создавать изменения в жизни человека. Оно дает очень впечатляющие результаты у новых клиентов и справляется с ситуациями, которые иначе были бы очень сложными. Его можно использовать с любым клиентом на любом этапе процессинга.

Объединение противоположностей основано на том принципе, что если кто-то фиксируется на единственном образе жизни, он вместе с тем создает противоположный образ своей жизни. Нежелательный образ жизни или действий часто является обратной стороной желательного образа. Если человек не принимает ответственности за обе стороны, он создает между ними постоянную борьбу. Решение состоит в том, чтобы заняться обоими частями и объединить их, если нужно.

В данной технике есть определенная последовательность, но это ни в коем случае не механическая пошаговая процедура. Важно понять теорию, и тогда шаги будут следовать естественно один за другим.

Можно сказать, что объединение противоположностей работает с ролями. Но есть несколько тонкостей, по которым оно является отдельным и более прямым подходом.

Основная идея здесь в том, что если у клиента есть нежелательное поведение или качество, то у него есть часть, делающая это, и часть, не делающая этого. Нежелательное качество устойчиво, потому что оно не согласовано с противоположной частью.

Если клиент признает, что у него есть нежелательное поведение, то он уже в чем-то разделил эти две свои части. Та часть, которая считает данное поведение нежелательным — это совсем не та часть, которая занимается этим поведением. Если бы части совпадали, то клиенту было бы нетрудно изменить поведение.

Итак, мы начинаем с нежелательного поведения. Здесь не имеется в виду ощущение. Нежелательное ощущение лучше прояснять с помощью повторного переживания. Нежелательное поведение — это то, что клиент делает, или его взгляд на вещи. То, чем клиент является или что он делает, а не то, что он думает или переживает, например, боль.

Клиент, к примеру, замечает, что у него проблема с тем, что он злится. С помощью диалога мы определяем, что это скорее образ жизни, а не нежелательное ощущение, которое он получает как реакцию. Или, говоря по-другому, оно скорее ближе к причине, чем к следствию.

Сначала мы просим клиента различить, что у него действительно есть такая часть:

"Может быть, у тебя есть часть, которая (злится)?"

Это поощряет клиента как бы выделить эту часть и понять, что это не весь он. В этот момент он отделяет себя от этой части. Обычно для клиента это большое озарение.

Нам не нужно причудливое название для этой части. Мы не стремимся тщательно определить точные отличительные черты этой части. Это было бы совершенно другое действие. В данной ситуации создание абстракций и названий может увести в сторону от исходной простоты. Это дало бы клиенту способ уйти от встречи с тем, что происходит на самом деле.

Лучше, если часть вообще не получает названия, кроме очевидной формулировки того, что она делает. Попытка дать части более детальное название скорее всего вызвала бы дополнительные сложности, особенно в том случае, если название было бы неверным.

Когда клиент "злится", в его внутреннем мире могут происходить всевозможные вещи. Он может играть десяток ролей в связи с этим: "обеспокоенный гражданин", "радикальный террорист", "отвергнутый влюбленный", и так далее. И у него могут быть с силой впечатанные в уме цели: "создавать злость", "уничтожать злость", и тому подобное. И у него может быть сколько угодно травматических происшествий, содержащих злость. Сущности могут быть злыми. И у него могут быть всевозможные другие вещи, связанные со злостью. Здесь мы их не ищем. Мы поощряем клиента посмотреть в лицо простому факту и взять за него ответственность, тому факту, что он иногда злится, и та его часть, которая делает это, есть здесь прямо сейчас.

Мы беремся за проблему здесь и сейчас, и не даем клиенту никакой возможности ускользнуть, помещая этот факт в прошлое или приписывая его кому-то другому. Поступая так, мы вынуждаем клиента заняться этим прямо сейчас. С другой стороны, мы избегаем утверждений, приравнивающих клиента к этим явлениям, утверждений, которые приписывают клиенту слишком конкретные склонности и ярлыки.

Мы приписываем данное поведение "части" клиента, а не "ему самому" именно для того, чтобы определить это различие, дающее возможность прояснить это поведение. Таким образом мы открываем путь к некоторым действиям, на которые иначе новый клиент мог бы не пойти.

Если бы мы не делали различия, что именно "часть" занимается этим, клиент мог бы настаивать на том, что у него есть "полное право злиться", что "просто так получается", или "она меня разозлила", и проблему было бы непросто решить. Конечно, такие утверждения клиента могут указывать на фиксированные идеи, но их может быть нелегко расфиксировать у совершенно новых клиентов. Выделив эту часть, клиент скорее всего начнет говорить о том, что он действительно воспринимает, вместо того, чтобы защищать себя или рассуждать, из-за чего у него неприятности.

Так что просто поощрив клиента признать, что его часть делает что-то нежелательное, мы достигаем нескольких вещей:

¤ Клиент выделил эту область своей личной реальности

¤ Он отделил ее от себя

¤ Теперь он может изучить ее

¤ Он по умолчанию признал свою ответственность за эту область

¤ Он открыл путь к тому, чтобы прояснить ее

¤ Он исключил много возможных сложностей насчет этой области

Теперь следующий шаг — получить ту часть, которая не ладит с первой, нежелательной частью:

"Может быть, у тебя есть часть, противоположная (злой части)?"

Клиент обычно тоже охотно дает ответ на этот вопрос. Эту часть не нужно особо искать. Мы получаем простое название для этой части, например: "Моя спокойная часть". Не вдавайтесь в поиски точных формулировок. Нам нужно не точное название, а просто общая область.

Теперь клиент выделил другую сторону медали. Он в чем-то признал, что это тоже его особая часть, он взял за нее ответственность, и он отделил ее от себя, наблюдающего все это, "себя", с которым мы сейчас разговариваем.

Для выделения этой второй части может потребоваться чуть больше работы, чем для первой части. Клиент может сначала настаивать, что это просто "я". Никаких проблем, нам просто нужно выделить, какая это часть "я". Небольшой диалог должен дать чуть лучшее определение, например: "моя спокойная часть" или "моя логичная часть". Естественно, клиент чувствует, что эта вторая часть ближе к его "истинному я", и это прекрасно. Эта вторая часть — та, которая чувствует нежелательность первой части. Но любая из них может быть преобладающей. Еще обе они могут быть более или менее нежелательными.

В основе наших действий лежит тот принцип, что что-то целое расколото на две противоположные части. Этот раскол создает постоянную борьбу, "перетягивание каната" между двумя частями. Наша задача в том, чтобы воссоединить эти две части друг с другом. Наш план — сначала признать, что они здесь есть, а потом определить, что именно разделяет их.

Ни часть А, ни часть Б не являются целостными или совершенными. Вначале клиент может чувствовать, что часть А абсолютно нежелательна и что он хочет от нее избавиться, а часть Б — его настоящее "Я". Ну что ж, это одна из причин, по которым у него проблема. Эти части разделены недостатком принятия друг друга, взаимодействия и понимания. Такая ситуация сохраняется до тех пор, пока клиент не сможет принять обе части такими как есть, и когда обе части смогут принять друг друга. Несмотря на первоначальное мнение клиента, оказывается, что у части А есть качества, которых нет у Б, и у части Б есть качества, которых нет у А.

Клиент может считать нежелательными обе части, и это тоже прекрасно. На самом деле с этим легче справиться, чем когда он считает одну из частей "собой". Мы направляемся к тому, чтобы поощрить клиента признать, что у каждой части есть свои достоинства и недостатки, и что плюсы и минусы двух частей дополняют друг друга.

Выделив две части, можно начать работать с ними. Хорошее начало для этого:

"Чем занимается (Часть А)?"

Обратите внимание, что этот вопрос задается в настоящем времени. Нам нужно знать, чем часть является, и что она делает, а не то, чем она была и что она делала. Это опять-таки предназначено для того, чтобы заниматься тем, что здесь есть сейчас, и избегать отходов в сторону.

Мы не стараемся выявить какие-то плохие поступки данной части. Мы стараемся получить представление о том, чем эта часть занимается, на чем она сосредоточивается. Таким образом мы устанавливаем для клиента новые отличительные особенности, с чем эта часть связана и какие у нее затруднения.

Мы не собираемся спрашивать о какой-то конечной цели или предназначении данной части. Это увело бы нас в поиски названий. Эта часть скорее всего составная, у нее нет одной-единственной цели. Попытки найти такую цель могут неправильно назвать и обобщить группу вещей, не дав особой пользы. Но клиент должен получить хорошее представление об общем направлении деятельности данной части, и чего она старается достичь.

Когда мы получили все ответы для части А, можно переключиться на часть Б и проделать то же самое.

Еще вы можете получить описание деятельности части А сразу же, как только она распознана. Затем спросите о существовании части Б, и что она делает.

Вы к тому же можете выяснить, чего каждая часть решительно не делает, что она сдерживает или старается не делать.

В зависимости от того, насколько гладко мы продвигаемся вперед с этой парой, можно в любой момент перескочить к завершающему шагу объединения, или можно предпринять еще много действий. Фасилитатор должен определить, что подходит для данного отдельного клиента и данного разделения на части.

Обычно для клиента не очевидно, что у каждой части есть положительные качества, и что у одной части есть качества, которых не хватает другой. Мы направляемся именно к тому, чтобы клиент осознал это.

"Какие хорошие качества есть у (части А)?"

"Чего ей не хватает?"

Нет особой пользы в том, чтобы выслушивать, что не в порядке с каждой частью, и отрицательно оценивать это. Мы ищем положительные качества, или недостаток положительных качеств. Клиент ДОЛЖЕН признать положительные качества у каждой части.

Обычно одна часть приносит больше неприятностей, чем другая. Нам иногда нужно переосмыслить некоторые вещи, которые делает часть, и вернуть ее к более глубоким целям, чтобы клиент понял, что здесь есть положительное намерение.

По ходу дела клиент, естественно, располагает две части справа и слева. Когда позиции частей определены, не перепутывайте их. Лучше всего, если позиции частей выбирает сам клиент, но вы тоже можете выбрать позиции и посмотреть, насколько это эффективно.

Нам нужно привести две части в контакт друг с другом, так что сначала нам нужно выяснить, насколько они находятся в контакте друг с другом именно сейчас:

"Эти две части есть здесь одновременно, или по очереди друг с другом?"

Сначала этот вопрос может озадачить клиента. Нам нужно знать, уходит ли одна часть или засыпает, когда другая приходит или становится активной. Или они постоянно пререкаются друг с другом. Чаще всего одна в основном выключена, когда другая активна.

Неважно, говорят уже части или нет, нам нужно, чтобы они говорили. Нам нужно, чтобы они были отчасти одновременно активны, чтобы они могли взаимодействовать и лучше объединиться друг с другом.

"Если (часть А) могла бы говорить с (частью Б), что бы она сказала?"

Сделайте так, чтобы одна часть действительно сказала что-то другой. Проведите это с обоими частями, как и все эти вопросы. Поощряйте разговор, добивайтесь, чтобы части отвечали на сообщения, и так далее. Клиенту не обязательно делать из этого целое представление, но если он хочет изображать это в лицах, прекрасно. В основном клиент должен выслушивать то, что хотят сказать обе части, а не пытаться логически построить их разговор.

Еще нам нужно, чтобы части лучше относились друг к другу. Поэтому постепенно начните поощрять их к этому:

"(Часть А) принимает (Часть Б) такой, как есть?"

"(Часть А) уважает (Часть Б)?"

"(Часть А) хорошо относится к (Часть Б)?"

"(Часть А) восхищается (Частью Б)?"

"(Часть А) любит (Часть Б)?"

Проделайте это в обоих направлениях. Не принимайте просто ответ да/нет. Нам нужно, чтобы они начали лучше относиться друг к другу, мы продвигаемся вперед настолько, насколько продвигаются они. Поэтому проведите диалог о слабых местах в их отношениях.

По сути дела попросите каждую часть посмотреть на другую часть, признать, что ей нужно что-то в другой части, и начать больше ее уважать. Это вступление к тому, чтобы поощрить части больше взаимодействовать и начать обмениваться своими тайнами.

Каждая часть может уважать что-то в другой хотя бы по чисто эгоистическим причинам. У другой части есть что-то, в чем нуждается первая. Но нам нужно постепенно двигаться к признанию того, что вместе они составляют одно целое.

Обратите внимание, что на этом этапе нам нужно заниматься частями по очереди. Они разные, у них разные взгляды и вкусы. Обращайтесь к каждой части на ее языке. По возможности используйте ту же интонацию, которую использует часть. Используйте якоря, чтобы сигнализировать, о какой части мы говорим, например, слегка поворачивайте голову в разных направлениях для разных частей.

Нас не особенно волнует, что клиент об этом думает, мы занимаемся частями и просто используем сознательный ум клиента как посредника. Не давайте клиенту углубляться в истории, объяснения, оправдания или оценки. Но он может рассказывать, что он заметил в ситуации с нейтральной точки зрения. Например, он может рассмотреть последствия того, что есть две ссорящиеся противоположности:

"Какая игра может начаться между (Частью А) и (Частью Б)?"

Клиент может начать понимать нелепость разделения себя на две несовершенных группы, которые находятся в конфликте друг с другом.

Но вернемся к самим частям. Когда мы признали, что у обоих частей есть положительные качества, и мы начали их движение в направлении большей готовности иметь дело друг с другом, нам теперь нужно поощрить их учиться друг у друга.

"Чему может (Часть А) научиться у (Части Б)?"

У каждой части есть то, чего не хватает другой. Им обоим нужно признать это, и им нужно стать готовыми обмениваться тем, что есть у каждой из них.

Может понадобиться выработать соглашение, по которому части смогут обмениваться качествами. Вы можете разъяснить каждой части, что ей не нужно ни от чего отказываться. Они просто могут научиться чему-то еще и научиться лучше делать то, что они делают. Бывает нужно выяснить, чего хочет каждая часть, чтобы они поняли, что некоторые качества другой части могут быть полезными.

Пусть клиент представит себе, как две части обмениваются энергиями.

"Ты можешь представить себе, как они обмениваются информацией и энергией?"

Ему не обязательно подробно рассказывать об этом. Ему лучше увидеть это или ощутить это.

Если части еще не начали быстро сливаться, или что-то мешает, давайте выясним, что это может быть:

"Что их разделяет?"

Это может привести к самым разным явлениям. Чаще всего оказывается, что когда части приближаются друг к другу, появляется неприятное ощущение. Это естественно ведет к обнаружению происшествий для повторного переживания. Мы преобразуем ощущение, а затем возвращаемся к объединению противоположностей и смотрим, как оно теперь идет. Еще можно найти фиксированные идеи, которые нужно расфиксировать. Или здесь может быть какая-то штуковина, требующая для исправления процессинга воображения.

Может быть, нужно время, или для клиента все это происходит слишком быстро. Это прекрасно. Тогда нам просто нужно спланировать, как этот процесс будет продолжаться. Может быть, двум частям нужно ощутить друг друга в жизни следующую пару недель и попробовать взаимодействовать. Может быть, полное объединение — это слишком большое изменение, ошеломляющее клиента, и ему лучше сделать это постепенно. В любом случае это не проблема. Наша задача в том, чтобы задать направление к большему объединению.

Если полное слияние частей кажется своевременным, продолжайте поощрять его. Если нет, сохраняйте объединение на уровне, удобном для клиента. Ему может быть лучше всего сохранять отдельные части, которые поддерживают тесные связи друг с другом, но имеют свои особые преимущества.

Есть способ ускорить слияние частей и сделать его более ограниченным во времени. Попросите клиента вытянуть вперед свои руки ладонями вверх и вообразить в каждой руке одну из частей, наблюдая, как они обмениваются энергией. Когда клиент подтверждает, что делает это, неожиданно попросите его свести руки вместе. Сделайте то же самое одновременно с ним. Это скорее всего даст толчок для полного объединения частей, если они уже почти готовы к этому. Делайте это только в конце процесса, когда ясно, что полное объединение неизбежно.

Слияние обычно происходит довольно спокойно. Редко бывают какие-то большие озарения об этом. Просто умственная болтовня вдруг стихает и клиент переживает новое и необычное чувство смешивания. Он может быть озадаченным и не знать, что еще сказать, и это прекрасно. Не анализируйте это.

Как только вы заметили, что части начали смешиваться, измените свою речь от разделенной между частями к смешиванию качеств частей. Понемногу смешайте их качества. Описывайте качества одной части в словах и интонации другой части. И в конце концов, когда они сливаются, совсем прекратите разговор двух частей. Теперь обращайтесь к клиенту как к целостной личности: "Теперь, когда у ТЕБЯ есть все качества…, и ты можешь…, как твоя жизнь теперь изменится в будущем?"

Когда вы закончили объединение, обратите внимание клиента на будущее. Пусть он приведет примеры использования своих объединенных качеств в будущем. Пусть он действительно воспримет их.

Конечный результат — то, что части воссоединились друг с другом. Клиент понимает, что у каждой из них есть свое место, в чем они отличаются, в чем они похожи, он принимает каждую часть такой как есть, и он согласен иметь в себе обе части. Наверное, они стали менее разделенными, и может быть, действительно слились в одно целое. Возможно, клиент полностью удовлетворен тем, что начал процесс объединения, и чувствует, что остальное произойдет в жизни. Это прекрасно, мы просто восстанавливаем взаимопонимание и создаем столько объединения, сколько желает клиент.

Клиент должен научиться выбирать себе качества любой из частей, которые он хочет использовать. Может быть, он захочет сохранить две отдельные части, чтобы использовать их в разных ситуациях. Или может быть, он захочет расформировать их и использовать их составные черты.

Под заголовком этого "Объединения противоположностей" можно делать много разных вещей. Тем не менее это на самом деле очень простое действие. Две части разделены и поэтому поддерживают неразумное состояние. Мы делаем все необходимое, чтобы воссоединить части, и тогда состояние изменяется.

Результаты такого подхода очень заметны для клиента, и это особенно важно для новых клиентов. Он не размышляет, "когда же начнется сам процессинг", или "что мне это дает". Клиент в любом случае сотрудничает с фасилитатором и сам себе демонстрирует результат. Все клиенты, с которыми я проводил объединение противоположностей, очень быстро схватывали идею и хорошо осознавали результат, который они получили в конце процесса. Для этого не требуется никакого специального обучения клиента, и его вопросы после процесса в основном о том, "почему мне никто раньше не сказал, что это так просто".

Мы проясняем пару противоположностей, только если одна из частей нежелательна для клиента. Нет смысла, и на самом деле вредно, разбирать на части желательные игры, созданные клиентом. Некоторые противоположности лучше оставить в покое, если они действуют, создавая какое-то оживление и радость в жизни человека.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх