КАРТЫ БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО

Проблема бессознательного с различных методологических позиций, на различных уровнях знания и представления о психическом обсуждалась и конструировалась в теориях философского и психологического порядка в течение почти трех тысячелетий. Несмотря на столь длительную историю проблемы и широчайший интерес к ней в последние столетия в философии, психологии, психиатрии и психотерапии, пока не удалось построить целостной теории, объясняющей механизмы и структуру бессознательного.

В широком смысле бессознательное – это совокупность психических процессов, актов и состояний, которые не представлены в сознании человека. В ряде психологических теорий бессознательное рассматривается как особая сфера психического или система процессов, качественно отличных от явлений сознания. Термин используется так- же для характеристики индивидуального и группового поведения, действительные мотивы и последствия которого не осознаются. Понятие «бессознательное» широко используется в современной философии, психологии, психиатрии, психофизиологии, юридических науках, в искусствоведении.

Общая идея о бессознательном, восходящая к учению Платона о познании-воспоминании (анамнесисе), оставалась господствующей вплоть до нового времени. Новое осмысление бессознательное получило в философских системах Р. Декарта, Г. Лейбница, Г. Юма, Д. Гарт-ли, И. Канта, Г. Гегеля, Шопенгауэра, Ф. Ницше, Э. Гартмана. Собственно психологическое изучение бессознательного было предпринято в XIX веке Карпентером, Майерсом, Фехнером, Гельмгольцем, психиатрами Шарко, Бернгеймом, Жане, Брейером.

Основателем учения о бессознательном считается основоположник психоанализа 3. Фрейд. Дальнейшее развитие фрейдистская концепция получила в учениях К. Г. Юнга, А. Адлера, В. Райха, «культурно-философской психопатологии» К. Хорни, «межличностной психиатрии» Г. С. Салливана, «гуманистическом» психоанализе Э. Фромма. В российской психологии проблема бессознательного разрабатывается особенно в связи с теорией установки Д. Н. Узнадзе. Психофизиологические аспекты бессознательного, изучавшиеся в свое время

2 И. М. Сеченовым и И. П. Павловым, исследуются в связи с анализом s сна и гипнотических состояний, корковых и подкорковых образований, явлений автоматизма в трудовой и спортивной деятельности. последнее время обсуждаются возможности применения кибернетических представлений и методов моделирования в исследовании бессознательного.

Еще в начале XX века Иван Павлов сравнивал психолога, изучающего только сознательные явления в психике, с человеком, идущим в ь темноте с фонарем, освещающим лишь небольшие участки местности. Значимость исследований бессознательного обусловлена еще и тем, '. что «бессознательное не отделено от сознания какой-то непроходимой стеной. Процессы, начинающиеся в нем, часто имеют свое продолжение в сознании, и, наоборот, многое сознательное вьипесняется j нами в подсознательную сферу. Существует постоянная, ни на минуту не прекращающаяся живая динамическая связь между обеими сферами нашего сознания. Бессознательное влияет на наши поступки, j обнаруживается в нашем поведении, и по этим следам и проявлениям 1 мы научаемся распознавать законы, управляющие им» (Л.С. Выготский, 1968).

В отечественной психологии в настоящий момент существует огромное количество исследований участия бессознательного в регуляции психической деятельности. Особое внимание уделяли изучению бессознательного с позиций установки Д. Н. Узнадзе и его школа (А. С. Прангишвили, И. Т. Бжалава, В. Г. Норакидзе и др.), влияния установки на деятельность (А. Г. Асмолов). Связи бессознательного с не-вербализованными смыслами посвящены исследования В. К. Вилюна-са и О. К. Тихомирова. Неосознаваемым внутриличностным противоречиям и неосознаваемым конфликтам посвящены труды В. В. Столи-на, Е. С. Калмыковой, А. Р. Лурии. Сферы взаимодействия сознательного и бессознательного уровней при анализе процессов мышления и творчества интенсивно изучались О. К. Тихомировым, В. Л. Поплуж-ным, И. А. Васильевым. Большой вклад в общую методологию исследования бессознательного внес Ф. В. Бассин (39).

Проблема бессознательного в русской психологии и философии решалась и решается в плане диалектико-материалистической парадигмы. Один из самых крупных исследователей бессознательного Ф. Б. Бассин пишет: «Подход к проблеме «бессознательного», характерный для русской и в дальнейшем для советской науки, определялся (без всяких упрощенных попыток отрицания этой проблемы) прежде всего некоторыми методологическими принципами, которые обоснованно рассматриваются и поныне как единственно в данном случае адекватные. Главный из этих принципов заключается в том, что проявления «бессознательного» могут и должны изучаться на основе той логики и тех категорий, которые используются при изучении любых иных форм мозговой деятельности». То есть в советской психологии бессознательное объяснялось и объясняется на основе рационального, детерминистического, экспериментального подхода.

В русской психологии бессознательное в настоящее время понимается в двух аспектах:

• как совокупность психических процессов, актов, состояний, обусловленных явлениями действительности, во влиянии которых индивид не отдает себе отчета;

• как форма психического отражения, в которой образ действительности и отношение, которое проявляет личность, не выступают как предмет специальной рефлексии, составляя нерасчле-ненное целое.

Бессознательное отличается от сознания тем, что отражаемая им реальность сливается с переживаниями субъекта деятельности, его отношением к миру, поэтому в бессознательном невозможны произвольный контроль осуществляемых субъектом действий и оценка их результатов. В бессознательном действительность переживается личностью через такие формы уподобления, отождествления себя с другими людьми и явлениями, как непосредственное эмоциональное вчув-ствование, идентификация, эмоциональное заражение, объединениеразличных явлений через сопричастность, а не через выявление логических противоречий и различий между объектами по тем или иным существенным признакам.

Как известно, понятие идентификации введено 3. Фрейдом для объяснения сновидений и процессов, посредством которых маленький ребенок усваивает образцы поведения значимых других, формирует «Сверх-Я», принимает женскую или мужскую роль и пр.

В советской психологии идентификация понимается как эмоционально-когнитивный процесс неосознаваемого отождествления субъектом себя с другим субъектом, группой, образцом.

Идентификация охватывает три пересекающиеся области психической реальности:

• процесс объединения субъектом себя с другим индивидом или группой на основании установившейся эмоциональной связи, а также включение в свой внутренний мир и принятие как собственных норм, ценностей, образцов;

• видение субъектом другого человека как продолжение себя самого и проекция, наделение его своими чертами, чувствами, желаниями;

• механизм постановки человеком себя на место другого как усвоение его личностных смыслов (рефлексия I порядка, по Ле-февру).

В бессознательном прошлое, настоящее и будущее зачастую сосуществуют, объединяясь в каком-либо одном психическом акте (например, в сновидении). Бессознательное находит свое выражение в ранних формах познания ребенком действительности и первобытном мышлении, интуиции, аффектах, панике, гипнозе, сновидениях, привычных действиях, подпороговом восприятии и т. д., а также в стремлениях, чувствах и поступках, причины которых не осознаются личностью.

В современной русской психологии выделяют четыре проявления бессознательного.

1. Надсознательные явления. Под надсознательным понимается не поддающийся индивидуальному сознательно-волевому контролю уровень психической активности личности при решении творческих задач. Представление о специфике этого уровня было описано К. С. Станиславским, обозначавшим его термином «сверхсознание», под которым понимался высший этап творческого процесса, отличающийся как от его сознательных, так и от бессознательных компонентов.

В дальнейшем П. В. Симонов интерпретировал сверхсознание как механизм творческой интуиции, благодаря которому происходит реком-бинация прежних впечатлений, чье соответствие действительности устанавливается вторично. Применительно к процессам индивидуального научного творчества надсознательное представлено в их регуляции категориальным аппаратом познания, который не осознается самим ученым, поглощенным предметом исследования, но структура и требования развития которого отражаются в его гипотезах и решениях.

Понятие о надсознательном позволяет разграничить две формы неосознаваемой психической активности: зависящую от уже запечатленной в мозге информации (детерминация прошлым) – бессознательное; устремленную на созидание того, чего никогда не было в личном и коллективном опыте (детерминация потребным будущим), – надсознательное.

2. Неосознаваемые побудители деятельности (неосознаваемые мотивы и смысловые установки). Ф. В. Бассин утверждает: «Систематическое исследование вопроса, какую роль неосознаваемые психические процессы играют в детерминации сложных форм приспособительного поведения, проводилось у нас, по существу, только в рамках психологического направления, созданного Д. Н. Узнадзе».

Д Н. Узнадзе, резюмируя свое понимание установки, пишет следующее: «Основное положение таково: возникновению сознательных психических процессов предшествует состояние, которое ни в какой степени нельзя считать непсихическим, только физиологическим состоянием. Это состояние мы называем установкой – готовностью к определенной активности, возникновение которой зависит от наличия следующих условий: от потребности, актуально действующей в данном организме, и от объективной ситуации удовлетворения этой потребности».

Таким образом, установка возникает при «встрече» двух факторов – потребности и ситуации удовлетворения потребности, определяя направленность любых проявлений психики и поведения субъекта деятельности. В том случае, если импульсивное поведение наталкивается на те или иные препятствия, оно прерывается, начинает функционировать специфический только для сознания человека механизм объективации, благодаря которому человек выделяет себя из действительности и начинает относиться как к существующему объективно и независимо от него.

«Установка как специфическая сфера психического является закономерным компонентом деятельности именно как неосознаваемое состояние. Это активное состояние, не принимающее нормы, характерной для содержания сознания».

3. Неосознаваемые регуляторы способов выполнения деятельности (операциональные установки и стереотипы автоматизированного действия и поведения), обеспечивающие направленный и устойчи-вый характер ее протекания. Они лежат в основе регуляции автоматизированных и непроизвольных действий и обусловливаются образами неосознанно предвосхищаемых событий и способов действия, опирающихся на прошлый опыт поведения в подобных ситуациях. Они могут осознаваться субъектом, если на пути привычного автоматизированного действия встречается неожиданное препятствие.

Представление о психофизиологических механизмах неосознаваемого автоматизированного поведения разработано Н. А. Бернштей-ном в концепции уровней построения движений.

4. Проявления субсенсорного восприятия. Под субсенсорным восприятием в современной психологии понимается форма непосредственного психического отражения действительности, обусловленная такими раздражителями, о влиянии которых на его деятельность субъект не может дать себе отчета. Для обозначения явлений субсенсорного восприятия У. Найссер предложил понятие «предвнимание», Г. В. Гершуни – «субсенсорная область».

Процессы предвнимания, связанные с переработкой информации за пределами произвольно контролируемой деятельности, обеспечивают приспособительную реакцию на те или иные еще не распознанные изменения ситуации. Субсенсорной областью названа зона раздражителей (неслышимых звуков, невидимых световых сигналов и т. п.), вызывающих непроизвольную объективно регистрируемую реакцию, которые могут быть осознаны, если им придается сигнальное значение. Изучение процессов предвнимания и субсенсорных раздражителей позволяет выявить резервные возможности органов чувств че-ловека.

Несмотря на длительное развитие понятия бессознательного в русле философской рефлексии и разработку многочисленных моделей анализа и подходов в психологической и философской науках за последние 100 лет, целостная теория бессознательного к настоящему времени не создана. В то же время разработка проблемы бессознательного в структурном и функциональном аспектах как системного образования имеет немалую перспективу, так как без этого невозможно построение научной теории психологических и философских знаний и адекватной практической работы с клиентами в русле психотерапии, трансформации и интеграции личности.

Как показывает анализ статей и литературных источников, посвященных РСС, самое большое влияние на представления специалистов о соотношениях сознательного и бессознательного в человеке имеет теория 3. Фрейда (97, 99). Как мы указывали выше, Фрейд в топической системе душевной жизни выделил три инстанции: Я (Эго), Оно(Ид), Сверх-Я (Супер-Эго). Две последние инстанции локализовались в слое «бессознательное». Ид – энергетический источник психических процессов, центр слепых инстинктов, либо сексуальных (либидо), либо агрессивных, стремящихся к немедленному удовлетворению независимо от отношений человека к внешней реальности. Супер-Эго включает моральные стандарты, запреты и поощрения, усвоенные личностью большей частью бессознательно в процессе воспитания, прежде всего от родителей. Приспособление к окружающей реальности происходит при помощи Эго, которое воспринимает окружающий мир и состояние организма, сохраняет воспринятую информацию в памяти и регулирует ответные действия индивида в интересах его самосохранения.

Среди специалистов, занимающихся связным осознанным дыханием, многие придерживаются несколько иной картографии психического, но есть некоторые общие теоретические постулаты:

1. Существование определенного напряжения (конфликта, по Фрейду) во взаимоотношениях сознательного и бессознательного.

2. Напряжение между этими структурами снимается при помощи защитных механизмов (подавление, отрицание, проекция, сублимация, идентификация, регрессия, изоляция, рационализация, конверсия и т. д.), основной функцией которых является «ограждение» сознания от негативных, травмирующих личность переживаний.

3. Задача терапевтической техники – выявление травмирующего переживания и освобождение от них личности путем осознания (катарсис, по Фрейду, интеграция в вайвейшн и Свободном Дыхании).

4. Значимость бессознательной мотивации в поведении и деятельности личности.

5. Детство как возраст, который изначально определяет характер и установки взрослой личности, и влияние детских травм на поведение взрослого.

6. Сложное строение личности.

7. Существование противоречий и конфликтов в психической организации человека (38, 39).

Не будем утверждать, что содержательная интерпретация этих теоретических постулатов однозначна, но общих элементов много. И даже в способах душевной жизни топический, динамический и экономический аспекты существуют вполне определенно, хотя их обозначения могут быть другими, а интерпретация измененной.Р. Ассаджиоли, основатель психосинтетического подхода в психотерапии, преследовал конкретную цель – довести до сознания разнообразный материал бессознательного, интегрировать его и достичь синтеза этого материала с сознанием в процессе самопознания (3).

Исходя из этого можно выделить общие для психосинтеза и дыхательных техник (холотропное дыхание, ребефинг) положения:

1. Центральное место занимает работа с сознанием человека.

2. Признание важности смысла, который каждый видит и ищет в жизни. Человек способен преодолеть совершенно невозможные трудности, если убежден, что это имеет смысл. И он терпит крах, если вынужден признать, что лишь играет роль в сказке, рассказанной идиотом. «Жизнь и глупа, и наделена смыслом. Если не смеяться над первым и не размышлять над вторым, то жизнь становится банальной» (К. Г. Юнг).

3. Подчеркивание будущего и его динамической роли в настоящем.

4. Признание роли положительных, творческих переживаний, их активное вызывание.

5. Необходимость принимать решения и выборы, являющиеся аспектами воли, в процессе самопознания.

6. Использование активных методов и приемов в терапии. Перед тем как перейти к конкретным техникам и приемам из арсенала психосинтеза, используемым мной в практике холотропной терапии и ребефинга, необходимо напомнить о строении человеческой психики. Р. Ассаджиоли одним из первых разработал своеобразную спектральную теорию сознания, включающую в себя следующие «слои»:

• слой бессознательного, который, в свою очередь, состоит из низшего бессознательного (координация телесных функций; главным образом, инстинктивные стремления; сновидения и образы наших типов; комплексы, связанные с интенсивными эмоциями и др.), среднего бессознательного (различные переживания, обычная ментальная и образная деятельность) и высшего бессознательного, или сверхсознательного (источник высших чувств, любви, гениальности, состояний озарения и экстаза);

• поле сознания как непрерывный поток ощущений, мыслей, чувств, которые поддаются наблюдению, анализу и оценке;

• сознательное «Я», главной характеристикой которого является способность осознавать себя и окружающее;

• высшее «Я», которое не затрагивается ни потоком разума, ни телесными состояниями. Личное сознательное «Я» должно рассматриваться как его отражение. Осознание «Я» мо-жет быть достигнуто путем использования определенных психологических методов, среди которых процесс индивидуа-ции Юнга, техника раджа-йоги и др.;

• коллективное бессознательное (примитивные архаичные структуры мира архетипов Юнга и высшая деятельность сверхсознательного характера).

Кэн Уилбер, один из основателей и ведущих теоретиков трансперсональной психологии, в своем Спектре сознания раскрывает в психологических терминах многоуровневость человеческой сущности. В его Спектре сознания представлено пять основных уровней (91).

1. Уровень Ума (Mind). Центральным моментом в философии вечного является представление о том, что «сокровенная» часть сознания идентична абсолютной и предельной реальности универсума, известного под именем Брахмана, Дао, Дхармакайя, Аллаха, Бога, – мы назвали только некоторых, в целях удобства мы будем называть их просто Умом. В соответствии с всеобщей традицией Ум является тем, что есть, и всем, что есть, находится вне пространства и потому бесконечен, вневременен и потому вечен, вне его нет ничего.

На этом уровне человек идентифицируется с универсумом, со всем или, скорее, он есть Все. Согласно философии вечного, этот уровень не является ненормальным уровнем состояния сознания, скорее, он является единственным реальным уровнем сознания. Все остальные оказываются иллюзорными.

2. Трансперсональные полосы. Это сверхиндивидуальная область Спектра, здесь человек не осознает своей идентичности со Всем и в то же время его идентичность не определяется границами индивидуального организма.

3. Экзистенциальный уровень. Здесь человек идентифицируется только со всем своим психофизическим организмом, существующим во времени и пространстве, это первый уровень, на котором проводится четкая граница между личностью и другими организмами и окружающей средой.

4. Уровень Эго. На этом уровне человек непосредственно не идентифицирует себя с психосоматическим организмом. Скорее, в силу различных соображений он идентифицирует себя только с более или менее правильным ментальным представлением или картиной всего своего организма. Иными словами, он идентифицируется с Эго – своим образом.5. Уровень Тени. При определенных обстоятельствах человек мо-ясет отчуждать от себя различные аспекты своей психики, разотождествляться с ними и, таким образом, сужать свою сферу идентификации до части Эго, которое мы можем соотносить с персональностью. Это уровень Тени: человек идентифицируется с обедненным и неверным образом самого себя.

Расширенная картография бессознательного Станислава Грофа включает в себя четыре основных уровня (18, 19, 20):

1. Эстетический опыт. Он не вскрывает бессознательное и не имеет никакого психодинамического значения. Наиболее серьезные аспекты этого опыта могут быть объяснены в физиологических терминах как результат стимулирования сенсорных органов.

2. Психодинамика. Переживания, относящиеся к этой категории, рождаются в области индивидуального бессознательного и относятся к той сфере личности, которая доступна в обычных состояниях сознания. Сюда относятся значимые воспоминания, эмоциональные проблемы, неразрешенные конфликты, вытесненный материал разных периодов жизни.

3. Перинатальной опыт. Основной характеристикой этого опыта и его центральным фокусом являются проблемы биологического рождения, физической боли и агонии, старения, болезни, немощи, умирания и смерти.

4. Трансперсональный опыт. Феноменологически сводится к следующим переживаниям:

• временное расширение сознания, включающее, скажем, переживание предков, постинкарнационный опыт, филогенетический опыт;

• пространственное расширение сознания, включающее идентификацию с другими личностями, идентификацию с животными и растениями, планетарное сознание, сознание неорганической материи, внетелесное сознание и пр.;

• пространственное сужение сознания – до уровня отдельного органа;

• ощущение реальности, выходящей за границы «объективной реальности» – опыт переживания других вселенных и встреча с их обитателями, архетипические переживания и восприятие сложных мифологических сюжетов, интуитивное пониманиеуниверсальных символов, активация чакр, восприятие сознания Ума – универсума, восприятие сверхкосмической и мета-космической пустоты.

Заканчивая главу «Театры сознания в психологии», я с уверенностью могу сказать, что мог бы писать ее тысячи лет, и если бы даже был физически бессмертен, то так и не окончил бы ее, даже в общих чертах.

Театр этот таков, что ежесекундно в нем меняются декорации, актеры, сюжеты и зрители…





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх