Рис. 18. Структура анимуса

Возлюбленный тамас «признает» непосредственно объект. Причем форма объекта не играет для него решающей роли. Можно сказать, что тамас имеет деструктивный характер. В этом аспекте можно говорить о любви как о горе и несчастье, когда мужчина страдает, «сгорает» от любви, впадает в депрессию; когда чувства пожирают его, забирая всю энергию.

Аспект тамас возлюбленного не является творческим. Более того, он считается негативным в том отношении, что лишает Анимуса аспекта Демиурга. В этом качестве Анимус полностью обусловлен Анимой, является рабом ее косной энергии.

Каждая Анима является тайной воздыхательницей по отношениям Анимус сатьва, но так как Анимуса сатьва не интересует энергия Ани-мы, то отношение Анимы к Анимусу бессмысленно.

Маг сатьва – это мудрец, ученый, «творец космоса», расширяющий сферу знания. Маг в силе сатьва – это пробужденный строитель, нашедший или находящийся в процессе поиска философского камня.

Архетип Мага в расцвете всей силы воплощает в себе лучшие качества мужской энергии и мистической, демиурговой в том числе. Для Мага сатьвы важен не столько результат творчества и даже не его процесс, для него важно лишь состояние творчества, причем не в обыденном смысле, а за чертой реальности. В этом процессе его основной интерес – истина.

Маг сатьва является выражением самой тонкой и одухотворенной энергии Анимуса, энергии творческого мышления и познания. На уровне персонификации это некий сумасшедший профессор, углубившийся в процесс поиска, творения и потерявший ориентацию в действительности.

Маграджас так же, как и Маг сатьва, занимается поиском истины, но его уже интересуют определенные формы истины и ее качества. Свои силы он направляет в основном на утверждение истины в социуме и на ее социальную адаптацию. Он заинтересован в претворении своих идей непосредственно в жизнь, в их распространении, инсти-туциализации. Раджас с удивительной ловкостью оперирует формами истины, постоянно шлифуя их. Для него имеет огромную важность продуцирование форм, теорий, концепций, статей, монографий и т. п.

Маг тамас больше фиксирован на борьбе с магами. Его мало или совсем не интересует истина, а значение для него имеет лишь социальное пространство среди магов. В искаженном аспекте Маг – это мошенник, недоумок, вообразивший в себе экстрасенсорные, черно – и беломагические свойства и объявляющий себя чудотворцем или колдуном всея Руси… Тамас не имеет своих идей и живет тем, что присваивает чужие. Еще один его аспект – это безумие Демиурга, когда творческая энергия лишает Мага личности, идея уничтожает его. Как правило, тамас хорошо адаптирован в социуме, он манипулирует истиной в корыстных целях, его можно назвать карьеристом. В реальной жизни тамас часто порабощает и пожирает сатьву.

Воин сатьва – это совершенный витязь, которого не интересуют манифестации силы, превосходства, энергии воли. Архетип Воина в его полной силе: благородный витязь, воплотивший в себе все возможные мужские качества – честность, чистоту помыслов, красоту и эстетичность действия, доблесть, справедливость, осознанность. Сатьве важно само состояние. Одним из известнейших примеров воина сать-вы может служить сказочный персонаж Илья Муромец. В силу того, что воина сатьву интересует состояние, он обусловлен воинским духом и не требует платы за проявление энергии воина. Сатьве важен сам путь воина, причем в той степени, в которой он не входит в противоречие с идеей пути. Для него не имеет значения, кому помогать, он с легкостью может попрощаться с жизнью, спасая ребенка, бродягу, или погибнуть за честь страны.

Воин раджас. Его основная идея – борьба, жизнь без которой он не приемлет. На бытовом уровне это звучит приблизительно следующим образом: «Нет войны – борись с соседом». Для него важно наличие врага, а противник это или однополчанин – не имеет большого значения. Раджаса интересует социальная форма и перспектива ее улучшения, в том числе достижение определенных воинских отличий, но он в основном обусловлен самой идеей борьбы и преодоления сопротивления.

Воин тамас отличается тем, что полностью отвергает дух или любую перспективу борьбы. Его интересует лишь ее внешняя форма. Он – типичный солдафон, мародер, совершенно аморальный и деструктивный. Искаженный аспект воина – это трус, утративний доблесть, разбойник, сильный, но потерявший честность, мародер, бесчестный, потерявший чистоту помыслов, солдафон, сильный, но глупый и ограниченный. Часто мифологический сюжет нам дает героя, в котором сплетены все искаженные аспекты архетипа Воина.

Царь сатьва – это благородный царь, мудрый, правильно осознающий свое место, живущий во благо своей страны и подданных. Правитель. Все жители его государства благоденствуют, конфликты и войны отсутствуют, внутренние коллизии сведены к нулю. Его царство является образцом государственности, метафорическим садом Эдема.

27 – 4797Но, как правило, существует только миф о правителе сатьва. Этот миф отсылается либо в эволюционную перспективу, либо в историю существования человеческой цивилизации. Мифы о царе-мудреце являются неким образцом для государственного деятеля. В реальной жизни более распространенным является правитель раджас.

Царь раджас во многих смыслах является строителем государственности. Он издает указы, формирует новые институты власти, занимается политическим распрями. Раджаса, безусловно, интересует благоденствие государства, но не это для него главное. Цель правителя раджаса – повсеместное расширение власти и манифестация царственной воли. В наиболее успешных вариантах эта манифестация имеет божественный характер (в случае с Александром Македонским).

Царь тамас является ярчайшим выражением негативности, дест-руктивности власти. Это может быть тиран, неправильно использующий королевскую силу. Это может быть слабый правитель, недоумок, не обладающий связностью: несчастная страна, нищие, потерявшие смысл жизни подданные. В качестве примеров можно вспомнить безумного Ивана Грозного, Иосифа Сталина конца 30-х годов. Наличие тамаса во главе государства, как правило, ведет к его опустошению, обнищанию, расцвету воровства, казнокрадства, манипуляций властью и в конце концов – к краху царской воли, когда она принимает вид или безумия, или шутовства. Тамас царя – это проявление деструктивного аспекта власти, когда она не творит, но уничтожает государственность, естественный ход событий, жизнь людей.

Каждый мужчина является манифестацией определенного качества архетипа. Обычно он фиксируется на определенном архетипе. Именно эта фиксация является гарантом устойчивости социума вообще.

Когда Анимус встречается с Анимой, он извлекает меч своей силы, а Анима брызжет ядом обольщения и искушения. Взаимоотношения Анимы и Анимуса могут быть как позитивными, так и негативными, но всегда «нуминозными» (сакральными, божественными, ужасающими, всемогущими и одновременно величественными, придающими чувство полноты существования), эмоционально насыщенными, коллективными по природе. Анима становится Эросом сознания, а Анимус – ее Логосом.

У мужчины образ женщины вообще, женские свойства, качества, черты, изначально присутствующие в его сознании, по мере формирования личности вытесняются в бессознательное, то есть Анима в мужчине подавлена и отвержена. Тот же самый процесс происходит у женщины – Анимус вытеснен из сознания в бессознательное.

В древности почти во всех культурах существовал миф о гермафродите. Гермафродит – результат приложения символики числа два к человеческому существу, создания целостной, несмотря на ее дуальность,личности. В греческой мифологии Гермафродит, сын Гермеса и Афродиты, юноша необычной красоты, воспитанный наядами на горе Ида во Фригии. Когда ему исполнилось пятнадцать лет, он отправился странствовать по Малой Азии. Однажды в Карий, когда Гермафродит купался в водах источника, нимфа этого ключа Салмакида страстно влюбилась в него, но ее мольбы о взаимности не имели успеха. По просьбе Салмакиды боги слили ее с Гермафродитом в одно двуполое существо.

В Индии такое двуполое существо – объединение двух полов в одном индивидууме – было главной силой, светом, излучающим жизнь.

Платон в «Пире» утверждает, что Бог сначала создал человека в виде сферы, заключающей в себе два тела и оба пола.

Идея изначальной целостности присутствует почти во всех космологических картинах мира. В мистической традиции иудаизма это Адам Кадмон, первообраз духовного и материального мира, а также человека, в котором Эрос и Логос, Хаос и Космос, мужское и женское воплощены в едином. Эта идея нашла свое воплощение в мифологеме гностиков о антропосе, в образах Пуруши и Гайомарта в индоиранской традиции, в божественном Кецалькоатле доколумбовой Мексике.

В «Упанишадах» читаем: «Он был поистине таким большим, как обнимающиеся мужчина и женщина. Он разделил свой атман на две части, из них возникли муж и жена».

В Исламе идея выражена еще более четко: «Мы создали человека как единство двух полов, так чтобы можно было подвергнуть его испытанию. Мы наделили его видением и слышанием, так что – будет ли он благодарен или забудет о нашей милости – мы показали ему правильный путь» (Коран, 76-1).

В терминологии К. Г. Юнга есть понятие «Самости», центрального архетипа, первообраза упорядоченной целостности, центра и цели индивидуации, то есть становления личности, ее интеграции. На этом пути человек сначала снимает свои Маски – результат его социального отчуждения. Юнг писал: «Есть опасность стать тождественным свой Маске, скажем, когда профессор отождествляет себя со своей кафедрой или тенор – со своим голосом. Маска есть то, что человек, по сути дела, не есть, но за что он сам и другие люди принимают этого человека». В конечном счете, достижение «Самости» происходит тогда, когда Анима и Анимус, мужское и женское соединяются в иерогамии – священном браке – интимном союзе или внутреннем согласии бессознательной женственной стороны мужчины с его духом.

«Архетип сам по себе ни добр, ни зол. Он есть морально индифферентное numen, которое становится таким или другим или противоречивой двойственностью обоих лишь через столкновение с сознанием. Этот выбор добра или зла умышленно или неумышленно следует из человеческой установки».

Топологически правая сторона человеческого тела считается мужской, левая – женской.

Все символы естественной жизни характеризируются правосторон-ностью. В египетской системе иероглифов «входить» предполагает идти направо, а «выходить» – идти налево. Ориентируясь на эти иероглифы, мы приходим к выводу, что правое соответствует восходу, а левое – заходу солнца. Подобным же образом правая сторона принимает дополнительное значение рождения и жизни, тогда как левая сторона ассоциируется со смертью. Правая рука равняется мужественности, левая рука дает приют магическим силам, а правая – силе разума. Повернуть налево – значит оглянуться на прошлое, бессознательное, подразумевающее внутреннюю сосредоточенность, повернуть направо – взглянуть на внешний мир, включающий действия и экстравер-тность.

Мы имеем позитивную и рациональную установку при работе с Анимой и Анимусом.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх