Загрузка...


  • Глава 5. Иисус — историческая личность
  • Иисус есть историческое лицо
  • Христианские источники, подтверждающие историчность Иисуса
  • Какие существуют доказательства историчности Христа помимо Библии?
  • Глава 6. Иисус — Сын Божий
  • ПРЯМЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ ХРИСТА О СВОЕЙ БОЖЕСТВЕННОСТИ
  • ДРУГИЕ УТВЕРЖДЕНИЯ ХРИСТА
  • ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ЕГО СЛОВ ДРУГИМИ
  • КОСВЕННЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА ХРИСТА О СВОЕЙ БОЖЕСТВЕННОСТИ
  • ИМЕНА ХРИСТА
  • Глава 7. Три варианта: Бог, обманщик или безумец?
  • Глава 8. Что было бы, если,
  • ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, МЫ ВПРАВЕ ОЖИДАТЬ, ЧТО ОН ПОЯВИТСЯ НА СВЕТ НЕОБЫКНОВЕННЫМ ОБРАЗОМ
  • СВИДЕТЕЛЬСТВА О НЕПОРОЧНОМ ЗАЧАТИИ
  • ИСТОРИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О НЕПОРОЧНОМ ЗАЧАТИИ ИЗ НЕБИБЛЕЙСКИХ ИСТОЧНИКОВ
  • ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, ТО МЫ ВПРАВЕ ОЖИДАТЬ ОТ НЕГО БЕЗГРЕШНОСТИ
  • ОТ БОГА, ВОПЛОТИВШЕГОСЯ В ЧЕЛОВЕКА, МЫ ВПРАВЕ ОЖИДАТЬ СВЕРХЕСТЕСТВЕННЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ В ВИДЕ ЧУДЕС
  • БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ
  • ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, ОН ДОЛЖЕН ПРОИЗНОСИТЬ ВЕЛИЧАЙШИЕ СЛОВА В МИРЕ
  • ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, ОН ДОЛЖЕН ОКАЗАТЬ ГЛУБОКОЕ И НЕПРЕХОДЯЩЕЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ЛЮДЕЙ
  • БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ДОЛЖЕН УТОЛИТЬ ДУХОВНУЮ ЖАЖДУ
  • ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, МЫ ВПРАВЕ ОЖИДАТЬ ОТ НЕГО ВЛАСТИ НАД СМЕРТЬЮ
  • Глава 9. Ветхозаветные пророчества о Мессии, исполнившиеся в Иисусе из Назарета
  • ИСПОЛНЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ — ДОКАЗАТЕЛЬСТВО МЕССИАНСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ ХРИСТА
  • Пророчества о Его рождении
  • ПРОРОЧЕСТВА О ПРИРОДЕ МЕССИИ
  • ПРОРОЧЕСТВА О ЕГО СЛУЖЕНИИ
  • ПРОРОЧЕСТВА О СОБЫТИЯХ ПОСЛЕ ПОГРЕБЕНИЯ ХРИСТА
  • ПРОРОЧЕСТВА, ИСПОЛНИВШИЕСЯ В ОДИН ДЕНЬ
  • ИСПОЛНЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ ПОДТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ИИСУС — МЕССИЯ, ХРИСТОС И СЫН БОЖИЙ
  • ВРЕМЯ ПРИХОДА МЕССИИ
  • Исполнение пророчества
  • ИСТОЛКОВАНИЕ ПРОРОЧЕСТВА
  • ВЕТХОЗАВЕТНЫЕ ПРОРОЧЕСТВА, БУКВАЛЬНО СБЫВШИЕСЯ В ИИСУСЕ ХРИСТЕ
  • Глава 10. Воскресение: обман или исторический факт?
  • ВАЖНОСТЬ ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТА
  • ХРИСТОС ГОВОРИТ О СВОЕМ ГРЯДУЩЕМ ВОСКРЕСЕНИИ
  • ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОДХОД
  • ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СОБЫТИЙ У ГРОБНИЦЫ ПЕРЕД ВОСКРЕСЕНИЕМ
  • ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СОБЫТИЙ ПОСЛЕ ВОСКРЕСЕНИЯ
  • ИИСУС БЫЛ ЖИВ — ЯВЛЕНИЯ ПОСЛЕ ВОСКРЕСЕНИЯ
  • ВРАГИ ХРИСТА НЕ СУМЕЛИ ОПРОВЕРГНУТЬ ЕГО ВОСКРЕСЕНИЯ
  • УСТАНОВЛЕННЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТЫ
  • УСТАНОВЛЕННЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТЫ
  • «ТЕОРИИ», ВЫДВИГАВШИЕСЯ ДЛЯ ОБЪЯСНЕНИЯ ВОСКРЕСЕНИЯ
  • ТЕОРИЯ ОБМОРОКА
  • ТЕОРИЯ ПОХИЩЕНИЯ
  • ТЕОРИЯ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ
  • ЖЕНЩИНЫ, А ВСЛЕД ЗА НИМИ И ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ, ПРИШЛИ НЕ К ТОЙ ГРОБНИЦЕ
  • ЧАСТЬ II. ЕСЛИ НЕ СЫН БОЖИЙ, ТО КТО?

    Этот раздел исключительно важен, поскольку он связан с личностью Иисуса Христа. Кто Он? Действительно ли Он — Сын Божий? Без ответа на эти вопросы не обойтись. Если Он, — действительно. Тот, кем называл Себя, то есть Мессия и Сын Божий, то вечное отношение человека к Богу будет связано с его отношением к Иисусу в мире. Эти заметки покажут вам, что Иисус был Спасителем, а не просто знаменитостью.

    Глава 5. Иисус — историческая личность

    Иисус есть историческое лицо

    На диспуте, организованном студенческим объединением одного из университетов на Среднем Западе США, моим оппонентом была кандидатка на выборах в Конгресс от отделения Прогрессивной рабочей партии (Марксистской) в Нью-Йорке. В своем вступительном слове она сказала: «Современные ученые практически полностью разоблачили миф об историчности Христа…» Я не поверил своим ушам, хотя, правда, и был ей благодарен за эти слова, потому что вскоре 2500 студентов убедились, что своих домашних заданий по истории эта дама явно не готовила. Случилось так, что при мне были нижеследующие заметки, которые я и использовал для своего ответа. Если кто и проповедует теорию о том, что Христос был мифом, то уж точно не историки — может быть, горсточка экономистов.

    Как справедливо замечал Ф. Ф. Брюс, профессор библиоведения в Манчестерском университете: «никому не возбраняется играть в теорию мифичности Христа, но занимающиеся этим противоречат историческим свидетельствам. Для непредубежденного специалиста существование Христа столь же несомненно, как Юлия Цезаря. Теории «мифа о Христе» распространяются людьми, от истории далекими».

    Отто Бетц заключает, что «ни один серьезный исследователь не отваживается утверждать, что Христа не существовало в истории».

    Христианские источники, подтверждающие историчность Иисуса

    Двадцать семь различных новозаветных документов

    Джон Монтгомери задает следующий вопрос:

    «Что же, таким образом, известно историкам об Иисусе Христе? Прежде всего то, что для получения Его точного портрета можно целиком полагаться на документы Нового Завета. Известно и то, что этого портрета нельзя уничтожить никакими умственными построениями, включая направленный против Христа образ мыслей, философствование или литературные ухищрения».

    Отцы церкви

    Поликарп, Евсебий, Ириней, Игнатий, Иустин Мученик, Ориген и др.

    Какие существуют доказательства историчности Христа помимо Библии?

    Корнелий Тацит (род. 52-54 г. от Р. Х.)

    Римский историк. В 112 г. был губернатором Азии. Зять Юлия Агриколы, в 80-84 г. — наместника Британии. Описывая правление Нерона, Тацит пишет о смерти Христа и о христианах в Риме:

    «Но ни все оправдания, какие можно получить от людей, ни все богатства, которые этот правитель мог расточить, ни все жертвы, какие приносил он богам, не могли снять с Нерона тягостное обвинение в том, что он, как считали, приказал устроить пожар Рима. Чтобы подавить эти слухи, он обвинил в поджоге и покарал самыми изощренными пытками людей, которых* обычно называли христианами и ненавидели за их чудовищные преступления. Христос, по имени которого они так назывались, был казнен Понтием Пилатом, прокуратором Иудеи во время правления Тиберия: однако пагубный сей предрассудок, исчезнув на время, вспыхнул вновь, причем не только в Иудее, где возникло это зло, но также и в Риме». Анналы XV.44

    Тацит упоминает христиан также в отрывке из своей «Истории», где речь идет о сожжении Иерусалимского храма в 70 г. от Р. Х.; этот отрывок сохранился у Сульпиция Севера («Хроники» II, 30.6).

    Лукиан из Самосаты

    Сатирик II века, с презрением относившийся к Христу и христианам. Он связывал их с палестинскими синагогами и писал о Христе, что Он «… был распят в Палестине за то, что основал этот новый культ… Более того, их первый законодатель убедил их в том, что все они братья друг другу, после того, как все они окончательно согрешили, отказавшись от греческих богов, начав молиться этому распятому софисту и живя согласно его законам». («Перегрин»).

    Лукиан также несколько раз упоминает христиан в своей книге «Лжепророк Александр», в главах 25 и 29.

    Иосиф Флавий (род. 37 г. от Р. Х.)

    Еврейский историк. В 19 лет стал фарисеем. В 66 г., будучи командующим еврейской армией в Галилее, был взят в плен и после этого жил и находился на службе при штате римской армии. Он пишет о Христе в отрывке, подлинность которого в свое время жарко оспаривалась:

    «Около этого времени жил Иисус, мудрый человек, если только справедливо назвать его человеком, ибо он совершал чудеса и был учителем мужей, радостно принимающих истину. Он привлек к себе множество евреев и язычников. Он был Христос, и когда Пилат по наущению начальствующих среди нас, осудил его на распятие то любившие его сначала не отказались от него, ибо он явился к ним живым на третий день, согласно предсказаниям пророков, говоривших и об этих и о десяти тысячах других чудес, связанных с ним. Племя же христиан, получивших от него свое имя, живо и до сего дня». Древности, XVIII.33 (начало II века).

    Существует арабский текст этого отрывка. Он звучит так: «В то время был мудрый человек, называвшийся Иисусом. Был Он праведен и известен добродетелью. И многие из числа евреев и других народов стали Его учениками. Пилат приговорил Его к смерти на кресте. И те, кто стал Его учениками, не отвергли Его учения. По их словам. Он явился к ним живым через три дня после распятия; потому и был Он, возможно, тем Мессией, о Котором говорили пророки, описывая чудеса».

    Данный отрывок взят из арабской рукописи под названием «Китаб аль-унван аль-мукаллал би-хагаг аль-марифа», что в переводе звучит как «Книга истории, ведомая всеми добродетелями мудрости, увенчанная многими философиями и благословенная истиной познания».

    Рукопись эта составлена епископом Апапием в Х веке и содержит главу, начинающуюся словами: «Во многих ученых книгах нашли мы упоминания о дне распятия Христа». За этим следует список, а также цитаты из некоторых древних трудов. Некоторые из них известны современным исследователям, другие до наших дней не дошли.

    У Иосифа Флавия мы находим также упоминание Иакова, брата Христа. В «Древностях» XX 9:1 он описывает деятельность первосвященника Анны:

    «Но младший Анна, который, как уже было сказано, стал первосвященником, имел смелый характер и немалую отвагу; он принадлежал к партии Саддукеев, которые в своих суждениях строже всех других евреев, как мы уже показали выше. И поскольку у Анны был такой характер, он рассудил, что по смерти Феста у него появилась возможность, покуда Альбин был в отъезде, созвать совет судей, пред которым предстал брат Иисуса, так называемого Христа, по имени Иаков, и некоторые другие. Обвинив их в нарушении законов, он присудил их к побитию камнями».

    Светоний (120 г.)

    Еще один римский историк, судебный чиновник при императоре Адриане, хроникер императорского дома. Он пишет: «Поскольку евреи постоянно устраивали беспорядки по наущению Хрестуса (вариант имени Христа); он выслал их из Рима». «Жизнь Клавдия», 25.4.

    Светоний пишет также: «Нерон подверг наказанию христиан, людей, поддавшихся новому вредному суеверию». «Жизнь Цезарей», 26.2.

    Плиний Младший

    Правитель Вифинии в Малой Азии (112г.), Плиний писал императору Траяну, спрашивавшему, как ему обращаться с христианами.

    Он объяснил, что казнит подряд мужчин, женщин, детей обоего пола. Казни были так многочисленны, что Плиний начал сомневаться в том, что следует подвергать смерти всех обнаруженных христиан, и полагал, что казнить надо только некоторых. Он заставлял христиан поклоняться статуям Траяна, а также «поносить Христа, на что настоящий христианин никогда не пойдет».

    В том же письме он писал о подсудимых христианах:

    «Они утверждают, однако, что вся их вина или заблуждение состояли в том, что они имели привычку собираться по определенным дням засветло, и распевать различные гимны Христу как Богу, а также приносить торжественную клятву, не призывавшую ни к каким злым целям, но лишь к тому, чтобы никогда не обманывать, не воровать, не изменять супругам, не лгать и не отступать от данной клятвы, когда наступит время выполнять ее». «Письма» Х.96.

    Тертуллиан

    Юрист и богослов из Карфагена, защищавший христианство перед римскими властями в Африке. Он упоминает спор между Тиберием и Понтием Пилатом:

    «В те дни, когда имя Христа входило в мир, Тиберий сам получил сведения об истинности Божественности Христа, и поставил этот вопрос на рассмотрение Сената, будучи сам настроен в пользу Христа. Сенат, поскольку члены его были врагами христианства, отверг это предложение. Однако император держался своего мнения и пригрозил покарать всех тех, кто обвинял христиан». («Апология», V.2). Некоторые историки сомневаются в подлинности этого отрывка. См. также о Иустине Мученике в «Апологии» 1.35.

    Историк Талл, уроженец Самарин

    Одним из первых авторов-неевреев, упомянувших Христа, был Талл, писавший около 52 г. по Р. Х. К сожалению, его работы не сохранились, и мы знаем о них лишь по цитатам у других авторов. Одним из них был Юлий Африкан, христианский богослов, писавший около 221 г. Он упоминает работы Талла в весьма интересном нижеследующем отрывке:

    «В третьем томе своей «истории» Талл объясняет эту тьму затмением солнца, что, по моему мнению, неразумно» потому что солнечное затмение не могло совпасть с полнолунием, а Христос был распят в период пасхального полнолуния».

    Отсюда видно, что евангельский рассказ о тьме, покрывшей землю во время распятия Христа, был хорошо известен, и требовал от неверующих, которые были его свидетелями, объяснения естественными причинами.

    Флегон, историк I века

    «Хроники» Флегона утеряны, однако небольшой отрывок из этой работы, подтверждающий наступление тьмы над землей во время распятия, также упоминается у Юлия Африкана. После вышеупомянутой цитаты Юлий цитирует Флегона, писавшего, что «во время правления императора Тиберия солнечное затмение совпало с полнолунием».

    Флегон упоминается также Оригеном в работе «Против Цельсия».

    филопон пишет: «Что же до этой тьмы,… то Флегон вспоминает о ней в своих «Олимпиадах» (как называлась его история). Он пишет далее, что Флегон упоминает о затмении во время распятия Господа Христа, и ни о каком ином; ясно, что из источников, имевшихся в его распоряжении, он не знал ни о каком подобном затмении в предыдущие годы… и это доказывается самим историческим отчетом об императоре Тиберий».

    Письмо Мары Бар-Серапиона

    Ф. Ф. Брюс отмечает, что в Британском музее хранится «… интересная рукопись, представляющая собой текст письма, написанного позднее 73 г. от Р. Х. — насколько позднее, остается неясным. Это письмо было отправлено сирийцем по имени Мара Бар-Серапион своему сыну Серапиону. Автор письма в то время находился в тюрьме, но писал сыну. чтобы ободрить его в поисках мудрости, и указывал, что немилость судьбы падает на тех, кто преследует мудрых людей. В виде примера он приводит гибель Сократа, Пифагора и Христа:

    «Что выиграли афиняне, казнив Сократа? Голод и чума обрушились на них в наказание за их преступление. Что выиграли жители Самоса. предав сожжению дом Пифагора? В одно мгновение пески покрыли их землю. А что выиграли евреи, казнив своего мудрого Царя? Не вскоре ли после этого погибло их царство? Бог справедливо отомстил за этих трех мудрых мужей: голод поразил Афины, море затопило Самое, а евреи. потерпевшие поражение и изгнанные из своей страны, живут в полном рассеянии. Но Сократ не погиб навеки — он продолжал жить в учении Платона. Пифагор не погиб навеки — он продолжал жить в статуе Геры. Не навеки погиб и мудрый Царь: Он продолжал жить в Своем учении».

    Иустин Мученик

    Около 150 г. по Р. Х. Иустин Мученик, обращаясь в своей «Защите христианства» к императору Антонину Пию, отсылал его к докладу Пилата, который, как считал Иустин, должен был сохраниться в императорских архивах. «Слова «они пронзили мне руки и ноги» — пишет он — суть описание гвоздей, пронзивших Его руки и ноги на кресте; после того, как Он был распят. Его палачи бросили жребий о Его одеждах, и разделили их между собой; об истинности этого вы можете узнать из «Деяний», записанных при Понтии Пилате. Далее он добавляет:

    «Проверить то. что Он сотворял эти чудеса, легко можно по «Деяниям» Понтия Пилата».

    Элгин Мойер, в справочнике «Кто был кем в истории церкви», описывает Иустина как:

    "… философа, мученика, апологета, уроженца Флавии Неапольской. Он получил хорошее образование и, видимо, располагал достаточными средствами для того, чтобы проводить жизнь в путешествиях и ученых занятиях. В своем страстном поиске истины он последовательно увлекался стоицизмом, учением Аристотеля. Пифагора и Платона, но ненавидел эпикурейство. В молодости познакомился с иудейством, но не проявил к этой религии особого интереса. Учение Платона было ему наиболее близко, и он уже надеялся вскоре достичь цели своей философии — узреть Бога, — когда однажды, во время одинокой прогулки по берегу моря, молодой философ встретил почтенного старика-христианина с мягкими и достойными манерами, с приятным лицом. Этот скромный христианин поколебал его веру в человеческую мудрость, указав на еврейских пророков: «мужей живших в древности более глубокой, чем все эти уважаемые философы, и предсказавших в своих писаниях и учениях приход Христа…» Усердный платоник последовал совету старика и стал верующим христианином. Он говорил, что «только эту философию я нахожу свободной от недостатков и ведущей к спасению». После своего обращения, происшедшего в ранней зрелости, он всем сердцем посвятил себя защите и распространению христианской религии».

    Еврейские Талмуды

    Тол 'дот Иешу. В этой книге Иисуса называют «Бен Пандера».

    Вавилонский Талмуд. Приводит слова Амориана: «… и повесили Его в канун Пасхи».

    В Талмуде Христос именуется «Бен Пандера» (или «Бен Пантере»), а также «Иешу Бен Пандера». Многие ученые видят в «Пандере» видоизмененное греческое «партенос» («дева»), т. е. Бен Пандера в таком случае означает «Сын Девы». Еврейский ученый Иосиф Клаузнер писал, что «незаконное рождение Иисуса — широко распространенная идея среди евреев."

    Большую историческую ценность имеют комментарии из книги «Бараила»:

    «Вечером накануне Пасхи они повесили Иешу (из Назарета). В течение сорока дней перед этим ходил перед ним вестник, возвещавший, что его, Иешу из Назарета, намерены побить камнями за то, что он занимался колдовством, обманывал и сводил Израиль с пути истинного. Пусть имеющий сказать нечто в его защиту выйдет наперед и защитит его. Но не было обнаружено ничего в его защиту, и накануне Пасхи его повесили». (Вавилонский «Синедрион»). «Канун Пасхи».

    В книге «Амоа Улла», написанной Уллой, учеником раввина Йоуханана, жившим в Палестине в конце III века, добавляется:

    «И вы полагаете, что у Иешу из Назарета было право оспаривать свой приговор? Он был обманщик, и Тот, кто Милосерден, сказал: «Не щади его и не скрывай». С Иешу — другое дело, ибо он был рядом с гражданскими властями».

    Еврейские власти не отрицали, что Христос совершал знамения и чудеса (Матф. 9:34; 12:24: Map. 3:22), однако приписывали их колдовству.

    «В Талмуде, — замечает Иосиф Клаузнер, — пишется о повешении, а не о распятии, ибо этот ужасный вид казни был известен иудейским книжникам лишь из римской судебной практики, а не из иудейской системы законов. Даже апостол Павел (Гал. 3:13) считает, что слова из Второзакония (21:23) «проклят всяк висящий на древе» применимы к Христу».

    В «Синедрионе» упоминаются также ученики Христа.

    Клаузнер цитирует содержащиеся в «Мишне» слова раввина Шимеона бен Аззая о Христе: «Я нашел в Иерусалиме генеалогический свиток, где был записан этот Такой-То, незаконнорожденный сын изменившей мужу…"

    Исследователь отмечает, что «в современных изданиях «Мишны» за этими словами идет фраза: «в подтверждение слов раввина Йехошуа»

    (который в той же «Мишне» говорит: «Кто есть незаконнорожденный? Любой, чьи родители подлежат смерти по Бет Дину."). Здесь речь явно идет об Иисусе».

    В раннем варианте «Бараиты», где главным действующим лицом является раввин Элиеэер, Христос упоминается по имени. Скобки внутри цитаты указывают разночтения между «Бараитой» и «Тосефтой». Вот слова Элиеэера:

    «Он ответил: «Акиба, ты напомнил мне! Однажды я проходил по верхнему рынку (вар. «по улице») Сефориса, и встретил одного из учеников Иисуса из Назарета, именем Иаков Кефар Секания (вар. «Сакканина»). И сказал он мне: «По вашим законам, нельзя строить храма за деньги блудницы. А что же строить на них — неужто уборную для первосвященника?» Я ему ничего не ответил, и он продолжил: «Так учил меня Иисус из Назарета (вар. «Иешу бен Пантере»): «Собраны они на деньги блудницы, и вернутся к ним», — разумея, что из праха они возникли, и станут прахом. Сказанное пришлось мне по душе, и из-за этого меня арестовали за прегрешение против Закона: «Пусть лежит твоя дорога подальше от этих мест» и «не подходи к дверям его дома» — не греши против властей».

    Клаузнер, по книге которого мы цитировали данный отрывок, так комментирует его содержание:

    «Несомненно, что слова «один из учеников Иисуса из Назарета», а также «так учил меня Иисус из Назарета» в данном отрывке — раннего происхождения и большой ' важности по отношению к рассказу. Их изначальный характер нельзя оспаривать на основании некоторых расхождений в других вариантах; так, «Иешу бен Пантере» или «Иешу бен Пандера» вместо «Иисус из Назарета» встречаются в вариантах просто потому, что долгие годы имя «Пантере» или «Пандера» было широко известно среди евреев в качестве имени предполагаемого отца Иисуса».

    Британская энциклопедия

    В последнем издании «Британской энциклопедии» личности Иисуса Христа посвящено 20000 слов — больше, чем Аристотелю, Цицерону, Александру Македонскому, Юлию Цезарю, Будде, Конфуцию, Магомету или Наполеону.

    О многочисленных светских свидетельствах жизни Христа она пишет:

    «Эти независимые друг от друга рассказы доказывают, что в древности даже противники христианства никогда не сомневались в историчности Иисуса, которая впервые подверглась сомнению, причем на весьма шатком основании, лишь в конце 18, в течение 19 и в начале 20 веков».

    Глава 6. Иисус — Сын Божий

    Нижеследующий план поможет вам эффективно использовать материалы данной главы:

    ПРЯМЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ ИИСУСА О СВОЕЙ БОЖЕСТВЕННОСТИ

    Его суд

    Его собственные слова

    Он позволял поклоняться себе как Богу

    Подтверждение Его слов другими

    КОСВЕННЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА ИИСУСА О СВОЕЙ БОЖЕСТВЕННОСТИ

    Прощение грехов Неизменность Жизнь Право судить

    ЕГО БОЖЕСТВЕННЫЕ ИМЕНА

    Иегова

    Сын Божий

    Сын Человеческий

    Авва, Отец

    ПРЯМЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ ХРИСТА О СВОЕЙ БОЖЕСТВЕННОСТИ

    Введение

    «Очевидно, что вопрос о том, кем был Христос, не менее важен, чем Его деятельность». У нас есть полное право задать этот вопрос. Кто же есть Христос? Какова Его личность?

    Альберт Уэллс писал о поразительной способности Христа «привлекать к Себе внимание и всегда быть центром разворачивающихся событий».

    Его несходство с другими религиозными вождями видно невооруженным глазом. Как отмечал Томас Шульц:

    «Никто из признанных религиозных вождей, ни Моисей, ни Павел, ни Будда, ни Конфуций или кто-нибудь иной, никогда не претендовал на звание Бога. Единственное исключение — Иисус Христос. Христос — единственный религиозный деятель в истории, не только заявивший, что Он — Бог, но и сумевший убедить в этом значительную часть человечества».

    Как мог «человек» заставить других поверить, что Он — Бог? Выслушаем сначала Дж. Мелдау:

    «Его учение, решительное и окончательное, стояло выше проповедей Моисея и пророков. Он ничего не добавлял к нему, ничего не изменял, не имел никаких «задних мыслей», никогда не «предполагал», не «догадывался». Его абсолютная уверенность в Своих словах так непохожа на подход учителей, которые были людьми, и на их человеческие учения».

    Добавим к этому свидетельство Фостера:

    «И, однако, главной причиной, перевесившей все другие, причиной, которая непосредственно привела к постыдной казни Учителя из Галилеи, были Его невероятные притязания на то, что Он, Сын простого плотника, выросший среди стружек и опилок в мастерской Своего отца, на самом деле был Богом во плоти».

    Можно, конечно, рассудить и так, что Иисус представлен в Библии Богом потому, что Евангелия были написаны Его учениками, которые хотели создать Ему вечный памятник. Но сбросить со счетов Библию мало — в таком случае надо закрыть глаза и на все исторические свидетельства, о которых шла речь выше.

    Уильям Робинсон пишет следующее: «… исторически объективный подход к этому вопросу показывает, что даже согласно светской истории Иисус жил на земле, и Ему поклонялись как Богу. Он основал церковь, которая молится Ему уже 1900 лет. Он изменил весь ход истории человечества».

    Суд

    Марк (14:61-64)

    «Но Он молчал и не отвечал ничего. Опять первосвященник спросил Его и сказал Ему: Ты ли Христос, Сын Благословенного? Иисус сказал: Я; и вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных. Тогда первосвященник, разодрав одежды свои, сказал: на что нам еще свидетелей? Вы слышали богохульство; как вам кажется? Они же все признали Его повинным смерти».

    Судья Гэйнор, уважаемый нью-йоркский юрист, в своей речи по поводу суда над Иисусом считает, что единственным обвинением, предъявленным Христу верховным судом (Синедрионом) было обвинение в богохульстве. По его мнению, «все четыре Евангелия свидетельствуют о том, что «преступлением», за которое Иисус был осужден, являлось богохульство:… Иисус говорил о Своей сверхъестественной силе, а это — по отношению к человеку — рассматривалось как богохульство. Иоанн (10:33) говорит о том, что Иисуса обвиняли в «делании Себя Богом», а не в Его словах по поводу Храма».

    Что до вопросов фарисеев, то, как пишет А. Т. Робертсон, «Иисус принимает вызов, признавая, что считает Себя всеми тремя — Мессией, Сыном Божьим и Сыном Человеческим. «Ты говоришь» по-гречески — всего лишь идиоматический эквивалент простого «да» (ср. «Я» в Map. 14:62 и «Ты сказал» в Матф. 26:64)".

    Именно после ответа Христа первосвященник разодрал свои одежды. Значение этого поступка объясняет Х. Б. Суит: «Закон запрещал первосвященнику раздирать свои одежды в знак личной скорби (Левит 10:6, 21:10), однако, исполняя обязанности судьи, он должен был, согласно традиции, именно так выражать свой ужас перед богохульными словами, произнесенными в его присутствии. Вполне очевидно облегчение растерявшегося судьи. Даже если надежных свидетельств обвинения не предвиделось, нужда в них отпала: Подсудимый Сам дал показания против Себя».

    Становится ясно, что мы имеем дело с необычным судебным процессом. Об этом пишет адвокат Ирвин Линтон:

    «Среди судебных процессов резко выделяется этот суд, на котором предметом разбирательства служат не действия обвиняемого, а его личность. И обвинения, предъявленные Христу, и Его свидетельство, вернее, само поведение на суде, где Он был приговорен, и допрос римским наместником, и надпись на Его кресте во время казни — все это связано с вопросом о настоящей личности и достоинстве Христа. Что вы думаете о Христе? Чей Он Сын?» (Матф. 22:12).

    Вот что читаем мы по этому поводу у Фрэнка Моррисона, бывшего скептика: «Иисуса из Назарета приговорили к смерти не по показаниям Его обвинителей, ног по Его собственным, данным под присягой свидетельствам».

    Хиларии Фельдер в своей книге «Христос и Его критики» добавляет:

    «Этого исследования судебного процесса над Иисусом достаточно, чтобы твердо убедить нас в том, что Спаситель свидетельствовал перед Своими судьями о Своей подлинной Божественности».

    Выдающийся адвокат Саимон Гринлиф, одно время преподававший в Гарвардском юридическом институте, пишет о суде над Иисусом:

    «Трудно представить себе какое-либо иное основание для защиты Иисуса перед любым судом, кроме Его сверхчеловеческого происхождения. Вряд ли найдется юрист, который строил бы Его защиту на каких-то иных предпосылках».

    Хотя синоптические Евангелия приводят разные версии ответов Иисуса на вопросы Его судей, по существу все эти ответы, как показывает Моррисон, не отличаются друг от друга:

    "… Эти ответы на самом деле идентичны. Формула «Ты сказал» или «Ты говоришь» для современного уха звучит уклончиво, но евреи — современники Христа — воспринимали ее совсем по-другому. «Ты говоришь» было традиционным ответом образованного еврея на вопрос, подразумевавший серьезный или печальный ответ. Вежливость запрещала употреблять прямое «да» и «нет»."

    Для того, чтобы окончательно убедиться в значении ответов Христа, С. Дж. Монтефиоре анализирует Его слова, следующие за признанием в Своей Божественной сущности. «Два выражения: «Сын Человеческий» (которое так часто употребляет Христос) и «одесную силы»… (своеобразное древнееврейское название Божества) показывают, что этот ответ находится в полном согласии с духом Христа и Его манерой выражаться».

    Таким образом, совершенно ясно, что именно это свидетельство о Себе хотел сказать Христос. Мы видим также, что евреи поняли Его ответ именно как утверждение о Его Божественности. В этом случае у нас две возможности: либо слова Христа были чистым богохульством, либо Он был Богом. Судьи, очевидно, имели свое четкое мнение — настолько четкое, что они распяли Его, а затем хулили/ибо Он «уповал на Бога» и сказал: «Я Божий Сын» (Матф. 27:43).

    Мы видим, что Иисуса распяли именно за то, что Он называл Себя Сыном Божьим. Это подтверждается анализом Его показаний на суде. Согласно Его словам:

    1. Он был Сыном Благословенного.

    1 Он был Тем, Кто будет сидеть по правую сторону силы. 3. Он был Сыном Человеческим, Который вознесется на облака небесные.

    Уильям Чайлдс Робинсон делает вывод о том, что «каждое из этих трех утверждений носит мессианский характер, а все вместе они производят неотразимое действие».

    Хершель Хоббс подчеркивает следующее:

    «Члены Синедриона восприняли все три утверждения Христа, объединив их в одном вопросе: «Ты ли Сын Божий?» Сам этот вопрос, подразумевая утвердительный ответ, был, по сути дела, риторическим. Немудрено, что Христос просто ответил: «Вы говорите». Таким образом, Он заставил их признать, кто Он еще до того, как Ему был вынесен формальный смертный приговор. My драя стратегия! Истязатели Христа послали Его на смерть, как бы и сами согласившись с Его утверждениями о Его Божественности.

    Согласно судьям, нужды в других показаниях после слов Христа уже не было. Таким образом Он был осужден на основе Своих собственных слов. Судьи могли сказать, что нашли Сына Божьего виновным в преступлении, каравшемся смертью».

    Роберт Андерсон пишет:

    «Нет более убедительных показаний в пользу обвиняемого, чем исходящие от недоброжелательных свидетелей. Действия врагов Христа подтверждают, что Он действительно провозглашал Себя Богом. Следует помнить, что древние евреи были отнюдь не диким племенем, но весьма культурным и глубоко религиозным народом. Именно на основе этого обвинения за Его смерть единогласно выступил синедрион — верховный государственный совет, составленный из наиболее уважаемых религиозных вождей, включая людей вроде Гамалиила и его великого ученика — Савла из Тарса».

    Следующий отрывок из книги Хиларина Фелдера показывает, какую ответственность, по сути, возложили на себя фарисеи, когда вынесли приговор Христу:

    «Осудив Спасителя за богохульство на основании Его собственного признания, эти судьи официально, под присягой доказали, что Иисус считал Себя не только теократическим Царем-Мессией, не только Человеком — Сыном Божьим, но и Божественным Мессией, Истинным Сыном Бога. Именно после этого признания Он был предан смерти».

    В результате нашего исследования мы можем с уверенностью заключить, что Иисус провозглашал Себя Божеством, причем в понятной для всех форме. Его утверждения были сочтены богохульством, и

    религиозные вожди приговорили Его за них к распятию, поскольку Он «сделал Себя Сыном Божиим» (Иоан. 19:7).

    ДРУГИЕ УТВЕРЖДЕНИЯ ХРИСТА

    Равенство с Отцом

    Иоан. 10:30-ЗЗ. Провозглашал ли Себя Иисус Богом в другие минуты Своей жизни? Евреи отвечали на этот вопрос утвердительно, как мы можем увидеть из следующего отрывка:

    «Я и Отец — одно. Тут опять Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его. Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями? Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом».

    Слова Христа в начале этого отрывка еще усиливаются, если мы обратимся к греческому оригиналу Евангелия. А. Т. Робертсон указывает, что «одно (hen) здесь стоит в среднем, а не в мужском роде (heis), и таким образом означает не одну личность (ср. heis в Гал. 3:28), но одну суть мироздания». Он добавляет, что «это четкое утверждение — наиболее ясное из всех слов Христа об отношениях между Отцом и Сыном (Им Самим). Оно вызывают у фарисеев бешеную ярость».

    Очевидно, что слышавшие это утверждение не сомневались в том, что Иисус провозглашает Себя перед ними Богом. Таким образом, иудеи могли воспринять слова Христа только как богохульство, и вознамерились взять Его осуждение в свои собственные руки. Законы гласили, что виновного в богохульстве следовало побивать камнями (Лев. 24:16). Эти люди, однако, не собирались допустить полагавшегося в таком случае судебного процесса, не намеревались подготовить обвинительных материалов для передачи властям, чтобы те предприняли необходимые действия. В своем гневе они вознамерились стать судьями и палачами в одном лице, причем слово «опять» явно относится к их предыдущей попытке побить камнями своего Спасителя (Иоан. 8:59).

    Из их ответа убедительно следует, что Иисусу грозила смерть не за Его добрые дела, но за «богохульство». Они хорошо понимали Его учение, но взяли ли они на себя труд задуматься над истинностью Его утверждений о Его Божественности?

    Иоан. 5:17-18. «Иисус же говорил им: Отец Мой доныне делает, и Я делаю. И еще более искали убить Его Иудеи за то, что Он не только нарушал субботу, но и Отцем Своим называл Бога, делая Себя равным Богу».

    Интересные мысли в связи с этим приводит А. Т. Робертсон в своей книге «Слова и картины Нового Завета»:

    «Иисус недвусмысленно говорит «Отец Мой», а не «Отец наш», заявляя тем самым о Своих особых отношениях с Отцом. Говоря, что «Отец Мой доныне делает»… Иисус утверждает, что в Своих делах Он равен Богу, тем самым оправдывая совершенное Им исцеление в субботу».

    Следует также отметить, что евреи никогда не называли Бога «Отец мой», а уж если употребляли такую фразу, то непременно добавляли к ней «в небесах». Иисус, однако, этого не делает. Говоря о Боге как о Своем Отце он выдвигает утверждение, очевидное для любого еврея.

    Иисус подразумевает также, что покуда Бог «делает». Он, Его Сын, «делает» тоже. Опять же, для евреев это означало, что Он называет Себя Сыном Божьим. Подобное утверждение лишь усилило их ненависть к Иисусу. Их прежнее желание преследовать и наказать Его сменяется растущим убеждением, что Его следует предать смерти.

    «Я есмь»

    Иоан. 8:18: «Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам. Я есмь».

    Он сказал им: «Истинно, истинно говорю вам…» После двойного «Аминь», самой сильной клятвы, наш Господь говорит неизреченное имя Божественного Существа. Иудеи понимают, что Он имеет в виду и в ужасе пытаются побить Его камнями.

    Как восприняли иудеи эти слова Христа? Генри Олфорд пишет, что «любое беспристрастное толкование этих слов приводит к тому, что мы видим в них провозглашение безначального, вечного существования Христа».

    Марвин Винсент в своей книге «Изучение слов Нового Завета» рассматривает слова Христа как «формулу абсолютного, вневременного Я ЕСМЬ».

    Обратившись к Ветхому Завету, можно найти в нем ссылки, которые помогут лучше понять значение слов «Я ЕСМЬ». Эту работу проделал А. Г. Камбелл:

    «Из таких параллельных мест Ветхого Завета, как Исх. 3:14, Втор. 32:39 и Ис. 43:10 ясно, что Иисус не выдвигает никакой новой идеи. Евреи были хорошо знакомы с понятием об Иегове Ветхого Завета как о вечно существующем Боге. Новым было лишь то, что Иисус применял это определение по отношению к Самому Себе».

    По реакции окружавших Христа евреев мы видим, что они поняли Его слова как притязание на абсолютную Божественность. Такое понимание заставило их, в исполнение Моисеева закона о наказании за богохульство, едва не побить Христа камнями (Лев. 24:13-16).

    Камбелл добавляет к вышеприведенному отрывку из своей книги следующее толкование, предназначенное для тех, кто незнаком с иудейской традицией:

    «Значение выражения «Я ЕСМЬ» как формулы, предназначенной выразить полную Божественность Христа, становится ясным и в свете того, что Иисус не пытается его объяснять. Не пытается Он и убедить евреев, что те неверно Его поняли. Более того, те же слова Он повторяет еще несколько раз по самым различным поводам».

    Иисус требует такого же почитания, как Бог

    Иоан. 5:23-24. «Дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына. тот не чтит и Отца, пославшего Его. Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь».

    В заключительной части этого отрывка Иисус бросает предупреждение тем, кто обвиняет Его в богохульстве. Он говорит им, что преследуя Его, они, в сущности, преследуют Отца, и что именно Отец приходит в гнев от их обращения с Его Сыном.

    Мы видим также, что Иисус заявляет о Своем праве получать такие же почести, как Бог. А из этого следует, как мы уже сказали, что бесчестить Христа — это то же самое, что бесчестить Бога.

    Уордсворт, английский поэт, которого мы здесь цитируем по книге Дж. С. Райля «Мысли, проясняющие Евангелие», заметил: «Говорящие о своей преданности единому Богу не почитают Его как следует, если не почитают Сына так же, как они почитают Отца».

    Знать Меня

    Иоан. 8:19. «Тогда сказали Ему: где Твои Отец? Иисус отвечал: вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего».

    «В Меня веруйте»

    Иоан. 14:1. «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте». Меррил Тенни так объясняет эти слова:

    «Он был обречен на смерть, ту самую смерть, которой подвластен любой человек. И все же Он дерзко требует, чтобы в Него верили. Он стал ключом к дверям человеческой судьбы. Он ясно сказал, что от Его трудов зависит людское будущее. Он обещал подготовить место для них, и вернуться, чтобы взять их с Собой».

    «Видевший Меня…»

    Иоан. 14:9. «Иисус сказал ему: столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь: «покажи нам Отца»?"

    «Говорю вам…»

    Матф. 5:20, 22, 26,28ч др. В Писании мы видим Иисуса, Который учит и говорит от Своего собственного лица. Таким образом Его слова как бы исходят непосредственно с небес. Вместо того, чтобы говорить, как пророки: «Так говорит Господь», Иисус повторяет: «Истинно, истинно говорю вам».

    Как пишет Карл Шеффран и Генри Крайслер, «Он никогда не колебался, никогда не извинялся. У Него не было нужды противоречить Своим собственным словам, изменять их или брать обратно. Он произносил недвусмысленные речи Бога (Иоан. 3:34). Он сказал: «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Марк. 13:31)."

    Поклонение, предназначенное только для Бога

    Пасть на колени в знак преклонения есть величайший знак почитания и восторга перед Богом (Иоан. 4:20-22; Деян. 8:27). Поклонение в духе и истине (Иоан. 4:24). «Господу Богу твоему поклоняйся» (Матф. 4:10; Лук. 4:8).

    Иисус получал Божественные почести и принимал их

    «И вот подошел прокаженный и, кланяясь Ему, сказал: Господи! если хочешь, можешь меня очистить» (Матф. 8:2).

    Слепорожденный, исцелившись, поклоняется Иисусу (Иоан. 9:35-39).

    Ученики «поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий» (Матф. 14:33).

    «Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои;

    подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня: блаженны не видевшие и уверовавшие» (Иоан. 20:27-29).

    Отличие Иисуса от других

    Сотник Корнилий падает к ногам Петра, «поклоняясь», ему, но Петр подымает его, «говоря: встань; я тоже человек» (Деян. 10:25-26).

    Иоанн пишет в Откровении, что он увидев ангела «пал к ногам его, чтобы поклониться ему», но ангел сказал ему, что он лишь «сослужитель тебе и братьям твоим» и велел ему поклоняться Богу (Отк. 19:10).

    Мы видим, что Иисусу поклонялись, как Богу, и что Он принимал это поклонение. В связи с этим Тиссен пишет в своих «Лекциях по систематическому богословию», стр. 65: «Либо Иисус обманывает других или Самого Себя, либо действительно является Богом…"

    ПОДТВЕРЖДЕНИЕ ЕГО СЛОВ ДРУГИМИ

    Павел

    Филиппинцам 2:9-11. «Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца».

    Титу 2:13. «Ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа…"

    Лука

    Лука 3:22. «И Дух Святый нисшел на Него в телесном виде, как голубь, и был глас с небес, глаголющий: Ты Сын Мой возлюбленный; в Тебе Мое благоволение!"

    Петр

    Самое, по-видимому, знаменитое утверждение Петра мы находим в Матф. 16:15-17: «Он говорит им: а вы за кого почитаете Меня? Симон же Петр отвечая сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живого. Тогда Иисус сказал Ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах».

    Шеффран и Крайслер, комментируя, пишут, что «вместо того, чтобы упрекнуть Петра за его дерзость, как всегда делал Христос, сталкиваясь с ошибками, Иисус благословляет Петра за его признание в вере. В течение всего Своего служения Иисус принимал молитвы и поклонение как нечто, полагающееся Ему по праву».

    Петр вновь говорит о своей вере в Деян. 2:16: «Итак твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли».

    Фома

    Иоан. 20:28: «Фома неверующий» оставил следующее свидетельство о своем преклонении перед Христом: «Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой!»

    Джон Стотт в «Основах христианства» анализирует восклицание Фомы:

    «В воскресенье после праздника Пасхи Фома неверующий сидел с другими учениками в комнате на втором этаже, когда появился Христос. Он предложил Фоме ощупать Его раны, и Фома, потрясенный случившимся чудом, восклицает: Господь мой и Бог мой! (Иоан. 20:26-29). Иисус принимает эти титулы. Он упрекает Фому в неверии, но не в преклонении перед Ним».

    Автор «Послания к Евреям»

    Евр. 1:8. «А о Сыне»: «престол Твой, Боже, в век века: жезл царствия Твоего — жезл правоты».

    Томас Шульц пишет: что «здесь употребляется звательный падеж… «престол Твой, о Боже», а не именительный, т. е. «Бог есть Твой престол» или «Твой престол — это Бог». Мы вновь сталкиваемся с убедительным доказательством того, что Иисус Христос в Писании именуется Богом».

    Стефан

    Деян. 7'J9: «И побивали камнями Стефана, который молился и говорил: Господи Иисусе! приими дух мой».

    Стефан просил Христа в точности о том же, о чем Сам Иисус просил Бога, находясь на кресте. Это значит, что Христос для Стефана был Богом.

    Заключение

    Уильям Бидервулф сделал весьма подходящее в данном случае заключение из разобранных нами свидетельств. Он пишет следующее:

    «Прочитать Новый Завет и не увидеть, что Иисус считал Себя не просто человеком, — это то же самое, что в безоблачный полдень посмотреть на небо и не увидеть на нем солнца».

    Приведем также слова «возлюбленного ученика» Иоанна:

    «Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не написано в книге сей; сие же написано, дабы вы у веровали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Иоан. 20:30-31).

    КОСВЕННЫЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА ХРИСТА О СВОЕЙ БОЖЕСТВЕННОСТИ

    Во многих случаях Иисус косвенно указал на Свою Божественную сущность. Ниже приведены соответствующие ссылки на Писания. Эта таблица включает и несколько прямых утверждений Иисуса о Своей Божественности.

    ИИСУС — БОГ

    Иегова

    Общий титул или действие

    Иисус


    Ис. 40:28

    Творец

    Иоан. 1:3


    Ис. 45:22; 43:11

    Спаситель

    Иоан. 4:42


    1 Цар. 2:6

    Воскресающ. мертвых

    Иоан. 5:21


    Иоиль 3:12

    Судия

    Иоан. 5:27; Матф. 25:31


    Ис. 60:19-20

    Свет

    Иоан. 8:12


    Исх. 3:14

    Я есмь

    Иоан. 8:58; 18:5-6


    Пс. 22:1

    Пастух

    Иоан. 10:11


    Ис. 42:8; 48:11

    Слава Божья

    Иоан. 17:1,5


    Ис. 41:4; 44:6

    Первый и Последний

    Отк. 1:17; 2:8


    Осия 13:14

    Искупитель

    Отк. 5:9


    Ис. 62:5; Ос. 2:16

    Жених

    Отк. 21:2; Матф. 25:1


    Пс. 17:3

    Твердыня, камень

    1 Кор. 10:4


    Иер. 31:34

    Прощающий грехи

    Map. 2:7, 10


    Пс. 148:2

    Его хвалят ангелы

    Евр. 1:6


    Во всем Ветх. Зав.

    Ему молятся

    Деян. 7:59


    Пс. 148:5

    Творец ангелов

    Кол. 1:16


    Ис. 45:23

    Исповедание как Господа

    Фил. 2:11


    Иегова Общий титул или действие Иисус
    Ис. 40:28 Творец Иоан. 1:3
    Ис. 45:22; 43:11 Спаситель Иоан. 4:42
    1 Цар. 2:6 Воскресающ. мертвых Иоан. 5:21
    Иоиль 3:12 Судия Иоан. 5:27; Матф. 25:31
    Ис. 60:19-20 Свет Иоан. 8:12
    Исх. 3:14 Я есмь Иоан. 8:58; 18:5-6
    Пс. 22:1 Пастух Иоан. 10:11
    Ис. 42:8; 48:11 Слава Божья Иоан. 17:1,5
    Ис. 41:4; 44:6 Первый и Последний Отк. 1:17; 2:8
    Осия 13:14 Искупитель Отк. 5:9
    Ис. 62:5; Ос. 2:16 Жених Отк. 21:2; Матф. 25:1
    Пс. 17:3 Твердыня, камень 1 Кор. 10:4
    Иер. 31:34 Прощающий грехи Map. 2:7, 10
    Пс. 148:2 Его хвалят ангелы Евр. 1:6
    Во всем Ветх. Зав. Ему молятся Деян. 7:59
    Пс. 148:5 Творец ангелов Кол. 1:16
    Ис. 45:23 Исповедание как Господа Фил. 2:11

    Эту таблицу мы позаимствовали из книги «Христос — тема Библии», под ред. Нормана Гейслера, иэд-во Мооди Пресс, 1969.

    Некоторые из этих утверждений, по нашему мнению, нуждаются в дополнительных пояснениях, которым и посвящен настоящий раздел.

    Он утверждал, что обладает властью прощать грехи

    (Map. 2:5, Лук. 7:48)

    По еврейским законам отпускать грехи мог исключительно Бог. И действительно, в Евангелии от Марка (2:7) недовольные Христом книжники вопрошают: «Что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога?»

    В Евангелии от Матфея (9:5-6) Иисус исцеляет паралитика, отпустив ему грехи. И вновь на Него нападают религиозные вожди.

    В этих стихах Иисус спрашивает их, что легче сказать:

    «прощаются тебе грехи» или «встань и ходи». Согласно «Комментарию Уиклиффа», «ответить на этот вопрос невозможно. Любое из этих утверждений произнести одинаково легко, но для того, чтобы они не оставались пустыми словами, нужна Божественная власть. Самозванец, разумеется, в попытке избежать разоблачения, выбрал бы первое. Иисус исцелил больного, чтобы люди узнали, что Он обладает властью устранять причины болезни…

    При этом книжники и фарисеи обвинили Его в богохульстве. «Обвинение книжников и фарисеев… состояло в том, что Он присвоил Себе полномочия Бога».

    С. Е. Джефферсон подчеркивает, что «… Он отпускал грехи и говорил, как обладающий властью, когда самые закоренелые грешники каялись у Его ног, ибо получали от Него авторитетное утверждение о прощении».

    В книге Л. С. Чейфера мы читаем, что «ни у кого на земле нет ни власти, ни права прощать грехи. Никто не может прощать грехов, кроме Того, перед Которым согрешили все. Прощая грехи, что Иисус несомненно мог делать. Он выходил из рамок человеческих полномочий. Поскольку никто, кроме Бога, не может прощать грехов, мы ясно видим, что прощающий грехи Иисус — Бог и принадлежит вечности».

    Он прощал не только грехи перед Самим Собой, но и грехи, совершенные одним человеком против другого, — вещь до того времени неслыханная. Как напоминает Джон Стотт, «мы можем прощать других за вред, причиненный нам самим, но грехи против Бога может прощать только Он Сам». Именно это и делает Христос.

    Мы видим, таким образом, что власть отпускать грехи, которой обладал Иисус, «есть высшее выражение власти, принадлежащей исключительно Богу».

    Неизменность Христа

    Льюис С. Чейфер отмечает, что «Христос обладает неизменностью Божества, в то время как все в мире подлежит изменению» (Евр. 13:8 и Мал. 3:6).

    Иисус называл Себя «ЖИЗНЬЮ»

    В Евангелии от Иоанна (14:6) Христос говорит: «Я есмь… жизнь». Разбирая эти слова, МеррилТенни пишет, что Иисус «не говорит, что знает путь, истину и жизнь, или учит им. Он объявляет Себя не представителем некоего нового мировоззрения, но главным ключом ко всем тайнам бытия».

    В Нем заключается жизнь

    «Свидетельство сие состоит в том, что Богдаровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына (Божия) имеет жизнь: не имеющий Сына Божия не имеет жизни» (1 Иоан. 5:11-12).

    Об этой жизни пишет Джон Стотт в «Основах христианства»:

    «Связь Его последователей с Ним Самим Иисус уподоблял той, что есть между ветвями и виноградной лозой. Он провозгласил, что Бог дал Ему власть над всей плотью, и что Он должен дать многим людям жизнь. столько же жизни, сколько Бог дал Ему…"

    Иисус облечен властью

    «И (Отец) дал Ему власть производить и суд, потому что Он есть Сын Человеческий» (Иоан. 5:27).

    Провозглашая, что Он будет судить мир, Иисус говорил, что Сам воскресит мертвых, соберет перед Собой народы и будет вершить суд над миром, восседая на троне славы. Одни после этого суда наследуют небеса, другие — ад.

    ИМЕНА ХРИСТА

    Иегова. Имя, священное для евреев

    Более точная передача имени Иегова — Яхве.

    «Точное значение этого имени остается неясным. — пишет Герберт Ф. Стивенсон. — В древнееврейском языке оно первоначально состояло из четырех согласных — ЙХВХ, известных богословам под названием «тетраграмматон», четырехбуквие. К этим согласным затем добавлялись гласные слова Адонай, за исключением тех случаев, когда Адонай непосредственно следовало за тетраграмматоном: в таком контексте употреблялись гласные слова Элохим. Евреи считали имя Бога слишком священным, чтобы произносить, так что при чтениях Писаний они заменяли его словом Адонаи. Иегова для них было воистину «непроизносимым именем».

    "… Из чистого благоговения перед этим именем евреи отказались произносить его…"

    «Нежелание произносить это имя, — пишет Л. С. Чейфер в «Систематическом богословии», — можно рассматривать как обыкновенный предрассудок. На самом деле, однако, при всей неуклюжести этой практики, при всей путанице, которая из-за нее возникла, она была попыткой усилить поклонение Богу и несомненно служила усилению представления о невыразимой природе Бога».

    «Еврейская Энциклопедия» под ред. Зингера, Фанка и Вагналлса, 1904, указывает, что перевод слова Иегова словом Господь можно возвести к Септуагинте. «О произношении «Шем ха Метораш», т. е. «собственного имени» Иегова достоверной информации не имеется». Начиная с эллинистического периода, употребление этого имени ограничивалось Храмом.

    Из книг«Сифре»«Мишна Тамид» и «Сота» явствует, что священникам позволялось произносить это имя лишь при богослужениях в Храме. В других местах предписывалось употреблять «нарицательное имя Адонай».

    «Еврейская Энциклопедия» далее цитирует Филона Александрийского и Иосифа Флавия.

    Филон: «Эти четыре буквы могут упоминаться или слышаться лишь святыми, чьи уши и языки очищены мудростью, нигде, никогда и никем иным».

    Иосиф: «Моисей просил Бога сообщить ему Свое имя и его произношение, чтобы призывать Его по имени во время обрядов, и Бог дал ему Свое имя, до тех пор неизвестное никому из смертных, но я совершу грех, если назову его».

    Иисус говорит о Себе как о Иегове

    У. С. Робертсон приводит следующую цитату из Скотчмера:

    «Отождествление Господа нашего Иисуса Христа с Господом Ветхого Завета означает недвусмысленную доктрину Его Божественности».

    Яхве (Исх. 3:14) значит прежде всего «Сущий» или «Я есть Тот, кто Я есть», и провозглашает самосуществование Божества (Библейский словарь Унгера).

    Крайслер и Шеффран отмечают следующее: «Он провозгласил Свое право на завет Иеговы. В восьмой главе Евангелия от Иоанна мы читаем: «если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших» (ст. 24), «… когда вознесете Сына Человеческого (на крест), тогда узнаете, что это Я и что ничего не делаю от Себя…» (ст. 28). «… истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я семь» (ст. 58). Его употребление выражения «Я (есмь, есть)» заставляет вспомнить о стихе из Исх. (3:14). где Бог раскрывает Себя перед Моисеем: «Я есмь Сущий (Иегова). И сказал: так скажи сынам Иэраилевым: Сущий послал меня к вам». Таким образом, имя Бога по-древнееврейски есть ЯХВЕ, т. е. Сущий».

    В Матф. (13:14-15) Христос отождествляет Себя с «Господом» (Адонаем) Ветхого Завета (Ис. 6:8-10).

    Кларк Пиннок в книге «Свидетельствуйте о Господе» отмечает, что «в Его учении повторяется многозначительная фраза Я ЕСМЬ — и по форме, и по содержанию говорящая о том, что Он считал Себя Богом» (Исх 3» 14-Иоан. 4:26, 6:35, 8:12, 10:9, 11:25).

    В Евангелии от Иоанна (12:41) говорится, что Христос явился Исаие (Ис. 6:1). Как отметил Уильям С. Робинсон, Исаия пишет также о приходе Христа: «… приготовьте путь Господу…» (Ис. 40:3). Христос поддержал самаритян, когда те сказали: «… сами… узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос» (Иоан. 4:42). Согласно Ветхому Завету, это может означать лишь Бога Иегову. В Осии (13:4) говорится: «Я — Господь Бог твой от земли Египетской, — и ты не должен знать другого бога, кроме Меня, и нет Спасителя, кроме Меня».

    Сын Божий

    Хиларин Фелдер пишет о вынужденном признании Густава Далмана:

    «Мы видим, что Иисус нигде не провозглашает Себя Сыном Божьим в смысле этического или религиозного отношения к Богу — отношения, доступного для других людей и даже обязательного для них… Иисус безошибочно давал людям понять, что Он не просто один из Сынов Божьих, но единственный Сын Божий».

    Х. Ф. Стивенсон комментирует, что ^действительно, «сынами Бога» называли людей (Ос. 1:10) и ангелов (Быт. 6:2; Иов 1:6; 38:7) в Ветхом Завете. В Новом Завете, однако, имя «Сын Божий» употребляется нашим Господом и по отношению к Нему в совершенно другом смысле. Во всех случаях оно означает, что Он есть единственный, единородный Сын, равный Отцу и вечный, как Отец».

    Неоднократное употребление слова «Сын», противопоставленного «Отцу», показавает, что Иисус недвусмысленно подчеркивал Свое единосущие Отцу, а также формулирует истину Троицы (Иоан. 10:33-38, 3:35, 5:19-27, 6:27, 14:13; Map. 13:32; Матф. 23:9-10).

    Иисус похвалил Петра, когда тот в Кесарии Филипповой познал, что Христос — Сын Божий: «Ты — Христос, Сын Бога Живого. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Сим^н, сын Ионии, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах» (Матф. 16:16-17).

    Фелдер пишет следующее об отношениях между Христом и Богом-Отцом: «При всех частых упоминаниях Своего Отца и Своих отношений с Ним, Иисус неизменно употребляет выражение «Отец Мой». В то же время призывая внимание учеников к тому, что все они подобны детям Господним, он употребляет столь же четкую характеристику «Отец ваш». Он никогда не уподобляет Себя ученикам или вообще людям, используя естественный оборот речи «Отец наш».

    «Даже в тех случаях, когда Христос объединяет Себя с учениками пред лицом Бога, — продолжает Фелдер, — и когда следовало бы ожидать собирательного выражения «Отец наш». Он все равно говорит «Отец Мой». Например (Матф. 26:29): «… отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего»; «И Я пошлю обетование Отца Моего на вас…"(Лук. 24:49); «приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира…» (Матф. 25:34). Таким образом, мы видим один из путей, которым Иисус недвусмысленно отделяет Свое Божественное сыновство от того, что отпущено ученикам и вообще людям».

    Скотчмер заключает, что «Его ученики и Его враги,    воспитанные в еврейской вере, понимали, что настоящим значением слов «Сын Божий» было «Божество». Иисус называет Бога «Отцом» 104 раза».

    Сын Человеческий

    Иисус называет Себя Сыном Человеческим в трех определенных текстах:

    1. Говоря о Своем земном служении.

    1) Матф. 8:20

    2) Матф. 9:6

    3) Матф. 11:19

    4) Матф. 16:13

    5) Лук. 19:10

    6) Лук. 22:48

    2. Предсказывая Свои страдания.

    1) Матф. 12:40

    2) Матф. 17:9, 22

    3) Матф. 20:18

    3. В Своем учении о втором пришествии.

    1) Матф. 13:41

    2) Матф. 24:27,30

    3) Матф. 25:31

    4) Лук. 18:8

    5) Лук. 21:36

    Стивенсон считает имя «Сын Человеческий» особенно значимым, поскольку Господь столь часто называл Себя именно так. Во всем Новом Завете это имя произносит только Он Сам, за исключением тех случаев, когда Его слова цитируют, обращаясь к Нему с вопросами (Иоан. 12:34), да еще одного случая, когда Стефан, принимая мученическую смерть, в восторге восклицает: «Вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога» (Деян. 7:56). Евреи понимали, что за этим именем явно стоит мессианский смысл (Иоан. 12:34).

    «Очевидно, что Иисус верил — в Нем исполняются пророчества Ветхого Завета о Мессии, — пишут Крайслер и Шеффран. — Говоря о Себе, Он постоянно использует имя «Сын Человеческий» из видения Даниила (Дан. 7:13-14)".

    В Евангелии от Марка 14:61-64 Иисус приводит слова из Дан. 7:13-14и Пс. 109:1 в приложении к Себе, как нечто, что должно сбыться на глазах Его слушателей.

    Как поясняет С. Дж. Монтефиоре: «Если Иисус говорил эти слова, вряд ли можно думать, что Он проводил различие между Собой, Сыном Человеческим и Мессией. Сын Человеческий — это непременно Мессия, и оба они воплотились в Нем».

    Далее Монтефиоре приводит цитату из профессора Пика:

    «Имя «Сын Человеческий» употребляется Иисусом в первом лице единственного числа, и это может смутить читателя. Однако совершенно очевидно, что Христос отождествляет с Сыном Человеческим именно Себя. Вряд ли Он мог, утверждая Свое тождество с Мессией, тут же подразумевать Свое отличие от Сына Человеческого. При этом имя «Сын

    Человеческий» — необязательно эквивалент Мессии. В то же время, даже если эти сущности отличны одна от другой, Христос осознавал, что обе они воплотились в Нем — точно так же, как Он одновременно был Мессией и Слугой Яхве» («Мессия и Сын Человеческий», 1924).

    Авва — Отец

    В своей книге «Сбежавший мир» Майкл Грин пишет, что Христос «считал, что находится с Богом в особых, ни для кого ранее небывалых отношениях. Иисус выражал эти отношения, часто, особенно в молитвах, используя арамейское слово «Авва». Никто до Него во всей истории Израиля не обращался таким образом к Богу… Разумеется, евреи по традиции молились Богу, называя Его Отцом, но при этом они употребляли слово «Абхину», форму обращения к Богу за милосердием и прощением. Когда Иисус называет Бога «Авва», Он не просит прощения, но лишь использует интимное слово для обращения к Кому-то Близкому. Вот почему Он разделял Свое собственное отношение к Богу-Отцу с отношением других людей».

    Интересно, что даже Давид, столь близкий Отцу, никогда не разговаривал с Ним, как с Отцом, говоря лишь «как отец… так Господь…» (Пс. 102:13).

    Иисус Христос нередко использовал обращение «Отец» в Своих молитвах. «Фарисеи, разумеется, понимали, что это означало, и обвинили Его в богохульстве (Иоан. 5:18): ведь Он «… Отцем Своим называл Бога, делая Себя равным Богу». И действительно, если Он на самом деле не был равен Богу, Его слова были богохульством».

    Глава 7. Три варианта: Бог, обманщик или безумец?

    Нижеследующий план поможет вам эффективно использовать материалы, представленные в этой главе.

    Иисус считал Себя Богом

    (см. гл. 6)

    Три возможности

    Был ли Он обманщиком?

    Был ли Он безумцем?

    Был ли Он Богом?

    Вопрос: Кто такой Иисус из Назарета?

    Для самого Иисуса было чрезвычайно важно, кем Его считают. К. С. Льюис, профессор Кембриджского университета, в прошлом неверующий, писал:

    «Я хочу здесь доказать, что не стоит повторять глупостей, которые часто приходится слышать насчет Иисуса, вроде того, что «я готов принять Его как великого учителя жизни, но в то, что Он был Богом, верить отказываюсь». Именно этого говорить и не стоит. Какой великий учитель жизни, будучи просто человеком, стал бы говорить то, что говорил Христос? В таком случае он был бы или сумасшедшим — не лучше больного, выдающего себя за вареное яйцо — или настоящим дьяволом. От выбора никуда не деться. Либо этот человек был и остается Сыном Божьим, либо он был умалишенным, а то и хуже.

    Можно не слушать Его, считая слабоумным, — продолжает Льюис, — можно оплевывать Его и убить Его, считая дьяволом, а можно и пасть к Его ногам, называя Его Господом Богом. Не будем только нести всякой покровительственной чуши, что Он был великий моральный учитель. Такого выбора Он нам не оставил, да и не хотел оставлять».

    «Его слова настолько неотделимы от Него Самого, — пишет Ф. Дж. А. Хорт, — что лишаются смысла, если рассматривать их как отвлеченные истины, изреченные Божественным провидением или пророком. Сам Иисус — главный, хотя и не окончательный предмет всех Его речей. Уберите из них Его Самого — и они рассыплются в прах».

    Вот слова Кеннета Скотта Латуретта, знаменитого историка христианства, работавшего в Йельском университете: «Иисус замечателен не только Своим учением, хотя само по себе оно — достаточная заслуга. Главное — это сочетание учения с Его личностью, их неразрывная связь…"

    Любой вдумчивый читатель Евангелия должен ясно видеть, что Иисус считал Свое учение неотделимым от Самого Себя. Он был не только великим учителем. При всей важности Его слов о Царстве Божием, о человеческом поведении и о Боге, их невозможно отделять от Самого Иисуса, считавшего, что лишь такое соединение обеспечит успех Его учению.

    Считать ли Иисуса Христа Богом?

    Иисус считал Себя Богом — сомневаться в этом невозможно. Его утверждения либо истинны, либо ложны, и об этом стоит серьезно подумать. На вопрос Иисуса Своим ученикам — «А вы за кого Меня почитаете?» — должны ответить и мы.

    Если утверждения Иисуса истинны, то Он — Бог, и мы уже не имеем права выбора. Мы должны либо принять, либо отвергнуть Его владычество.

    Предположим сначала, что Его утверждение о том, что Он — Бог, ложно. В таком случае у нас есть всего две возможности. Либо Он знал, что Его слова не отвечают истине, либо не знал. Мы рассмотрим оба эти варианта, исследовав при этом все свидетельства.

    Был ли Христос обманщиком?

    Если Иисус говорил о Своей Божественности, зная, что никаким Богом Он не был, то мы имеем дело с обманщиком. Более того. Он еще и лицемерил, поскольку учил других честности любой ценой, а Сам занимался мошенничеством в Своих проповедях и в жизни.

    И более того — Он был сущим дьяволом, поскольку призывал других доверить Ему свою судьбу в вечности. Если Его притязания не имели под собой основания, и Он об этом знал, то Он был невероятным грешником.

    И, наконец. Он оказался бы и глупцом — ведь именно за то, что Он называл Себя Богом, Его и распяли.

    Map. 14:61-64. «Но Он молчал и не отвечал ничего. Опять первосвященник спросил Его и сказал Ему: Ты ли Христос, Сын Благословенного? Иисус сказал: Я; и вы узрите Сына Человеческого, сидящего одесную силы и грядущего на облаках небесных. Тогда первосвященник, разодрав одежды свои, сказал: на что еще нам свидетелей? Вы слышали богохульство; как вам кажется? Они же все признали Его повинным смерти».

    Иоан. 19:7. «Иудеи отвечали ему: мы имеем закон, и по закону нашему Он должен умереть, потому что сделал Себя Сыном Божиим».

    Известный противник христианства, философ-атеист Дж. С. Милл писал:

    «В жизни и учении Христа есть печать выдающейся личности в сочетании с глубокой проницательностью, что ставит Его в первые ряды высших гениев, которыми гордится человеческий род. Если же вспомнить, что эта гениальность сочеталась с качествами одного из величайших преобразователей нравственности, принявшего за свое служение мученическую смерть, то религия сделала совсем неплохой выбор, указав на этого человека, как на идеального представителя и наставника человечества. Даже в наши дни и даже неверующему трудно было бы представить лучшее реальное воплощение абстрактной праведности, чем жизнь, стремящаяся к тому, чтобы ее одобрил Христос».

    Уильям Лекки, крупнейший британский историк, известный своим упорным неприятием организованного христианства, в своей книге «История европейской нравственности от Августа до Карла Великого» писал:

    «Только христианству было суждено явить миру идеального героя, Который сквозь все перемены, случившиеся на протяжении восемнадцати веков, воодушевлял людей на вдохновенную любовь. Который сумел повлиять на все эпохи, народы, темпераменты и условия. Который являл не только высочайший пример добродетели, но и побуждал других следовать ей… Простое описание трех лет Его деятельности сделало больше для возрождения и смягчения человечества, чем все умствования философов и призывы моралистов, вместе взятые».

    Историк христианства Филип Шафф пишет: «Если показания Христа на суде — не истина, то они либо богохульны, либо безумны. Первая гипотеза сразу же отпадает благодаря моральной чистоте и благородству Христа, которые проявлялись в любом Его слове и деле, которые признаны всем человечеством. Точно так же исключается и самообман, невозможный в таком важном вопросе при столь ясном и глубоком во всех отношениях разуме. Ни простой фанатик, ни сумасшедший не смог бы всегда сохранять равновесие разума, безмятежно преодолевать все невзгоды и гонения, словно солнце над облаками, всегда давать самые мудрые ответы на каверзные вопросы, спокойно и в полном сознании предсказать Свою смерть на кресте. Свое воскресение на третий день, излияние Святого Духа, основание Своей церкви, разрушение Иерусалима — причем все эти предсказания в точности исполнились! Человек столь необычный, столь цельный, столь неизменно последовательный, столь совершенный, столь человечный и в то же время столь недосягаемо возвышающийся над любым человеческим величием, не может быть ни мошенником, ни созданием вымысла. В таком случае, как верно сказано кем-то, поэт был бы более великим, чем его герой. Придумать Иисуса мог бы лишь некто, кто превышал бы Его своим величием».

    В другой своей книге, «Личность Христа» Шафф пишет следующее:

    «Предполагать здесь обман — настолько противно как нравственности, так и здравому смыслу, что эта версия мгновенно опровергает саму себя. Иудеи, распявшие Христа, придумали ее, чтобы себя обелить, но никто не защищал ее всерьез, и любой ученый, обладающий чувством собственного достоинства, посчитает непорядочным в наши дни открыто встать на ее сторону. Логика, здравый смысл, наш жизненный опыт — все это восстает против идеи о самозванце, который, будучи человеком порочным, лживым и себялюбивым, от начала до конца сумел выдавать себя за самого чистого и благородного человека, известного истории, играя свою роль столь последовательно и убедительно. Как мог он задумать и исполнить свой благодетельный план, отмеченный небывалым величием духа, как мог он пожертвовать собственной жизнью ради своих высоких помыслов, вопреки сильнейшим предрассудкам своего народа и своей эпохи?"

    Живший подобно Иисусу, учивший подобно Ему и погибший Его смертью никак не мог быть обманщиком. Какие еще у нас есть возможности?

    Был ли Иисус безумцем?

    Если немыслимо представить себе Иисуса в роли лжеца, не мог ли Он просто ошибаться, считая Себя Богом? В конце концов, любой может впасть в искреннее заблуждение!

    Не следует только забывать, что представить себя Богом, к тому же в обществе, где строго соблюдается вера в единственного Бога, а потом заявить соотечественникам, что их судьба в вечности зависит от того, поверят ли они в Него, как в Бога, — это уже не просто фантазия, это в полном смысле слова сумасшествие. Насколько похож Иисус Христос на такого умалишенного?

    Как замечает К. С. Льюис: «нелегко найти более убедительное объяснение жизни, учению и влиянию Христа, чем дает само христианство. Никто не сумел увязать глубину и чистоту Его нравственного учения с той буйной манией величия, которая лежала бы в основе Его проповеди о Боге, если бы Он Сам действительно не был Богом. Поэтому одна нехристианская гипотеза сменяет другую с неутолимой плодовитостью непонимания».

    Наполеон, которого мы цитируем по книге Вернона Граундса «Причины нашей надежды», говорил:

    «Я знаю людей — и могу вам сказать, что Христос не был человеком. Поверхностный ум усматривает сходство между Иисусом и основателями империй, или богами иных религий. Такого сходства не существует. Бесконечная пропасть отделяет христианство от всех иных религий. Все в Христе поражает меня. Его дух повергает меня в трепет, Его воля далеко превосходит мою. Невозможно сравнить Его ни с одним другим человеком в мире. Он — существо самодовлеющее. Его мысли и чувства, провозглашаемые Им истины. Его способы убеждать людей — всего этого не объяснить ни человеческим устройством, ни природой вещей. Чем ближе я подхожу к Нему, чем тщательней Его изучаю, тем яснее вижу Его превосходство во всем. Его подавляющее величие. Религия Его — это откровение разума, который никак не мог быть человеческим… Ни в ком, кроме Него самого, не отыскать подражания Его жизни или ее образца… Я тщетно искал в истории кого-либо сходного с Иисусом Христом или учения, сравнимого с Евангелием. Ни история, ни человечество, ни минувшие века, ни природа не смогли дать мне ничего, что я мог бы поставить рядом с Евангелием или использовать для его объяснения. Поражает все, что связано с Христом».

    Даже Чэннинг, принадлежавший к унитарианской церкви, писал:

    «Если Иисуса в чем и можно обвинить, то не в экстравагантном, фанатичном самообольщении. Где в Его жизни можно такое обнаружить? Неужели в спокойной властности Его суждений? Или в мягком, здравом и благодетельном духе Его религии? Или в бесхитростной простоте языка, каким Он говорит о Своей высшей власти и благородных истинах религии? Или в благоразумии и знании человеческой природы, которыми отличаются Его суждения и обращение с людьми из разных слоев общества? Фанатизм, состояние болезненного воодушевления, никак не согласуется с тем поразительным фактом, что Иисус, говоривший о своей власти в будущем мире и всегда обращавший умы людей к небесам, никогда не давал воли Своему воображению и не возбуждал воображения Своих учеников живыми картинами этого невидимого Царства. Истина в том, что при всей замечательности характера Христа, Он выделялся всего лишь спокойствием и самообладанием, пронизывающими все стороны Его деятельности. Каким спокойным было Его благочестие! Попробуйте найти хотя бы одно бурное, страстное выражение Его религиозных чувств. Разве молитва «Отче наш» дышит лихорадочным восторгом?.. При всей искренности и глубине Его выдающегося великодушия, даже в нем Он остается тихим и спокойным. Сострадая другим. Он никогда не терял самообладания, никогда не поддавался соблазну торопиться с лихорадочными и восторженными благодеяниями, но творил добро с тем спокойствием и постоянством, которые отмечают Божественное провидение».

    Заключим наш анализ словами историка Филипа Шаффа: «Разум, чистый, словно небо, бодрящий, как горный воздух, острый и всепроникаюЩий, будто меч, неизменно здоровый и живой, всегда готовый к действию и всегда полный самообладания — разве мог такой разум поддаться такому решительному и серьезнейшему заблуждению относительно Своего собственного характера и служения? Какая нелепая выдумка!"

    Иисус — Бог

    Так кем же, по-вашему, был Иисус Христос? Этот вопрос — не простое упражнение на сообразительность. Нельзя разделаться с ним, объявив Иисуса великим учителем жизни. Такое решение несостоятельно. Либо Он обманщик, либо умалишенный, либо Господь. Апостол Иоанн подчеркивал, что его Евангелие написано, «дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий», и, более того, для того, чтобы вы, «веруя, имели жизнь во имя Его» (Иоан. 20:31).

    Все доступные нам доказательства говорят о том, что Иисус — это Господь Бог. Таким образом, для выбора из трех вышеупомянутых возможностей — обманщик, безумец. Бог — достаточно нравственной честности.

    Глава 8. Что было бы, если,

    Введение

    «Как должен был Себя вести Бог, воплотившийся в человека?»

    «Обладал ли Иисус свойствами Бога?»

    Для того, чтобы найти ответ на эти вопросы, попробуем уяснить, зачем нужно было Богу воплощаться в человека. Воспользуемся аналогией, связанной с муравьями. Представьте себе тракториста, вспахивающего поле. Он замечает на этом поле муравейник, который погибнет при следующем заходе трактора. Будучи любителем муравьев, он бежит к муравейнику предупредить его обитателей об опасности. Сначала он кричит им о ней, но они продолжают свою работу. Он пытается говорить языком знаков, пробует все другие мыслимые способы, но — безуспешно. Почему? Потому что не может установить с ними связь, контакт. Как же это сделать наилучшим образом? Ясно, что муравьи лучше всего вас поймут, если вы сумеете превратиться в одного из них.

    Каким же способом Бог может лучше всего связаться с нами? Очевидно, что ему следует воплотиться в человека, и достичь нас непосредственно.

    Теперь можно подумать и об ответе на наш главный вопрос. Если Бог, действительно, воплотился в человека, то какой же это будет человек? У него, очевидно, будут все атрибуты Бога, он появится на свет необычным образом и будет вершить чудесные дела. Он будет безгрешен и оставит по себе долгую всеобщую память. Все, что будет окружать этого необыкновенного человека, тоже будет необычным. По моему убеждению. Бог пришел на землю через Иисуса Христа, в Котором проявились как атрибуты Бога, так и свойства, которых следует ожидать от Богочеловека.

    В этой главе мы разберем философский вопрос, который можно кратко сформулировать словами «ЕСЛИ… ТО…» Я впервые встретил такой подход к Христу в книге Б. Рамма «Свидетельства протестантской веры о Христе», в главе «Подтверждение христианства сверхъестественной природой его основателя».

    Нижеследующий план поможет вам ориентироваться в материале, содержащемся в данном разделе.

    ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, ТО МЫ ВПРАВЕ ОЖИДАТЬ, ЧТО ЕМУ БУДУТ СВОЙСТВЕННЫ:

    1. Чудесное рождение.

    2. Безгрешность.

    3. Чудотворные способности.

    4. Острое ощущение своего отличия от других людей.

    5. Умение прои «юсить величайшие слова в истории.

    6. Долгое влияние на множество людей.

    7. Удовлетворение духовного голода в человеке.

    8. Победа над смертью.

    ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, МЫ ВПРАВЕ ОЖИДАТЬ, ЧТО ОН ПОЯВИТСЯ НА СВЕТ НЕОБЫКНОВЕННЫМ ОБРАЗОМ

    Это положение подтверждается фактом непорочного зачатия Христа.

    СВИДЕТЕЛЬСТВА О НЕПОРОЧНОМ ЗАЧАТИИ

    Такие свидетельства содержатся прежде всего в Евангелиях от Матфея и от Луки. Исследовать их надежность и согласие Друг с другом, таким образом, становится первоочередной задачей при анализе чудесного рождения Христа.

    Идея

    Непорочное зачатие Христа должно соответствовать ветхозаветным пророчествам, говорящим о появлении на свет Мессии.

    Первое из таких пророчеств находим в Книге Бытия 3:15, где Бог говорит, что «семя женщины» будет поражать змея в голову. Следовательно, Спаситель должен прийти из женского семени, а не из мужского, как следовало бы из биологии.

    Более ясное пророчество содержится в Книге Исаии 7:14, где говорится, что «Дева во чреве примет, и родит Сына, и нарекут имя Ему:

    Еммануил». Характерно, что речь здесь идет о девственнице, под которой, по логике вещей, имеется в виду женщина из Быт. 3:15.

    «Хотя точное значение этого слова иногда оспаривается, — пишет Генри Моррис, — оно всегда употребляется в смысле. девственница», причем в некоторых случаях — это единственно возможное значение. Ученые, которые переводили Ветхий Завет на греческий язык при создании Септуагинты, использовали в Ис. 7:14 обычное греческое слово для обозначения девственницы. То же самое делал Матфей, когда цитировал это пророчество (Матф. 1:23), исполнившееся с рождением Иисуса».

    В том же стихе Ис. 7:14 рождение Мессии называется «знамением», которое даст «Сам Господь». Уже в силу этого оно никак не может быть обыкновенным рождением. Мы видим, следовательно, что евангельское непорочное зачатие находится в согласии с более ранними Писаниями.

    Надежность

    Вывод о надежности евангельских рассказов можно сделать на основании их исторической точности. Последняя же доказывается временем, к которому евангелисты относят рождение Христа и связанные с ним события, а также самими описаниями этих событий. В свое время Луку обвиняли в неточной датировке рождения Христа во время переписи, проведенной Квиринием. Считалось, что Квириний стал наместником лишь в 8 г. от Р. Х., и его перепись могла состояться лишь после рождения Христа и смерти Ирода. Многие ученые, однако, полагают теперь, что Квириний провел на посту наместника два срока, причем первый — с 10 по 7 г. до Р. Х. Его первая перепись, следовательно, была проведена приблизительно одновременно с рождением Иисуса, незадолго до смерти Ирода в 4 г. до Р. Х.

    Согласие между свидетельствами

    Истинность фактов удостоверяется согласием между свидетельскими показаниями.

    Как замечает Орр, рассказы Матфея и Луки написаны с разных точек зрения и опираются на различные источники, однако сходятся в главном: «что Иисус, зачатый Святым Духом, был рожден девой Марией, обрученной с Иосифом, которому была известна вся ее история».

    Сходство и различия между Евангелиями

    Критики говорят о различиях между Евангелиями. Для меня куда важнее их сходство, а также пронизывающее их тонкое чувство гармонии. Тщательное изучение Писаний раскрывает куда более многочисленные совпадения, чем кажется на первый взгляд. Вот, например, список двенадцати пунктов, которые находятся буквально на поверхности евангельских рассказов, но сообщают все главные подробности рождения Христа:

    1. Иисус родился в последние дни Ирода (Матф. 2:1,13; Лук. 1:5).

    2. Он был зачат Святым Духом (Матф. 1:18,20, Лук. 1:35).

    3. Мать Его была девственницей (Матф. 1:18,20,23; Лук. 1:29,34).

    4. Она была обручена с Иосифом (Матф. 1:18; Лук. 1:27, 2:5).

    5. Иосиф был потомком Давида (Матф. 1:16,20; Лук. 1:27, 2:4).

    6. Иисус родился в Вифлееме (Матф. 2:1; Лук. 2:4,6).

    7. По Божьему указанию Он был наречен Иисусом (Матф. 1:21; Лук. 1:31).

    8. Его провозгласили Спасителем (Матф. 1:21; Лук. 2:11).

    9. Иосиф знал, что Мария была беременна от Духа Святого (Матф. 1:18-20; Лук. 2:5).

    10. Однако он взял Марию в жены и принял все отцовские обязанности по отношению к Младенцу (Матф. 1:20,24,25; Лук. 2:5 и далее).

    11. Благовещение и рождение Христа сопровождались откровениями и знамениями (Матф. 1:20; Лук. 1:26-27 и др.).

    11 После рождения Иисуса Иосиф и Мария поселились в Назарете (Матф. 2:23; Лук. 2:39)".

    Одним из кажущихся расхождений между двумя Евангелиями являются родословные Христа, приводимые Матфеем и Лукой. Однако первый дает родословную Иосифа, а второй — Марии. Поскольку Иосиф был потомком Иехонии, у Иисуса, казалось бы, не было законного права на трон (Иер. 22:30, 2 Цар. 24; речь там идет о том же Иехонии, что и у Матф. 1:11). В то же время родословная Марии не в ключаетИехонию, и в силу того, что Иосиф не был отцом Иисуса, у Христа — «семени» женщины, т. е. Марии — право на трон имелось (Лук. 3:23).

    Свидетельства Марка, Иоанна и Павла

    Критики нередко ссылаются на то, что из всех авторов Нового Завета о непорочном рождении Иисуса пишут только Матфей и Лука. Из этого делается вывод о несущественности догмата о непорочном рождении для новозаветного учения.

    Отвечая таким критикам, Уильям Робинсон, почетный профессор истории богословия в Колумбийской семинарии, указывает, что «если Матфей и Лука прямо говорят о фактах, то Павел и Иоанн пишут о них в неявном виде».

    Роберт Громацкий подчеркивает, что молчание «нельзя считать неверием или незнанием учения. Разве апостолы записывали все, что они знали и проповедовали? (Иоан. 20:30). Более того, молчание — это аргумент весьма коварный для скептика. Если Павел ничего не говорит о земном отце Иисуса, полагает ли он, что у Него вообще не было отца-человека? Принято считать молчание знаком согласия. Не верь Павел и его соратники в непорочное зачатие, они непременно начали бы исправлять более ранние рассказы о появлении на свет Христа. Молчание — это такой аргумент, который в споре могут использовать обе стороны. Поэтому на нем нельзя основывать ни подтверждений, ни отрицаний».

    Отсутствие у Марка описания рождения Христа, приведенного в первом и третьем Евангелиях, заставляет некоторых утверждать, что Марку, якобы, ничего не было известно о рождении Иисуса. При этом подчеркивается, что рассказ Марка, будучи самым ранним по времени, использовался Матфеем и Лукой. В то же время имеются надежные сведения о том, что Марк, будучи переводчиком апостола Петра, составил свое Евангелие, записав его рассказы. Оно отражает, таким образом, лишь то, что Петр считал необходимым включать в свои публичные проповеди, подобные тем, что произносил Павел перед афинским ареопагом, в Иерусалиме, Антиохии и Риме.

    Очевидно, что рождение Иисуса вряд ли было подходящей темой для обсуждения в подобных собраниях, особенно при жизни Марии, которую многие слушатели могли даже знать лично. Речь в них шла прежде всего об учении Христа, о Его знамениях, и главное — о Его страданиях, занимающих столь важное место в Новом Завете.

    По всей видимости, Иоанн намекает на чудесное рождение Христа, когда использует слово «единородный».

    «Христос неоднократно называет Себя «единородным Сыном Божьим», — отмечает Джон Р. Райс. — В человеческой генеалогии слово «единородный» означает роль отца в зачатии и появлении ребенка. Оно относится к физическому рождению. Иисус настаивал, что Его физическим отцом был не Иосиф, а Бог. Одно и то же греческое слово «моногенес» шесть раз употребляется в Новом Завете по отношению к Иисусу, а дважды Он называет Себя «единородным Сыном Божиим» и Сам. Примечательно, что Христос не просто говорит о Боге, как о Своем Отце, но и считает Себя единственным из рожденных, кто был зачат Богом. Кроме Него, никто и никогда не рождался от девственницы. Он действительно был ЕДИ НОродным Сыном Божиим. И если в духовном смысле можно сказать, что все христиане возродились «к упованию живому» (1 Пет. 1:3), то физически Сыном Божьим бы был только Иисус. Он ясно говорил об этом, когда отрицал, что Его Отцом был кто-либо из людей».

    Родословная Христа в Евангелии от Иоанна как бы начинается «с самого начала» и поэтому не включает непорочного рождения. «В начале было Слово… И Слово стало плотью» (Иоан. 1:1, 14).

    Что же до апостола Павла, то он хорошо знал Луку, который много раз сопровождал его в путешествиях, был с ним в Риме. Лука — главный источник сведений о непорочном зачатии Иисуса, и Павел несомненно знал об этом чуде. В противном случае он вряд ли говорил бы о нашем Спасителе именно такими словами, как «Господь послал нам Своего Сына, рожденного от женщины». (Клемент ф. Роджерс).

    ИСТОРИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О НЕПОРОЧНОМ ЗАЧАТИИ ИЗ НЕБИБЛЕЙСКИХ ИСТОЧНИКОВ

    Время

    Большое значение имеет также время написания Евангелий. Они относятся к такому раннему периоду, что мифы о рождении Христа не успели бы возникнуть перед написанием Нового Завета. Посмотрим, существуют ли доказательства того, что уже первые христиане знали о непорочном зачатии. В связи с этим возникает два вопроса:

    1. Могла ли история о непорочном зачатии возникнуть и распространиться столь стремительно, если она не была основана на фактах?

    2. Если Евангелия не являются историческими документами, получили ли бы они такое всеобщее признание с самых первых лет христианства?

    «Даже если бы Новый Завет не сказал ни слова по этому поводу, — указывает Грэшем Мэйкан, — хватило бы исторических документов II века, чтобы убедиться в широкой распространенности веры в непорочное зачатие уже задолго до конца I столетия».

    Так, например, одна из раннехристианских сект — эбиониты — возражала против церковной интерпретации Исаии 7:14 и считала, что Исаия, говоря о деве, зачавшей сына, имел в виду молодую женщину. Для нас здесь важно то, что церковь в целом, очевидно, уже верила в непорочное зачатие.

    «Кроме эбионитов и нескольких гностических сект, — свидетельствует Джеймс Орр, — никто из первых христиан не отрицал чудесного рождения Христа от Девы Марии как неотделимой части их общей веры в Иисуса»:

    «Все, что мы знаем о верованиях в начале второго века, — пишет Аристид, — указывает на то, что девственность Марии уже была частью христианской веры».

    Свидетельства отцов церкви

    Важные свидетельства, связанные с историей идеи непорочного зачатия, принадлежат отцам церкви. В 110 году Игнатий писал в своем «Послании к Ефесянам»: «И был Господь наш Иисус Христос… зачат в чреве Марии… Святым Духом».

    «Девственность Марии, и Тот, Кто родился у нее — это таинства, о которых говорят по всему миру… свершенные чудом Господним».

    Напомним здесь, что Игнатий был учеником апостола Иоанна.

    «Мы вновь убеждаемся, — констатирует Клемент Ф. Роджерс, — что это верование во времена Игнатия не представляло из себя ничего нового. Известно, например, о нападках на веру христиан в непорочное зачатие. Одним из таких критиков был современник апостола Иоанна Керннф. Рассказывали, что Иоанн, встретившись с ним однажды в общественных банях, вскричал: «Бежим, пока своды бани не обрушились, ибо здесь Керинф, враг правды». Согласно Иринею, Керинф проповедовал рождение Иисуса, как обычного человека, от Иосифа и Марии».

    Другой автор послеапостольского времени, Аристид, в 125 году писал о Христе: «Он Сам — Сын Всевышнего, явленный Духом Святым, сошедший с небес и рожденный еврейской девой, в плоти девственницы обрел Свою плоть… Он, по плоти Своей рожденный среди еврейского племени, богоносной девой Мириам…"

    В 150 году о чудесном рождении Христа свидетельствовал Иустин Мученик: «Учитель наш Иисус Христос, первенец Бога-Отца, родился не от плотского сожития… сила Божья снизошла на Деву, и овладела ею, и зачала Дева… Ибо властью Божией был Он зачату Девы… по воле Божией Сын Его, Иисус Христос, родился у Девы Марии».

    Первым великим христианином, говорившим по-латыни, был обратившийся юрист Тертуллиан. Как явствует из его трудов, в его время (около 200 г.) у всех христианских церквей уже имелся один общий символ веры, обозначавшийся словом «тессера». Ясно, что понятия получают свое собственное название лишь, когда уже некоторое время находятся в употреблении. Тертуллиан цитирует этот символ веры четырежды, и всякий раз в него включены слова «от девы Марии».

    Древнееврейские свидетельства

    Как и следует ожидать, существуют и доводы против концепции непорочного зачатия, выдвигавшиеся прежде всего евреями. Для наших целей важно показать, что уже на заре христианства велись внешние споры по поводу рождения Христа, что свидетельствует о том, что непорочное зачатие Иисуса уже было составной частью христианской веры.

    Этельберт Стоффер пишет в связи с этим следующее:

    «В генеалогической таблице, составленной до 70 г., Иисус назван «незаконным сыном замужней женщины». Очевидно, апостол Матфей был знаком с подобными списками и боролся против них. Позднее раввины попросту называли Христа сыном прелюбодейки, уточняя при этом, что Его «неизвестного» отца звали Пантера. В древних иудейских текстах мы нередко встречаем упоминание об Иисусе бен Пантере, а примерно в 160 г. философ-эклектик Цельсий, последователь Платона, перечисляет сплетни всех сортов о Марии и легионере по имени Пантера».

    «Толдот Иешу», еврейская история Христа, утверждает, что Иисус был «незаконного происхождения и родился от связи его матери с легионером по имени Пантера».

    Раввин Шимеон бен Аззай «обнаружил в Иерусалиме родословный свиток, где было написано: «такой-то, незаконный сын прелюбодейки». Хью Шонфельд, еврейский философ-скептик, цитирующий бен Аззая, уточняет, что он жил в конце первого или начале второго века. Следовательно, упомянутый документ, вероятно, существовал уже ко времени падения Иерусалима в 70 г. Вместо имени Иисуса в древнееврейских документах нередко проставлено просто «такой-то». Шонфельд продолжает далее, что «никто не стал бы придумывать подобных документов, если бы христианство не стояло на том, что Христос был зачат чудесным способом». А возвращаясь к замечанию Шимеона, отмечает, что «Иисуса обвиняли в незаконном происхождении с самых давних времен».

    Ориген в своей работе «Против Цельсия» пишет:

    «Вернемся, однако к словам, которые вкладывают в рот иудеям, заставляя их провозглашать, что мать Иисуса была изгнана женихом-плотником за прелюбодеяние и родила сына от некоего солдата по имени Пантера. Сколь слепы были клеветники, выдумавшие прелюбодеяние между девой и Пантерой и последующее изгнание невесты женихом-плотником, чтобы запятнать непорочное зачатие Святым Духом! Они могли бы состряпать выдумку и поискуснее, без невольного признания того, что Иисус родился не в обыкновенном браке. Не верившие в чудесное рождение Христа неизбежно должны были прибегнуть к выдумкам. Однако же само то, что они придумали это столь неубедительно, сохранив зачатие Иисуса Марией не от Иосифа, делает эту ложь очевидной для всех, кто может распознать клевету и разоблачить ее. Неужели Тот, Кто совершил такие великие подвиги перед миром, мог родиться не чудесной силой, а напротив, незаконнее и позорнее, чем кто угодно?.. Потому возможно, что эта душа, чья земная жизнь была несравненно полезнее жизни многих, если не всех людей, нуждалась в теле, не только отличном от других человеческих тел, но превосходящем их».

    Даже в Евангелия проник отголосок этих споров. У Map. 6:3 читаем: «Не плотник ли Он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? не здесь ли между нами Его сестры? И соблазнялись о Нем».

    «Это свидетельство, которое появляется только у Марка, полностью проясняет положение, — пишет Этельберт Стоффер. — У евреев существовали строгие правила, касающиеся имен. Второе имя еврею всегда давалось по его отцу (Иоханаан бен Саккай, например), даже если отец умирал до его рождения. Он получал второе имя по матери только если отец был неизвестен».

    Коран

    В Коране Иисуса нередко называют Иса ибн Мариам. т. е. «Иисус, сын Марии». Как отмечает классический комментатор Корана Абдулла аль-Байдави полностью понимающий семитский обычай именования, имя матери употребляется, когда неизвестен отец. «Но и это имя, и объяснение носят здесь положительный смысл, — пишет Стоффер. — В Исламе Иисус рассматривается как Сын Девы Марии, который родился от Слова Божьего».

    «В книге Logia мы читаем, что Иисус был «обжорой и пьяницей». Откуда такое обвинение? Оно вполне согласуется с отношением фарисеев к делу Христа. Среди палестинских евреев именно такое обвинение бросают в лицо незаконнорожденному, которому как бы следует своим образом жизни и отношением к религии выдавать свое низкое происхождение. Вот в каком смысле фарисеи и их сторонники поносили Христа этими словами, имея в виду сказать: «Он же выродок».

    Отворачиваясь от Христа, как от незаконнорожденного, евреи, жившие в Палестине до 70 г., невольно признавали неясность Его появления на свет. Очевидно, что не прошло и сорока лет после Его смерти, как ранние христиане уже проповедовали Его непорочное зачатие.

    О рождении Христа упоминает Коран (Сура 19, «Мариам», стих 20). Когда Мария узнала, что у нее родится сын, она воскликнула: «Как может быть у меня мальчик? Меня не касался человек; и не была я распутницей». Дух отвечает ей на это: «Так сказал твой Господь: «Это для Меня — легко». После этого Он «дохнул на нее Своим Духом».

    Выводы различных авторов

    Посмотрим, какие выводы делают из имеющихся данных некоторые известные исследователи.

    У. Х. Гриффит Томас отмечает, что «главным аргументом в пользу идеи непорочного зачатия служит необходимость объяснения уникальной жизни Иисуса».

    Генри Моррис полагает, что «Он, совершивший столько чудес во имя жизни, пожертвовавший Собой на кресте во искупление людских грехов, и восставший из мертвых во плоти, доказав тем самым Свою правоту, должен был начать Свою неповторимую жизнь, соответственно, неповторимым образом.

    Если Он и в самом деле наш Спаситель, то величием своим этот Сын Человеческий должен намного превосходить других людей. Чтобы умереть за наши грехи. Он должен быть безгрешным. Чтобы прожить безгрешную жизнь. Он должен быть безгрешным от рождения. Мог ли Он происходить, подобно смертным нам, из рода человеческого, погрязшего в грехах и проклятого навеки? Его рождение не могло не быть чудесным. «Семя женщины» было помещено в чрево девственницы, когда, по словам ангела, «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и раждаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лук. 1:35).

    Непорочное зачатие истинно не только потому, что так учит Библия, но и потому,, что лишь такое рождение могло соответствовать предназначению Иисуса Христа в великом плане Бога для спасения человечества.

    Сомневаться в возможности такого чуда — значит отрицать существование Бога или Его роль Вседержителя».

    Подытоживая все свидетельства о рождении Иисуса Христа, Грэшем Мэйкен пишет, что на их основании становится ясным: «причиной веры христиан в рождение Иисуса без помощи земного отца было то, что Он на самом деле родился таким образом».

    И, наконец, заключает Клемент Роджерс, «все имеющиеся свидетельства доказывают чудесное рождение Христа».

    ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, ТО МЫ ВПРАВЕ ОЖИДАТЬ ОТ НЕГО БЕЗГРЕШНОСТИ

    Что говорит о Себе Сам Иисус

    «Кто из вас обличит Меня в неправде?» (Иоан. 8:46).

    Никто не ответил Ему. Христос мог спокойно задавать подобный вопрос, потому что был безгрешен.

    Он говорил и другое: «… ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю» (Иоан. 8:28). Он, очевидно, пребывал в постоянной причастности к Богу.

    Осознание Христом собственной чистоты резко отличает Его от других верующих. Чем ближе христианин становится к Богу, тем острее ощущает он тяжесть своих грехов. Иисус не испытывал ничего подобного. Он жил ближе к Богу, чем кто бы то ни было, и совершенно не чувствовал Себя грешником.

    Отметим также, что об искушениях Христа прочитать в Писаниях можно (Лук. 4), а вот о грехах — нет. Он никогда в них не исповедуется, никогда не просит об отпущении прегрешений, хотя и велит это делать Своим ученикам. У него явно не было чувства вины, столь знакомого грешникам.

    Свидетельства Его друзей

    Все герои Библии в той или иной мере несовершенны. В Ветхом Завете даже Давид и Моисей несвободны от недостатков, а в Новом Завете мы на каждом шагу читаем о недостатках апостолов. Что же до Христа, то мы не найдем ни одного упоминания о Его грехах.

    Почему следует в этом вопросе изучать свидетельства Его учеников? Этому есть несколько причин.

    1. Они провели около трех лет рядом с Иисусом.

    2. Будучи евреями, они с рождения знали о греховности всех людей, включая их самих.

    3. Они подтверждают безгрешность Христа не прямо, а косвенно.

    Апостолы не намерены были доказывать безгрешность Христа. Однако из их замечаний следует, что для них она как бы сама собой разумелась.

    «Абсолютно невероятно, что кто-то из учеников мог бы вначале выдумать, а затем описать личность Христа, описанного в Евангелиях», — указывает А. Е. Гарви.

    Находясь с Ним рядом, они не усматривали в Нем грехов, которые видели в себе. Они могли раздражаться, сердиться, спорить, но за Иисусом ничего подобного ни разу не замечали. В силу своего строгого иудейского воспитания они ни за что не признали бы Христа безгрешным, если бы в этом была хоть тень сомнения.

    Его ближайшие ученики Петр и Иоанн так свидетельствуют о Его чистоте:

    "… но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого агнца…» (1 Пет. 1:19).

    «Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его…» (1 Пет. 2:22).

    «И вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи наши, и что в Нем нет греха» (1 Иоан. 3:5).

    Интересно, что к греховности людей Иоанн достаточно беспощаден. «Если говорим, что не имеем греха, — обманываем самих себя, и истины нет в нас…. Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым» (I Иоан. 1:8, 10). Однако на следующей же странице он призывает, что в Иисусе нет никакого греха (1 Иоан. 3:5).

    Даже предавший Его Иуда признавал невиновность и благочестие Иисуса. Поняв Его правоту, он впал в глубочайшее раскаяние, потому что «предал Кровь невинную» (Матф. 27:3-4).

    Апостол Павел в своих посланиях тоже писал о безгрешности Христа (2 Кор. 5:21).

    Свидетельства врагов Христа, возможно, еще важнее, чем друзей

    Один из разбойников, распятых вместе с Христом, упрекнул другого разбойника словами об Иисусе: «… Он ничего худого не сделал» (Лук. 23:41).

    Сам Пилат подтверждает Его безгреховность, когда спрашивает:

    "… Какое же зло сделал Он?» (Лук. 23:22).

    "… истинно Человек Этот был праведник», — воскликнул у креста римский сотник (Лук. 23:47).

    Естественно, что враги Иисуса были бы рады обвинить его в преступлениях, чтобы предать смерти. Однако им это не удалось (Map. 14:55-56).

    Марк приводит четыре попытки врагов Иисуса очернить Его. Во-первых, его обвинили в богохульстве, поскольку Он отпускал грехи. Однако Божественность Иисуса давала Ему полное право прощать людей. Во-вторых, Его недруги ставили Ему в вину дружбу с грешниками, сборщиками податей, распутницами и т.д. Религиозные вожди того времени полагали, что праведник не должен соприкасаться с такими людьми. В ответ на это Иисус называл Себя исцелителем грешников (Map. 2:17). В-третьих, Его считали недостаточно религиозным, потому что Он не постился, подобно фарисеям. Однако вряд ли можно сомневаться в серьезном отношении Иисуса к Своей вере! И, наконец. Иисус постоянно нарушал субботу, то исцеляя страждущих, то срывая колосья. Нарушал ли Он этим заповеди Господа? Разумеется, нет. Будучи «Господином субботы». Он решил разрушить ложные обычаи и дать закону Божьему истинное толкование.

    И, наконец, свидетельства истории

    Мусульманская религия считает Христа безгрешным. В Коране (Мариам, стих 19) архангел Гавриил говорит Марии, что ее сын Иисус будет «чистым», т. е. безгрешным.

    Филипп Шлафф называет Христа «святейшим из всех святых человечества».

    «Никогда не жило на земле более безобидного создания. Он никому не делал зла, никого не использовал для своей выгоды. Он не произнес ни одного дурного слова, не совершил ни одного неверного поступка.

    Совершенно невинная и безгрешная жизнь в гуще грешного мира — вот первое впечатление от жизни Христа. Он, и только Он, пронес незапятнанную детскую чистоту сквозь годы юности и зрелости. Вот почему лучшие символы, которые могут Его олицетворить — это ягненок и голубь.

    Именно это полное совершенство возносит Его на высоту, недосягаемую для других, делает Его исключением из общего правила и нравственным чудом истории.

    Христос — это живое воплощение идеала добродетели и святости, высокий образец всего самого чистого, доброго и благородного в глазах Бога и человека.

    Таков был Иисус из Назарета — истинный муж телом, душой и духом, но все же отличный от других мужей. От раннего детства до зрелости это была совершенно особая и неповторимая личность. Он развивался в нерушимом союзе с Богом, преисполненный любовью к человеку. Он был свободен от грехов и ошибок, невинен и свят. Он посвятил Себя самым благородным целям. Он не только проповедовал добродетель, но и жил в ней. Эта непорочная жизнь закончилась величественной смертью и всегда признавалась с тех пор единственным образцом доброты и святости».

    «Это безоговорочное самопожертвование во имя служения Богу и человеку Библия и называет любовью, — добавляет Джон Стотт. — У любви нет корыстных интересов. Ее сущность — в самоотдаче. Даже худшие из людей порой озаряются вспышкой подобного благородства, но жизнь Иисуса излучала Его с немеркнущим сиянием. Иисус был безгрешен благодаря Своей самоотверженности. Мы называем ее любовью. А ведь Бог и есть любовь».

    Другой автор, Уилбер Смит, замечает: «Самым выдающимся свойством Иисуса в Его земной жизни было как раз то. чего, по всеобщему признанию, недостает людскому роду, и что мы считаем самой бесценной чертой человеческого характера, а именно: абсолютная доброта, иными словами — совершенная чистота, подлинная святость. все то, что в случае Христа превращается в ни что иное, как безгрешность».

    «Какова основная причина нашей веры в безгрешность Иисуса? — пишет С. Е. Джефферсон. — Иисус не дал Своим ближайшим друзьям ни одного повода в ней сомневаться. Ни в одном из Его слов нет ни следа сожаления, ни намека на угрызения совести, ни одного признания в ошибках, ни следа раскаяния. Он учил других пониманию своей греховности и прямо говорил о грехе, гнездящемся в человеческом сердце. Он говорил ученикам, что молиться они должны прежде всего о прощении грехов. И однако Сам Он ни словами, ни поступками даже не намекает на то, что когда-либо сделал нечто, неугодное Богу».

    Филипп Шафф делает следующий логический вывод: «Неоспоримо, таким образом, что Христос, если судить по Его служению, по Его неизменному поведению и нескрываемой самоотверженности, знал о Своей свободе от греха и вины. Единственным разумным объяснением будет то, что Он на самом деле был безгрешен».

    «Будь на совести Христа какой-нибудь тайный грех или хотя бы память о прошлых грехах, — размышляет А. Е. Гарви, — в Его жизни появилась бы нравственная червоточина, которая непримиримо бы контрастировала с моральной тонкостью Его учения».

    «Ничто в словах Иисуса не указывает на ощущение какого-либо чувства вины за совершенный грех», — замечает С. Е. Джефферсон.

    Знаменитый историк Кеннет Скотт Латуретт свидетельствует: «За Христом часто замечали еще одну черту: отсутствие чувства Собственной греховности или ущербности… Весьма существенно, что Иисус, с Его острой чувствительностью к нравственным вопросам, Иисус, учивший Своих последователей просить о прощении грехов, не чувствует ни малейшей потребности в прощении для Себя Самого. Иисус никогда не обращается за прощением ни к Богу, ни к окружающим».

    В Нагорной проповеди можно найти всю биографию Христа. Каждый слог этой проповеди Он воплотил в Своих делах. Она представляет собой всего-навсего перевод Его жизни на человеческий язык.

    Как пишет Генри Моррис, «если Сам Господь, воплощенный в Своем единородном Сыне, не следовал бы собственным высоким заповедям, то наши поиски истины и спасения были бы заведомо тщетными».

    Согласно Бернарду Рамму, «Иисус прожил самую благочестивую и святую из всех возможных жизней по единственной причине — потому, что Он был воплощением Бога».

    Гриффит Томас добавляет, что «между Ним и Его Божественным Отцом ни на секунду не пролегло ни малейшей тени. Он был безгрешен… да и как же могло быть иначе, если Он был искупителем грехов человечества!»

    «Чем лучше и святее человек, — читаем мы у Филиппа Шаффа, — тем острее он чувствует необходимость прощения и свое несоответствие собственному, достаточно несовершенному, идеалу. Однако Христос, с той же природой, что и у нас, подверженный тем же соблазнам, никогда им не поддавался, никогда не имел причины для сожаления о Своих словах или поступках. Он не нуждался ни в прощении, ни в обращении, ни в перевоспитании; Он всегда был в полной гармонии со Своим небесным Отцом. Вся Его жизнь была одним цельным актом самопожертвования во имя славы Божией и спасения людей».

    «Я не знаю высшего, более искреннего и долговечного добра, чем то, что сиянием исходит от Иисуса Христа», — писал Уильям Чэннинг.

    И, наконец, итог этим размышлениям находим у Уилбура Смита: «Пятнадцать миллионов минут жизни на этой земле, среди злого и совращенного поколения… и каждая Его мысль, каждый поступок. каждое дело, от того момента, когда Он открыл Свои младенческие глаза, вплоть до смерти на кресте, — все они были благословлены Богом. Господу нашему никогда не приходилось исповедоваться в грехах, поскольку грехов у Него не было».

    Исторические свидетельства знаменитых скептиков

    Знаменитый философ Джон Стюарт Милль задается вопросом: «Кто из Его учеников или последователей был способен придумать слова, приписываемые Иисусу, или вообразить Его жизнь и характер, описанные в Евангелии?»

    Ральф Уолдо Эмерсон считал Иисуса «наиболее совершенным из всех живших покуда на земле людей».

    Историк Уильям Леки писал, что Он «не только высочайший образец добродетели, но и сильнейший пример, зовущий к подражанию».

    Даже Давид Штраус, пишет Уилбур Смит, наиболее решительный противник всех сверхъестественных элементов Нового Завета, тот самый Штраус, чьи работы сделали больше для разрушения христианской веры. чем труды любого другого из ученых нового времени, — даже Штраус, со всей своей злорадной, блестящей и резкой критикой Нового Завета, со своим всем отрицанием всего, что имело какое бы то ни было отношение к чуду. к концу жизни был вынужден признать Христа образцом добродетели, когда написал: «Этот Христос… историчен, а не мифологичен. Он является личностью, а не каким-нибудь символом… Он остается высочайшим образцом религии, доступным нашему воображению… и без Его присутствия в сердце невозможно никакое благочестие».

    В заключение приведем слова Бернарда Рамма: «Безгрешное совершенство и совершенная безгрешность — вот то, чего мы вправе ожидать от воплощенного Бога. Именно это мы и обнаруживаем в Иисусе Христе. Факты находятся в полном согласии с гипотезой».

    ОТ БОГА, ВОПЛОТИВШЕГОСЯ В ЧЕЛОВЕКА, МЫ ВПРАВЕ ОЖИДАТЬ СВЕРХЕСТЕСТВЕННЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ В ВИДЕ ЧУДЕС

    "… пойдите, скажите Иоанну, что вы видели и слышали: слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат. мертвые воскресают, и нищие благовествуют…» (Лук. 7:22).

    Чудеса Иисуса показывали разнообразие Его могущества: власть над природой, над болезнями, над бесами, даже над смертью. Чудеса Христа свидетельствовали также о том, что Он был тем самым Мессией, приход Которого был предсказан в Ветхом Завете.

    Список чудес, упоминаемых в Новом Завете, включает:

    ЧУДЕСА ФИЗИЧЕСКОГО ИСЦЕЛЕНИЯ

    Прокаженный (Матф. 8:2-4: Map. 1:40-45: Лук. 5:12-15).

    Паралитик (Матф. 9:2-8; Map. 2:3-12: Лук. 5:18-26).

    Горячка (теща Петра) (Матф. 8:14-17; Map. 1:29-31).

    Сын царедворца (Иоан. 4:46-53).

    Расслабленный (Иоан. 5:1-9).

    Сухорукий (Матф. 12:9-13; Map. 3:1-6: Лук. 6:6-11).

    Глухонемой (Map. 7:31-37).

    Слепец в Вифсаиде (Map. 8:22-25: в Иерусалиме, Иоан. 9; в Иерихоне

    Map. 10:46-52).

    Десять прокаженных (Лук. 17:11-19). Отрубленное ухо раба (Лук. 22:47-51). Кровотечение (Матф. 9:20-22; Map. 5:25-34; Лук. 8:43-48). Водянка (Лук. 14:2-4).

    ВЛАСТЬ НАД СТИХИЯМИ И ПРИРОДОЙ Превращение воды в вино в Кане (Иоан. 2:1-11). Прекращение бури (Матф. 8:23-27; Map. 4:35-41; Лук. 8:22-25). Чудесный улов рыбы (Лук. 5:1-11; Иоан. 21:6). Чудо о хлебах и рыбах: накормлено 5000 человек (Матф. 14:15-21: Map. 6:34-44; Лук. 9:11-17: Иоан. 6:1-14; на кормлено 4000, Матф. 15:32-39: Map. 8:1-9).

    Хождение по воде (Матф. 14:22-23; Map. 6:45-52: Иоан. 6:19). Извлечение монеты из рыбы (Матф. 17:24-27). Засыхание смоковницы (Матф. 21:18-22: Map. 11:12-14).

    ЧУДЕСА ВОСКРЕШЕНИЯ ИЗ МеРТВЫХ

    Дочь Иаира (Матф. 9:18-26; Map. 5:35-43; Лук. 8:41-56). Сын вдовицы (Лук. 7:11-15). Лазарь (Иоан. 11:1-44).

    Комментарии к чудесам Христа

    Христос показывал власть над природными силами, которая могла принадлежать только Богу. Который создал эти силы.

    Как отмечает К. С. Льюис, «из индуизма можно убрать все чудесное без большого ущерба для основ этой религии. — Почти то же самое справедливо по отношению к мусульманству. Но с христианством такого сделать нельзя, ибо оно — это история Великого Чуда. Рациональный вариант христианства упускает все именно христианское».

    О другой цели чудес пишет Бернард Рамм: «В нехристианских религиях полагается верить в чудеса, поскольку верующий уже принимает саму религию. Но в Библии чудеса — это один из способов создать истинную веру. Эта разница имеет огромное значение. Израиль был создан целым рядом чудес, закон Моисеев родился в окружении чудес, и многие из пророков удостоверяли свою роль посланников Бога, совершая — чудеса. Иисус не только проповедовал — Он был и чудотворцем. Иногда чудеса совершали и апостолы. Чудо было подтверждением истинности христианства».

    По мнению Филиппа Шаффа, чудеса Христа резко «контрастировали с обманом фокусников и нелепыми чудесами апокрифической литературы. Он делал их без всякого хвастовства, с такой легкостью и простотой, с какими только и можно было совершать Его дела».

    Как бы развивая эту мысль, Гриффит Томас обращает наше внимание на то, что чудеса Христа в Евангелиях часто называются просто греческим словом «эрга», означающим «дела». «Они были естественным и необходимым проявлением Его жизни, выражением Его сущности в поступках».

    Они отражали также и характер Иисуса.

    «Наше исследование сводится к простому вопросу, — продолжает Гриффит Томас. — Если Христос был таким сверхъестественным

    Существом, насколько сочетались с Его жизнью сверхъестественные дела? Характер чудес, которые Ему приписываются, их «доброта», сдержанность, с которой они совершались, сравнительно скромное место, которое они занимали в Его служении, постоянный упор с Его стороны на первичность духовных ценностей — все это абсолютно сочетается с жизнью и поступками того чудесного и сверхъестественного Человека, каким мы видим Иисуса Христа».

    «Все Его чудеса, — соглашается Шафф, — суть естественные проявления Его личности. Поэтому и совершались они с той же легкостью, с какой мы делаем наши ежедневные дела».

    В другом месте Шафф обращает наше внимание на то, что «все без исключения Его чудеса были вызваны чистейшими побуждениями и направлены на восхваление Бога и принесение пользы людям. Это чудеса любви и прощения, полные смысла и значения, находящиеся в согласии с Его характером и служением».

    Ф. Х. Чейс пишет: «Мотивы и значение чудес Господних, описания которых содержатся в Евангелиях, неизменны. Чудеса упоминаются в разных местах Евангелий. Однако стоит рассмотреть их взаимоотношение друг с другом, и мы увидим, что они находятся в единстве. Их совокупность покрывает весь труд нашего Господа и Спасителя, Который обновлял все составные части сложного человеческого бытия и восстанавливал мир в физической области. Евангелия ничего не говорято том, что с помощью чудес Иисус хотел возвеличить Свое достоинство и могущество. Если бы они были выдумкой раболепного воображения. рвущегося с помощью фантастических рассказов подчеркнуть Его величие и славу, то подобное тончайшее единство цели, столь последовательно и цельно соблюдаемое в Евангельских рассказах, было бы попросту невозможно».

    «Чудеса. — пишет А. Е. Гарви, — гармонично согласуются с характером и сознанием Иисуса Христа. Это не внешние подтверждения, но внутренние составные части выражения любви Небесного Отца, прощения и благодати, явленных в Нем, возлюбленном Сыне Божьем и сострадающем Брате людей».

    «Сегодня для нас самое великое чудо — это сама личность Иисуса, — заключает Томас. — И поэтому следует объяснять чудеса личностью Христа, а не наоборот».

    Даже ислам признает способность Христа совершать чудеса, поскольку о них упоминается в Коране (об исцелении слепого, прокаженных и воскресении мертвых).

    Древнееврейские свидетельства

    Как указывал Этельберт Стауфер в своей книге «История Иисуса», упоминания о Его чудесах содержатся во многих еврейских юридических и исторических трудах. «В 95г. ребе Элиеэербен Гиркан из Лидды писал о магических способностях Иисуса. Примерно в тот же период (95-110 г.) была составлена ритуальная формула осуждения: «Иисус занимался волшебством и уводил Израиль с пути истинного». Около 110 г. мы слышим о спорах среди палестинских евреев, на предмет того, разрешается ли исцелять именем Иисуса. Чудотворные исцеления от имени Иисуса подразумевают, что Сам Он был на них способен».

    Мы располагаем также косвенным свидетельством от Юлиана Отступника, римского императора в 361-363 г., который был одним из самых даровитых древних противников христианства. В своем труде, направленном против христиан, он пишет, что «Иисусу… поклоняются уже о коло 300 лет, хотя за Свою жизнь Он не совершил ничего достойного славы, если не считать исцеления хромых и слепых и изгнания бесов в деревушках Вифсаиде и Вифании…» Император невольно признает за Христом чудотворные способности.

    Возражения критикам

    «Если чудеса воспринимаются органами чувств, — подчеркивает Бернард Рамм, — то о них могут говорить свидетели. Если свидетельские показания убедительны, то они, в записанном виде, равноценны опыту очевидца этих чудес».

    И действительно, многие чудеса были совершены Христом при очевидцах. Они поддаются открытому исследованию. Скептики могут изучать их, как им угодно. Разберем, например, библейский рассказ о воскрешении Лазаря.

    Согласно тому же Бернарду Рамму, «Если воскрешение Лазаря было реально засвидетельствовано Иоанном, а затем он описал его в Евангелии, еще находясь в здравом уме и трезвой памяти, то в юридическом смысле этот рассказ равноценен нашим собственным впечатлениям».

    Враги Христа не отрицали воскрешения Лазаря. Вместо этого они постарались как можно скорее убить Христа, покуда за Ним не пошел весь народ (Иоан. 11:48).

    Таким образом, и враги Иисуса, и Его друзья признавали за Ним чудотворные силы. Однако враги считали, что эти силы Он получил от дьявола (Матф. 12:24), а друзья — что от Бога.

    В ответ на обвинения врагов Христос сказал: «… всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его?» (Матф. 12:25-26).

    Чудеса Христа подтверждены свидетельствами. От них нельзя отмахиваться из-за того, что нам известно о подозрительных языческих чудесах. Некоторые чудеса подложны, но это не означает, что таково вообще все чудесное.

    Нередко в чудеса не верят, потому что они нарушают законы природы. Но разве законы, сами по себе, приводят что-либо в действие? Когда чудеса совершал Иисус, Сам Бог менял привычный строй вещей на земле. Только так и следует их рассматривать.

    Мы видим, что чудеса — это неотъемлемая часть общения Бога с нами. Весь вопрос, таким образом, в конце концов сводится к вопросу о существовании Бога.

    Вот как комментирует эту мысль Гриффит Томас: «Если, таким образом, мы позволим перегородить себе путь научной доктриной о непрерывности и однородности природы, то непременно придем к выводу о том, что чудеса невозможны, из чего следует, что невозможен и Христос-чудотворец. Вопрос, таким образом, на самом деле решается априори, еще до всякого анализа свидетельских показаний».

    Пол Литтл указывает, что «наука может лишь утверждать, что чудеса несвойственны обычному порядку вещей. Ей не под силу «запретить» чудеса, поскольку законы природы ничего не вызывают, а, следовательно, ничего не могут и запретить».

    Комментарий о законах природы находим мы и у Филиппа Шаффа:

    «Истинные чудеса находятся НАД законами природы, а не действуют ПРОТИВ них… они суть проявление высшего закона, которому низшие законы обязаны повиноваться».

    — В заключение приведем две цитаты, одну из Дж. Бродуса, а вторую — из А. Е. Гарви.

    «Возьмите Евангелия сами по себе… и если Иисус из Назарета не совершал чудес, то он неоднократно лгал. Он говорил, как никогда не говорил человек, в Его характере никакой критик не найдет недостатков, и Он действительно вершил чудеса — или же говорил неправду».

    «Христос — Сын Божий, стремящийся стать Спасителем человечества, и не совершающий чудес, был бы менее понятен и менее достоин доверия, чем Тот Иисус, о Котором так последовательно пишут Евангелия».

    БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ОСТРО ОЩУЩАЛ БЫ СВОЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ

    Свидетельства друзей

    Влияние Иисуса было таким огромным, что людям приходилось становиться либо на Его сторону, либо против Него. Оставаться к Нему безразличным было невозможно. В Коране Его называют «величайшим в этом мире и в грядущем». Паскаль заметил: «Кто научил евангелистов свойствам совершенной и героической души, которые они с таким мастерством описали в Иисусе Христе?"

    Иисус был во всех отношениях самым человечным из людей и — более, чем человечным.

    «Невозможно ничего прибавить к чуду, величию и любви, исходящим от Иисуса», — говорил Чаннинг.

    «Одним словом, — пишет А. М. Фэрбэрн в своей «Философии христианской религии», — Иисус был Божеством, явленным в человеке, в определенный исторический период. Эта идея поразительна сама по себе, и становится еще более поразительной, поскольку таким чудесным образом была воплощена в жизни конкретного Человека. На свете еще не было идеи более высокой…"

    Его жизнь была святой. Его слово — истинным, и весь Его характер был воплощением Истины. Никогда не было в мире более истинного, более подлинного человека, чем Иисус из Назарета.

    По мнению У. Р. Грегга, «Иисус был одной из тех редких одаренных натур, — причем наиболее совершенной из них — у которых чистота и полная гармония ума и совести обеспечивают ясность зрения, подымающуюся почти до пророческих высот».

    В истории не было еще столь благородной жизни, в которой было бы так мало земного, местного, преходящего; которая служила бы столь высоким и всеобщим целям.

    Джон Янг в книге «Христос истории» задает следующий вопрос: «… Как получилось, что из всех людей лишь Он поднялся до духовного совершенства? Если Бог сделал это для укрепления благочестия и добродетели на земле однажды, то Он мог сделать то же самое и в другие времена, в других обстоятельствах. Иными словами, если бы Иисус был только человеком, то в последующие века мы встречали бы других, подобных Ему, и призванных исправлять, учить и оживлять мир. Но Господь этого не сделал…"

    «Мы инстинктивно отделяем Христа от других людей, — отмечает Карнеги Симпсон. — Встречая Его имя в каком-нибудь списке выдающихся личностей, рядом с Конфуцием и Гете, мы чувствуем, что нарушается здесь не столько религия, сколько справедливость. Иисус не принадлежит к выдающимся мировым деятелям. Можно говорить об Александре Великом (Македонском), о Карле Великом, о Наполеоне Великом, если угодно… но не о Христе. Христос — не Великий. Он — Единственный. Он — просто Иисус. К этому нечего добавить… Он выходит за рамки любого анализа. Он низвергает наши каноны человеческой природы. Он выше всякой критики. Он заставляет наш дух благоговеть».

    Как пишет Филипп Шафф, «Его усердие никогда не оборачивалось пристрастием. Его постоянство — упрямством. Его добросердечие — слабостью. Его нежность — сентиментальностью. Его неземная природа была свободна от безразличия и нелюдимости. Его достоинство — от гордости и самодовольства. Его дружелюбие — от чрезмерной фамильярности. Его самоотречение — от мрачности. Его сдержанность — от суровости. Он сочетал детскую невинность с мужеством, всепоглощающую преданность Богу с неустанным интересом к благоденствию людей, любовь к грешникам — с непримиримым осуждением греха, властное достоинство — с чарующей скромностью, бесстрашие и отвагу — с разумной осторожностью, несгибаемую твердость — с обаятельной мягкостью».

    В разговоре с поэтом Робертом Браунингом Чарльз Лам говорил о чувствах, которые бы они испытали, если бы в комнату вошел кто-нибудь из великих людей прошлого. «А что, если бы вошел Христос?» — спросили его. «Если бы к нам явился Шекспир, — ответил Лам, — нам всем следовало бы встать перед ним. Но перед Христом нам следовало бы упасть ниц, чтобы поцеловать край Его одежды».

    Гриффит Томас подчеркивает, что Христос «воплощает четкое Божественное вмешательство в жизнь человека в определенный момент истории. Все наши взгляды основаны на этом великом чуде — личности Христа».

    «В Нем сходятся все добродетели других людей, и мы не ошибемся, если скажем, что ни одной из добродетелей, свойственных человеку, в Нем не отсутствует».

    Еврейский ученый Клаузнер считает, что «Христос был более евреем, чем любой еврей, даже более евреем, чем Гиллель».

    Трудно спорить с тем, что Христос учил самым чистым и высоким нравственным правилам, этической системе, затмевающим все моральные положения и максимы мудрейших мыслителей древности.

    Джозеф Паркер в своей книге «Се Господь» пишет, что «Замыслить Христа мог только Христос».

    Иоганн Готтфрид фон Гердер считал Христа «в благороднейшем и совершеннейшем смысле идеалом человечности».

    «Я знаю людей, — говорил Наполеон Бонапарт, — и я могу сказать вам, что Иисус Христос — это не просто человек. Его нельзя сравнить ни с кем из живших на земле. Александр Македонский, Цезарь и Карл Великий, как и я, основали империи. Но на чем держались все наши подвиги? На силе. Иисус Христос основал Свою империю на любви, и в любую минуту миллионы людей готовы умереть ради Него».

    Теодор Паркер, знаменитый деятель унитарианской церкви, говорил. что «в Иисусе объединяются высочайшие принципы и самые Божественные дела, в Нем более чем сбываются мечты мудрецов и пророков. Подымаясь над всеми предрассудками Своего времени. племени и секты. Он изливает учение, чистое, как свет, высокое, как небеса, истинное, как Бог. Восемнадцать веков прошло с тех пор, как Иисус, словно солнце, высоко взошел над человечеством. Какой человек, какая секта могли бы выпестовать Его мысли, составить Его учение и столь полно приложить его к жизни».

    «Христос поражает и ошеломляет чувственных людей, — отмечает Ральф Уолдо Эмерсон. — Они не могут вписать Его в историю или примирить со своим собственным душевным миром».

    В последнем издании«Британской Энциклопедии» Иисусу отведено 20 тысяч слов, среди которых нет ни одного намека на то, что Он мог не существовать. Таким деятелям, как Аристотель, Александр, Юлий Цезарь, Цицерон или Наполеон Бонапарт, замечает Уилбар Смит, места отведено меньше.

    Закончим этот раздел словами Филлипса Брукса:

    «Иисус Христос — это снисхождение Бога и возвышение человечества».

    Что говорят противники христианства

    Гете, выдающийся гений, которого трудно было заподозрить в симпатиях к религии, в последние годы жизни, оглядываясь на мировую историю, был вынужден признаться, что «если когда Божество и появлялось на земле, то в личности Иисуса Христа», и что «человеческий ум, как бы далеко он ни заходил во всех других областях, никогда не сможет перерасти высоты и нравственного достоинства христианства, сияющего в Евангелиях.

    Я ни на секунду не сомневаюсь в подлинности Евангелий, ибо от них исходит отраженное величие высочайшей натуры, рожденное личностью Иисуса Христа, самое Божественное величие, которое когда-либо нисходило на эту землю».

    Знаменитый писатель Герберт Уэллс так свидетельствовал о Христе:

    «Он был слишком велик для Своих учеников. И разве удивительно, в свете Его простых слов, что все преуспевающие и богатые испытывали страх перед неведомым, чувствовали, что Его учение раскачивает их привычный мир? Возможно, священники, правители и богачи понимали Его лучше, чем Его последователи. Он заставлял их забывать все маленькие личные отговорки, придуманные для того, чтобы избежать службы на благо общества, ради всеобщей религиозной жизни. Он был словно грозный нравственный охотник, вытаскивающий человечество из нор, в которых оно пребывало. В ослепительном сиянии Его царства не было места ни собственности, ни привилегиям, ни гордости, ни сословиям — никаким движущим силам, в сущности, кроме любви. Что же удивительного в том, что ошеломленные, ослепленные люди принялись травить Его? Даже Его ученики вопили, когда попадали под этот свет. Разве не удивительно, что священники поняли: у них нет выбора, должен погибнуть либо Он, либо ремесло священников. Разве не удивительно, что римские солдаты, столкнувшись с чем-то, что было настолько выше их понимания и угрожало всей их дисциплине, нашли выход в диком хохоте, увенчали Его терновым венцом, одели в пурпур и осмеяли как Царя Иудейского? Ибо принять Его всерьез означало бы войти в непривычную и тревожную жизнь, бросить свои привычки, управлять своими инстинктами и порывами, испытать невероятное счастье…

    Разве не удивительно, что до наших дней этот галилеянин слишком велик для наших маленьких сердец?"

    Уэллс считал также, что по меркам истории Иисус является величайшим из всех живших на земле.

    «Какие бы сюрпризы ни ожидали нас в будущем, — писал Эрнест Ренан, — Христос никогда не будет превзойден».

    Томас Карлайл видел в Иисусе «самый наш Божественный символ. Мысль людская ни разу еще не достигала подобных высот. Символ нетленный и бесконечный, зовущий снова и снова обратиться к себе, проявляющийся вновь и вновь».

    «Может ли Тот, о Ком пишут Евангелия, быть человеком? — спрашивал Руссо. — Сколько доброты и чистоты в Его поведении, сколько трогательной добродетели в Его учении! Как высоки Его афоризмы, сколь мудры Его рассказы! Как умны, как изобретательны в своей справедливости Его ответы! Да, жизнь и смерть Сократа — это жизнь и смерть философа, а жизнь и смерть Иисуса — это жизнь и смерть Бога».

    Завершим этот раздел двумя цитатами: первой — из Бернарда Рамма, а второй — из Дж. А. Росса.

    «Иисус Христос, если говорить о Нем как о Богочеловеке, — это величайшая из когда-либо живших личностей, и потому Его личное воздействие несравнимо с влиянием кого бы то ни было».

    «Думал ли кто-нибудь о своеобразном положении Иисуса по отношению к идеалам человеческого пола? Никто не отважится назвать Его бесполым, и, однако, по своему характеру Он возвышается над понятием пола, ибо Его всеобъемлющая человечность есть истинный кладезь идеалов, которые связываются с обоими полами. Женщины, в точности как мужчины, без труда видят в Нем свой идеал. Мужская сила, справедливость и мудрость, женская чувствительность, чистота, интуиция — все это мы находим в Христе, причем ничто не мешало Ему, как нам, развивать столь контрастные добродетели в пределах одной личности».

    ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, ОН ДОЛЖЕН ПРОИЗНОСИТЬ ВЕЛИЧАЙШИЕ СЛОВА В МИРЕ

    Сам Иисус говорил: «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Лук. 21:33).

    По словам Луки (4:32), слушатели «… дивились учению Его, ибо слово Его было со властию».

    Служители храмовой стражи признают, что «… никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (Иоан. 7:46).

    Величайшие слова в истории человечества

    Мнение о том, что Иисусу принадлежат величайшие слова в истории человечества, разделяется многими современными учеными. Бернард Рамм подчеркивает, что величие слов Иисуса состоит в их весомости и ясности, при том, что касаются они тяжелейшего бремени и серьезнейших проблем человека, связанных с его отношением к Богу.

    «Иисус Христос — самая выдающаяся личность всех времен, — писал Шолом Аш. — Никто другой из учителей мировых религий — еврейской, христианской, буддийской, мусульманской — не оставался в веках в качестве учителя, чьи слова до сих пор служат путеводной звездой в нашем мире. Другие учителя могут научить восточного человека, западного или араба каким-то основам, но каждое слово и поступок Иисуса обладает непреходящей ценностью для любого из нас. Он стал Светом Мира. Почему мне, еврею, не гордиться этим?"

    До нас дошло большое количество высказываний, сделанных Иисусом или приписываемых Ему. Тем более примечательно, пишет Дж. Дж. Романее, что «ни у одного из Его слов нет причины устареть, стать чем-то ненужным. В этом смысле Христос резко отличается от других мыслителей, например, Платона. Прочтите «Диалоги», и вы увидите, сколько в них, в отличие от Евангелий, разнообразных ошибок, абсурдных суждений и морально неприемлемых положений. А ведь Платон, как считают, достиг высочайшего уровня человеческого разума, доступного без помощи Божественного откровения».

    Уже две тысячи лет Он служит миру, и слова Его не преходят.

    Величие слов Христа коренится в величии Его личности, говорит Рамм.

    Эту мысль развивает Ф. Хорт, когда пишет: «Его слова составляли столь неотъемлемую часть Его Самого, что в них не было бы большого смысла, если бы Он произносил их в качестве абстрактных истин, изрекаемых пророком или оракулом. Устраните Его — главный, хотя и не единственный предмет Его слов — и все изречения Христа потеряют смысл».

    На ту же тему писали и другие богословы, историки, мыслители.

    «Слова и поступки Иисуса отличаются поразительной цельностью, и потому Его высказывания, в подлинности которых мы не сомневаемся. раскрывают нам Его личность. Когда Иисус употребляет местоимение «Я», он стоит за каждым сказанным словом со Своей личной верностью и решимостью. Если Его слова и поступки носят мессианский характер, то лишь благодаря Его намерению, а если у Него есть такое намерение, следовательно. Он ощущает Себя Мессией» (Грюнлер).

    «Непреходящая ценность слов Христа связана с Его личностью. Они вечны, поскольку вечен Он» (Гриффит Томас).

    «Прочитав учения Платона, Сократа или Аристотеля, мы чувствуем их специфическое отличие от учения Иисуса, то самое, какое существует между умозрением и откровением», — считает Джозеф Паркер.

    «Даже с точки зрения статистики Евангелия являются величайшим произведением в истории, — указывает Бернард Рамм. — Любая другая книга уступает им по числу читателей, популярности цитат, количеству переводов на иностранные языки, по тому, сколько она вдохновляла художников, писателей и композиторов. Но величие слов Христа отнюдь не только в этом. Все в точности наоборот: их больше читают, цитируют, повторяют, верят им и переводят их на другие языки именно потому, что это — величайшие слова в истории человечества. В чем же их величие? Оно состоит в чистой, светлой духовности, в ясном, отчетливом и убедительном подходе к величайшим вопросам, терзающим человеческую грудь, таким как «Кто есть Бог? Любит ли Он меня? Что Ему от меня угодно? Простит ли Он мои грехи? Как мне добиться прощения? Что станет со мной после смерти? Как относиться к другим людям?» Нет слов, более притягательных, чем слова Иисуса, потому что никто на свете не мог ответить на эти коренные вопросы так, как Христос. Таких слов и таких ответов мы ожидали бы от Бога. и нам, верящим в Божественность Христа, понятно, почему они исходили именно из Его уст».

    Когда Иисус сказал, что слова Его не прейдут, это показалось слушателям совершенно невероятным, полагает Дж. Маклейн. «Но прошли века, и мы видим, что Он говорил правду. Его слова перешли в законы, перешли в учения, перешли в поговорки, перешли в утешения, но они никогда не «прешли». Какой учюель из числа людей когда-либо осмеливался утверждать вечность своих слов?"

    «Возникнут и исчезнут системы человеческой мудрости, царства и империи будут возвышаться и рушиться, но на все грядущие времена Христос останется «Путем, Истиной и Жизнью», — пишет Филипп Шафф.

    Учение Христа отличается всеобъемлющей полнотой, оно дает нам власть не только над своей волей, но и над мыслями. По этой причине, отмечает Томас, слова Иисуса «неистощимы»: каждое поколение находит их новыми и волнующими.

    По словам Марка Хопкинса, «не было в обществе революции, которая могла бы сравниться с произведенной словами Иисуса Христа».

    Иные полагают, что все, произнесенное Христом, когда-то до Него говорили другие. «Допустим, — пишет У. С. Пик, — но что же с того? Оригинальность — не обязательно достоинство. Если истина уже сказана, то достоинство состоит в ее повторении, в ее новых, более полных приложениях. Но нельзя забывать и о других соображениях. В истории не было другого учителя, который бы столь решительно устранил из своего учения все пошлое, временное, лживое, который включил бы в него лишь вечное и всеобщее, создав учение, в котором вечные истины обрели себе самое подходящее для них пристанище. Параллели между словами Христа и Его предшественников проводятся постоянно, то одним, то другим. Как же вышло, что никто из этих предшественников не создал учения, которое могло бы сравниться с христианством? Каждый из них смешивает те истины, которые давал нам Он, с массой пошлостей и нелепиц. Как вышло, что необразованный плотник, незнакомый с культурой и наукой древней Греции, рожденный среди народа, чьи учителя были узколобыми, резкими, нетерпимыми законниками-буквоедами, стал высшим религиозным Учителем, самой важной фигурой в истории человечества?"

    Заключим обширной цитатой из Гриффита Томаса:

    «Иисус не получил строгого иудейского образования, но это не мешало Ему без вся кой робости, оглядо к и колебаний говорить о том, что Он считал правдой. Не задумываясь ни о Себе, ни о Своих слушателях. Он бесстрашно выступал всегда, когда считал Своим долгом сказать правду и донести до мира Его Отца. При этом Он «говорил как обладающий властью» (Лук. 4:32). Духовная мощь Его личности проявлялась в Его словах и заставляла слушателей восторженно цепенеть. Так что мы не удивляемся, читая о небывалом впечатлении, которое Он производил. «Никогда человек не говорил так, как Этот Человек» (Иоан. 7:46). Простота и обаяние Его учения в сочетании с глубиной, прямотой и всеобщностью, истина Его слов глубоко поражали слушателей, порождая убеждение в том, что они имеют дело с небывало великим Учителем. Вот почему Евангелия так богаты Его высказываниями. Вот почему неудивительно, что Человек, оставивший такое впечатление у современников, заставил великого Апостола Язычников спустя долгие годы вспомнить все это и сказать: «Надобно… памятовать слова Господа Иисуса» (Деян. 20:35). То же самое впечатление Его учение оставляло и в последующие века — и если мы хотим разобраться в Его Личности как краеугольном камне христианства, следует обратить серьезное внимание на Его учение».

    ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, ОН ДОЛЖЕН ОКАЗАТЬ ГЛУБОКОЕ И НЕПРЕХОДЯЩЕЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ЛЮДЕЙ

    Воздействие Христа на людей нисколько не ослабело за 20 веков христианства. Он ежедневно продолжает радикально преображать человеческие жизни.

    «С веками становится все яснее, — пишет К. С. Латуретт, — что по Своему влиянию на историю Иисус является величайшим деятелем, когда-либо жившим на нашей планете. Это влияние нисколько не уменьшается, напротив — продолжает расти».

    «Иисус из Назарета. — продолжает Филипп Шафф, — без денег и оружия покорил больше людей, чем Александр Македонский. Цезарь, Магомет или Наполеон; без помощи науки и знаний Он пролил больше света на человеческие и Божественные вопросы, чем все философы и ученые вместе взятые: без всяких уроков красноречия Он произносил слова жизни, которых никто не говорил ни до, ни после Него, и покорял слушателей лучше, чем любой оратор или поэт; не написав ни одной строки. Он привел в движение больше перьев и вдохновил на создание проповедей, речей, диспутов, ученых томов, произведений искусства и гимнов, больще, чем вся армия великих людей древности и современности».

    «Влияние Иисуса на человечество сегодня столь же сильно, сколь в те времена, когда Он жил среди людей» (Мартин Скотт).

    «Его служение продолжалось всего три года — и за этот краткий срок успело вместить в себя глубочайшее из всех значений в истории религии. Ни одна великая жизнь не протекла столь стремительно, столь спокойно и скромно, в таком удалении от шума и суеты мира. И ни одна великая жизнь после своего завершения не вызывала такого всеобщего и длительного интереса» (Филипп Шафф).

    «Когда Иисус покинул эту землю, — пишет Гриффит Томас, — Он сказал ученикам, что грядет время великих подвигов. Века христианства подтвердили Его правоту. Великие подвиги совершались и совершаются сейчас. Иисус Христос в наши дни совершает больше чудес, чем во время Своей жизни на земле. Он спасает души, преобразует жизни, меняет характеры, возвышает идеалы, вдохновляет на добрые дела, способствует всему лучшему, чистому и высокому, что есть в человеческой жизни и развитии.

    Оттого и справедливо привлекать внимание к влиянию Христа на историю — ведь оно служит одним из величайших, самых прямых и очевидных доказательств того, что христианство заключается в Христе, и что такой Христос нуждается в объяснении. Невозможно рассматривать этот вопрос как чисто исторический, поскольку он затрагивает каждую область сегодняшней жизни».

    Посмотрим, что пишет известный скептик Уильям Леки в своей книге «История европейской морали от императора Августа до Карла Великого».

    «Платоники призывали человека подражать Богу, стоики — следовать разуму, а христиане — любить Христа. Поздние стоики нередко объединяли черты совершенства в образе идеального мудреца, а Эпиктет даже учил ставить перед собой некоего выдающегося человека и постоянно представлять себе, что он присутствует рядом. Однако в лучшем случае идеал стоиков мог стать образцом для подражания, и восторг перед ним никогда не мог бы перерасти в привязанность. Дать миру подлинный идеал выпало на долю христианства. Этот Человек на протяжении восемнадцати веков наполняя сердца людей горячей любовью, оказался способным воспламенять людей независимо от их возраста, национальности, темперамента и условий жизни. Он стал не только высочайшим образцом добродетели, но и сильнейшим примером для подражания. Влияние Его оказалось настолько глубоким, что воистину можно сказать: простая запись трех коротких лет Его деятельности сделала больше для возрождения и смягчения человечества, чем все рассуждения философов и призывы моралистов. Христос стал подлинным источником всего самого лучшего и чистого в христианстве. Среди всех прегрешений и ошибок, среди продажных священников, среди преследований и фанатизма, столь омрачивших историю Церкви, она все же выжила благодаря своему Основателю…"

    «Тысячи и миллионы наших современников, — пишет Гриффит Томас, — как и в былые века, свидетельствуют о могуществе и славе христианства, благодаря которому они смогли преодолеть свою греховность и безнравственность. Таковы факты, поддающиеся исследованию. Они подсказывают вывод для всех, кто желает его сделать».

    В другом месте Гриффит Томас отмечает, что в современном мире нет никого, кто сравнился бы по влиянию с Иисусом. Сама жизнь, по его словам, «пишет пятое Евангелие — труды Иисуса Христа в сердцах и жизнях людей и народов».

    Приведем еще одну цитату Наполеона:

    «Христос — единственный. Кому удалось возвысить человеческий разум до незримого, возвысить настолько, что он потерял чувствительность к преградам пространства и времени. Через пропасть восемнадцати веков Христос требует от нас самого трудного, того, что философ может тщетно просить от своих друзей, отец — от детей, невеста — от супруга и человек от собственного брата. Он требует нашего сердца, чтобы безраздельно завладеть им без всяких оговорок — и Его требование исполняется! Силы и способности человеческого сердца присоединяются к империи Господа. Все, кто искренне верит в Него, испытали эту небывалую любовь к Нему. Это необъяснимое явление лежит целиком за пределом человеческих способностей. Время, великий разрушитель, неспособно ни ограничить этой любви, ни ослабить».

    В книге Е. И. Маллинза «Почему христианство истинно» мы находим вопрос, который нередко задают сомневающиеся:

    «Могут ли все люди на земле усвоить эту высокую религию? Взывает ли она, как мы провозгласили, к человеку независимо от его расы, места обитания и условий жизни? Доходит ли она равным образом до мудрецов и невежд? Понятны ли ее принципы всем людям без исключения?"

    Где бы Он ни был. Он — наш Господь. Когда Он требует от нас идти на жертвы, мы приносим их. Он не требует от нас фанатизма. И тем не менее, ведет людей на жертвы и подвиги.

    Тот же Наполеон, признавая таинственность природы Христа, отмечал, что «эта тайна утоляет некую жажду людей, и если отвергнуть ее, то мир превратится в необъяснимую загадку. Если же поверить в нее — то история человечества получает полное объяснение».

    Невозможно не признать, что «со времен Христа, при всем прогрессе в области мысли, человечество не получило ни одного нового нравственного идеала», — указывает Томас.

    «Законом нашей веры, — пишет Р. Г. Грюнлер. — является провозглашение всеобъемлющего значения Христа. Где бы и когда бы ни говорили о Нем, люди, вставшие лицом к лицу с Его конкретностью, с Его гуманизмом, ощущают рядом присутствие Бога».

    «Хотя другие религии и предлагали свои собственные идеалы долга, любви, — отмечает Томас, — они так и не сумели приблизиться к Христу ни по своему реализму, ни по притягательности, ни по могуществу. Учение Христа замечательно своей универсальностью, своей применимостью ко всем людям, детям и взрослым; оно адресовано всем векам, а не только тому времени, в которое возникло. Причиной этого является его упор на три стороны отношения к Богу и человеку, на три чувства, с притягательностью которых не сравнится никакое иное. Христос призывает к раскаянию, доверию и любви».

    Джордж Банкрофт считает, что имя Христа «написано в начале каждой страницы современной истории».

    «Действительно, были в истории и другие религии с миллионами последователей. Но так же верно и то, что существование и развитие христианской церкви не имеет себе равных, не говоря уж о том, что христианство привлекло к себе лучших мыслителей человечества, и что оно нисколько не страдает от непрестанного расширения границ наших знаний» (Г. Томас).

    А. М. Фэрбэрн полагает, что наиболее примечательный факт в истории христианской церкви — это «непрерывная и повсеместная деятельность Христа. Он неустанно способствовал ее расширению и процветанию. Церковь принимала разные формы, разделялась, проходила через различные периоды, но продолжала существовать и оставаться единой благодаря основному принципу — преданности Ему».

    Даже Давид Штраус вынужден признать, что по прошествии 1800 лет «Он остается высочайшим религиозным образцом, доступным нашей мысли, и никакое подлинное благочестие невозможно без Его присутствия в сердце».

    Как говорил Уильям Чаннинг, «Мудрецы и герои истории постепенно отходят от нас, и время заносит записи об их делах на страницы, которые непрерывно сужаются. Но у времени нет власти над именем, подвигами и словами Иисуса Христа».

    «Иисус был величайшим религиозным деятелем всех времен, — считает Эрнест Ренан. — Его красота вечна, и Его царство никогда не кончится. Иисус во всех отношениях уникален и несравним». В другом месте он отмечает, что «вся история человечества станет бессвязной, если устранить из нее Иисуса».

    «То, что галилейский плотник не только объявил Себя Светом мира, но и до сих пор считается таковым, по прошествии стольких веков, разумнее всего объяснить тем. что Он действительно Бог» (Бернард Рамм).

    В статье, напечатанной Джорджем Баттриком в популярном журнале «Лайф», мы читаем, что «Иисус дал истории новое начало. Он дома в любой стране: повсюду люди считают, что Он похож на лучших сынов именно их народа и на Бога. Его день рождения отмечают по всему миру. Его смертный час отмечен крестами, воздвигнутыми в любом городе мира. Кто же Он?"

    В заключение этой главы приведем отрывки из двух религиозных очерков, получивших широкое распространение в Америке в виде брошюр. Первый называется «Одна-единственная жизнь». В нем мы читаем:

    «Вот Человек, родившийся в глухой деревушке. Сын крестьянки. Вырос Он в другой деревне, и до тридцати лет работал плотни ком, а затем в течение трех лет был странствующим проповедником. У Него никогда не было дома. Он не написал ни одной книги. Никогда не занимал ни одной должности. Никогда не имел семьи. Не получил никакого образования. Ни разу в жизни не был в большом городе, и никогда не удалялся больше, чем на триста километров от родной деревни. Иными словами. Он не совершил ничего такого, с чем мы обычно связываем представление о великом человеке. Он ничем не может вызвать нашего восторга, кроме Самого Себя… Он был еще молодым человеком, когда народ стал преследовать Его. Друзья от Него отвернулись. Один из них предал Его. Он попал в руки Своих врагов, прошел через судебный фарс и был прибит гвоздями к кресту рядом с двумя разбойниками. Покуда Он умирал. Его палачи бросали жребий о единственной Его собственности на этой земле — Его одежде. После смерти Его сняли с креста и, стараниями сердобольного знакомого, положили в принадлежащую другому могилу.

    Прошло девятнадцать долгих веков, и сегодня Он стал средоточием человеческого племени и предводителем Его поступательного движения. Не рискуя ошибиться, можно сказать, что все когда-либо маршировавшие армии, все когда-либо построенные флотилии, все парламенты в истории и все когда-либо правившие цари, вместе взятые, не повлияли на жизнь человека на этой земле так глубоко, как эта, одна-единственная жизнь».

    Другой примечательный очерк называется «Несравненный Христос». Приведем характерный отрывок:

    «Более девятнадцати веков назад жил Человек, рожденный против законов природы. Этот Человек жил в бедности и был воспитан в безвестности. Он мало путешествовал и всего один раз пересек границу Своей родины — во время бегства в Египет, еще младенцем.

    У Него не было ни влияния, ни богатства. Родственники Его были люди скромные, без квалификации и образования. В младенчестве Он поразил царя, в детстве Он озадачивал раввинов, в зрелости Он управлял природой, ходил по волнам, будто по мостовой, усмирял море и воскрешал. Он исцелял целые толпы без лекарств и не брал за это никакой платы.

    Он не написал ни одной книги. Но все библиотеки нашей страны не вместят книг, написанных о Нем. Он не написал ни одной песни. Но Он дал тему для стольких песен, сколько не дали все композиторы, вместе взятые.

    Он никогда не основал ни одной школы. Но все школы мира не могут похвастаться таким количеством учеников, как у Него.

    Он никогда не командовал армией, не призывал солдат, не стрелял из винтовки. Но ни у одного государственного деятеля никогда не было столько добровольцев, как у Него, которые по Его приказу заставили добровольцев, стольких мятежников сложить оружие и сдаться без единого выстрела.

    Он никогда не занимался психиатрией, но исцелил больше разбитые сердец, чем все врачи мира. Каждую неделю по всему миру замирают вращающиеся колеса торговли и промышленности, и толпы людей приходят на молитвенные собрания, чтобы отдать Ему дань любви и уважения.

    Где имена былых гордых правителей Греции и Рима? Где имена ученых, философов и богословов прошлого? Но имя этого Человека звучит все чаще и чаще. Время проложило уже девятнадцать веков между Его смертью на кресте и нашим поколением, однако Он до сих пор жив. Ирод не смог погубить Его, а могила — удержать.

    Он встает на высочайшем пьедестале небесной славы, коронованный Богом. Ему подчиняются ангелы, поклоняются святые, и бесы страшатся Его — живого, близкого Христа, нашего Господа и Спасителя».

    БОГ, ВОПЛОТИВШИЙСЯ В ЧЕЛОВЕКА, ДОЛЖЕН УТОЛИТЬ ДУХОВНУЮ ЖАЖДУ

    «Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Матф. 5:6).

    "… кто жаждет, иди ко Мне и пей…» (Иоан. 7:37). «А кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек…» (Иоан. 4:14).

    «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается» (Иоан. 14:27).

    "… Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда» (Иоан. 6:35).

    «Приидите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас…» (Матф. 11:28).

    "… Я пришел для того, чтоб имели жизнь и имели с избытком» (Иоан. 10:10).

    Как отмечал Отто Раук в книге «За пределами психологии», человеку необходима связь с чем-то, стоящим выше него.

    Об этой необходимости свидетельствуют все религии мира. Пирамиды Мексики и храмы Индии-это памятники духовным поискам человека.

    «От колыбели до могилы человек не совершает ни одного поступка, чьим главным и первостепенным мотивом не был бы приход к спокойствию духа», — замечал Марк Твен. Ему вторит историк Фишер:

    "… Душа испускает крик, на который окружающий мир не дает никакого ответа». А за много веков до этого Фома Аквинский воскликнул: «Душа неустанно жаждет счастья, но жажду эту может утолить только Господь».

    «Только христианство может дать человеку тот опыт, в котором нуждается его свободный дух, — считает Рамм. — Все, стоящее ниже Бога, оставляет дух человеческий жаждущим, алчущим, беспокойным, расстроенным и неполноценным».

    «Он поднялся над партийными и сектантскими предрассудками, над взглядами Своего века и народа, — пишет Филипп Шафф. — Он обратился к обнаженному сердцу человека и затронул за живое его совесть».

    В сборнике «Взгляды десяти ученых на жизнь» приведены свидетельства людей науки. Один из них, профессор Джордж Швейцер, говорит: «Человеку удалось коренным образом изменить мир, но переделать себя самого он оказался не в состоянии. Поскольку эта проблема является по преимуществу духовной, и поскольку человек по природе клонится в сторону зла (как показывает история), он может измениться только под влиянием Бога, только посвятив себя Иисусу Христу и вручив себя Духу Святому для выбора пути. В этом чудесном преображении — единственная надежда нашего атомного века, нашей земли и ее устрашенных радиацией обитателей».

    В той же книге читаем замечание заведующего научными связями в Абботских лабораториях Э. Дж. Мэтсона: «Какой бы изнурительной ни была моя жизнь ученого, гражданина, мужа и отца, мне стоит лишь вернуться в этот центр, чтобы встретить Иисуса Христа и убедиться в Его могуществе хранителя и спасителя».

    К профессору присоединяется студентка Питтсбургского университета: «Все радости моей прошлой жизни вместе взятые никогда не смогут сравниться с той особой радостью, с тем миром, которые дал мне Господь Иисус Христос с тех пор, когда Он вошел в мою жизнь, чтобы управлять и напутствовать».

    Еще один ученый, профессор зоологии в Уитонском колледже Р. Л. Микстер, свидетельствует: «Согласно заповедям своей профессии, ученый верит результатам исследований благодаря получаемым данным. Я стал христианином потому, что почувствовал в себе некую потребность, удовлетворить которую мог только Иисус Христос. Мне потребовалось прощение, и Он дал его. Мне потребовалась дружба, и Он стал моим другом. Мне потребовалось ободрение, и я получил его от Христа».

    Как подчеркивает Пол Джонсон, «Бог создал внутри нас своеобразную пустоту — вакуум в форме Бога. Заполнить его не может ничто, кроме Самого Бога. В эту пустоту вы можете помещать все, что угодно — деньги, дома, богатство, власть, славу. Но заполнить ее вам не удастся, потому что она предназначена только для Него».

    Вновь обращаясь к книге «Десять ученых», встречаем там высказывание Уолтера Хирна из Университета штата Огайо: «Я нередко погружаюсь в своего рода философский поиск… зная, что Христос для меня означает саму жизнь, но жизнь — иную, тот самый «избыток» жизни, который Он обещал».

    Журналист Фрэнк Оллнатт рассказывает: «И тогда я попросил Христа войти в мою жизнь и поселиться в ней. Впервые в жизни я испытал чувство полного умиротворения. Все мое былое пустое существование ушло, и с тех пор я никогда не чувствовал себя одиноким».

    Завершим этот раздел немногословным признанием Дж. С. Мартина, бывшего спортсмена-бейсболиста высшей лиги:

    «Я нашел счастье и исполнение всех моих желаний в Иисусе Христе».

    ЕСЛИ БОГ СТАЛ ЧЕЛОВЕКОМ, МЫ ВПРАВЕ ОЖИДАТЬ ОТ НЕГО ВЛАСТИ НАД СМЕРТЬЮ

    Смерть

    Известно, что Иисуса никто не принуждал к гибели на кресте. Как явствует из Матфея 26:53, 54, у Него была власть делать все, что Ему было угодно. Мы находим ответ у Иоанна 10:18:«Никтонеотнимаетееу Меня, но Я Сам отдаю ее: имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее; сию заповедь получил Я от Отца Моего». Мы видим, что Христос по Своей воле погиб за грехи человечества.

    «Эта смерть не была самоубийством — пишет Гриффит Томас, — потому что не говорил ли Он: «Я Сам отдаю Свою жизнь». Это была добровольная гибель. Нам суждено страдать, но у Него такой необходимости не было. Одним-единственным словом Он мог спасти Свою жизнь. Эта смерть не была и случайной, по той очевидной причине, что Он предвидел ее. предсказывал и готовился к ней самыми разными способами. Не была она и смертью преступника, потому что не нашлось и двух свидетелей, которые сошлись бы на обвинениях против Него. Пилат объявил, что не видит в Нем никакой вины, и даже у Ирода не нашлось против Него ни одного слова. Следовательно, это была необычная казнь».

    Другую важную сторону Его смерти раскрывает У. С. Робинсон: «Ни один смертный в истории не обладал властью испустить свой дух по собственной воле, как наш Господь Иисус Христос (Лук. 23:46)… И Лука, и Иоанн используют глаголы, которые можно истолковать в единственном смысле: что Иисус чудесным образом… вручил Свой дух Богу, когда полной ценой искупил грехи мира. На Голгофе в пятницу случилось чудо, точно так же, как в саду утром Пасхи…»

    Погребение

    «Когда же настал вечер, пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса; он, пришед к Пилату, просил Тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать Тело» (Матф. 27:57-58).

    «Пришел также и Никодим, приходивший прежде к Иисусу ночью, и принес состав из смирны и алоя, литр около ста» (Иоан. 19:39).

    Иосиф, «… купив плащаницу, и сняв Его, обвил плащаницею и положил Его во гробе, который был высечен в скале; и привалил камень к двери гроба. Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали» (Map. 15:46-47).

    «Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать» (Матф. 27:66).

    Воскресение

    «В самом деле, — подчеркивает Б. Ф. Уэсткотт, — вряд ли будет преувеличением, если мы скажем, что воскресение Христа имеет больше разнообразных исторических подтверждений, чем любое историческое событие. Идея в недостатке доказательств воскресения могла возникнуть только на почве предубеждения».

    «Воскресение Христа, — считает Генри Моррис, — это самое значительное событие истории и. в полном согласии с этим, один из самых достоверных исторических фактов».

    Иисус предсказал не только Свою смерть, но и воскресение во плоти. В Иоан. 2:19 Он говорит: «… разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его». Слово «храм» здесь означает Его тело.

    «Он единственный из когда-либо живших людей, — добавляет Моррис, — кто победил саму смерть. По всем правилам рассмотрения свидетельств. Его воскресение из мертвых во плоти можно считать наиболее доказанным фактом истории. «… Я есмь воскресение и жизнь…», — говорил Он. — «… Я живу. и вы будете жить» (Иоан. 11:25, 14:19).

    «Воскресение Христа обеспечивает и наше воскресение, — подчеркивает Рамм. — Исцеление больных не дает нам право верить в то, что Христос исцелит любого из нас сегодня. Воскрешение Лазаря не гарантирует нашего бессмертия. Но воскресение Христа — это первый плод, который единственно может вывести верующего из гроба в вечную жизнь. Поскольку Он воскрес, воскресение суждено и нам».

    После воскресения Христа апостолы получили способность Его властью воскрешать мертвых (Деян. 9:40-41). Итак, Он давал жизнь другим после Своей смерти. Отсюда явствует, что Христос жив (Евр. 13:8), и что «Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо» (Деян. 1:11).

    «Но Иисус Христос, вечный Сын Божий и обетованный Искупитель мира, победил смерть…» (Моррис).

    Глава 9. Ветхозаветные пророчества о Мессии, исполнившиеся в Иисусе из Назарета

    На протяжении всего Нового Завета апостолы говорят о двух сторонах жизни Иисуса из Назарета, чтобы доказать, что Он был Мессией: о Его воскресении и об исполнившихся в Нем ветхозаветных пророчествах. В Ветхом Завете, писавшемся на протяжении более тысячи лет, содержится несколько сот упоминаний о грядущем Мессии. Все они исполнились в Иисусе Христе, образовав, таким образом, нерушимое доказательство Его мессианского служения.

    Введение

    ЦЕЛЬ МЕССИАНСКИХ ПРОРОЧЕСТВ

    Бог — это единственный истинный Господь, всеведущий и неизменно держащий Свое Слово

    «Бог не человек, чтоб Ему лгать, и не сын человеческий, чтоб Ему изменяться. Он ли скажет, и не сделает? будет говорить, и не исполнит?» (Чис. 23:19).

    Все на свете подчиняется Божьей воле

    «Вспомните прежде бывшее, от начала века, ибо Я Бог, и нет иного Бога, и нет подобного Мне. Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не сделалось, говорю: Мой совет состоится, и все, что Мне угодно. Я сделаю» (Ис. 46:9-10).

    Приход Мессии предсказан заранее

    «Прежнее Я задолго объявлял; из Моих уст выходило оно, и Я возвещал это, и внезапно делал, — и все сбывалось… Поэтому и объявлял тебе задолго, прежде нежели это приходило, и предъявлял тебе, чтобы ты не сказал: «идол мои сделал это, и истукан мой и изваянный мои повелел этому быть» (Ис. 48:3, 5).

    «Которое Бог прежде обещал чрез пророков Своих, в святых писаниях, о Сыне Своем, Который родился от семени Давидова по плоти и открылся Сыном Божиим в силе, по духу святыни, чрез воскресение из мертвых, о Иисусе Христе Господе нашем…» (Рим. 1:2-4).

    ССЫЛКИ НА ПРОРОЧЕСТВА О МЕССИИ

    Иисус

    «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков; не нарушить пришел Я, но исполнить» (Матф. 5:17).

    «И начав от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании» (Лук. 24:27).

    «И сказал им: вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах» (Лук. 24:44).

    «Исследуйте Писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют о Мне. Но вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь… Ибо, если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне. Если же его писаниям не верите, — как поверите Моим словам?» (Иоан. 5:39-40, 46-47).

    «И сбывается над ними пророчество Исаии, которое говорит: «слухом услышите, и не уразумеете; и глазами смотреть будете, и не увидите…» (Матф. 13:14 о притчах).

    «Ибо он тот, о котором написано: «се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою» (Матф. 11:10 об Иоанне Крестителе).

    «Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: «камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла: это — от Господа, и есть дивно в очах наших»?» (Матф. 21:42).

    «Сие же все было, да сбудутся писания пророков» (Матф. 26:56).

    «Тогда увидят Сына Человеческого, грядущего на облаках с силою многою и славою» (Map. 13:26; ср. Дан. 7:13-14).

    «И закрыв книгу и отдав служителю, сел; и глаза всех в синагоге были устремлены на Него. И Он начал говорить им: ныне исполнилось писание сие, слышанное вами» (Лук. 4:20-21).

    «Ибо сказываю вам, что должно исполниться на Мне и сему написанному: «и к злодеям причтен». Ибо то, что о Мне, приходит к концу» (Лук. 22:37).

    «Но да сбудется слово, написанное в за коне их: «возненавидели Меня напрасно»» (Иоан. 15:25).

    Авторы Нового Завета говорят о пророчествах, исполнившихся в Иисусе

    «Бог же, как предвозвестил устами всех Своих пророков пострадать Христу, так и исполнил» (Деян. 3:18).

    «О Нем все пророки свидетельствуют, что всякий верующий в Него получит прощение грехов именем Его» (Деян. 10:43).

    «Когда же исполнили все написанное о Нем, то, снявши с древа, положили Его во гроб» (Деян. 13:29).

    «Павел, по своему обыкновению, вошел к ним и три субботы говорил с ними из Писаний, открывая и доказывая им, что Христу надлежало пострадать и воскреснуть из мертвых, и что Сей Христос есть Иисус, Которого я проповедую вам» (Деян. 17:2-3).

    «Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был и что воскрес в третий день, по Писанию…» (1 Кор. 15:3-4).

    "… Которое Бог прежде обещал чрез пророков Своих, в святых писаниях…» (Рим. 1:2).

    И сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом. Ибо сказано в Писании: «вот, Я полагаю в Сионе камень краеугольный, избранный, драгоценный; и верующий в Него не постыдится» (1 Пет. 2:5-6).

    «И собрав всех первосвященников и книжников народных, спрашивал у них: где должно родиться Христу? Они же сказали ему: в Вифлееме Иудейском, ибо так написано чрез пророка: «И ты, Вифлеем, земля Иудина, ничем не меньше воеводств Иудиных; ибо из тебя произойдет Вождь, Который упасет народ Мой Израиля» (Матф. 2:4-6).

    Жизнь и подвиги Христа соответствуют праздникам из книги Левит

    Праздник (Левит 23)

    Исполнение в Христе

    Пасха (апрель)

    Опресноки (апрель)

    Первый сноп (апрель) Пятидесятница (июнь)

    Праздник труб (сентябрь) Праздник очищения (сентябрь) Праздник кущей (сентябрь)

    Смерть Христа (1 Кор. 5:7)

    Святая жизнь (1 Кор. 5:8)

    Воскресение (1 Кор. 15:23)

    Излияние Духа Святого (Деян. 1:5; 2:4)

    Сбор народа Израиля (Матф. 24:31) Очищение через Христа (Рим. 11:26) Отдых и воссоединение с Христом (Зах. 14:16-18)

    Значение пророческих предсказаний

    1. Доказательство того, что за текстами

    Ветхого и Нового Заветов стоит Божественный разум.

    2. Очевидность факта бытия Бога.

    3. Доказательство Божественности Христа.

    4. Очевидность Богодухновенности Библии.

    В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ СОДЕРЖИТСЯ БОЛЕЕ ТРЕХСОТ ПРЕДСКАЗАНИЙ О МЕССИИ, ИСПОЛНИВШИХСЯ В ИИСУСЕ ХРИСТЕ

    Возражение

    Пророчества эти были написаны при жизни Иисуса или после Его воскресения и, следовательно, исполняются задним числом.

    Ответ

    Если вас не устраивает 450 г. до Р. Х. как дата завершения написания Ветхого Завета, подумайте над следующими данными: Септуагинта, греческий перевод древнееврейских Писаний, была начата при царе Птолемее Филадельфе (285-246 г. до Р. Х.). Очевидно, что если в 200 лет с лишним до Р. Х. была начата работа над греческим переводом, то древнееврейский текст был написан раньше этого времени. Иными словами, между пророчествами Ветхого Завета и исполнением их во Христе лежит, по крайней мере, 250 лет.

    ИСПОЛНЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ — ДОКАЗАТЕЛЬСТВО МЕССИАНСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ ХРИСТА

    Пророчества о Его рождении

    1. РОЖДЕНИЕ ОТ СЕМЕНИ ЖЕНЩИНЫ

    Пророчество: «И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 3:15).

    Исполнение:     «… Но когда пришла полнота времени. Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жеды, подчинился закону…» (Гал. 4:4; см. также Матф. 1:20).

    Древнееврейский источник «Таргум Онкелос», содержит следующий перифраз этого пророчества: «И положу вражду между тобой и между женщиной, между твоим сыном и ее сыном. Он не забудет того, что причинил ты ему в самом начале, и ты будешь подчиняться ему в конце».

    Другой древнееврейский документ, «Таргум Псевдо-Ионафана», дает расширенное толкование этой вражды между «змеем» и «потомством женщины»: «И будут потомки женщины, соблюдая за-поведи Закона, метить в тебя и сокрушать твою голову; если же отступят они от Закона, то ты будешь преследовать их и поражать в пяту. Но у них будет искупление, которого не дам тебе; настанет время царя-Мессии, когда их пята станет для тебя неуязвимой».

    Современный исследователь следующим образом комментирует пророчество из книги Бытия:

    «В Книге Бытия 3:15 мы впервые читаем пророчество о Спасителе мира, где Он называется «семенем женщины». В этом предсказании Бог говорит о многовековой вражде между «семенем женщины» и «семенем змея» и о победе, которую в конце концов одержит «семя женщины». В простейшей форме речь здесь идет о схватке Мессии Израиля, Спасителя мира, с сатаной, врагом человеческой души, причем предсказывается окончательная победа Мессии. Некоторые комментаторы считают, что отзвук этого обещания, а также его понимание Евой, обнаруживаются в Быт. 4:1, когда при рождении своего первого сына Каина Ева говорит:

    «Приобрела я человека от Господа». Верно поняв это простейшее предсказание, она, однако,. решила, что оно исполнилось в Каине. Очевидно, что, по ожиданиям Евы, обещанное ей дитя должно было быть Самим Иеговой. Некоторые еврейские богословы считают, что в этих словах упущено слово «ангел», и что в действительности Ева считала своего сына «ангелом Иеговы». Такое предположение совершенно лишено оснований».

    Один из современных переводов Библии на английский язык, так называемая Новая Американская Стандартная Библия, предлагает такой вариант слов Евы: «… и сказала: «Приобрела я младенца с помощью Господа».

    2. РОЖДЕНИЕ ОТ ДЕВСТВЕННИЦЫ

    Пророчество: «Итак Сам Господь даст вам знамение: се. Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Ис. 7:14).

    Исполнение:     «… оказалось, что она имеет во чреве от Духа Святого… Иосиф… принял жену свою, и не знал Ее, как наконец Она родила Сына Своего первенца, и он нарек Ему имя: Иисус» (Матф. 1:18, 24, 25; см. также Лук. 1:26-35).

    Слову «дева» в древнееврейском языке соответствуют два слова:

    1. «Бетула» — незамужняя девственница (ср. русское «дева»). (Быт. 24:16 — девица, дева: Левит 21:13, Второзак. 22:14, 23, 28; Суд. 11:37; 3 Цар. 1:2). Унгер считает, что «молодая жена», упоминающаяся у Иоиля 1:8, также обозначает «деву», поскольку речь там идет об обрученной девушке, еще не вышедшей замуж.

    2. «Алма» (скрытая) — молодая женщина брачного возраста. Это слово используется в Ис. 7:14. Святой Дух, выражая Себя через Исаию, не применил слова «бетула», поскольку здесь следовало в одном слове сочетать идею как девственности, так и брачного возраста, чтобы отразить непосредственную историческую ситуацию и пророческую сторону рождения Мессии от девы.

    По-гречески девственница, незамужняя женщина, молодая замужняя женщина обозначается словом «партенос» (Матф. 1:23; 25:1,7,11: Лук. 1:27; Деян. 21:9: 1 Кор. 7:25,28,33; 2 Кор. 11:2). Именно это слово употребили переводчики Библии на греческий язык при создании Септуагинты. Для них слова Исаии 7:14 означали, что Мессия родится от девственницы.

    3. СЫН БОЖИЙ

    Пророчество: «… Возвещу определение: Господь сказал мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя…"(Пс. 2:7; см. также! Пар. 17:11-14; 2 Цар. 7:12-16).

    Исполнение: «И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой

    Возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Матф. 3:17; см. также Матф. 16:16; Map. 9:7; Лук. 9:35; 22:70; Деян. 13:30-33: Иоан. 1:34, 49).

    Марк 3:11 — духи нечистые признают Иисуса Сыном Божьим. Матф. 26:63 — даже первосвященник понимал, что Иисус — Сын Божий.

    «Даже недавние противники того, что Псалом 2 имеет отношение к Христу, — пишет Е. В. Хентстенберг, — единодушно признают тот несомненный факт, что древние евреи видели в этом Псалме предсказание о грядущем Мессии».

    При своем воплощении Первородный был введен в мир (Евр. 1:6). Однако лишь при Его воскресении проявлялась и удостоверилась Его Божественная сущность как Единородного Сына Своего Отца, «… рожденного от семени Давидова во плоти». После этого Он «… открылся Сыном Божиим в силе, по духу святыни, чрез воскресение из мертвых…» (Рим. 1:4).

    4. СЕМЯ АВРААМОВО

    Пророчество: «… И благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего» (Быт. 22:18; см. также Быт. 12:2, 3).

    Исполнение: «Родословие Иисуса Христа, Сына Давидова, Сына Авраамова» (Матф. 1:1).

    «Но Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано «и потомкам», как бы о многих, но как об одном: «и семени твоему», которое есть Христос» (Гал. 3:16).

    Важность пророчества в книге Бытия 22:18 становится ясной, если иметь в виду, что это — единственный раз, когда Бог приносит клятву патриарху.

    Говоря о семени Авраама, подчеркивает М. Хенри, Бог несомненно имеет в виду одного из потомков Авраама, как пишет и апостол Павел в Послании к Галатам 3:16. Через этого Потомка обретут благословение все народы земли (Ср. также Ис. 65:16).

    Вышеприведенное пророчество указывает, что Мессия выйдет из еврейского народа.

    5. СЫН ИСААКА

    Пророчество: «Но Бог сказал Аврааму… в Исааке наречется тебе семя» (Быт. 21:12).

    Исполнение: «Иисус… сын Исааков…» (Лук. 3:23, 34; см. также Матф. 1:2).

    У Авраама было два сына, Исаак и Измаил. Здесь Бог оставляет в стороне одну из двух линий в потомстве Авраама.

    6. СЫН ИАКОВА

    Пророчество: «Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко.

    Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых» (Чис. 24:17; см. также Быт. 35:10-12).

    Исполнение: «Иисус… сын Иаковлев…» (Лук. 3:23, 34; см. также Матф. 1:2)

    В древнееврейских пересказах Библии, таргумах, мы находим следующий вариант стихов 35:11, 12 из книги Бытия: «И Господь сказал ему: Я Повелитель: расселяйся и размножайся; святой народ, и множество пророков и священников произойдет от твоих сыновей, зачатых тобой, и два царя произойдут от тебя. И землю, которую Я дал Аврааму и Исааку, отдам Я тебе и твоим сыновьям после тебя дам Я землю» (Таргум Ионафана).

    Обнаружен и такой перифраз Чис. 24:17: «Я вижу его, но не сейчас, узрел его, но не близко. Будет время, и восстанет царь из Иакова, и Мессия из народа Израиля…» (Таргум Онкелос).

    По этим источникам мы видим, что евреи придавали данным отрывкам мессианское значение. Можно было бы процитировать в

    доказательство и документ, известный под названием «Мидраш Бамидбар Рабба». Пол Хайниш пишет, что «во времена Адриана (132 г. от Р. Х.) евреи восстали против римского ига. Своего предводителя они называли Бар-Кохба, «Сын звезды», так как верили, что в нем исполняется пророчество Валаама о звезде Иакова, и что через это восстание римляне будут окончательно разбиты Богом».

    В своей «Христологии Ветхого Завета» Хенгстенберг указывает, что «под этим Правителем евреи с древнейших времен имели в виду Мессию, либо исключительно, либо главным образом, так что Давид играл вспомогательную роль. Говорили либо о его исключительном отношении к Мессии, либо о том, что речь идет о Давиде, однако при этом и сам он, и его исторические победы рассматривались как нечто характеризующее Христа и его духовные победы, которые и имел в виду пророк».

    У Исаака было два сына, Иаков и Исав. Здесь Господь устраняет из родословной Мессии линию Исава.

    7. ПЛЕМЯ ИУДИНО

    Пророчество: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49:10, см. также Мих. 5:2).

    Исполнение: «Иисус… Сын Иудин…» (Лук. 3:23, 33; см. также Матф. 1:2; Евр. 7:14).

    В «Таргуме Ионафана» обнаруживаем следующий вариант Быт. 49:10: «Не прекратятся цари из племени Иегуды, ни законники, проповедующие закон от семени его, до тех пор, покуда не явится самый юный из его сынов, Царь-Мессия, и не воссоединятся через Него все народы. Сколь прекрасен Царь и Мессия, Который поднимется из дома Иегуды».

    «Сколь благороден Царь-Мессия, Который подымется из дома Иудина!» — так пишет Таргум Псевдо-Ионафана.

    У Иакова было 12 сыновей, от которых пошли 12 колен Израиля одиннадцать из которых Господь отверг. Ни одно из колен не было названо по имени Иосифа, однако свои колена пошли от его сыновей Ефрема и Манассии.

    8. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ОТ ИЕССЕЯ

    Пророчество: «И произойдет отрасль от корня Иессеева, и ветвь произрастет от корня его…» (Ис. 11:1; см. также Ис. 11:10).

    Исполнение: «Иисус… сын Иессеев…» (Лук. 3:23, 32; см. также Матф. 1:6).

    В древнееврейском «Таргуме Исаии» написано: «И придет Царь из сынов Исссеевых, и возрастет Помазанник (Мессия) из числа сынов его сына. И снизойдет на него дух от престола Господня, дух мудрости и проницательности, дух примирения и мощи, дух знания и богобоязненности».

    Как комментирует Делицш «из пня Иессеева, т. е. из остатка избранной царской семьи, которая опустилась до незначительности дома, из которого возникла, пойдет веточка (хотер), обещающая занять место ствола и кроны, а внизу, в корнях, лежащих под землей, пробьется нетцер, т. е. свежий зеленый побег (от слова натцер, сиять, цвести). Обратите внимание, как в исполнении пророчества фигурируют даже его звуки: нетцер, вначале столь скромный и незначительный, был бедным и презираемым Назореем» (Матф. 2:23).

    9. ДОМ ДАВИДОВ

    Пророчество: «Вот, наступают дни, говорит Господь, — и восставлю Давиду Отрасль праведную, и воцарится Царь, и будет поступать мудро, и будет производить суд и правду на земле» (Иер. 23:5; ср. 2 Цар. 7:12-16; Пс. 131:11).

    Исполнение: «Иисус… сын Давидов…» (Лук. 3:23, 31: ср. Матф. 1:1, 9:27;

    15:22; 20:30-31; 21:9, 15; 22:41-46; Map. 9:10, 10:47-48; Лук. 18:38-39; Деян. 13:22-23; Отк. 22:16).

    В древнееврейской священной литературе (талмудах) Мессия неоднократно называется Сыном Давидовым.

    Согласно комментарию Драйвера, в 2 Цар. 7:116 «Нафан переходит к главной теме своего пророчества: обещанию, которое касается не самого Давида, но его потомства, и провозглашает, что не Давид построит дом для Яхве, а наоборот, Яхве построит дом (т. е. семью) Давиду».

    Оставляя без внимания мистические умозрительные построения, касающиеся происхождения, деятельности и чудесных способностей Мессии, известный древнееврейский ученый Моисей Маймонид настаивал, что «его следует рассматривать как смертное человеческое существо, которое будет отличаться от своих собратьев людей лишь тем, что будет более мудрым, великим и могучим, чем они. Он должен будет происходить из Дома Давидова, и, подобно Давиду, заниматься изучением Торы и соблюдением ее заповедей».

    «Вот наступают дни» — это обычное выражение, которое использовалось в связи с наступлением эры Мессии (Иер. 31:27-34).

    У Иессея было по крайней мере восемь сыновей (1 Цар. 16:10,11). Господь устраняет из родословной Мессии семерых, оставляя одного — Давида.

    10. РОЖДЕНИЕ В ВИФЛЕЕМЕ

    Пророчество: «И ты, Вифлеем — Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле, и Которого происхождение из начала, от дней вечных» (Мих. 5:2).

    Исполнение: «… Иисус родился в Вифлееме Иудейском…» (Матф. 2:1; см. также Иоан. 7:42, Матф. 2:4-8; Лук. 2:4-7).

    В Матф. 2:6 книжники с уверенностью сообщают Ироду, что Христос родится в Вифлееме. Евреи хорошо об этом знали (Иоан. 7:42). Естественно, что именно Вифлеем — что означает «дом хлеба» — должен был быть местом рождения Того, Кто являет собою Хлеб Жизни.

    В этом пророчестве Господь точно определяет единственный из всех городов земли, где должен родиться Его воплощенный Сын.

    11. ПРИНОШЕНИЕ ДАРОВ

    Пророчество: «Цари Фарсиса и островов поднесут ему дань; цари

    Аравии и Савы принесут дары» (Пс. 71:10; см. также Ис. 60:6).

    Исполнение: «… пришли в Иерусалим волхвы с востока… и падши поклонились Ему; и, открывши сокровища свои, принесли Ему дары…» (Матф. 2:1,11).

    В историческом аспекте этот отрывок относится к Соломону. Его мессианское значение усиливается в стихах 12-15 Псалма 71.

    Сава также относилась к Аравии. Согласно Маттью Хенри, волхвы из Матф. 2:1,11 были «жителями востока, известными своими чародействами (Ис. 2:6). В Быт. 25:6 Аравия называется «землей востока», а аравийцы назывались «жителями востока» (Суд. 6:3). Подарки, принесенные ими, производились на востоке».

    12. ИСТРЕБЛЕНИЕ ДЕТЕЙ ИРОДОМ

    Пророчество: «Так говорит Господь: голос слышен в Раме; вопль и горькое рыдание; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться о детях своих, ибо их нет» (Иер. 31:15).

    Исполнение: «Тогда Ирод, увидев себя осмеянным волхвами, весьма разгневался и послал избить всех младенцев в Вифлееме и во всех пределах его, от двух лет и ниже, по времени, которое выведал от волхвов» (Матф. 2:16).

    В 31:17, 18 Иеремия говорит о рассеянии и истреблении Израиля. Какое это имеет отношение к избиению младенцев Иродом? Неужели Матфей ошибался, считая зверства Ирода исполнением пророчества (Матф. 2:17, 18) или же убийство невинных — чем-то родственным разрушению Израиля или Иудеи? Разумеется, нет. Как указывает Латч, «весь контекст главы 31, начиная с 20 стиха и вплоть до гл. 33:26 является мессианским. В этих четырех главах говорится о приближении к спасению через Господа, о приходе Мессии, который восстановит Царство Давида на новом основании, каким станет отпущение грехов (31:31-34), Царство, где всякая усталая и скорбная душа найдет полное утешение (31:12-14, 25). Утешатся, обещает Господь, даже матери, испытавшие во имя Христа страшное горе — зверское убийство своих младенцев-сыновей».

    ПРОРОЧЕСТВА О ПРИРОДЕ МЕССИИ

    13. ВЕЧНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ МЕССИИ ЕЩЕ ДО ЕГО ЗЕМНОГО РОЖДЕНИЯ

    Пророчество: «И ты, Вифлеем — Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле, и Которого происхождение из начала, от дней вечных» (Мих. 5:2).

    Исполнение: «… И Он есть прежде всего (т. е. существовал до всего остального), и все Им стоит» (Кол. 1:17; ср. Иоан. 1:1-2; 8:58; 17:5, 24; Отк. 1:17; 2:8; 22:13).

    В древнееврейском «Таргуме Исаии» читаем: «И сказал пророк дому Давидову: родился у нас младенец, дарован нам сын; и Он возложил на Себя закон, чтобы соблюсти его, и имя Его призвано из вечности, и будет Он дивным наставником. Великим Богом Вечным, умащенным благовониями Мессией, в чьи дни снизойдет на нас мир» (Ис. 9:6).

    Там же находим: «Так говорит Господь, Царь Израиля и Искупитель его. Господь Саваоф: Я первый, и Я последний, и кроме Меня нет Бога» (Ис. 44:6).

    В пророчестве Михея 5:2, говорит Хенгстенберг: «провозглашается вечное существование Мессии до Его временного рождения в Вифлееме, а также говорится о Его вечности по сравнению с земным временем».

    14. ЕГО БУДУТ НАЗЫВАТЬ ГОСПОДОМ

    Пророчество: «Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (Пс. 109:1, ср. Иер. 23:6).

    Исполнение: «Ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь» (Лук. 2:11). «Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: «Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих»? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему» (Матф. 22:43-45).

    В древнееврейском комментарии к Псалмам «Мидраш Техиллим» 200-500 н. э.) читаем следующее пояснение к Псалму 21:1: «Бог называет Царя Мессию Его собственным именем. Но что это за имя? Ответ: Иегова есть воин» (Исх. 15:3).

    В другом древнееврейском источнике того же периода (200-500 г. от Р. Х.), «Эча Раббати», находим следующий комментарий к Плач. 1:16:

    «каково имя Мессии? Раввин Абба бен Кахана (200-300 г.) сказал: Иегова имя Его, и сие доказывается словами Иеремии «вот — имя Его» (Иер. 23:6).

    Господь сказал Господу моему. «Иегова сказал Адонаю», или «Господу моему», т. е. Господу Давида, причем Давид здесь — не личность, но представитель Израиля, буквальный и духовный. Именно потому, что он обращается к Нему как к Господу Израиля и церкви, Иисус в трех Евангелиях цитирует его. Давид называет Его Господом, а не «своим Господом».

    15. МЕССИЯ БУДЕТ НАЗЫВАТЬСЯ «ЕММАНУИЛ» (С НАМИ БОГ)

    Пророчество: «Итак Сам Господь даст вам знамение: се. Дева во чреве приимет, и родит Сына, и нарекут Ему имя: Еммануил» (Ис. 7:14).

    Исполнение: «А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: «се. Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил, что значит: с нами Боге» (Матф. 1:22, 23; см. также Лук. 7:16).

    В древнееврейском «Таргуме Исаии» содержится следующий вариант стиха Ис. 7:14: «Потому Сам Господь даст вам знамение: «се, у девы появится дитя, и родится сын, и будет Его имя: Еммануил».

    «В этом имени Мессии, — комментирует Делицш стих Ис. 9:6, — единственным возможным прочтением суффикса «Ил» является Емману-Ил, вообще у Исаии «Ил» неизменно употребляется как одно из имен Бога, и этот пророк остро ощущал противопоставление «Эль» и Адама, как ясно показывает 31:3 (ср. Ос. 11:9)".

    16. МЕССИЯ БУДЕТ ПРОРОКОМ

    Пророчество: «Я воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого как ты, и вложу слова Мои в уста Его, и Он будет говорить им все, что Я повелю Ему…» (Втор. 18:18).

    Исполнение: «Народ же говорил: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского» (Матф. 21:11; ср. Лук. 7:16; Иоан. 4:19; 6:14; 7:40).

    Еврейский ученый Маймонид в послании жителям Йемена обличал ложных мессий, когда подчеркивал, что «Мессия будет величайшим пророком, более великим, чем все остальные пророки, за исключением только Моисея, учителя нашего… По своему призванию будет Он выше, чем остальные пророки, и заслужит больше чести, чем все они, кроме Моисея… Создатель, да будет Он благословен, наградит его дарами, которых он не дал Моисею, ибо сказано о нем: «… И страхом Господним исполнится, и будет судить не по взгляду очей Своих, и не по слуху ушей Своих решать дела» (Ис. 11:3).

    Сравним Иисуса Христа с Моисеем:

    1. Он спасся от гибели в раннем детстве.

    2. Он согласился быть искупителем своего народа (Исх. 3:10).

    3. И Моисей, и Христос были посредниками между Яхве и Израилем (Исх. 19:16; 20:18).

    4. Они ходатайствовали за грешников (Исх. 32:7-14,33; Чис. 14:11-20).

    «Женщина говорит Ему: Господи! вижу, что Ты пророк…» (Иоан. 4:19).

    «Использование евреями во времена Христа слова «пророк», — отмечает Клигерман, — показывает не только то, что они, согласно Второзаконию, гл. 18, ожидали, что Мессия будет пророком, но и то, что Тот, кто совершит те чудеса, будет самым Обетованным Пророком».

    «Ибо закон дан чрез Моисея, благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа» (Иоан. 1:17).

    17. СВЯЩЕНСТВО МЕССИИ

    Пророчество: «Клялся Господь, и не раскается: Ты священник вовек по чину Мельхиседека» (Пс. 109:4).

    Исполнение: «Итак, братия святые, участники в небесном звании, уразумейте Посланника и Первосвященника исповедания нашего, Иисуса Христа…» (Евр. 3:1). «Так и Христос не Сам Себе присвоил славу быть первосвященником, но Тот, Кто сказал Ему: «Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя»: как и в другом месте говорит:

    «Ты священник вовек по чину Мелхиседека» (Евр. 5:5-6).

    Решительная победа народа Мессии над миром и сатаной стала неизбежной. Господь не приносил клятв в связи со священством Аарона, как Он это делает по поводу «священника по чину Мелхиседека», Который призван «не по законам плотских заповедей, но по силе жизни бесконечной». По чину Мелхиседека объясняется в Евр. 7:15: «По подобию Мелхиседека встает священник иной». Посылая в мир Своего Сына, Отец дает ему полномочия утешить народ Мессии. Наказание. которое понес Озия за присвоение роли священника, показывает, что Давид не может быть Царем-Священником, описанным здесь (2 Пар. 26:16-21). Эта исключительная клятва Господа показывает, что Царствои Священство, о которых Он говорит, не имеют себе равных. Давид умер, но этот Священник по чину Мелхиседека живет вечно. Аналогичным образом Мессия описан у Захарии 6:9-15, особенно в 6:13: «Он создаст храм Господень и примет славу, и воссядет и будет владычествовать на престоле Своем; будет и священником на престоле Своем…".

    18. МЕССИЯ БУДЕТ СУДИЕЙ

    Пророчество: «Ибо Господь — судия наш. Господь — законодатель наш. Господь — царь наш: Он спасет нас» (Ис. 33:22).

    Исполнение: «Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен, ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца» (Иоан. 5:30, ср. 2 Тим. 4:1).

    В древнееврейском «Таргуме Исаии» читаем следующее толкование Ис. 33:22: «Ибо Господь наш судия. Который мощью Своей вывел нас из Египта; Господь — наш учитель. Который послал нам Свой закон с горы Синайской; Господь — Царь наш, ибо спасет нас, и пошлет справедливое мщение за нас на армии Гога».

    "… Судья… законник… Царь — совершенный идеал Царства Божия, которое может осуществиться лишь при Мессии, лично воплощающем в Себе и юридическую, и законодательную, и административную роли (Ис. 11:4: 32:1; Иак. 4:12)".

    19. ЦАРЬ

    Пророчество: «… Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею…» (Пс. 2:6; ср. Зах. 9:9; Иер. 23:5).

    Исполнение: «И поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: «Сей есть Иисус, Царь Иудейский» (Матф. 27:37; ср. Матф. 21:5: Иоан. 18:33-38).

    20. ПОМАЗАНИЕ ДУХОМ СВЯТЫМ

    Пророчество: «… И почнет на Нем Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господним исполнится…» (Ис. 11:2, 3; ср. Пс. 44:8; Ис. 42:1; 61:1,2).

    Исполнение: «И крестившись Иисус тотчас вышел из воды, — и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий, «Сей есть Сын,, Мой Возлюбленный, в Котором мое благоволение (Матф. 3:16, 17: ср. Матф. 12:17-21; Map. 1:10, 11: Лук. 4:15-21, 43; Иоан. 1:32).

    Древнееврейский источник «Таргум Исаии» так излагает содержание Ис. 11:1-4а: «И грядет царь из сынов Иессея, и возрастет Помазанник (т. е. Мессия) из сыновей его сынов. И будет на нем дух от престола Господня, дух мудрости и понимания, дух силы и совета, дух знания и богобоязненности — Бог поселит в нем страх Господень; и будет Он судить не по взгляду Своих глаз, не по слуху Своих ушей, но будет истинно судить бедных, и нуждающихся в Своем народе».

    Раввин Александр, которого цитирует другой древнееврейский источник, «Вавилонский талмуд», говорил, что Мессия «наполнен подвигами и страданиями, как мельница зерном».

    21. УСЕРДИЕ В СЛУЖЕНИИ ГОСПОДУ

    Пророчество: «Ибо ревность по доме Твоем снедает меня, и злословия злословящих Тебя падают на меня» (Пс. 68:10).

    Исполнение: «И сделав бич из веревок, выгнал из храма всех… и сказал продающим голубей: возьмите это отсюда, и дома Отца Моего не делайте домом торговли…» (Иоан. 2:15-17).

    «Ревность моя снедает меня», — повторяет Давид в Пс. 118:139, т. е. «Усердие в службе Господу пожирает меня, ка к огонь. Ср. пример усердия Мессии в сохранении чести дома Господня (Иоан. 2:17). Пс. 68:10 указывает, что из-за «ревности» пророка-Мессии Он примет «злословия» врагов Господа», — отмечает А. Р. Фоссет.

    ПРОРОЧЕСТВА О ЕГО СЛУЖЕНИИ

    22. О ПРИХОДЕ МЕССИИ ВОЗВЕСТИТ ОСОБЫЙ ПРЕДТЕЧА

    Пророчество: «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему» (Ис. 40:3, ср. Мал. 3:1).

    Исполнение: «В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской, и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное: (Матф. 3:1, 2; ср. Матф. 3:3, 11:10; Иоан. 1:23; Лук. 1:17).

    В древнееврейском «Таргуме Исаии«' стих Ис. 40:3 пересказан следующим образом: «Голос кричащего: приготовьте дорогу в пустыне перед народом Господним, проложите пути в пустыне перед собранием нашего Бога».

    23. НАЧАЛО СЛУЖЕНИЯ В ГАЛИЛЕЕ

    Пророчество: «Но не всегда будет мрак там, где теперь он огустел. Прежнее время умалило землю Завулонову и землю Неффалимову; но последующее возвеличит приморский путь, за-Иорданскую страну, Галилею языческую» (Ис. 8:22-9:1).

    Исполнение: «Услышав же Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею. И, оставив Назарет, пришел и поселился. в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых… С того времени Иисус начал проповедывать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Матф. 4:12, 13, 17).

    24. СОВЕРШЕНИЕ ЧУДЕС

    Пророчество: «Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь…» (Ис. 35:5, ба; ср. Ис. 32:3-4).

    Исполнение: «И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях»(Матф. 9:35: см. также 9:32, 33; 11:4-6; Map. 7:33-35; Иоан. 5:5-9; 9:6-11; 11:43,44,47).

    25. МЕССИЯ БУДЕТ УЧИТЬ ПРИТЧАМИ

    Пророчество: «Открою уста мои в притче, и произнесу гадания из древности» (Пс. 77:2).

    Исполнение: «Все сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им…» (Матф. 13:34).

    26. МЕССИЯ ДОЛЖЕН ВОЙТИ В ХРАМ

    Пророчество: «… и внезапно придет в храм    Свои Господь, Которого вы ищете…» (Мал. 3:1).

    Исполнение: «И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме…» (Матф. 21:12).

    27. ВЪЕЗД В ИЕРУСАЛИМ НА ОСЛЕ

    Пророчество: «Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се. Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной» (Зах. 9:9).

    Исполнение: «И привели его к Иисусу; и накинувши одежды свои на осленка, посадили на него Иисуса. И когда Он ехал, постилали одежды свои по дороге. А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало… славить Бога…» (Лук. 19:35-37; ср. Матф. 21:6-11).

    28. «КАМЕНЬ ПРЕТКНОВЕНИЯ» ДЛЯ ЕВРЕЕВ

    Пророчество: «Камень, который отвергли строители, соделался главою угла» (Пс. 117:22; ср. Ис. 8:14, 28:16).

    Исполнение: «Итак Он для вас, верующих, драгоценность, а для неверующих камень, который отвергли строители, но который сделался главою угла, камень протыкания и камень соблазна…» (1 Пет. 2:7; см. также Рим. 9:32-33).

    Древний «Таргум Исаии» дает следующий вариант Ис. 8:13-15:

    «Господа сил назовете вы святым, и да будет Он вам страхом и силой. И если вы не послушаетесь Его, то Мемра Его придет к вам ради отмщения, за камнем, чтобы поразить вас, за скалой, что уязвит два дома князей Израилевых, дабы разбить их и стать им камнем преткновения. Ибо дом Израиля отделился от дома Иудина, поселившегося в Иерусалиме. И многие споткнутся о них, и упадут, и будут разбиты, пойманы в западню и захвачены».

    29. «СВЕТ» ДЛЯ ЯЗЫЧНИКОВ

    Пророчество: «И придут народы к свету твоему, и цари — к восходящему над тобою сиянию» (Ис. 60:3; см. также Ис. 49:6).

    Исполнение: «Ибо так заповедал нам Господь: «Я положил Тебя во свет язычникам, чтобы Ты был во спасение до края земли». Язычники, слыша это, радовались и прославляли слово Господне…» (Деян. 13:47, 48; см. также Деян. 26:23, 28:28).

    ПРОРОЧЕСТВА О СОБЫТИЯХ ПОСЛЕ ПОГРЕБЕНИЯ ХРИСТА

    30. ВОСКРЕСЕНИЕ

    Пророчество: «… Ибо Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тление» (Пс. 15:10; ср. Пс. 29:4 40:11, 117:17; Ос. 6:2).

    Исполнение: «… не оставлена душа Его в аде, и плоть Его не видела тления» (Деян. 2:31, ср. Деян. 13:33; Лук. 24:46; Map. 16:6; Матф. 28:6).

    Как подчеркивает Фридлендер, знаменитый талмудист Ибн Эзра «нередко пользуется случаем, чтобы упомянуть о своей твердой вере в воскресение мертвых».

    В «Вавилонском талмуде» читаем: «У всего Израиля есть место в грядущем мире, ибо написано: «Народ твой весь праведен, и навечно унаследует землю, ветвь сада Моего, работа рук Моих, чтобы восславить Меня». Лишь те не войдут в грядущий мир, кто считает воскресение противным Писаниям, и кто оспаривает богодухновенность Торы».

    31. ВОЗНЕСЕНИЕ

    Пророчество: «Ты восшел на высоту…» (Пс. 67:19).

    Исполнение: «… Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их» (Деян. 1:9).

    32. ВОССЯДЕТ ПО ПРАВУЮ РУКУ ГОСПОДА

    Пророчество: «Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (Пс 109:1).

    Исполнение: «Сей,.. совершив Собою очищение грехов наших, воссел одесную (престола) величия на высоте…"(Евр. 1:3; ср. Map 16:19; Деян. 2:34-35).

    ПРОРОЧЕСТВА, ИСПОЛНИВШИЕСЯ В ОДИН ДЕНЬ

    Нижеследующие 29 пророчеств из Ветхого Завета, в которых предсказывается предательство, суд, смерть и погребение Господа нашего Иисуса Христа, произнесены в разные времена разными голосами на протяжении пяти столетии от 1000 до 500 г. до Р. Х. Тем не менее, все они буквально исполнились в Иисусе в течение одних суток.

    33. ПРЕДАТЕЛЬСТВО ДРУГА

    Пророчество: «Даже человек мирный со мною, на которого я полагался, который ел хлеб мои, поднял на меня пяту» (Пс. 40:10; см. также Пс. 54:13-15).

    Исполнение:     «… Иуда Искариот, который и предал Его» (Матф. 10:4; см. также Матф. 26:49-50; Иоан. 13:21).

    Выражение из Псалма 40:10 буквально переводится как«человек мира моего», тот, который приветствовал меня поцелуем мира, как Иуда Искариот (Матф. 26:49; ср. Иер. 20:10).

    34. ПРОДАН ЗА ТРИДЦАТЬ СРЕБРЕНИКОВ

    Пророчество: «И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет, — не давайте; и они отвесят в уплату Мне тридцать сребренников…» (Зах. 11:12).

    Исполнение: «И сказал: что вы дадите мне, и я вам предам Его? Они предложили ему тридцать серебренников» (Матф. 26:15; ср. 27:3).

    35. ДЕНЬГИ БУДУТ БРОШЕНЫ В ДОМ БОЖИЙ

    Пророчество: «И взял Я тридцать серебренников и бросил их в дом Господень для горшечника» (Зах. 11:13).

    Исполнение: «И бросив сребренники в храме, он вышел…» (Матф. 27:5).

    36. НА ЭТИ ДЕНЬГИ БУДЕТ КУПЛЕНО ПОЛЕ ГОРШЕЧНИКА

    Пророчество: «И взял Я тридцать сребренников и бросил их в дом Господень для горшечника» (Зах. 11:13).

    Исполнение: «Сделавши же совещание, купили на них землю горшечника, для погребения странников…» (Матф. 27:7).

    В предыдущих четырех пророчествах мы обнаруживаем семь сбывшихся предсказаний: 1) о предательстве; 2) о предательстве друга;

    3) за 30 монет, причем 4) серебряных, а не, скажем, золотых; 5) о деньгах, брошенных-неположенных! — на пол; 6) в доме Господнем, и, наконец, 7) о покупке на них земли горшечника.

    37. БЕГСТВО УЧЕНИКОВ

    Пророчество: «… порази пастыря, и рассеются овцы!» (Зах. 13:7).

    Исполнение: «Тогда, оставивши Его, все бежали» (Map. 14:50: ср. Матф. 26:31; Map. 14:27).

    Как указывает Лаэтч, слова Захарии 13:7 — это ясное пророчество о страхе, поразившем учеников, когда Христос был схвачен. Так толкует эти слова Сам Иисус (Матф. 26:31; Map. 14:27). Их исполнение описано у Матфея 26:56 и Марка 14:50. И все же Господь не оставил Своих овец. Он действуя через Своего Сына (Иоан. 5:19-30), возложил Свои руки на малых сих, пришел на помощь Своим отчаявшимся, устрашенным ученикам (Лук. 24:4, 11, 17, 37; Иоан. 20:2, 11, 19, 16). И слабые духом дезертиры превратились в отважных, неуязвимых вестников Царства Мессии.

    38. ОБВИНЕНИЯ ЛЖЕСВИДЕТЕЛЕЙ

    Пророчество: «Восстали на меня свидетели неправедные: чего я не знаю, о том допрашивают меня» (Пс. 34:11).

    Исполнение: «Первосвященни ки и старейшины и весь синедрион искали лжесвидетельства против Иисуса, чтобы предать Его смерти, и не находили; и хотя много лжесвидетелей приходило, не нашли. Но наконец пришли два лжесвидетеля…» (Матф. 26:59^).

    39. МОЛЧАНИЕ ПЕРЕД ОБВИНИТЕЛЯМИ

    Пророчество: «Он истязуем был, но страдал добровольно, и не открывал уст Своих…» (Ис. 53:7).

    Исполнение: «И когда обвиняли Его первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал» (Матф. 27:12).

    40. РАНЫ И КРОВОПОДТЕКИ

    Пророчество: «Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис. 53:5; см. Зах. 13:6).

    Исполнение: «Тогда отпустил им Варавву, а Иисуса бив предал на распятие» (Матф. 27:26).

    Речь идет о телесной ране, а не просто о скорби; слово «мехолал» происходит от «халал», буквально «пронизывать» — все это в мельчайших подробностях приложимо к Мессии, чьи руки, ноги и ребра были пронзены (Пс. 21:17).

    "… Но от Его головы, увенчанной терновым венцом, до ступней, прибитых к кресту, не было видно ничего, кроме ран и кровоподтеков» (М. Хенри).

    41. МЕССИЯ БУДЕТ ИЗБИТ И ОПЛЕВАН

    Пророчество: «Я предал хребет Мой биющим и ланиты Мои поражающим; лица Моего не закрывал от поругании и оплевания» (Ис. 50:6; см. также Мих. 5:1).

    Исполнение: «Тогда плевали Ему в лице и заушали Его; другие же ударяли Его по ланитам…» (Матф. 26:67).

    В древнееврейском «Таргуме Исаии» содержится следующий вариант Ис. 50:6: «Я не прятал своей спины от истязателей и своих щек от тех, что выдирали волосы, Я не прятал лица Своего от поругании и оплевания».

    «В Своем смирении, — отмечает Хенри, — он предал Себя на бичевание, побои, оплевание… и на все это Христос пошел ради нас, добровольно, чтобы убедить нас в Его готовности спасти нас»".

    42. ОСМЕЯНИЕ ИИСУСА

    Пророчество: «Все, видящие меня, ругаются надо мною; говорят устами, кивая головою: «Он уповал на Господа, — пусть избавит его; пусть спасет, если он угоден Ему» (Пс. 21:8-9).

    Исполнение: «И когда насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу и одели Его в одежды Его, и повели Его на распятие» (Матф. 27:31).

    43. ПАДЕНИЕ ПОД ТЯЖЕСТЬЮ КРЕСТА

    Пророчество: «Колена мои изнемогли от поста, и тело мое лишилось тука. Я стал для них посмешищем; увидев меня, кивают головами» (Пс. 108:24-25).

    Исполнение: «И взяли Иисуса и повели. И, неся крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное, по-Еврейски Голгофа…» (Иоан. 19:16-17).

    «И когда повели Его, то, захвативши некоего Симона Киринеянина, шедшего с поля, возложили на него крест, чтобы нес за Иисусом» (Лук. 23:26; ср. Матф. 27:31-32).

    Очевидно, что Иисус ослабел настолько, что под тяжестью массивного креста у Него подгибались колени, так что пришлось заставить другого нести крест.

    44. ЕГО РУКИ И НОГИ БУДУТ ПРОНЗЕНЫ

    Пророчество: «… пронзили руки мои и ноги мои» (Пс. 21:17; ср. Зах. 12:10).

    Исполнение: «И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его…» (Лук. 23:33; см также Иоан. 20:25).

    Иисус был распят, как обычно делали по-римски: Его руки и ноги были прибиты к кресту толстыми гвоздями, удерживавшими тело.

    45. ОН БУДЕТ РАСПЯТ С РАЗБОЙНИКАМИ

    Пророчество: «… за то, что предал душу Свою на смерть, и к злодеям причтен был…» (Ис. 53:12).

    Исполнение: «Тогда распяты с Ним два разбойника: один по правую сторону, а другой по левую» (Матф. 27:38; см. также Map. 15:27-28).

    «Распятие было неизвестно еврейскому уголовному праву, — отмечает Блинцлер. — Повешение на древе, которое закон Моисеев предусматривал для идолопоклонников и богохульников, побитых камнями, было не смертным приговором, но дополнительным наказанием после смерти, призванным подчеркнуть, что казненный проклят Богом, в согласии с Втор. 21:23: «… проклят пред Богом всякий повешенный на дереве…". Евреи применяли эти слова также и к распятым. Если даже в глазах языческого мира распятие было наиболее позорной и унизительной казнью, то евреи вдобавок считали всех распятых проклятыми Богом».

    «История распятия, как вида смертной казни за преступления, должна изучаться как составная часть римской юридической системы, — пишет «Американская Энциклопедия». — Евреи, например, начали применять его лишь под давлением римлян. Перед захватом Палестины Римом смертной казнью там служило побивание камнями».

    "… В 63 г. до Р. Х. легионы Помпея ворвались в столицу Иудеи, и Палестина стала римской провинцией, хотя и сохранила марионеточное еврейское правление».

    Таким образом, казнь, описанная в Ис. 53 и Пс. 21, начала применяться лишь через несколько сот лет после этих пророчеств.

    46. МЕССИЯ БУДЕТ ХОДАТАЙСТВОВАТЬЗА СВОИХ ПАЛАЧЕЙ

    Пророчество: «… тогда как Он понес на Себе грех многих и за преступников сделался ходатаем» (Ис. 53:12).

    Исполнение: «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лук. 23:34).

    «Это служение начал Он на кресте (Лук. 23:34) и ныне продолжает в небесах (Евр. 9:24; 1 Иоан. 2:1)» (А. Р. Фоссет).

    47. МЕССИЯ БУДЕТ ОТВЕРЖЕН СОБСТВЕННЫМ НАРОДОМ

    Пророчество: «Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его» (Ис. 53:3; ср. Пс. 68:9, 117:22).

    Исполнение: «Ибо и братья Его не веровали в Него… Уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев?» (Иоан. 7:5, 48; ср. Иоан. 1:11; Матф. 21:42-43).

    «Все это сбылось в Христе, братья Которого не верили в Него (Иоан. 7:5), Который пришел к своим, и свои Его не приняли (Иоан. 1:11), Которого бросили Его ученики, близкие Ему, как братья» (М. Хенри).

    48. ЕГО БУДУТ НЕНАВИДЕТЬ БЕЗ ПРИЧИНЫ

    Пророчество: «Ненавидящих меня без вины больше, нежели волос на голове моей.» (Пс. 68:5; ср. Ис. 49:7).

    Исполнение: «Но да сбудется слово, написанное в законе их: «возненавидели Меня напрасно» (Иоан. 15:25).

    49. ДРУЗЬЯ БУДУТ СТОЯТЬ В ОТДАЛЕНИИ

    Пророчество: «Друзья мои и искренние отступили от язвы моей, и ближние мои стоят вдали» (Пс. 37:12).

    Исполнение: «Все же, знавшие Его, и женщины, следовавшие за Ним из Галилеи, стояли вдали и смотрели на это» (Лук. 23:49; см. также Map. 15:40; Матф. 27:55-56).

    «В то самое время, когда мои страдания должны были бы заставить их приблизиться ко мне и быть особенно верными, они страшатся опасности, которой себя подвергнут, если проявят ко мне участие. Когда враги близко, друзья далеко. Именно так произошло с Мессией (Матф. 26:56, 27:55; Лук. 23:49; Иоан. 16:32)", (А. Р. Фоссет).

    50. НАРОД БУДЕТ КИВАТЬ ГОЛОВАМИ

    Пророчество: «Я стал для них посмешищем; увидев меня, кивают головами» (Пс. 108:25; см. также Пс. 21:8).

    Исполнение: «Проходящие же злословили Его, кивая головами своими…» (Матф. 27:39).

    «Этот жест означает, что зрители издеваются над страдальцем, считая его положение безнадежным (Иов 16:4; Пс. 43:15), что все для него было как бы кончено, и сам он, и дело его безвозвратно погибли» (Пс. 21:8; Матф. 27:39),(Дж. У. Этридж).

    51. ВОКРУГ КАЗНИМОГО СОБЕРУТСЯ ЗЕВАКИ

    Пророчество: «Можно было бы перечесть все кости мои, а они смотрят и делают из меня зрелище…» (Пс. 21:18).

    Исполнение: «И стоял народ и смотрел» (Лук. 23:35).

    52. ЕГО ОДЕЖДУ РАЗДЕЛЯТ И БРОСЯТ О НЕЙ ЖРЕБИЙ

    Пророчество: «Делят ризы мои между собою, и об

    одежде моей бросают жеребий» (Пс. 21:19).

    Исполнение: «Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части, и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жеребий, чей будет…» (Иоан. 19:23, 24).

    Пророчество Ветхого Завета может показаться противоречивым, покуда мы не сравним его с реальной сценой, описанной в Евангелии. Одежды Иисуса действительно разделили между собой солдаты, но хитон достался — после жеребьевки — только одному из них.

    53. СТРАДАНИЯ ОТ ЖАЖДЫ

    Пророчество: «… и в жажде моей напоили меня уксусом…» (Пс. 68:22; см. также Пс. 21:16).

    Исполнение: «После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду» (Иоан. 19:28).

    54. ЕГО НАПОИЛИ УКСУСОМ И ЖЕЛЧЬЮ

    Пророчество: «И дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом» (Пс. 68:22).

    Исполнение: «Дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью: и, отведав, не хотел пить» (Матф. 27:34: ср. Иоан. 19:28, 29).

    «Его жестокие страдания должны были бы смягчить сердца даже Его врагов, — пишет А. Р. Фоссет, — тех, которые причинили Ему эти муки. Однако вместо лекарства они предложили Ему уксуса и желчи. Спасителю предлагали: вначале уксус, смешанный с желчью (Матф. 27:34), затем вино со смирною (Map. 15:23). Однако, попробовав этого питья. Он не захотел его, ибо не хотел, чтобы Его страдания облегчались наркотическим действием смирны. Когда его давали преступникам, это было милосердие; когда его дали Спасителю — оскорбление. Затем он воскликнул: «Жажду!", и, во исполнение Писаний. Ему предложили уксуса (Иоан. 19:28; Матф. 27:48)", (А. Р. Фоссет).

    55. КРИК ОТЧАЯНИЯ ОТ СВОЕГО ОДИНОЧЕСТВА

    Пророчество: «Боже мой! Боже мой! для чего Ты оставил меня?» (Пс. 2k2).

    Исполнение: «А около девятого часа возопил Иисус громким голосом:

    Или, Или! лама савахфани? то есть: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Матф. 27:46).

    В Псалме 21 выразительное повторение восклицания «Боже Мой» подразумевает, что Страдалец твердо держался этой истины, что Бог оставался Его Богом, несмотря на всю видимость обратного. Бог был его противоядием от отчаяния, и Он утверждал, что Господь еще придет к Нему на помощь и спасет Его.

    Крик Иисуса заставил народ вспомнить о Псалме 21. Христос цитировал второй стих псалма, который является ясным пророчеством о распятии.

    56. МЕССИЯ ОТДАЛ СЕБЯ В РУКИ ГОСПОДУ

    Пророчество: «В Твою руку предаю дух моя…» (Пс. 30:6).

    Исполнение: «Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мои» (Лук. 23:46).

    57. КОСТИ ЕГО НЕ СОКРУШАТСЯ

    Пророчество: «Он хранит все кости его; ни одна из них не сокрушится» (Пс. 33:21).

    Исполнение: «… Но, пришедши к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней…» (Иоан. 19:33).

    Есть еще два пророчества, касающиеся Его костей, чье исполнение не описано в Новом Завете. Однако сомневаться в нем не приходится.

    1. «Все кости мои рассыпались», в буквальном переводе «все кости мои вывихнуты» (Пс. 21:15). Вывих суставов у повешенного на кресте за руки и за ноги — явление весьма вероятное, особенно если вспомнить, что Иисуса прибили к кресту, когда Он еще лежал на земле.

    2. «Можно было бы перечесть все кости мои» (Пс. 21:18). Все Его кости были легко видны, когда Его оставили висеть на кресте. Растяжение тела заставило их выступать больше обычного.

    58. СЕРДЦЕ ЕГО БУДЕТ ПОРАЖЕНО

    Пророчество: «… сердце мое сделалось как воск, растаяло посреди внутренности моей» (Пс. 21:15).

    Исполнение: «… Но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода» (Иоан. 19:34).

    Кровь и вода, которые истекли из тела Иисуса, показывают, что сердце Его буквально разорвалось.

    59. ПРОНЗЕННЫЕ РЕБРА СПАСИТЕЛЯ

    Пророчество: «… и они воззрят на Него, Которого пронзили…» (Зах. 12:10).

    Исполнение: «… Но один из воинов копьем пронзил Ему ребра…» (Иоан. 19:34).

    Как отмечает Теодор Лаэтч, «здесь Господь Иегова говорит о Самом Себе — о том, как Его пронзят те самые люди, которые затем будут смотреть на Него и скорбеть о Нем.

    Слово «пронзать» — т. е. прокалывать насквозь — используется в Писании девять раз (Чис. 25:8; Суд. 9:54; 1 Пар. 31:4; 1 Пар. 10:4; Ис. 13:15;

    Иер. 37:10; в значении «ранить» Иер. 51:4; Зах. 12:10, 13:3). Один раз оно используется в переносном значении — пронзать мечом голода, что еще страшнее, чем настоящим мечом (Плач Иер. 4:9)".

    60. ТЬМА НАД ЗЕМЛЕЙ

    Пророчество: «И будет в тот день, говорит Господь Бог: произведу закат солнца в полдень и омрачу землю среди светлого дня…» (Амос 8:9).

    Исполнение: «От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого» (Матф. 27:45).

    Поскольку евреи считали, что от восхода до заката проходит двенадцать часов, шестой час соответствует полудню, а девятый — трем часам дня.

    61. ПОХОРОНЕН В ГРОБНИЦЕ БОГАЧА

    Пророчество: «Ему назначали гроб со злодеями, но Он погребен у богатого…» (Ис. 53:9).

    Исполнение: «… пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса; он… просил Тела Иисусова… И взяв Тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею и положил его в новом своем гробе…"(Матф. 27:57-60).

    ИСПОЛНЕНИЕ ПРОРОЧЕСТВ ПОДТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ИИСУС — МЕССИЯ, ХРИСТОС И СЫН БОЖИЙ

    ВОЗРАЖЕНИЕ: Христос намеренно старался исполнять пророчества.

    ОТВЕТ: Это возражение кажется правдоподобным, покуда мы не сообразим, что целый ряд пророчеств о Мессии Сам Христос, как человек, никак не мог исполнить. Среди них:

    1. Место рождения (Мих. 5:2).

    2. Время рождения (Дан. 9:25, Быт. 49:10).

    3. Непорочное зачатие (Ис. 7:14).

    4. Предательство учеником.

    5. Смерть на кресте (Пс. 21:17).

    6. Поведение людей при казни (насмешки, оплевывание, взгляды и др.).

    7. Пронзенные ребра.

    8. Погребение.

    ВОЗРАЖЕНИЕ: Исполнение пророчеств в Иисусе было случайным совпадением.

    Иной критик уверяет, что некоторые из этих пророчеств исполнились в различных исторических деятелях — президенте Кеннеди, например, или Мартине Лютере Кинге.

    ОТВЕТ: Верно — одно или два пророчества могли случайно исполниться во многих людях. Но как могло исполниться одновременно 61 пророчество? Кстати, если вы отыщете любое историческое лицо, среди живых или умерших, в котором исполнилась хотя бы половина пророчеств о Мессии, приведенных в книге Фреда Мелдау «Мессия в Ветхом и Новом Заветах», то издательство «Крисчиан Виктори» в Денвере, готово выплатить вам премию в тысячу долларов. До сих пор ее, правда, никто не востребовал.

    Вновь обратимся к книге Питера Стоунера «Говорит наука». В своем предисловии к этой работе Х. Харцлер пишет, что особый комитет Американской научной ассоциации нашел ее надежной и точной, основанной на несомненных принципах теории вероятностей, которые профессор Стоунер использует четким и убедительным образом.

    Книга Стоунера показывает, что по законам вероятности случайное исполнение пророчеств о Мессии абсолютно исключено. Он рассматривает вероятность случайного исполнения восьми пророчеств, в нашей нумерации — номера 10, 22, 27, 33 и 44, 34, 35 и 36, 39, 44 и 45 — и находит, что она равна 1/1017, т. е. составляет один шанс из 100000 триллионов. Чтобы читатель представил себе эту ничтожную вероятность, Стоунер пишет следующее: «Возьмем 1017 серебряных долларов (монета размером примерно в металлический рубль) и разбросаем их по поверхности штата Техас (площадью приблизительно в Белоруссию). Отметим одну монету в этой куче, которая покроет весь штат слоем толщиной в полметра. Перемешаем все монеты. Наденем человеку на глаза повязку и заставим его выбрать одну монету наугад. Какой у нас шанс взять отмеченную монету? Точно такой же, как найти человека, в котором случайно сбылись эти восемь предсказаний.

    Либо эти пророчества были вдохновлены Богом, либо пророки сочинили их по собственному человеческому разумению. В последнем случае вероятность их исполнения в каком-то одном человеке составляет I/1017. И однако все они сбылись в Иисусе Христе.

    Таким образом, одно только исполнение этих восьми пророчеств показывает, что они были вдохновлены Богом, показывает с уверенностью, которой не хватает всего одного шанса из 100000 триллионов, чтобы быть абсолютной».

    Рассмотрев 48 пророчеств, Стоунер оценивает вероятность их случайного исполнения в одном человеке как 1 шанс на 1057.

    «Попробум представить себе это воистину астрономическое число. Серебряные доллары будут для такого умственного эксперимента слишком велики. Выберем самый крошечный из известных нам объектов — электрон. Выстроенные друг за другом электроны займут длину в 1 см, если их взять 1015 штук; если считать по 250 электоронов в минуту, день и ночь, то на подсчет этого количества уйдет 19 миллионов лет. А если заполнить электронами пророчество в 1 кубический сантиметр, то на их подсчет, производимый с той же скоростью, уйдет 19 миллионов раз по 19 миллионов и еще по 19 миллионов лет, или 6,9х102' лет».

    Вернемся теперь к нашей вероятности в один шанс из 10157. Положим, у нас есть такое количество электронов, и один из них особо отмечен, а затем перемешан с остальными. Какова вероятность найти отмеченный нами электрон? Она непредставимо мала, хотя бы потому что 10157 электронов заполнят немыслимо огромное пространство».

    Вот какова вероятность случайного исполнения 48 библейских пророчеств в одном человеке.

    ВРЕМЯ ПРИХОДА МЕССИИ

    Потеря скипетра Иудеей

    «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт. 49:10).

    Слово «скипетр» здесь можно также перевести как «племенной жезл». Каждое из 12 колен Израилевых имело свой собственный жезл с наименованием племени. Так что вплоть до прихода Примирителя колено Иуды должно было сохранять свой племенной жезл. На протяжении веков и еврейские, и христианские комментаторы сходились на том, что под Примирителем здесь имеется в виду Мессия.

    Мы помним, что Иудея потеряла свою независимость во время семидесятилетнего вавилонского пленения. Однако даже в этот период она сохраняла свой «племенной жезл», иными словами, национальное лицо. Даже в плену у евреев были собственные законодатели и судьи (Ездра 1:5, 8).

    Следовательно, согласно Писанию и мнению евреев того времени, вскоре за приходом Мессии должно было последовать два знамения:

    1. Потеря иудеями скипетра, т. е. национального лица.

    2. Прекращение действия иудейских законов.

    Первый признак начавшейся «потери скипетра» иудеями относится к моменту, когда Ирод Великий, в котором не было еврейской крови, пришел на смену маккавейским князьям, принадлежавшим к колену левитов, и ставшими последними еврейскими царями, правившими в Иерусалиме (Синедрион, лист 97 об.) (Маккавеи, кн. 2).

    Уже за 23 года до казни Христа синедрион был лишен права выносить смертные приговоры. Об этом пишет Магат в книге «Иисус перед синедрионом». Произошло это после свержения Архелая, сына Ирода, в 11 году. Прокураторы, действовавшие от имени императора Августа, считали, что только они сами могут решать вопросы жизни и смерти. Право выносить смертные приговоры отбиралось у всех народов, попавших под владычество римлян. «Римляне оставляли право меча за собой», — комментирует историк Тацит.

    Однако определенные права у синедриона все же сохранились. Он мог выносить приговоры, включающие:

    1. Отлучение (Иоан. 9:22).

    2. Тюремное заключение (Деян. 5:17-18).

    3. Телесные наказания (Деян. 16:22).

    В самом Талмуде признается, что «за сорок с небольшим лет до разрушения Храма, право выносить смертные приговоры было отобрано у евреев». Более чем вероятно при этом, что данное событие произошло еще раньше, во времена Колония (7 г. по Р. Х.). Как писал раввин Рахмон, «когда члены синедриона потеряли право решать вопросы жизни и смерти, ими овладело общее уныние. Они посыпали себе головы пеплом, а тела укутали рогожей, крича: «Горе нам, ибо Иудея потеряла свой скипетр, а Мессия не пришел!"

    Иосиф Флавий, очевидец этого процесса распада, писал: «После смерти прокуратора Феста, когда Альбин готовился прийти к нему на смену, первосвященник Анна решил, что обстоятельства благоприятствуют созыву синедриона. На эту спешно созванную ассамблею он доставил Иакова, брата Иисуса, называвшего себя Христом, и некоторых других, и приговорил их всех к смерти через побитие камнями. Все мудрецы и законопослушники, бывшие в то время в Иерусалиме, осудили этот поступок… Некоторые даже пошли к самому Альбину, который уехал в Александрию, чтобы привлечь его внимание к этому нарушению закона и сообщить ему, что Анна нелегально созвал синедрион без санкции римских властей».

    Чтобы избежать унижения, евреи принялись придумывать различные причины отмены смертной казни. Так, например, в Талмуде утверждается, что «члены синедриона, заметив, что число убийц в Израиле выросло настолько, что предать их смертной казни всех до единого просто невозможно, решили так: «Переместим место наших собраний, и так избежим вынесения смертных приговоров». Маимонид добавляет к этому, что «за сорок лет до разрушения второго храма в Израиле прекратили приговаривать преступников ксмертной казни, хотя храм еще стоял. Это произошло из-за того, что члены синедриона перестали собираться в Зале тесаных камней».

    Исследователь 17 века Лайтфут писал: «Члены синедриона… постановили не выносить смертных приговоров, покуда земля Израиля находилась под владычеством римлян, и под угрозой Рима были жизни детей Израиля. Разве приговорить к смерти сына Авраама в то время, когда Иудея осаждена со всех сторон и дрожит от марша римских легионов, не было бы оскорблением крови патриархов? Разве последний израильтянин не стоит выше любого язычника уже потому, что он потомок Авраама? Значит, нам следует покинуть Зал тесаных камней, вне стен которого никого нельзя приговорить к смерти, и показать нашим добровольным уходом и молчанием правосудия, что Рим, хотя и правит миром, не может распоряжаться ни жизнями, ни законами Иудеи».

    В Талмуде находим также следующую фразу: «Поскольку синедрион уже лишен права выносить смертные приговоры, в этом законе нет практической нужды, и появится она лишь в дни Мессии».

    Лишившись своей судебной власти, синедрион перестал существовать. Да, скипетр отошел. Иудея потеряла свою царскую и судебную власть. И евреи знали это сами: «Горе нам, ибо Иудея потеряла свой скипетр, а Мессия не пришел!» Они не поняли, что юный назаретянин, живший среди них, и был Мессией.

    Разрушение храма

    "… и внезапно придет в храм Свой Господь, Которого вы ищете…» (Мал. 3:1).

    Этот стих, как и четыре других (Пс. 117:26; Дан. 9:26; Зах. 11:13; Аггей 2:7-9), означает, что Мессия придет, когда храм в Иерусалиме все еще будет стоять. Значение этого пророчества становится понятным, если вспомнить, что храм был разрушен в 70 г. и с тех пор так и не был отстроен.

    «И по истечении шестидесяти двух седьмин предан будет смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет…» (Дан. 9:26).

    Поразительное предсказание! В хронологическом порядке выстраиваются:

    1. Приход Мессии (будущий).

    2. Смерть Мессии.

    3. Разрушение города (Иерусалима) и святилища (храма).

    Храм и город были разрушены императором Титом и его армией в 70 г. Следовательно, либо Мессия к тому времени уже пришел, либо все пророчество ложно.

    Исполнение пророчества

    В Дан. 9:24-27 дается пророчество о Мессии, состоящее из трех отчетливых частей. Первая часть состоит в том, что по истечении 69 недель Мессия придет в Иерусалим (7 и 62 недели понимаются, как 69 раз по семь лет. В русском переводе Библии речь вообще идет не о неделях, а о «седьминах»). Отсчет ведется с момента приказа восстановить и отстроить Иерусалим.

    Во второй части утверждается, что пришедший Мессия будет предан смерти. Затем придет князь, чтобы разрушить Иерусалим и его храм.

    Все вышеизложенное, согласно Дан. 9:24-26, происходит по истечении 69 «седьмин» (69 раз по 7 лет). Но в Дан. 9:24 говорится о семидесяти седьминах, а не о шестидесяти девяти. Последняя седьмина описана в 9:27. Многие исследователи считают, что в 9:27 и 9:26 речь идет о разных временах и разных людях. И хотя автор ссылается на князя, он, вероятно, имеет в виду другого князя, который еще должен появиться в истории. (Двойной смысл нередок в пророчествах. Так, какие-то слова могут относиться к царю Давиду, а позже — к Христу.) Этот взгляд поддерживается действиями князей: князь в 9:27 запрещает евреям совершать религиозные отправления в храме, а князь в 9:26 — разрушает храм. Таким образом, этот князь, возможно, приходит после того, как храм уже отстроен заново — чему еще предстоит случиться. Как бы то ни было, независимо от истолкования 70-ой недели (последних семи лет пророчества), первые две его части поддаются историческому исследованию.

    Текст пророчества

    «Семьдесят седьмин определены для народа твоего и святого города твоего, чтобы покрыто было преступление, запечатаны были грехи и заглажены беззакония, и чтобы приведена была правда вечная и запечатаны былм видение и пророк, и помазан был Святый святых.

    Итак знай и разумей: с того времени, как выйдет повеление о восстановлении Иерусалима, до Христа Владыки семь седьмин и шестьдесят две седьмины; и возвратится народ и обстроятся улицы и стены, но в трудные времена.

    И по истечении шестидесяти двух седьмин предан будет смерти Христос, и не будет; а город и святилище разрушены будут народом вождя, который придет, и конец его будет как от наводнения, и до конца войны будут опустошения.

    И утвердит завет для многих одна седьмина, а в половине седьмины прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения, и окончательная предопределенная гибель постигнет опустошителя» (Дан. 9:24-27).

    ИСТОЛКОВАНИЕ ПРОРОЧЕСТВА

    Главные особенности пророчества

    Даниил говорит о своем народе (Израиле) и своем городе (Иерусалиме). Он упоминает двух князей: Мессию–Христа и «князя, который придет».

    В пророчестве идет речь о периоде времени в 70 недель, вначале как о цельном периоде, а затем как о состоящем из трех периодов: 7, 62 и 1 неделя.

    В стихе 25 определяется начало отсчета 70 недель.

    Мессия появляется по истечении 69 недель, после чего разрушаются города и святилища «грядущим вождем».

    В начале последней недели вождь дает завет Израилю, но этот завет перестает соблюдаться в середине недели.

    По истечении 70 седьмин Израиль «придет к правде вечной».

    Что означает период в семьдесят недель (седьмин)?

    В английском переводе Библии стоят «недели». Русскому читателю легче понять, что Даниил под седьминами имеет в виду периоды по семь лет, а не семь дней. И действительно, ранее в этой главе (Дан. 9:1,2) он уже вел рассуждения, употребляя отрезки по семь лет. Даниил знал, что причиной вавилонского пленения было нарушение года субботнего, и поскольку плен продолжался 70 лет, то год субботний, очевидно, не соблюдался в течение 490 лет.

    Продолжительность пророческого года

    Календарный год, употребляемый в Писании, определяется по самому тексту Писания.

    1. Исторически — сравним Быт. 7:11 с Быт. 8:4, а оба эти стиха — с Быт. 7:24 и 8:3.

    2. Пророчески — многие части Писания ссылаются на Великое

    Испытание, употребляя различные термины, но во всех случаях общим знаменателем служит год продолжительностью в 360 дней. Даниил 9:27 — «половина седьмины», т. е. 31/2 года. Даниил 7:24,25 — «до времени и времен и полувремени», т. е. 31/2 времени.

    Откровение 13:4-7 — «сорок два месяца», 3 1/2 года.

    Откровение 12: 13-14— «времени, времен и пол-времени» —31/2 года.

    Откровение 12:6 — «тысяча двести шестьдесят дней» — 3 1/2 года.

    Начало отсчета 70 седьмин

    В качестве начала отсчета данииловских 70 седьмин предлагались различные моменты истории:

    1. Указ царя Кира, 539 г. до Р. Х. (Езд. 1:1-4).

    2. Указ царя Дария, 519 г. до Р. Х. (Езд. 5:3-7).

    3. Указ Артаксеркса Ездре, 457 г. до Р. Х. (Езд. 7:11-16).

    4. Указ Артаксеркса Неемии, 444 г. до Р. Х. (Неем. 2:1-8).

    Тем не менее, единственная дата, подходящая к историческим данным, — это дата номер 4, указ Артаксеркса Неемии, вернее, не указ, а разрешение отправиться в Иудею.

    Дж. Д-Уилсону принадлежит следующий комментарий об исходной точке отсчета пророчества: «Об этом распоряжении говорится во второй главе книги Неемии, которая по времени относится к двадцатому году правления Артаксеркса. Хотя точные слова царя и не приводятся, содержание распоряжения устанавливается легко. Неемия слышит о бедственном положении заброшенного Иерусалима. Это вызывает у него глубокую скорбь. Царь спрашивает его о причине этой скорби. Неемия отвечает ему: «… город, дом гробов отцов моих, в запустении, и ворота его сожжены огнем». Царь спрашивает, чего желает пророк, и тот немедленно отвечает, что хотел бы отправиться в Иудею, «в город, где гробы отцов моих, чтобы я обстроил его». Как видно из текста, царь удовлетворил его просьбу, и он отстроил Иерусалим. Таким образом, указ царя повелевал восстановить и заново отстроить Иерусалим. Такого указа больше нет нигде в Ветхом Завете. Книга Неемии рассказывает нам о его осуществлении. Все остальные указы, касающиеся Иерусалима, говорят лишь о восстановлении храма, и, следовательно, их нельзя использовать в качестве отправной точки для толкования пророчества».

    Указ Артаксеркса относится к 444 г. до Р. Х., что ясно из следующих соображений:

    1. В месяце нисане, в двадцатый год царя Артаксеркса, — пишет Неемия (2:1).

    2. Артаксеркс взошел на трон в 465 г. до Р. Х.

    3. Дата не указана, и, следовательно, по еврейской традиции, речь идет о первом числе месяца, т. е. 1 нисана 444 г. до Р. Х.

    4. По нашему календарю эта дата соответствует 5 марта 444 г. до Р. Х.

    Окончание первых семи седьмин

    1. Отстройка Иерусалима заняла 49 лет (ст. 25).

    2. Ветхозаветный канон, а с ним и древнееврейские пророчества, завершаются книгой пророка Малахии, через 49 лет после 444 г. до Р. Х.

    Если пророк Даниил прав, то от декрета о восстановлении Иерусалима (1 нисана 444 г. до Р. Х.) до прихода Мессии в Иерусалим должно пройти 483 года (69х7), причем год рассчитывается как год ветхозаветных пророков, состоящий из 360 дней, т. е. 173880 дней.

    По истечении этих 69седьмин Сам Христос должен явиться Израилю в качестве Мессии, согласно предсказанию Захарии 9:9. Соответствующие расчеты находим у Хохнера, тщательно исследовавшего пророчество Даниила и связанные с ним даты: «Умножая 69седьмин на семь, а затем на 360 дней, получаем 173880 дней. Между 444 г. до Р. Х. и 33 г. по Р. Х. -476 солнечных лет. Умножая 476 на точное число дней в году (365,24219879, или 365 дней 5 часов 48 минут и 45,975 секунд), получаем 173.855 дней, 6 часов 52 минуты и 44 секунды, т. е. 173.855 дней. Между пророчеством и его исполнением лежит еще 25 дней. Добавляя их к 5 марта (444 г. до Р. Х.) мы получаем 30 марта (10 нисана) 33 г. — то есть, дату торжественного въезда Христа в Иерусалим».

    Промежуток между 69 и 70 седьминами

    По завершении 69 недель (седьмин) и перед началом 70-й должно было произойти два события:

    1. Гибель Мессии (Дан. 9:26).

    Христос был распят 3 апреля 33 года, в пятницу, следовавшую за Его торжественным въездом в Иерусалим.

    2. Разрушение Иерусалима и храма (Дан. 9:26).

    «После этого, — комментирует пророчество Даниила Уилсон, — римский вождь (Тит) послал армию, которая полностью разрушила Иерусалим и расположенный в нем храм.

    Разрушение было полным. Храм был не просто осквернен, как это было при Антиохе Епифане — он перестал существовать, и с тех пор не был восстановлен. Отправление еврейских обрядов прекратилось, и уже не может возобновиться. Не было священников со времен падения Иерусалима, ибо все сыны Аароновы погибли. Не стало жертвоприношений священниками, не стало искупления грехов первосвященником, поскольку в этой катастрофе погиб древний завет. Его действенность и жизненность были утрачены, когда Агнец Божий был принесен в жертву на Голгофе, но еще сорок лет продолжала существовать его внешняя оболочка. С падением Иерусалима погибла и она. Это произошло в 70 г. по Р. Х."

    Выводы

    Таким образом, пророчество Даниила о Мессии и сроке в 70седьмин отличается большой точностью. Даже если оно сделано в Г65 г. до Р. Х., между пророчеством и предсказанными событиями прошло по меньшей мере 200 лет.

    Среди этих событий:

    1. Приход Мессии.

    2. Смерть Мессии.

    3. Разрушение Иерусалима и храма.

    Третья часть пророчества, относящаяся к 70-ой седьмине, еще пока не сбылась.

    ВЕТХОЗАВЕТНЫЕ ПРОРОЧЕСТВА, БУКВАЛЬНО СБЫВШИЕСЯ В ИИСУСЕ ХРИСТЕ

    В книге Флойда Гамильтона «Основы христианской веры» цитируется Кэнон Лиддон, говоривший, что «в Ветхом Завете присутствует 332 четких пророчества, исполнившихся в Иисусе Христе буквально».

    Его приход

    ФАКТ: Бытие 3:15; Второзаконие 18:15; Псалом 88:21; Исаия 9:6,28:16; 32:1; 35:4; 42:6; 49:1; 55:4; Иезекииль 34:24: Даниил 2:44; Михей 4:1; Захария 3:8.

    ВРЕМЯ: Бытие 49:10; Числа 24:17; Даниил 9:24; Малахия 3:1.

    БОЖЕСТВЕННОСТЬ ХРИСТА: Псалмы 2:7,11; 44:7,8,12; 71:8; 101:25-28; 88:27,28; 109:1; Исаия 9:6, 25:9; 40:10, Иеремия 23:6; Михей 5:2; Малахия 3:1.

    ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ: Бытие 12:3; 18:18; 21:12; 22:18; 26:4; 28:14; 49:10; 2 Царств 7:14; Псалмы 17:5-7,51; 21:23,24; 88:5; 131:11; Исаия 11:1; Иеремия 23:5; 33:15.

    Его предтеча

    Исаия 40:3; Малахия 3:1; 4:5.

    Рождение и детство Христа

    ФАКТ: Бытие 3:15; Исаия 7:14; Иеремия 31:22. МЕСТО: Числа 24:17,19; Михей 5:2.

    ПОКЛОНЕНИЕ ВОЛХВОВ: Псалом 71:10,15; Исаия 60:3,6.

    БЕГСТВО В ЕГИПЕТ: Осия 11:1.

    ИЗБИЕНИЕ МЛАДЕНЦЕВ: Иеремия 31:15.

    Его назначение и служение

    НАЗНАЧЕНИЕ. Бытие 12:3; 49:10; Числа24:19; Второзаконие 18:18,19;

    Псалом 20:1; Исаия 59:20; Иеремия 33:16.

    СВЯЩЕННИК ПО ЧИНУ МЕЛХИСЕДЕКА. Псалом 109:4. ПРОРОК В ЧИНЕ МОИСЕЯ. Второзаконие 18:15.

    ОБРАЩЕНИЕ ЯЗЫЧНИКОВ. Исаия 11:10; Второзаконие 32:43;

    Псалмы 17:50, 18:5; 116:1; Исаия 42:1; 45:23; 49:6; Осия 1:10, 2:23; Иоиль 2:32.

    СЛУЖЕНИЕ В ГАЛИЛЕЕ. Исаия 9:1,2.

    ЧУДЕСА. Исаия'35:5,6; 42:7; 53:4.

    МИЛОСТЬ. Псалом 44:8; Исаия 2:3; 61:1; Михей 4:2.

    ПРОПОВЕДЬ. Псалмы 2:7; 77:2; Исаия 2:3; 61:1; Михей 4:2.

    ОЧИЩЕНИЕ ХРАМА. Псалом 68:10.

    Страсти Христовы

    ОТВЕРЖЕНИЕ ЕВРЕЯМИ И ЯЗЫЧНИКАМИ. Псалмы 2:1; 21:13; 40:6; 55:6; 68:9; 117:22,23; Исаия 6:9,10; 8:14; 29:13; 53:1; 65:2.

    ПРЕСЛЕДОВАНИЯ. Псалмы 21:7; 34:7,12; 55:6; 70:10; 108:2; Исаия 49:7; 53:3.

    ТОРЖЕСТВЕННЫЙ ВЪЕЗД В ИЕРУСАЛИМ. Псалмы 8:3; 117:25,26; Захария 9:9.

    ПРЕДАТЕЛЬСТВО СОБСТВЕННЫМ ДРУГОМ. Псалмы 40:10; 54:14; Захария 13:6.

    ПРЕДАТЕЛЬСТВО ЗА ТРИДЦАТЬ СРЕБРЕНИКОВ. Захария 11:12.

    СМЕРТЬ ПРЕДАТЕЛЯ. Псалмы 54:16,24; 108:18.

    ПОКУПКА ПОЛЯ ГОРШЕЧНИКА. Захария 11:13.

    БЕГСТВО УЧЕНИКОВ. Захария 13:7.

    ЛОЖНОЕ ОБВИНЕНИЕ. Псалмы 26:12; 34:11; 108:2; 2:1,2.

    МОЛЧАНИЕ НА СУДЕ. Псалмы 37:14; Исаия 53:7.

    НАСМЕШКИ. Псалмы 21:8,9,17; 108:25.

    ИЗДЕВАТЕЛЬСТВА, ИЗБИЕНИЯ, ПЛЕВКИ, БИЧЕВАНИЕ. Псалом 34:15,21; Исаия 50:6.

    СПОКОЙСТВИЕ ПРИ СТРАДАНИЯХ. Исаия 53:7-9.

    РАСПЯТИЕ. Псалом 21:15,18.

    УКСУС И ЖЕЛЧЬ ВМЕСТО ПИТЬЯ. Псалом 68:22.

    МОЛИТВА О ВРАГАХ. Псалом 108:4. ВОСКЛИЦАНИЯ НА КРЕСТЕ. Псалмы 21:2, 30:6.

    СМЕРТЬ ВО ЦВЕТЕ ЛЕТ. Псалмы 88:46; 101:25.

    СМЕРТЬ СО ЗЛОДЕЯМИ. Исаия 53:9,12.

    СОТРЯСЕНИЕ ПРИРОДЫ ПРИ СМЕРТИ МЕССИИ. Амос 5:20; Захария 14:4,6.

    ЖРЕБИЙ ОБ ОДЕЖДЕ СПАСИТЕЛЯ. Псалом 21:19.

    КОСТИ ЕГО НЕ СОКРУШАТСЯ. Псалом 33:21.

    ТЕЛО ПРОНЗЕНО КОПЬЕМ. Псалом 21:17; Захария 12:10; 13:6.

    ДОБРОВОЛЬНАЯ СМЕРТЬ. Псалом 39:7-9.

    СТРАДАНИЯ ВО ИСКУПЛЕНИЕ ГРЕХОВ. Исаия 53:4-6,12; Даниил 9:26.

    ПОГРЕБЕНИЕ В ГРОБНИЦЕ У БОГАТОГО. Исаия 53:9.

    Его воскресение

    Псалмы 15:8-10; 29:4; 40:11; 117:17; Осия 6:2.

    Вознесение

    Псалмы 15:11; 23:7; 67:19; 109:1; 117:19.

    Второе пришествие

    Псалом 49:3-6; Исаия 9:6,7; 66:18; Даниил 7:13,14; Захария 12:10; 14:4-8.

    Вечное царство над миром.

    1 Паралипоменон 17:11-14; Пс. 71:8; Пс. 2:6-8:8:7; 109:1-3;44:7-8. Исаия9:7; Даниил 7:14.

    Глава 10. Воскресение: обман или исторический факт?

    Изучению этого вопроса я посвятил 700 с лишним часов и самым тщательным образом исследовал его истоки, чтобы прийти к выводу, что воскресение Иисуса Христа — это либо один из самых злонамеренных, коварных и бессердечных обманов, когда-либо навязанных человечеству, либо самое поразительное событие его истории.

    Христианство держится на трех краеугольных камнях, трех обстоятельствах жизни Христа: 1) Его влиянии на историю, 2) Исполнении пророчеств о Его жизни и 3) Его воскресении. Воскресение Иисуса и христианство либо существуют вместе, либо не могут существовать вообще. Один студент Уругвайского университета спрашивал меня: «Профессор Мак-Дауэлл, почему вы не можете отказаться от христианства?» «По простейшей причине, — отвечал я, — мне не удается ничем объяснить одно историческое событие — воскресение Иисуса Христа».

    Рассказ о воскресении в Евангелии от Матфея 28:1-11

    (См. также Марк 16; Лук. 24; Иоан. 20-21).

    1. По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб.

    2. И вот, сделалось великое землетрясение: ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив отвалил камень от двери гроба и сидел на нем.

    3. Вид его был как молния, и одежда его бела как снег.

    4. Устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали как мертвые.

    5. Ангел же, обратив речь к женщинам, сказал: не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого;

    6. Его нет здесь: Он воскрес, как сказал; подойдите, посмотрите место, где лежал Господь.

    7. И пойдите скорее, скажите ученикам Его, что Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее: там Его увидите; вот, я сказал вам.

    8. И вышедши поспешно из гроба, они со страхом и радостью великою побежали возвестить ученикам Его.

    9. Когда же шли они возвестить ученикам Его, и се, Иисус встретил их и сказал: радуйтесь! И они, приступивши, ухватились за ноги Его и поклонились Ему.

    10. Тогда говорит им Иисус: не бойтесь; пойдите, возвестите братьям Моим, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня.

    11. Когда же они шли, то некоторые из стражи, вошедши в город, объявили первосвященникам о всем бывшем.

    Нижеследующий план поможет вам лучше ориентироваться в материале, предлагаемом в этой главе.

    ЗНАЧЕНИЕ ВОСКРЕСЕНИЯ

    Христос говорит о Своем грядущем воскресении

    1. Важность Его слов.

    2. Собственные слова Иисуса о Своем воскресении.

    Исторический подход

    1. Событие во времени и пространстве.

    2. Свидетельства истории и закона.

    3. Свидетельства отцов церкви.

    Обстоятельства воскресения

    1. Смерть Иисуса.

    2. Гробница.

    3. Погребение.

    4. Камень.

    5. Печать.

    6. Стража.

    7. Ученики.

    8. Явления Христа после воскресения.

    ВАЖНОСТЬ ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТА

    Все главные религии мира, кроме четырех, основаны на обычных философских концепциях. Что до тех четырех, которые связаны с личностями, а не с философскими системами, то христианство — единственная из них, где речь идет о пустой гробнице ее основателя. Авраам, отец иудаизма, умер примерно в 1900 г. до Р. Х., но речи о его воскресении никогда не шло.

    В своей книге «На этом стою» Уилбур М. Смит пишет: «Ни в одном рассказе о Будде не говорится ни о чем похожем на воскресение. Более того, в наиболее раннем повествовании о его смерти, а именно «Махапариниббана Сутта», мы читаем, что смерть Будды была подобна «совершенному уходу, ничего не оставившему за собой».

    Профессор Чилдерс отмечает, что «ни в палийском каноне, ни в комментариях к нему, насколько мне известно, нет ни одного намека на то, что Сакья Муни жил после смерти или являлся своим ученикам». Мухаммед умер 8 июня 632 года в возрасте 61 года, в Медине, где его гробницу ежегодно посещают тысячи правоверных мусульман. Миллионы иудаистов, буддистов и мусульман соглашаются, что основатели их религий никогда не воскресали из праха земного.

    Теодос Харнак считает, что «позиция по отношению к такому событию, как воскресение Христа никак не христианское богословие. Либо Христос воскрес — и тогда христианство истинно, либо Он не воскресал — и тогда христианство не имеет никакого смысла».

    Профессор Уильям Миллиган подчеркивает: «Говоря о свидетельствах в пользу Воскресения нашего Господа, можно добавить к ним и то, что это событие, если оно произошло, отвечает всему смыслу земной жизни Христа».

    Как завершает Уилбур М. Смит, «Если Господь наш не раз говорил с полной определенностью и во всех подробностях, что после того, как Он отправится в Иерусалим, Его предадут смерти, но на третий день Он воскреснет из мертвых, и если это пророчество сбылось, то и все Его слова, как мне всегда казалось, должны быть истинны». Эту мысль развивает У. Дж. Спарроу-Симпсон:

    «Насколько воскресение Христа доказывает, что Он был Сыном Божьим? Прежде всего. Он восстал из мертвых Своей собственной властью. У Него была власть отдать Свою жизнь и власть опять принять ее (Иоан. 10:18). Это отнюдь не противоречит другим местам из Писания, где говорится о том, что Он воскрес властью Своего Отца — ибо совершаемое Отцом совершается и Его Сыном. Творение и иные дела Бога осуществлялись Отцом, Сыном и Святым Духом, между которыми (в этом случае) не проводится разницы. Более того, поскольку Христос открыто провозглашал Себя Сыном Божьим, Его воскресение из мертвых было окончательным подтверждением истинности Его слов. Будь Он подвластен смерти. Господь опроверг бы Его притязания на имя Сына Божьего. Воскресив же Его из мертвых. Он всенародно признал Его Своим Сыном, (как бы говоря: «Ты Сын Мой, ныне говорю об этом во всеуслышание»).

    Отметим также, что проповедь Петра в день Пятидесятницы «целиком и полностью основана на воскресении. Воскресение не только ее главная тема, но и неотъемлемая, жизненно важная часть самого учения. Действительно, христианство подчеркивает, что воскресение (1) объясняет смерть Иисуса, (2) было пророчески предсказано как завершение земной судьбы Мессии, (3) подтверждается апостолами, (4) есть причина сошествия Духа Святого, и, таким образом, причина необъяснимых иным образом религиозных явлений (5) подтверждает, что Иисус из Назарета был Мессией и Царем. Следовательно, целый ряд аргументов и выводов имеет смысл лишь в том случае, если Христос действительно воскрес. Без воскресения Иисус перестал бы быть Мессией и Царем, новое сошествие Духа Святого осталось бы необъяснимой загадкой, свидетельства апостолов ничего бы не стоили. Все, что осталось бы от христианского учения, было бы предсказание о Мессии в Пс. 15, причем предсказание о Мессии, еще не явившемся. Осталось бы и Божественное покровительство над Христом, о котором свидетельствуют Его дела, но это покровительство очевидно касалось бы только Его жизни, которая кончилась бы точно так же, как жизнь любого другого пророка, которого больше не мог терпеть народ. Таким образом, первая проповедь христианства основана на образе Христа, определяемом Его воскресением».

    Даже Адольф Харнак, отвергающий веру церкви в воскресение, вынужден признать, что «твердая вера учеников в Христа была основана на их убежденности в том, что Он не пребывал в смерти, но был воскрешен Богом. После испытанного ими рядом с Христом, они уверились в Его воскресении окончательно лишь после того, как Он явился им. Воскресение стало для них таким же достоверным событием, как смерть Христа, и легло в основу их проповедей о Нем» («История догмы»).

    «Вера в воскресение, — замечает Х. П. Лиддон, — есть краеугольный камень ковчега христианской веры. Если удалить его, то разрушится и все христианское учение».

    Воскресение Христа всегда было центральным пунктом учения церкви. Вот что пишет об этом Уилбур Смит:

    «С первого же дня божественно дарованной ей жизни христианская церковь была едина в своем свидетельстве о вере в воскресение Христа. Мы смело можем назвать воскресение одним из главных оснований и убеждений церкви; эта тема настолько пронизывает всю новозаветную литературу, что если изъять из нее те фрагменты, где речь идет о воскресении, то оставшееся просто невозможно будет понять. Воскресение было близко самым первым христианам; о нем говорят надписи на их гробницах, рисунки на стенах пещер. Оно глубоко вошло в христианские песнопения, стало одной из насущнейших тем апологетических сочинений первых четырех веков христианства и проповедей как до, так и после Никейского собра. Воскресение стало одним из символов веры для церкви, оно вошло в наш апостольский символ веры и включается во все последующие вероучения христианства.

    Все свидетельства Нового Завета показывают, что суть благой вести, суть Евангелия заключается не в том, что верующий должен следовать за данным Учителем и стараться подражать Ему, но в Иисусе и Его воскресении. Этого принципа нельзя изъять из христианства, не изменив его радикально и не разрушив самой его сущности».

    «Очевидно, — подчеркивает профессор Миллиган, — что с самых ранних лет истории христианской церкви она не только верила в Воскресение Господа, но и основывала на этой вере само свое существование».

    «Пустая гробница Христа была колыбелью церкви». Этот афоризм французского богослова Прессансе приводит У. Р. Николл.

    У. Дж. Спарроу-Симпсон отмечает, что «если воскресение не было историческим событием, то власть смерти осталась нерушимой, а с нею и последствия греха; значение смерти Христа остается неподтвержденным и, следовательно, верующие продолжают пребывать в своих грехах точно так же, как еще до того, как они услыхали о Христе».

    Африканский богослов Р. М'Чейн Эдгар в своем труде «Евангелие воскресшего Христа» пишет следующее:

    «Перед вами религиозный проповедник, спокойно основывающий все свои утверждения на своей способности после смертной казни вновь подняться из могилы. Смело можно считать, что ни до Него, ни после никто не утвержадал ничего подобного. Говорить о том, что вся поразительная история воскресения, подтвердившего божественность Христа, была придумана мистиками, изучавшими Пророчества, а затем вставлена в евангельские рассказы — означает чрезмерно искушать нашу доверчивость. Тот, Кто был готов поставить все на Свою способность живым выйти из гробницы, стоит перед нами как самый необыкновенный из всех учителей, в сиянии Своей жизни, подтверждающий самое себя».

    Следующий отрывок мы находим в «Словаре апостольской церкви».

    «Д-Ф. Штраус, самый резкий и беспощадный критик церкви в том, что касается воскресения, признает, что оно есть «пробный камень не только жизни Иисуса, но и самого христианства», что оно «задевает за живое все христианство» и «определяет весь взгляд на христианство» («Новая Жизнь Иисуса»). Если Христос воскрес, то Его учение действительно, если нет — рушится все христианство. Таким образом в течение веков, начиная со времен Цельса, воскресение было главной мишенью нападений на христианскую веру».

    «Сам Христос, — как пишет Б. Б. Уорфилд, — намеренно поставил принятие людьми всего Своего учения в зависимость от Своего воскресения. Когда люди просили Его о знамении. Он указал на воскресение, как на единственное и главное доказательство Своих слов».

    В своих «Лекциях в защиту христианской веры» знаменитый швейцарский богослов Фредерик Годэ говорит о «важности воскресения Христа, подчеркивая, что именно оно было тем главным чудом, на которое указывал Христос, как на доказательство Своих утверждений и Своей власти».

    Убедительно говорит о значении воскресения Майкл Грин: «Христианство отнюдь не считает воскресение одним из многих оснований веры. Без веры в воскресение вообще бы не могло существовать христианство. Христианская церковь никогда бы не возникла, движение последователей Христа с Его казнью зашипело бы и погасло бы подобно подмоченному пороху. Христианство либо истинно, либо ложно в зависимости от истинности воскресения. Докажите, что воскресения не было — и вы избавитесь от христианства.

    Христианство — историческая религия. Она утверждает, что Бог взял на себя риск принять участие в истории человечества. Все факты Его участия — перед вами, исследуйте их с максимальной строгостью, ибо они устоят перед лицом сколь угодно тщательного критического разбора…"

    Знаменитый английский философ Джон Локк писал: «Воскресение нашего Спасителя… действительно имеет непреходящее значение для христианства, значение настолько важное, что от него зависит, был ли Он или не был Мессией. Два эти вопроса неотделимы друг от друга и по сути представляют единое целое. С первых дней христианства веровавший в одно верит в оба, не веровавший в одно отрицает и второе».

    Как заключает известный историк церкви Филипп Шафф: «воскресение Христа, таким образом, становится безусловно ключевым вопросом, от которого зависит истинность или ложность христианской религии. Это либо величайшее чудо, либо величайшее заблуждение в истории человечества».

    «Не выковано еще такое оружие, да его и невозможно выковать, — замечает ученый Уилбур М. Смит, — которое разрушило бы трезвую веру в исторические свидетельства этого эпохального и предсказанного события. Воскресение Христа есть главная крепость христианской веры. Доктрина о воскресении перевернула мир еще в первом веке, бесконечно возвысила христианство над иудаизмом и языческими религиями Средиземноморья. Если не верить в воскресение, то нельзя верить ничему, что составляет живую и единственную в своем роде суть Слова Господа Иисуса Христа: «… если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна…» (1 Кор. 15:17).

    ХРИСТОС ГОВОРИТ О СВОЕМ ГРЯДУЩЕМ ВОСКРЕСЕНИИ

    Важность Его слов

    Уилбур М. Смит отмечает следующее:

    «Это был Тот Самый Иисус, Тот Христос, Который, среди прочих примечательных вещей, говорил и повторял нечто такое, что заставило бы слушателей посчитать любого другого человека за эти слова либо самовлюбленным эгоистом, либо безумцем. Слова Иисуса о том, что Он отправляется в Иерусалим, чтобы принять там смерть, не столь примечательны, хотя все подробности этой смерти, которые Он дал за несколько недель, а то и месяцев до гибели, составляют в своей совокупности явление пророческое. Но когда Он сказал, что Ему предстоит восстать из мертвых на третий день после распятия. Он поступил весьма опрометчиво, рискуя потерять всех Своих учеников, если только не был уверен в Своем воскресении. Ни один из основателей какой бы то ни было религии, известной человечеству, никогда не отважился утверждать ничего подобного!"

    Христос предсказал Свое воскресение прямо и недвусмысленно. Дж. Н. Д-Андерсон рассказывает:

    «Не так давно жил в Англии молодой юрист, стряпчий по судебным делам, по имени Фрэнк Моррисон. В Бога он не верил и много лет подряд обещал себе, что рано или поздно напишет книгу, в которой окончательно и навсегда разоблачит миф о воскресении Христа. В конце концов у него появилось свободное время. Будучи человеком честным, он провел все необходимые исследования, которые в итоге — уже после того, как он принял Христа — привели к созданию книги, вышедшей массовым тиражом под названием «Кто сдвинул камень?» Начав с наиболее строгого из возможных критических подходов к Новому Завету, он заключает, среди прочего, что суд над Иисусом и Его осуждение можно объяснить лишь на основании Его собственных предсказаний о Своей смерти и воскресении».

    «Попробуйте, — продолжает Уилбур М. Смит, — сказать в компании своих знакомых, что вы ожидаете своей смерти, насильственной или естественной, в определенное время и при этом рассчитываете через три дня после смерти воскреснуть. Друзья и знакомые без лишнего шума отправят вас в соответствующее заведение, где вы и будете пребывать, покуда ваш разум не прояснится. И это будет вполне справедливо, поскольку только сумасшедший может на всех углах рассказывать о своем предстоящем воскресении на третий день, только сумасшедший — при условии, что он не уверен, не знает о своем воскресении. Единственным в мире. Кто знал о том, что воскреснет, был Иисус, Сын Божий».

    «Если читать евангельские рассказы, как достоверный исторический документ, — замечает Бернард Рамм, — не остается никакого сомнения, что Иисус Сам предвидел Свою смерть и воскресение, без обиняков сказав об этом Своим ученикам… Авторы Евангелий откровенно признаются, что эти предсказания не воспринимались ими, покуда воскресение не стало свершившимся фактом (Иоан. 20:9). И тем не менее Евангелия содержат слова Самого Господа о том, что Он на третий день после смерти воскреснет из мертвых. Он говорил ученикам, что умрет насильственной смертью, от руки ненавидящих Его, и на третий день восстанет из мертвых. Все это сбылось».

    «Сам Иисус, — пишет Джон Р. У. Стотт, — никогда не говорил о Своей смерти, не упомянув Своего воскресения, и описывая его при этом как «знамение». В начале своего Послания к Римлянам Павел пишет, что Иисус «… открылся Сыном Божиим в силе, по духу святыни, через воскресение из мертвых»; в самых ранних проповедях апостолов, записанных в Деяниях, неоднократно подчеркивается, что через воскресение Своего Сына Бог простил человека».

    Собственные слова Иисуса о Своем воскресении

    Иисус не только предсказывал Свое воскресение, но и подчеркивал, что оно будет тем «знамением», которое докажет, что Он действительно пришел на землю в качестве Мессии (Матф. 12; Иоан. 2).

    Матф. 12:38-40; 16:21; 17:9; 17:22-23; 20:18, 19; 26:32; 27:63.

    Марк 8:31-9:1; 9:10; 9:31; 10:32-34; 14:28, 58.

    Лука 9:22-27.

    Иоан. 2:18-22; 12:34, главы 14-16.

    Матф. 16:21 — «С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть».

    Матф. 17:9 — «И когда сходили они с горы, Иисус запретил им, говоря: никому не сказывайте о сем видении, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых».

    Матф. 17:22-23 — «Во время пребывания их в Галилее, Иисус сказал им: Сын Человеческий предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и в третий день воскреснет. И они весьма опечалились».

    Матф. 20:18-19 — «Вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет».

    Матф. 26:32 — «По воскресении же Моем предварю вас в Галилее».

    Марк 9:10 — «И они удержали это слово, спрашивая друг друга, что значит: воскреснуть из мертвых».

    Лука 9:22-27—«… Сыну Человеческому должно много пострадать, и быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. Ко всем же сказал: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною; ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее; ибо что пользы человеку приобресть весь мир, а себя самого погубить, или повредить себе? Ибо, кто постыдится Меня и Моих слов, того Сын Человеческий постыдится, когда приидет во славе Своей и Отца и святых Ангелов; говорю же вам истинно: есть не которые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие».

    Иоан. 2:18-22 -«На это Иудеи сказали Ему в ответ: каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать? Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и я в три дня воздвигну его. На это сказали Иудеи: сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его? А Он говорил о храме Тела Своего. Когда же воскрес Он из мертвых, то ученики Его вспомнили, что Он говорил это, и поверили Писанию и слову, которое сказал Иисус».

    ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОДХОД

    Воскресение Иисуса — событие во времени и пространстве

    Воскресение Христа — это историческое событие, имевшее определенное пространственно-временное измерение. Уилбур Смит отмечает по этому поводу, что значение воскресения — вопрос богословский, факт же воскресения — вопрос исторический; природа воскресения Иисуса во плоти может оставаться загадкой, но факт исчезновения тела из гробницы следует объяснить с помощью исторических свидетельств.

    Речь идет о конкретном географическом месте, о конкретном владельце гробницы, жившем в первой половине первого века; гробница была вырублена в скале близ Иерусалима, и стены ее состояли не из какой-нибудь призрачной субстанции или облачной пыли, но из минералогически определенного материала. Стражники перед гробницей отнюдь не были воздушными существами с Олимпа; Синедрион представлял собой совет реальных людей, часто собиравшихся на свои заседания в Иерусалиме. Обильные письменные свидетельства говорят нам, что Иисус был реальным человеком среди людей. Кем бы еще Он ни был помимо этого; что ученики, которые проповедовали в. оскресшего Господа, были обычными людьми, которые ели, пили, спали, страдали, работали, умирали. Что можно усмотреть во всем этом начетнического?"

    Игнатий (ок. 50-115 г.), епископ Антиохийский, уроженец Сирии и ученик апостола Иоанна, был, как говорит история, брошен на растерзание диким зверям в римском Колизее. Его «Послания» были написаны во время путешествия из Антиохии навстречу мученической смерти. В это время, когда ум его, несомненно, был весьма трезвым, он писал о Христе: «Он был распят и умер при Понтии Пилате. Он был распят на самом деле, а не для виду, и умер на глазах тварей небесных, земных и подземных.

    Он также воскрес из мертвых на третий день… Вдень приготовления к празднику Пасхи, в третьем часу. Он получил Свой приговор от Пилата, ибо Отец Его позволил это; в шестом часу Он был распят; в девятом часу Он испустил дух; и еще до за ката был погребен. Всю субботу Он пролежал в гробнице, куда положил Его Иосиф Аримафейский.

    Мать носила Его, как любого из нас, в утробе, сколько положено времени; Он был рожден, подобно нам; Его кормили обычным материнским молоком, и обычным мясом, и напитками, как любого из нас. И когда Он тридцать лет прожил среди людей, Иоанн Предтеча крестил Его по-настоящему, а не для- виду; когда Он три года проповедовал Евангелие и совершал чудеса и знамения. Он, Который Сам был Судьей, был судим евреями, не достойными этого имени, и наместником Пилатом; Его били плетьми, хлестали по щекам, плевали на Него; на Него надели терновый венец и багряницу; Его приговорили к смерти и распяли — по-настоящему, не для виду, не обманно, не игрой воображения. Он истинно умер, был погребен и восстал из мертвых…"

    Вот что пишет о времени Христа и Его распятии блестящий историк Альфред Эдерсхайм:

    «Короткий весенний день клонился к вечеру субботы. Закон, вообще говоря, запрещал оставлять на ночь на кресте тело казненного преступника. Возможно, что в обычных обстоятельствах евреи и не обратились бы так доверительно к Пилату, чтобы попросить его сократить время страданий распятых, дело в том, что смерть на кресте нередко затягивалась на много часов, а иногда и дней. Но день был особенный — наступавшая суббота была «высоким днем», ибо совпадала со вторым днем Пасхи, который считался столь же святым, как и первый — и лаже, пожалуй, более святым, потому что именно в этот день Богу предлагалась жертва снопа (начало жатвы)".

    «Попросту говоря, — комментирует Уилбур Смит, — о подробностях тех часов, которые предшествовали смерти Христа и последовали за нею, близ Иерусалима и в самом городе, мы знаем больше, чем об обстоятельствах смерти любого другого человека древнего мира».

    «Иустин Мученик (ок. 100-165), философ, мученик, апологет…. Будучи упорным искателем истины, он последовательно стучался в двери стоицизма, учения Аристотеля, пифагорейства и платонизма, хотя всю жизнь ненавидел эпикурейство… Этот добросовестный последователь Платона стал верующим христианином. Он говорил, что находит «лишь христианство безопасной и полезной верой». (Мойер).

    И действительно, Иустин Мученик понял, что если философские системы древности предлагали лишь интеллектуальные построения, то христианство предлагало Самого Бога, принявшего участие в человеческой истории через Иисуса Христа. Ясно и твердо Иустин Мученик заявлял, что: «… Иисус родился сто пятьдесят лет назад при Кирении, и далее жил во время правления Понтия Пилата…"

    Обращаясь к работам Тертуллиана (ок. 160-220 г.) из Карфагена в Северной Африке, мы находим следующее: «Но евреи были так разгневаны Его учением, обвинявшим их вождей и правителей в уклонении от истины и привлекшим множество последователей, что в конце концов они привели Его на суд Понтия Пилата, в то время римского наместника в Сирии, и обвиняли Его столь яростно, что заставили отдать Христа им на распятие».

    Что до воскресения Христа, то Тертуллиан называет его «фактом куда более достоверным, чем рассказы Прокула о Ромуле» (Прокул был римским сенатором, уверявшим, что Ромул являлся к нему после смерти).

    Отдав Христа на смерть, Понтий Пилат, «в глубине души сам христианин, сообщил о Нем правящему императору, в то время Тиберию. Римские кесари и сами уверовали бы в Христа, если бы тогдашний мир не нуждался в кесарях, либо если христиане могли бы становиться кесарями. Его ученики, странствуя по свету, поступали по воле своего Божественного Повелителя. Приняв немало страданий от преследований евреев и приняв их не без готовности, в силу своей непреклонной веры в истину, многие из них в конце концов приняли смерть от жестокого меча Нерона, посеявшего семя крови христиан в Риме». (Тертуллиан).

    Следующий поразительный отрывок мы встречаем у еврейского историка Иосифа Флавия в его «Иудейских древностях», написанных в конце I века: «К этому времени явился Иисус, человек мудрый, если только можно назвать его человеком, потому что он вершил удивительные дела и был учителем для многих, жаждущих истины. Множество иудеев и греков последовало за ним. Человек этот был Христос. И когда по обвинению вождей наших Пилат осудил его на крест, возлюбившие его прежде остались ему верны, ибо он вновь явился к ним живой на третий день, как предсказывали пророки Господни, которые говорили о нем тысячи других удивительных вещей. И до сей поры не вымер род христиан, получивших от него свое имя».

    Предпринимались попытки доказать, что этот отрывок не мог быть написан Иосифом Флавием. Между тем, как пишет Майкл Грин в своей книге «Человек Живой», «этот отрывок из Иосифа Флавия использовался историком Евсевием еще в четвертом веке». Стоит отметить, что он приводится и в последнем академическом издании трудов Флавия, что становится особенно примечательным, если вспомнить, то автор был далеким от христианства евреем, писавшим, в угоду римлянам. Этот рассказ явно не отвечал их вкусам, и Флавий вряд ли включил бы его в свой труд, не будучи уверен в его достоверности.

    Говоря об исторической природе верований ранних христиан, профессор Лини отмечает следующее: «Сам Новый Завет определяет случившееся совершенно однозначно: Иисус был распят и погребен. Его последователи были полностью обескуражены. Но через самое короткое время они вдруг невероятно воспряли духом, вновь обретя такую сильную веру, что она поддержала их в подвижнической жизни и мученической смерти. Если поискать ответа в книгах, написанных этими последователями и о них, мы не найдем там объяснения вроде «мы постепенно убедились, что мы смертны, но распятый и погребенный жив». Вместо этого мы читаем, что «умерший Иисус после смерти явился живым перед некоторыми из нас, и другие поверили их свидетельству». Стоит заметить, что тут мы имеем дело ни с чем иным, как с историческим подходом; исторична и фраза «Христос воистину воскрес», которая привела к вере множество людей».

    Останавливаясь на «юридической» достоверности Новозаветных свидетельств, Бернард Рамм пишет: «В Деяниях Апостолов (1 глава) Лука рассказывает, что явление живого Христа сопровождалось «многими верными доказательствами»; это выражение указывает на самые убедительные юридические свидетельства».

    «Уверенность апостолов, — пишет Кларк Пиннок, — была основана на их реальном опыте. Христос явился им живым «с многими верными доказательствами» (Деян. 1:3). Лука использует греческий термин, означающий явное доказательство. К вере в воскресение Христа учеников заставили прийти неопровержимые свидетельства, которые дошли и до нас в виде письменных трудов. В наш век, который требует свидетельств для объяснения христианской веры. особенно важно ответить на это требование с исторической точки зрения, ибо воскресение относится к области исторических фактов и составляет убедительнейший довод в пользу веры в Христа как Спасителя».

    О достоверности свидетельств воскресения Иисуса пишет профессор Эрнест Кеван:

    «Книга «Деяния Апостолов» была написана Лукой приблизительно между 63 г. и падением Иерусалима в 70 г. Во вступлении к своему Евангелию он пишет, что данные для книги собирал у очевидцев. Очевидно, тот же подход был использован при написании «Деяний». В отдельных местах своего повествования он употребляет местоимение «мы», что указывает на его непосредственное участие в некоторых из описываемых событий. Лука находился в гуще проповеднической деятельности первых христиан, сам принимая участие в грандиозных событиях тех далеких дней. Следовательно, и сам он — современник и очевидец… Невозможно представить, что ранняя церковь не знала собственной истории; и сам факт, что книга эта была принята церковью, говорит в пользу ее достоверности».

    Цитируя одного из авторитетных богословов, Кеван указывает, что «церковь слишком свята, чтобы покоиться на гнилом фундаменте, и слишком реальна для того, чтобы в ее основу легли мифы».

    «Нет более ценных свидетельств для установления исторического факта, чем письма современников, — пишет далее профессор Кеван.

    … Таким неопровержимым свидетельством являются послания апостола Павла. В них содержатся ценнейшие исторические доказательства. Письма, адресованные галатам, коринфянам и римлянам, нс вызывают у специалистов практически ни каких сомнений в своей подлинности. Павел написал их во время своих миссионерских странствий, по-видимому, между 55 и 58 гг. Эта дата еще больше приближает свидетельство о воскресении Христа к самому событию: промежуток составляет всего 25 лет. Поскольку же Павел ясно дает понять, что его письма написаны на ту же тему, на какую он говорил с адресатами, будучи среди них, этот промежуток сокращается еще больше».

    Бернард Рамм отмечает, что даже «при самом поверхностном чтении Евангелий очевидно, что они пишут о смерти и воскресении Христа гораздо подробнее, чем о любой другой части Его служения. Подробности воскресения невозможно искусственно отделить от рассказов о страданиях и смерти Христа».

    Христос не раз являлся людям после Своего воскресения. Эти Его появления происходили в конкретное время, в конкретных местах, перед конкретными людьми.

    Вольфгарт Панненберг, профессор систематического богословия в Мюнхенском университете в Германии, учился у Барта и Джасперза и занимался прежде всего проблемой взаимоотношений между верой и историей. Собрав в Гейдельберге небольшую группу энергичных богословов, он создал богословское направление, которое на первое место ставит исследование исторических свидетельств возникновения христианства.

    Этот блестящий ученый пишет, что вопрос о воскресении Христа есть вопрос исторический и, будучи таковым, должен быть разрешен на уровне научной исторической дискуссии.

    Исследователь Нового Завета С. Х. Додд твердо уверен, что «воскресение Христа остается историческим событием…"

    Цитируя С. Ф. Муля, профессора Кембриджского университета, Дж. Н. Д. Андерсон пишет: «От самого начала убеждение, что Иисус воскрес из мертвых было то, что определяло существование. Ничем иным нельзя было объяснить поступки этих людей… Ни на одной странице Нового Завета не говорится о том, что христиане стоят за какую-то особую философию жизни или особую мораль. Их единственной ролью было свидетельствовать о реальном, по их словам, событии — воскресении Иисуса из мертвых… Христиан по-настоящему выделяла только вера в воскресение Иисуса по Божьему замыслу, в то, что воскресший Иисус — это небывалое единство Сына Божьего и человека, что верой в Иисуса, таким образом, можно достичь примирения божественного и человеческого».

    «Воскресение Христа есть главная основа апостольской церкви, — подчеркивает У. Дж. Спарроу-Симпсон, — причем не только в догматическом, но и в реальном смысле… Фундаментальная природа воскресения была ясна первым христианам, которые отводили ему главное место в своих свидетельствах. Апостол предопределен быть свидетелем воскресения Христа (Деян. 1:22). В Афинах говорили о сути учения Павла как о «Христе и воскресении» (17:18). В первых главах Деяний подчеркивается фраза: «Сего Иисуса Бог воскресил, чему мы все свидетели» (2:32).

    «Будучи историческим событием, именно Его Воскресение дало людям возможность поверить в то, что Он действительно был послан Богом для искупления грехов человечества. Это не просто вопрос нравственного влияния Его характера, примера и учения. Верность Ему как Искупителю укрепляется верой в воскресение и не могла бы быть оправдана без него. В самом деле, отрицающие Его воскресение обычно отрицают Его божественную сущность и Его труды во искупление грехов во всех смыслах, которые признал бы апостол Павел» (Хейстингз).

    Свидетельства истории и закона

    Если происходит историческое событие, и живо еще достаточно людей, которые видели его своими глазами или участвовали в нем, и свидетельства их опубликованы, мы можем говорить о достоверности этого события, подтвержденной косвенными доказательствами.

    Уильям Лайон фелпс более 40 лет был уважаемым профессором кафедры английской литературы Йельского университета, он автор около 20 литературоведческих книг, не раз произносивший речи от имени своего университета. Вот что мы читаем в одной из его работ:

    «Во всей истории Иисуса Христа самое главное событие — это Его воскресение. От истинности воскресения зависит вся христианская вера, и она только укрепляется от того, что о воскресении недвусмысленно пишут все четыре евангелиста, а также апостол Павел. Нам известны имена видевших Христа после Его победы над смертью. Можно сказать, что воскресение Христа исторически доказано лучше, чем какое бы то ни было чудо в истории, ибо, как говорил Павел, если Христос не восстал из мертвых, то наша проповедь тщетна и вера ваша также тщетна».

    Эмброуз Флеминг — почетный профессор электротехники Лондонского университета, лауреат Фарадеевской медали 1928 года, один из выдающихся английских ученых. Вот что он писал о новозаветных документах:

    «Следует с доверием относиться к заключениям специалистов по поводу возраста и подлинности этих документов — точно так же, как мы относимся к фактам астрономии на основании непротиворечащих друг другу выводов ученых-астрономов. В таком случае можно задаться вопросом: возможно ли, что данная книга, описывающая события 30-40 летней давности, была бы принята и стала бы объектом преклонения, если бы все необычные события, описанные в ней, были фантазией или мифом? Это невозможно, потому что память о событиях, произошедших 30-40 лет назад, еще жива у всех пожилых людей.

    Никто не смог бы издать биографию королевы Виктории, умершей 31 год тому назад, разбавив ее вымышленными анекдотами. Такая биография сразу вызвала бы протесты, а сами вымышленные события ни в коем случае не получили бы широкого распространения в качестве правды. Таким образом, представляется невозможным, чтобы рассказ Марка о воскресении — в значительной мере идентичный рассказам в других Евангелиях — был чистым вымыслом. Теорию «мифа о воскресении» следует отбросить, поскольку она не выдерживает тщательного анализа…"

    Эмброуз Флеминг утверждает, что евангельские описания чудес не содержат в себе ничего, что может смутить ученого. Он заключает свой анализ призывом к интеллектуальной честности, когда пишет: «любое исследование, проведенное, как сказал бы юрист, в духе доброй воли, приведет к глубокому убеждению в том, что христианская церковь основана не на сказках, не на заблуждениях, не на «хитроумно измышленных баснях», пользуясь словами ап. Петра, но на исторических, подлинных событиях, которые, при всей их странности, суть величайшие события истории человечества».

    В своей знаменитой книге «Кто отодвинул камень?» Фрэн к Моррисон, юрист, рассказывает о своем воспитании в рационалистической среде и приходе к убеждению, что воскресение было лишь сказочным «хэппи-эндом», разрушившим всю бесподобную историю Христа. Таким образом, он вознамерился описать последние трагические дни жизни Христа, чтобы в его рассказе был виден весь ужас совершенного преступления, а на его фоне еще ярче воссиял героизм Иисуса. Разумеется, он планировал убрать из рассказа любое подозрение в чудесах и полностью опровергнуть воскресение. Стоило ему, однако, тщательно присмотреться к фактам, как он переменил свое мнение и написал книгу с противоположной точки зрения. Ее первая глава недаром называется «Книга, которая отказалась быть написанной». Остальные главы содержат один из самых проницательных и блестяще написанных анализов, которые мне доводилось читать…

    Известный ученый, профессор Эдвин Селуин, считает, что «воскресение Христа из мертвых на третий день в полной целостности тела и души есть факт, который представляется столь же надежным, как любой, который может подтвердить историческое свидетельство».

    Многие беспристрастные ученые, начинавшие анализ воскресения Христа в духе юридических доказательств, пришли к выводу о его достоверности в качестве исторического факта. Приведем здесь в виде примера отрывок из письма сэра Эдварда Кларка священнику Е. Л. Макэйси:

    «Будучи юристом, я предпринял тщательный разбор свидетельств, связанных с событиями третьего дня Пасхи. Эти свидетельства представляются мне бесспорными; работая в Верховном Суде, мне вновь и вновь случается выносить приговоры на основании доказательств куда менее убедительных. Выводы делаются на основании свидетельств, а правдивый свидетель всегда безыскусен и склонен преуменьшать эффект событий. Евангельские свидетельства о воскресении принадлежат именно к этому роду, и в качестве юриста я безоговорочно принимаю их как свидетельства правдивых людей о фактах, которые они могли подтвердить».

    Как это ни поразительно, но уже в течение целого поколения ни одна кафедра Колумбийского университета не прославилась защитой христианской веры или хвалой Иисусу из Назарета. Тем не менее, «Энциклопедический словарь» этого университета, самое серьезное однотомное энциклопедическое издание в англоязычном мире, пишет: «Евангелия не оставляют Иисуса в Его могиле. В первый день недели несколько женщин, пришедших к гробнице, находят ее открытой и не видят тела Иисуса. Ангел у гробницы сказал им, что Он воскрес из мертвых. Вскоре они увидели Его и разговаривали с Ним; ученики Христа также встретили Его, как и многие другие люди».

    Профессор Томас Арнольд в течение 14 лет был знаменитым директором коллежда Рагби, автором известнейшей трехтомной «Истории Рима». Занимая кафедру современной истории в Оксфорде, он был, безусловно, хорошо знаком с относительной ценностью свидетельств, помогающих устанавливать исторические факты. Мы цитируем этого большого ученого по книге Уилбура Смита:

    «Удовлетворительность свидетельств жизни, смерти и воскресения нашего Господа доказывались неоднократно. Они отвечают общепринятым правилам, по которым надежные свидетельства отличаются от ненадежных. Тысячи и десятки тысяч людей исследовали их так же кропотливо, как любой судья при разборе серьезного дела. Я и сам не раз вчитывался в них, причем не с тем, чтобы убедить других, но чтобы удовлетворить самого себя. Долгие годы изучая историю других времен, я привык исследовать и взвешивать свидетельства авторов, писавших об этих временах, и мне не известен ни один другой факт в истории человечества, который был бы доказан с помощью большего количества надежных и полных свидетельств, чем тот великий знак, который дал нам Господь — что Христос умер и воскрес из мертвых».

    Уилбур Смит пишет также об одном из крупнейших юристов прошлого века Джоне Синглтоне Копли, более известном под именем лорда Линдхерста (1772-1863). В 1819 году он занимал пост министра юстиции в британском правительстве, в 1824 — пост верховного прокурора. Три раза он был назначен канцлером Великобритании, а в 1846 году получил должность председателя Кембриджского университета, занимая, таким образом, все крупнейшие посты, на которые мог рассчитывать в Великобритании судья. По смерти лорда Линдхерста, среди личных бумаг, в его письменном столе был обнаружен документ, где он подробно рассказывал о своей собственной христианской вере. В этих драгоценных, ранее неизвестных записях он говорил: «Я отлично знаю цену доказательства и могу сказать вам, что таких свидетельств, какие имеются воскресению Христа, никому еще не удалось опровергнуть».

    Эта запись лорда Линдхерста была отправлена ныне покойным епископом Х-С. Дж. Мулем преподавателю Винчестерского колледжа Э. Х. Блейкни. Позднее ссылка на нее появилась в британском журнале «Дон». Это было несколько лет назад, и я с тех пор получил подтверждение достоверности этой записи от самого Э. Х. Блейкни. В биографии лорда Линдхерста, озаглавленной «Жизнь Джона Копли, человека и художника, и воспоминания о его сыне лорде Линдхерсте, канцлере Великобритании», Марти Амой пишет: «Запись о вере Линдхерста в истинность религии и о его взглядах на путь искупления была обнаружена, написанная его собственным почерком, после его смерти, в ящике письменного стола». (Лорд Линдхерст скончался 1 октября 1863 г. в возрасте 91 года.)

    Саймон Гринлиф (1783-1853) был знаменитым Королевским профессором юриспруденции в Гарвардском университете, а в 1846 году занял пост профессора, принадлежавший скончавшемуся судье Джозефу Стори.

    «Именно Стори и Гринлифу, — пишет Х. Нотт, — факультет юриспруденции Гарвардского университета обязан своей выдающейся репутацией среди других юридических учебных заведений Соединенных Штатов».

    Прославленная книга Гринлифа «Исследование закона доказательств» до сих пор считается наиболее авторитетной работой по доказательствам среди всех книг по юриспруденции.

    В 1846 году, еще будучи профессором права в Гарварде, Гринлиф написал книгу «Исследование свидетельств четырех евангелистов в соответствии с правилами судебных доказательств». В этом классическом труде он анализирует ценность показаний апостолов о воскресении Христа. Ниже следуют некоторые из наблюдений этого блестящего юриста:

    «Великие истины, провозглашенные апостолами, состояли в том, что Христос воскрес из мертвых, и что только через раскаяние в грехах и веру в Него люди могли надеяться на спасение. Это учение они проповедовали единогласно, повсеместно, несмотря на все противодействие, перед лицом самых отталкивающих заблуждений, которые можно представить человеку. Их учитель недавно был казнен как злодей по приговору общественного трибунала. Его религия стремилась свергнуть все остальные религии мира. Законы всех стран были направлены против учения Его последователей. Интересы и страсти всех правителей и выдающихся людей были направлены против них. Весь образ жизни мира был против них. Распространяя эту новую веру даже самым мирным и безобидным способом, они могли рассчитывать только на презрение, противодействие, оскорбления, жестокие преследования, побои, тюрьмы, пытки и казни. И все же они самоотверженно проповедовали свою веру, а страдания переносили не ропща и даже с радостью. По мере того, как они один за другим погибали от рук палачей, оставшиеся в живых вкладывали в свои труды еще больше энергии и решимости. Даже в истории войн вряд ли найдешь пример подобного героического постоянства, спокойствия, несгибаемой отваги. У них было несметное число поводов снова и снова тщательно разбираться в основаниях своей веры и в свидетельствах великих событий и истин, на которых она покоилась. Поводы эти представали перед ними с кошмарной частотой и сами по себе способны были подавить все их воодушевление. Невозможно, таким образом, чтобы они продолжали так настойчиво провозглашать те истины, если бы Иисус действительно не восстал из мертвых и если бы они не знали об этом с такой достоверностью, как о любом другом событии. Если они и могли добросовестно заблуждаться, то все мотивы человеческого поведения заставили бы их разочароваться и раскаяться в своей ошибке.

    Будь их учение заведомо ложным, им пришлось бы принимать за него не только жесточайшие из земных страданий, но и всю жизнь страдать от упреков совести. К внешним мукам прибавились бы внутренние, причем без надежды на грядущий мир, без спокойствия, которое дает чистая совесть, без ожидания чести или уважения от людей, без надежды на счастье в загробной жизни, точно так же, как и в земной.

    Подобное поведение апостолов к тому же полностью противоречило бы обыкновенному здравому смыслу. Ведь их жизнь убедительно показывает, что они были такими же людьми, как мы, что ими двигали те же мотивы, их волновали те же надежды, угнетали те же печали, и охватывали те же самые страсти, соблазны и неуверенности, как нас самих. А их сочинения показывают, что они обладали острым умом. Если в таком случае их свидетельство не истинно, то обнаружить какой бы то ни было мотив для его фабрикации представляется невозможным».

    Джон Локк, один из величайших мыслителей своего века, пишет в работе «Второе доказательство разумности христианства» (цитируем по У. Смиту):

    «Есть некоторые обстоятельства жизни нашего Спасителя, которые подходили бы только и исключительно Мессии, такие бесчисленные приметы Мессии, что считать их связанными с Иисусом из Назарета — по сути то же самое, что считать Его Мессией. Главным таким обстоятельством является Его воскресение из мертвых. Поскольку оно составляет главное и самое наглядное доказательство того, что Он — Мессия, неудивительно, что верящие в Его воскресение выделяются и

    своей верой в Христа — Мессию, ибо провозглашая Его воскресение, мы провозглашаем Его Мессией».

    Кембриджский профессор Брук Фосс Уэсткотт (1825-1901) писал: Действительно, рассмотрев всю совокупность свидетельств, мы не впадем в преувеличение, если скажем, что не было исторического события, которое подтверждалось бы такими достоверными и разнообразными доказательствами, как воскресение Христа. Мнение о недостаточности этих доказательств могло возникнуть только на основе предвзятого подхода».

    Удачно писал об этом Клиффорд Мур, профессор Гарвардского университета: «Христианство знало своего Бога и Искупителя не как некоего бога, чья история содержалась в мифическом веровании, содержащем грубые, примитивные и даже непристройные элементы… Иисус был историческим, а не мифическим существом. Верующий христианин не зависел от древних вымышленных мифов. Его вера покоилась на положительных, исторических, доказанных фактах».

    В своей статье «Воскресение Христа — исторический факт, подтвержденный очевидцами» профессор Принстонского университета Бенджамин Уорфилд подчеркивает:

    «Принцип воплощения Вечного Бога по необходимости является аксиомой. Глаз человека не может видеть, как Он входит в принадлежащее человеку, ни один язык не может свидетельствовать об этом, как о непреложном факте, и все же если это — не факт, то вся наша вера тщетна, и мы до сих пор пребываем в грехе. С другой стороны, воскресение Христа — это факт, внешнее событие, познаваемое человеком, доказанное свидетельствами других и одновременно — ключевая часть нашего учения, на которой держатся все остальные».

    Уилбур Смит знакомит нас с мнением одного из самых выдающихся ученых нынешнего века, физиолога А. С. Айви, закончившего химический факультет Иллинойсского университета в Чикаго и в 1946-1953 годах — декана отделения физиологии Объединения профессиональных колледжей Чикаго, а с 1939 по 1949 гг. — президента Американского физиологического общества. Вот его слова:

    «Я верю в воскресение Иисуса Христа во плоти. Вы считаете, что это личное дело, но я не стыжусь сообщить миру о своей вере и защитить ее с помощью разума… Я не могу доказать эту веру так же, как некоторые научные факты, которые всего сто лет назад казались почти столь же загадочными, сколь воскресение Иисуса Христа. На основании исторических свидетельств и существующих биологических знаний добросовестный ученый может сомневаться в телесном воскресении Иисуса Христа, но не может отрицать его, потому что в таком случае он должен был бы доказать, что воскресения не произошло. Я могу сказать только, что современная биология не может воскресить мертвого тела, три дня находившегося в гробнице. Но отрицать воскресение Иисуса Христа на основании тех знаний, которыми обладает сегодняшняя наука, по моему мнению, означает проявлять совершенно ненаучный подход».

    Майкл Грин рассказывает о том, как «… два способных молодых человека, Гилберт Уэст и лорд Литтлтон, приехали учиться в Оксфорд. Они дружили с д-ром Джонсоном и Александром Поупом, были в центре общественной жизни, и стремились подорвать самые основы христианской веры. Литтлтон, таким образом, взялся до казать, что Савл из Тарса никогда не обратился в христианство, а Уэст задался целью опровергнуть историю воскресения Иисуса.

    Некоторое время спустя они встретились, чтобы обсудить свои выводы. Обоими ими владела некоторая робость, ибо независимо друг от друга они пришли к сходным и тревожным заключениям. Литтлтон в результате своих исследований обнаружил, что Савл из Тарса действительно стал совершенно другим человеком после своего обращения в христианство, а Уэст нашел, что имеющиеся свидетельства убедительно доказывали, что Иисус действительно воскрес из мертвых. Книгу Уэста до сих пор можно найти в крупных библиотеках. Она носит название «Замечания об истории и свидетельствах воскресения Иисуса Христа» и была опубликована в 1747 году. На форзаце автор привел характерную цитату, которую с пользой для себя мог бы использовать любой современный агностик: «Не осуждай, не исследовав правды» (Книга премудрости Иисуса, сына Сирахова 11:7).

    Имеющиеся свидетельства безошибочно указывают на то, что на третий день Иисус воскрес. Именно к этому выводу пришел бывший Верховный судья Великобритании лорд Дарлинг. На одном частном приеме зашел разговор об истинности христианства, вернее — о какой-то книге, где писалось о воскресении. Сложив пальцы вместе жестом судьи, со спокойной настойчивостью, которая произвела неизгладимое впечатление на гостей, он сказал: «Будучи христианами, мы принимаем многие основания нашего учения на веру; таковы проповеди, таковы чудеса Иисуса. Если бы нам приходилось принимать на веру все постулаты христианства, я был бы в числе скептиков. Средоточием проблемы существования и земной роли Христа является воскресение. В этом серьезнейшем вопросе от нас требуется не только вера. О воскресении как о живой истине говорит такое огромное количество свидетельств, положительных и отрицательных, прямых и косвенных, что ни один разумный суд присяжных в мире не мог бы не вынести заключения об истинности воскресения».

    Арманд Николи из Гарвардского медицинского института пишет о Дж. Н. Д. Андерсоне как об «… ученом с мировой репутацией, большом знатоке проблемы свидетельских показаний. Андерсон — один из ведущих специалистов по мусульманскому праву… декан юридического факультета Лондонского университета, заведующий кафедрой восточного правоведения в Институте ориенталистики и африканистики, директор Института юриспруденции Лондонского университета».

    Этот выдающийся британский ученый, заметнейшая фигура в мире международного права, пишет: «Историческая основа христианской веры, истинность свидетельств Нового Завета, жизнь и учение Самого Христа, факт и значение Его жертвенной смерти, историчность пустой гробницы, показания апостолов о воскресении — все это подкреплено достаточными свидетельствами, чтобы наша вера покоилась на прочном фундаменте».

    Свидетельства ранних отцов церкви

    Профессор У. Дж. Спарроу-Симпсон пишет, что «вслед за христологией, тема воскресения безусловно занимала главное место в ранней христианской литературе.

    Во времена, близкие к апостольским, оно упоминается часто, а во втором веке уже пишутся труды, специально посвященные воскресению, такие, например, как «Атенагор», а также одна работа, приписываемая Иустину Мученику».

    «И в истории церкви, и в истории христианской веры, — подчеркивает профессор Бернард Рамм, — воскресение Иисуса подтверждается с самых первых дней. Оно упоминается у Климента Римского в «Послании к Коринфянам» (95 г.), наиболее древнем документе истории церкви, а затем мы постоянно читаем о нем в течение всего периода, связанного с отцами церкви. В «Апостольском символе веры» оно упоминается в различных контекстах и ни разу не подвергается сомнению».

    Спарроу-Симпсон продолжает:

    «Предметом «Евангелия от Игнатия» (ок. 50-115 гг.) является Иисус Христос, причем христианская религия состоит в «вере в Него и любви к Нему, в Его страстях и воскресении». Он призывает христиан «полностью верить в рождество, страсти и воскресение».

    Об Иисусе Христе он пишет как о «нашей надежде через воскресение». Воскресение Христа есть обещание и нашего воскресения.

    Игнатий провозглашает далее, что церковь «радуется в страстях нашего Господа и в Его воскресении без сомнений». Он пишет главным образом о кресте, смерти и воскресении Христа, которые объединяются вместе. Об определенных еретиках он пишет: «Они сторонятся причастия и молитвы, ибо не верят, что причастие есть плоть нашего Спасителя Иисуса Христа, плоть, пострадавшая за наши грехи и через милосердия Отца восставшая из мертвых». Он подчеркивает также, что воскресение касалось «и плоти, и духа».

    «В Послании с. Поликарпа Филиппийцам (ок. 110 г.), — добавляет Спарроу-Симпсон, — автор пишет о том, что наш Господь Иисус Христос «претерпел за наши грехи вплоть до смерти, и Бог воскресил Его, ослабив объятия смерти». По его словам. Бог «воскресил Господа нашего Иисуса Христа из мертвых и дал Ему славу и престол по правую руку от Себя, Кому подчиняется все на земле и на небе». Воскресший Христос «приходит, чтобы судить живых и мертвых». И «Тот, Кто воскресил Его из мертвых, воскресит и нас, если мы будем послушны Его воле и Его заповедям».

    Для с. Поликарпа вознесенный Христос есть «Вечный Первосвященник». В своей последней молитве перед мученической гибелью праведный епископ просил разрешения «участвовать с мучениками в чаше Христовой, к воскресению жизни вечной и души, и тела в нетленности Святого Духа».

    Профессор Спарроу-Симпсон пишет далее о труде Иустииа Мученика о воскресении, что «… он имеет дело с характерно христианской доктриной. Тогдашние противники христианской веры считали воскресение невозможным; нежелательным, поскольку плоть есть источник греха; немыслимым, поскольку не видели никакого значения в воскрешении существовавших органов. Далее они утверждали, что Иисус воскрес лишь в физическом явлении, а не в физической реальности. На эти возражения и трудности давал ответ Иустин Мученик».

    В справочнике «Деятели истории церкви» Элджин Мойер упоминает другого отца церкви. Квинта Септимия Флоренса Тертуллиана (160-220):

    «Латинский отец церкви и апологет родился в Карфагене на севере Африки… Обширное образование давало ему возможность писать как по-гречески, так и по-латыни, заниматься политикой, адвокатской деятельностью и произносить надгробные речи. Лет тридцать или сорок он вел распущенный образ жизни, но примерно в 190 году с глубоким убеждением принял христианство и посвятил остаток жизни защите христианской веры от язычников, евреев и еретиков. Он был… могучим защитником веры».

    Бернард Рамм заключает: «Неверие должно отвергнуть все свидетельства отцов церкви… Оно должно считать, что у этих людей не было мотивов или исторической добросовестности для настоящего изучения вопроса о воскресении Христа. Неверие не обращает никакого внимания на отцов церкви, которых считает крупными авторитетами и католическая, и англиканская, и православная церковь, которых уважают реформаторы, и к которым прислушиваются богословы. Оно им полностью доверяет, когда речь идет об апостольском богословии, а в физических вопросах — отказывает в праве быть свидетелями. Так и должно быть, в противном случае неверие не было бы таким упорным».

    ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СОБЫТИЙ У ГРОБНИЦЫ ПЕРЕД ВОСКРЕСЕНИЕМ

    Иисус был мертв

    У Марка мы находим следующий рассказ о событиях после суда над Иисусом:

    «Тогда Пилат, желая сделать угодное народу, отпустил им Варавву, а Иисуса, бив, предал на распятие. А воины отвели Его внутрь двора, то есть, в преторию, и собрали весь полк; и одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него; и начали приветствовать Его: радуйся. Царь Иудейский! И били Его по голове тростью, и плевали на Него и, становясь на колени, кланялись Ему. Когда же насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, одели Его в собственные одежды Его и повели Его, чтобы распять Его» (Марк 15:15-20).

    Обычай бичевания жертвы перед распятием описывается Джоном Маттингли.

    «Осужденного преступника обычно вначале насильно раздевали и привязывали к столбу или колонне близ суда. Затем ликторы-палачи начинали ужасное и жестокое избиение. Хотя еврейские законы не позволяли наносить больше сорока ударов, римляне не устанавливали такого ограничения, и жертва предоставлялась милости секущих».

    Зверским орудием этой пытки служил бич, так называемый, «флагрум». О нем Маттингли пишет, что «по взгляду на этот бич ясно, что вплетенные в него длинные острые куски кости и металла глубоко проникали в человеческую плоть».

    Епископ Евсевий из Кесарии, историк церкви III века, пишет о бичевании, которому римляне подвергали приговоренных, что от него «… обнажались вены страдальца и… выходили наружу сами мускулы, сухожилия и внутренности жертвы». (Послание церкви в Смирне.)

    Джон Питер Ланг (цит. по Дж. Маттингли) пишет о страданиях Христа:

    «Полагают, что по жестокости Его бичевание превосходило обычное. Бичевать должны были специальные ликторы, но у Пилата в распоряжении их не было, и он отрядил для этого солдат. По самому характеру этих низких и грязных людей можно предполагать, что в своей жестокости они были еще хуже ликторов».

    Претерпев одно из самых ужасных физических наказаний, Христос должен был еще пережить дорогу до места распятия — Голгофы. Об этих страданиях Иисуса мы читаем у Маттингли следующее:

    1..«Даже подготовка к дороге причиняла Иисусу невероятные страдания. «Когда же насмеялись над Ним, сняли с Него багряницу, одели Его в собственные одежды Его и повели Его, чтобы распять Его» (Map. 15:20). Грубое сдергивание шутовского царского наряда и переодевание в Его собственные одежды, несомненно, причиняло страшную боль коже, покрытой ранами и синяками после бичевания».

    2. «Фраза «И привели Его на место Голгофу…» (Map. 15:22) также указывает на то, что Иисус был не в силах идти самостоятельно, и что Его буквально пришлось принести или приволочь на место казни. Так завершились Его страшные мучения перед крестом, и началось само распятие».

    Марк описывает распятие Христа:

    «И привели Его на место Голгофу, что значит: «лобное место». И давали Ему пить вино со смирною; но Он не принял. Распявшие Его делили одежды Его, бросая жеребий, кому что взять. Был час третий, и распяли Его. И была надпись вины Его: Царь Иудейский. С ним распяли двух разбойников, одного по правую, а другого по левую сторону Его… Проходящие злословили Его, кивая головами своими и говоря: э! разрушающий храм и в три дня созидающий! Спаси Себя Самого и сойди со креста. Подобно и первосвященники с книжниками насмехаясь, говорили друг другу: других спасал, а Себя не может спасти! Христос, Царь Израилев, пусть сойдет теперь с креста, чтобы мы видели, и уверуем. И распятые с Ним поносили Его. В шестом же часу настала тьма по всей земле, и продолжалась до часа девятого. В девятом часу возопил Иисус громким голосом: «Элои, Элои! ламма савахфани?» что значит: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» Не которые из стоявших тут услышавши говорили: вот, Илию зовет. А один побежал, наполнил губку уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить, говоря: постойте, посмотрим, придет ли Илия снять Его. Иисус же, возгласив громко, испустил дух. И завеса в храме разодралась на-двое, сверху донизу. Сотник, стоящий напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух, сказал: истинно Человек Сей был Сын Божий» (Map. 15:22-27,29-39).

    О самом распятии Маттингли пишет: «Невозможно преувеличить тяжести страданий распятого на кресте. Бесчеловечность этой пытки понимал прославленный римский оратор Марк Туллий Цицерон, говоривший: «Даже само слово «крест» должно оставаться как можно дальше не только от губ римских граждан, но также и от мыслей, глаз и ушей».

    «После бессонной ночи, — пишет о физических страданиях Христа Майкл Грин, — в течение которой Ему не давали ничего есть, подвергли двойному судебному фарсу и изувечили спину жестокими римскими бичами-девятихвостками, Христа повели на распятие — невероятно жестокую казнь, при которой каждый нерв в теле кричал от отчаяния». Казнь через распятие подробно описана у Фаррара: «И действительно, смерть на кресте, похоже, включает в себя все самое ужасное и отвратительное, что есть в боли и в смерти — головокружение, судороги, жажду, голод, бессоницу, горячку от ран, столбняк, чувство позора выставленного на всеобщее обозрение, затягивание мучений, ужас ожидания, омертвление неухоженных ран — и все это усиленное до невыносимости, и все же — чуть ниже той степени, за которой наступала бы потеря сознания и облегчение, связанное с ним.

    Неестественное положение делало болезненным каждое движение; иссеченные вены и поврежденные сухожилия исходили незатухающей болью; гангрена поражала открытые раны; артерии — особенно головы и живота — разбухали и сдавливались от накопившейся крови; и по мере возрастания всех этих страданий к ним добавлялась невыносимая мука жажды; и все эти физические страдания вызывали внутреннее возбуждение и страх, которые превращали саму смерть — ту самую смерть, неизвестного врага, приближение которого так страшит человека, — в подобие желанного и благодатного освобождения».

    «Евангелист Марк подчеркивает, — пишет профессор Э. Х. Дэй, — что «Пилат удивился, что Он уже умер…» и лично спросил об этом римского сотника перед тем, как разрешить снять тело с креста. Риме кие солдаты знали признаки смерти и видели смерть на кресте».

    Как пишет Майкл Грин, распятие было «довольно распространенной формой казни в Палестине».

    Пилат потребовал удостоверить смерть Христа. «Четыре палача явились, чтобы осмотреть тело, — комментирует Грин, — перед тем, как друг Христа, Иосиф из Аримафеи, получил разрешение взять тело для погребения».

    «Они знали, что такое мертвое тело, — пишет далее Грин об этих четырех знатоках смерти, — а их начальник-офицер сам слышал предсмертный крик казненного и удостоверил Его смерть перед наместником Понтием Пилатом…» [«Сотник, стоящий напротив Его, увидев, что Он, так возгласив, испустил дух. сказал; истинно Человек Сей был Сын Божий» (Map. 15:39). «Пилат удивился, что Он уже умер; и призвав сотника, спросил его: давно ли умер?» (Map. 15:44).]

    «Пилат искренне удивился, узнав, что Иисус уже умер, — пишет Джон Р. У. Стотт, — но уверения сотника достаточно убедили его, чтобы дать Иосифу позволение снять тело с креста».

    Профессор Дэй замечает также, что «рассказ об охране гробницы в Евангелии от Матфея ясно показывает, что и евреи, со своей стороны, были уверены в смерти Христа».

    Он указывает далее, что «никто из снимавших тело с креста и укладывавших его в гробницу не сомневался в том, что в нем уже не оставалось жизни».

    В комментарии по поводу книги «Физическая причина смерти Христа» профессор Дэй пишет, что ее автор, Джеймс Томпсон, выдвигает на первое место среди причин смерти Иисуса «не физическое изнурение и не страдания от распятия, но душевное отчаяние, вызвавшее разрыв сердца. Энергия Его ума и тела в момент смерти убедительно показывает, что Он умер не от изнурения; копье солдата стало средством показать миру, что причиной Его смерти был разрыв сердца».

    Вот взгляд на причину смерти Христа, предлагаемый Сэмюелем Хафтоном, известным физиологом из Дублинского университета:

    «Когда воин пронзил копьем ребра Христу, Он был уже мертв, и последовавшее истечение крови и воды было либо естественным явлением, вызванным природными причинами, либо чудом. Ап. Иоанн счел это если не за чудо, то за нечто необычное, как явствует из его комментария, а также из той торжественности, с которой он пишет о своей точности в изложении этих событий.

    Неоднократные наблюдения и эксперименты на людях и животных заставили меня прийти к следующему выводу:

    Посмертное прокалывание левого бока большим ножом, сравнимым по размерам с римским копьем, может привести к следующим последствиям:

    1. Из раны нет никакого истечения, за исключением нескольких капель крови.

    2. Обильный поток крови из раны.

    3. Обильный поток «воды», за которым следует несколько капель крови.

    Наиболее распространен первый из этих трех случаев; второй наблюдается у утопленников и при отравлении стрихнином; его можно смоделировать на животных, а также предполагать, что он наблюдался бы и при распятии. Третий случай наблюдается при смерти от плеврита, перикардита и разрыва сердца. С этими тремя случаями знакомо большинство анатомов, которые когда-либо интересовались подобными проблемами. Однако два нижеследующих случая, будучи легко объяснимыми с точки зрения физиолога, в литературе не описаны (за исключением Евангелия от Иоанна). Мне также не удалось их наблюдать.

    4. Обильный поток воды, за которым следует обильный поток крови.

    5. Обильный поток крови, за которым следует обильный поток воды.

    … Смерть через распятие вызывает состояние легочной крови, подобное тому, что наблюдается при утоплении и отравлении стрихнином; четвертый случай может наблюдаться, если распятый перед казнью страдал от кровоизлияния плевры; пятый случай соответствовал бы смерти распятого на кресте от разрыва сердца. История дней, предшествовавших распятию нашего Господа, заставляет отбросить предположение о плеврите, которое исключается также и в том случае, если из раны вначале истекла кровь, а затем вода. Остается, следовательно, единственно возможное объяснение записанного явления: сочетание распятия и разрыва сердца.

    Мнения о разрыве сердца как причине смерти Христа с полным основанием придерживается д-р Уильям Страуд «я совершенно уверен в том, что разрыв сердца действительно имел место…"

    Апостол Иоанн дает нам подробнейшее описание своих наблюдений близ Голгофы. «Важность этого очевидна, — пишет Хафтон. — Это показывает, что описание в 19 главе Евангелия от Иоанна не может быть вымышленным, что записанные факты наблюдались очевидцем, и что этот очевидец был настолько поражен, что принял случившееся за чудо».

    Майкл Грин пишет следующее о смерти Христа:

    «С уверенностью очевидца нам сообщают, что «кровь и вода» истекли из пронзенных ребер Христа (Иоан. 19:34, 35). Этот очевидец явно придавал случившемуся важное значение. Если бы Иисус, пронзенный копьем, был еще жив, то из раны с каждым ударом сердца изливались бы потоки крови. Вместо этого наблюдатель увидел вытекающий из раны полужидкий темно-красный сгусток, четко отделенный от сопутствовавшей ему водоподобной сыворотки. Такая картина соответствует весьма убедительным медицинским свидетельствам смерти. Впечатление от евангельского рассказа лишь усиливается, если вспомнить, что Иоанн не мог понимать патологического значения картины. «Кровь и вода», истекающие из пронзенного копьем тела, полностью доказывают, что Христос был уже мертв».

    Сэмюел Чандлер пишет: «Все евангелисты сходятся на том, что Иосиф просил у Пилата выдать ему тело Христа; Пилат же выполнил его просьбу, лишь узнав у сотника, охранявшего крест, что Он… уже некоторое время был мертв…"

    Профессор Чандлер добавляет также, что «то небезынтересное обстоятельство, что Иосиф и Никодим обвили тело пеленами с благовониями по еврейскому погребальному обычаю, полностью доказывает, что Иисус был мертв, и это было известно. Будь в Нем хоть какой след жизни, когда Его сняли с креста, он угас бы полностью от едкости смирны и алоэ, от их резкого запаха, от их горечи, от того, что они были обвиты вокруг Его тела вместе с пеленами, были помещены на салфетке вокруг Его головы и против лица, как требовал погребальный обычаи иудеев».

    В начале прошлого века Паулюс из Гейдельберга пытался объяснить воскресение Христа тем, что Он якобы не умер на кресте, а просто упал в обморок. Е. Лекамю, епископ Ларошельский, так комментирует эти попытки: «Медицинская наука, с помощью которой он пытался обосновать свою гипотезу, первой ее опровергла. Ему сообщили, что если бы Иисуса сняли с креста еще живым. Он скончался бы в гробнице, поскольку соприкосновения тела с холодным камнем склепа было бы достаточно для того, чтобы через охлаждение крови — обращение которой уже было нарушено — вызвать смерть. Кроме того, человека в обмороке приводят в чувство, помещая его на свежий воздух, а не затворяя в пещере. Сильный запах благовоний в герметически закрытом помещении убил бы больного, чей мозг уже был охвачен глубочайшим обмороком. В наши дни рационалисты любого пошиба отвергают эту гипотезу, абсурдность которой можно сравнить толь ко с ее одиозностью. Все сходятся на том, что распятый Иисус действительно умер в пятницу».

    Как отмечает профессор Альберт Роупер, «Иисуса распяли римские солдаты, распяли согласно римским законам, которым эти солдаты верно следовали до самого конца».

    В заключение мы можем согласиться со словами Иоанна о его собственных наблюдениях во время смерти Христа, словами, которыми он подтверждает истинность своих свидетельств:

    «И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили» (Иоан. 19:35).

    Гробница

    Уилбур М. Смит отмечает, что «слово, означающее гробницу или склеп, встречается в четырех евангельских рассказах о воскресении тридцать два раза…"

    Гробница Иосифа из Аримафеи в утро Пасхи действительно привлекла большое внимание евангелистов.

    Говоря о погребении Христа, У. Дж. Спарроу-Симпсон делает следующее наблюдение: «По римскому обычаю, жертва распятия оставлялась на кресте на растерзание зверям и птицам. Но кто отважится утверждать, что из этого правила не было исключений? Иосиф Флавий («Автобиография», «Иудейские войны») уговорил императора Тита снять с креста трех казнимых, покуда те еще были живы. Кто осмелится говорить, что такого события не произошло, поскольку оно противоречило правилам? По еврейским обычаям, несомненно, казненным полагалось погребение. Таков был еврейский закон. Но Иосиф Флавий уверяет нас, что даже сами евреи порою нарушали закон о погребении. В «Иудейских войнах» он пишет: «В своей богопротивности они зашли так далеко, что бросали тела своих мертвецов без погребения, хотя раньше евреи так заботились о мертвых, что снимали с креста казненных, чтобы предать их земле до захода солнца».

    По мнению Луази, родственники могли получать разрешение на погребение казненного. Однако такого разрешения не получили ни родственники Христа, ни апостолы. Трое распятых, снятых с креста по заступничеству Иосифа Флавия, были ему не родственниками, а всего лишь знакомыми. Он «помнил, что когда-то был с ними знаком». Можно с большим недоверием отнестись к рассказу Иосифа Флавия и с еще большим недоверием — к тому, что он получил искомое разрешение. Тем не менее, никто не сомневается в его правдивости, и факты из данного рассказа постоянно цитируются в качестве истинных. Почему же, в таком случае^ Иосиф из Аримафеи не мог обратиться с подобным ходатайством к Понтию Пилату?"

    Следующие данные о гробнице Христа содержатся в книге Генри Лейтема «Господь Воскресший». Вначале он цитирует «… описание гробницы Господа нашего в то время, когда ее, как пишут, заново открыла императрица Елена. Описание принадлежит Евсевию из Кесарии, отцу истории церкви, и приводится по его «Теофании»-работе, открытой в нашем веке и опубликованной д-ром Ли в английском переводе в 1843 году, в Кембридже:

    «Сама могила была пещерой, явно высеченной в скале… и ранее не принимавшей никакого другого тела. Ибо было это неизбежно, и само по себе было чудом, что лишь это тело было положено в гробницу эту. Ибо поразительно видеть даже саму эту скалу, прямо стоящую в одиночестве на ровной земле, с единственной пещерой, высеченной в ней; будь в ней множество гробниц, затуманилось бы чудо Того, Кто победил смерть».

    Отрывок из «Архитектурной истории гроба Господня», написанной проф. Уиллисом, бывшим профессором Кембриджского университета, в книге «Священный город»:

    «Во многих случаях саркофаг, ложе, или другое место успокоения высекалось в массивной скале и, таким образом, должно было вызвышаться над полом или выдаваться со сторон пещеры при ее высечении. В случае каменного ложа оно было плоским или слегка вогнутым, на 2-5 сантиметров, чтобы дать телу возможность лежать; в головах нередко оставалось возвышение, служившее подушкой, либо круглая ниша для той же цели. Такие ложа обнаружены в каменных гробницах этрусков, в Греции и Малой Азии… В еврейских гробницах в Сирии почти всегда используются углубления в стенах пещеры, но при этом допускается значительное разнообразие. В простейшей форме мы имеем дело с прямоугольной полостью на поверхности скальной стенки пещеры, причем ее нижняя часть обыкновенно выше, чем пол помещения, а длина и глубина соответствуют размерам человеческого тела. Нередко ее верхняя часть, так называемый соффит, высечена в виде полукруглой или состоящей из сегментов арки — это обычная форма, в которую помещался саркофаг».

    Профессор Гиньебер в своей книге «Иисус» делает следующее совершенно необоснованное заявление: «Истина состоит в том, что нам неизвестно, как, по всей видимости, и ученикам, куда было брошено тело Иисуса после снятия с креста. Куда вероятнее, что палачи кинули его в яму для казненных, чем положили в новую гробницу».

    1. Профессор Гиньебер не представляет абсолютно никаких доказательств в пользу этих предположений.

    2. Он полностью пренебрегает свидетельствами событий, сохранившимися в церковной и светской литературе первых трех веков.

    3. Он совершенно игнорирует недвусмысленные описания, содержащиеся в Евангелиях.

    Откуда взялись нижеследующие описания, если тело Христа не было в действительности взято Иосифом из Аримафеи?

    «Когда же настал вечер, пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который также учился у Иисуса; он, пришед к Пилату, просил Тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать Тело» (Матф. 27:57-58).

    «И как уже настал вечер, потому что была пятница, то есть, день пред субботою, пришел Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал Царствия Божия, осмелился войти к Пилату и просил Тела Иисусова. Пилат удивился, что Он уже умер; и призвав сотника, спросил его: давно ли умер? И узнав от сотника, отдал Тело Иосифу» (Map. 15:42-45).

    «Тогда некто, именем Иосиф, член совета, человек добрый и правдивый, не участвовавший в совете и в деле их, из Аримафеи, города Иудейского, ожидавший также Царства Божия, пришел к Пилату и просил Тела Иисусова» (Лук. 23:50-52).

    «После сего Иосиф из Аримафеи, ученик Иисуса, но тайный — из страха от Иудеев, просил Пилата, чтобы снять Тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел и снял Тело Иисуса» (Иоан. 19:38).

    Эти записи говорят сами за себя — Тело Иисуса никоим образом не могли бросить в яму для казненных!

    Обратимся к рассказу о подготовке Тела Иисуса к погребению. «И взяв Тело, Иосиф обвил его чистой плащаницею…» (Матф. 27:59). «Он, купив плащаницу, и сняв Его, обвил плащаницею…» (Map. 15:46). «По прошествии субботы, Мария Магдалина и Мария Иаковлева и Саломия купили ароматы, чтобы идти — помазать Его» (Map. 16:1).

    "… женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи… возвратившись… приготовили благовония и масти…» (Лук. 23:55-56).

    «Он (Иосиф из Аримафеи) пошел и снял Тело Иисуса. Пришел также и Никодим, приходивший прежде к Иисусу ночью, и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли Тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи» (Иоан. 19:38-40).

    Отчего записаны все эти подробности, если таких приготовлений не происходило?

    Как насчет тех женщин, которые присутствовали при подготовке Тела Христа к погребению Иосифом из Аримафеи и Наводимом? Они

    «Последовали… и смотрели гроб…» (Лук. 23:55), «… сидели против гроба…» (Матф. 27:61), «смотрели, где Его полагали» (Map. 15:47).

    Эти женщины явно не сомневались в существовании гробницы. Евангельские записи надежно об этом свидетельствуют.

    Как можно не обращать внимания на записи, касающиеся самой гробницы?

    «И взяв Тело, Иосиф… положил его в новом своем гробе…» (Матф. 27:59-60).

    "… который был высечен в скале…» (Map. 15:46). «… где еще никто не был положен» (Лук. 23:53). Гробница была расположена «на том месте, где Он распят… в саду…» (Иоан. 19:41).

    Профессор Олфорд, специалист подревней Греции, делает следующие наблюдения по поводу евангельских рассказов о погребении Иисуса:

    «Только Матфей сообщает, что это была собственная гробница Иосифа. Иоанн отмечает, что она располагалась в саду, на том месте, где Он был распят. Все, кроме Марка, пишут о новой гробнице. Иоанн не упоминает, что она принадлежала Иосифу…"

    Об Иосифе из Аримафеи он пишет: «У него были причины положить Тело в эту гробницу: она располагалась недалеко, а приготовления к погребению обязывали к спешке».

    На основании своего анализа профессор Олфорд делает такие выводы о гробнице: «(I) Это была не естественная пещера, а искусственное углубление в скале. (2) Оно было вырублено не вертикально, как у нас копают могилы, но горизонтально или почти горизонтально в поверхности скалы».

    Почему иудеи попросили Пилата приставить стража к гробнице, если такой гробницы не существовало?

    «На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: господин! мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: «после трех дней воскресну»; итак прикажи охранять гроб до третьего дня, чтоб ученики Его, пришедши ночью, не украли Его и не сказали народу:

    «воскрес из мертвых»; и будет последний обман хуже первого. Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете. Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать» (Матф. 27:62-66).

    Истина здесь совершенно ясна. Об этом убедительно говорит профессор Мейджор: «Если бы Тело Христа попросту бросили в общую могилу и оставили без призора, у Его врагов не было бы повода столь ревностно распространять слухи о похищении Тела».

    Как отнестись к посещению гробницы женщинами после субботы?

    «По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария посмотреть гроб» (Матф. 28:1).

    «И весьма рано, в первый день недели, приходят ко гробу, при восходе солнца…» (Map. 16:2).

    «В первый же день недели Мария Магдалина приходит ко гробу рано, когда было еще темно, и видит, что камень отвален от гроба» (Иоан. 20:1).

    Если бы Иисус не был погребен в гробнице Иосифа, о таком посещении не рассказывали бы Евангелия.

    Что думать о посещении гробницы Петром и Иоанном после того, как они услышали рассказ женщин?

    «Но Петр встав побежал ко гробу, и наклонившись увидел только пелены лежащие, и пошел назад, дивясь сам в себе происшедшему» (Лук. 24:12).

    «Тотчас вышел Петр и другой учени к, и пошли ко гробу. Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый, и наклонившись увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб. Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошел и другой учени к, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал…» (Иоан. 20:3-8).

    Профессор Гиньебер игнорирует и эти свидетельства.

    Уилбур М. Смит следующим образом комментирует гипотезу проф. Гиньебера:

    «Он отрицает факт, который подчеркивается во всех четырех Евангелиях, а именно: что Тело Иисуса было помещено в гробницу Иосифа из Аримафеи. При этом он не приводит никаких свидетельств противоположного, основывая свои выводы лишь на собственном воображении. Впрочем, можно подозревать, что его мнение о Теле Иисуса подсказано не только воображением, но и его философскими (а не историческими) предрассудками».

    Свидетельства говорят сами за себя, но профессор Гиньебер отказывается рассматривать свидетельства, поскольку они противоречат его мнению о невозможности чудесного. Этот французский профессор делает выводы вопреки свидетельствам, а не на их основе. Недаром Смит не признает его теории «как полностью лишенной исторической базы, и потому не заслуживающей дальнейшего внимания при изучении четырех исторических документов, известных под названием Евангелий».

    Погребение

    Обсуждая записи о погребении Иисуса в гробнице Иосифа из Аримафеи, Уилбур Смит пишет: «Нам известно больше о погребении Господа Иисуса, чем о погребении какого бы то ни было другого лица древней истории. Мы бесконечно больше знаем о Нем, чем о погребении любого действующего лица Ветхого Завета, любого царя Вавилонского, египетского фараона, греческого философа или победоносного кесаря. Мы знаем, кто снял Его Тело с креста; мы знаем, как Его обвивали пеленами с благовониями; мы знаем саму гробницу, куда Его положили, и имя ее владельца, Иосифа из города, известного под названием Аримафея. Мы даже знаем, что гробница была расположена в саду близ места, где Он был распят, за городскими стенами. У нас имеется четыре рассказа о погребении нашего Господа, и все они находятся в поразительном согласии друг с другом: рассказ Матфея, ученика Христа, который присутствовал при распятии; рассказ Марка, написанный, как многие считают, не позже, чем через десять лет после вознесения Христа; запись Луки, товарища апостола Павла и замечательного историка; и запись Иоанна, который последним ушел от креста и вместе с Петром был первым из Двенадцати, кто на Пасху увидел пустую гробницу».

    Погребальные обычаи евреев описывает историк Альфред Эдерсхайм:

    «Не только у богатых, но и у зажиточных евреев были собственные гробницы, которые, видимо, приобретались и подготавливались задолго до того, как в них возникала необходимость, и рассматривались как частная и личная собственность, передававшаяся по наследству. В таких пещерах или высеченных в скале склепах помещались мертвые тела, умащенные множеством благовоний, прежде всего миртом, алоэ и исоппом, розовым елеем (или маслом) и розовой водой. Тело одевали, а в более поздний период заворачивали по возможности в материю, в которой раньше хранился свиток Закона (Тора). «Гробницы» были или высечены в скале, или представляли собой естественные пещеры (полости) с нишами по стенам».

    О погребении Христа Эдерсхайм пишет: «Близость святой субботы и связанная с этим спешка, возможно, заставили Иосифа предложить отнести Тело Иисуса в его собственную новую гробницу, в которую еще никто не был положен».

    Крест наклонили и положили на землю; ужасные гвозди были вытащены, веревки ослаблены. Иосиф с теми, кто помогал ему, «завернул» Святое Тело в «чистую плащаницу» и быстро отнес Его в высеченную в скале гробницу в близлежащем саду. Подобные гробницы или пещеры (Меарта) были снабжены нишами (Кухин), куда укладывали мертвых. Следует также помнить, что перед входом в «гробницу», внутри «пещеры» имелся «дворик» площадью около 3 кв. метров, где обычно укладывали тело на носилках и те, кто приносил его, собирались, чтобы отдать последние почести усопшему…

    «Другой член синедриона, Никодим, — пишет далее Эдерсхайм, — принес «свиток» смирны и алоэ, в благовонной смеси, которую часто использовали евреи для умащения и погребения.

    Именно во «дворике» гробницы происходило это торопливое бальзамирование, если только его можно так назвать».

    Во времена Христа большие количества благовоний часто применялись для бальзамирования, особенно если покойный был уважаемым человеком.

    О подготовке останков Христа к погребению пишет Майкл Грин:

    «Тело поместили на каменное ложе, туго обернули полосами материи и покрыли благовониями. Мера в сто литров, о которой говорит Иоанн, представляется весьма правдоподобной. Иосиф был богатым человеком, и несомненно стремился искупить свою трусость при жизни Иисуса, устроив Ему роскошные похороны. Хотя количество благовоний и велико, были и другие такие случаи, причем немало. При погребении равви Гамалиила, современника Иисуса, использовали около 107 литров благовоний».

    Иосиф Флавий, еврейский историк I века, упоминает похороны Аристобула, который был «убит, не достигнув восемнадцати лет, и всего год пробыв в первосвященниках».

    Его похороны Ирод «постарался сделать как мог роскошными, тщательно подготовив гробницу, чтобы положить в нее его тело, истратив множество благовоний и положив в гробницу большое количество украшений».

    Профессор Джеймс Хейстингз пишет о погребальных одеждах, найденных в пустой гробнице Христа: «Уже во времена Иоанна Златоуста (IV) век начали обращать внимание на то, что миро — клейкое вещество, прилипавшее к телу так прочно, что с него нелегко было бы снять погребальные пелены».

    Меррилл Тенни предлагает следующие пояснения касательно погребальной одежды; «При подготовке к погребению по еврейскому обычаю, тело обычно обмывали, расправляли, а затем туго пеленали от подмышек до голеней в полосы льняной ткани шириной сантиметров в тридцать. Благовония часто были смолистой консистенции и помещались между слоями ткани или складками, отчасти они служили консервирующим веществом, а частично — для склеивания полос ткани в подобие твердой оболочки… Слово «обвили», которое мы встречаем у Иоанна (19:40), прекрасно согласуется с глаголом, употребляемым Лукой (23:53), и в английском тексте Библии передаваемом как «завернули»… Утром первого дня недели тело Иисуса исчезло, но погребальные пелены остались на месте…"

    О погребении Христа профессор Джордж Б. Игер в «Международной стандартной библейской энциклопедии» пишет следующее: «Оно было проведено в строгом соответствии с обычаями и законами Моисея (Втор. 21:23): «… то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день: ибо проклят пред Богом всякий, повешенный на дереве, и не оскверняй земли твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел» (Ср. Гал. 3:13): «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою, — ибо написано: «проклят всяк, висящий на древе»…", а также в согласии с чисто человеческими позывами, когда Иосиф из Аримафеи отправился к Пилату и вымолил у него Тело Иисуса, чтобы предать его погребению в день распятия» (Матф. 27:58 и далее).

    «Миссионеры и уроженцы Сирии рассказывают, — продолжает профессор Игер, — что и до наших дней там соблюдается обычай обмывать тело (ср. Иоан. 12:7; 19:90, Map. 16:1; Лук. 24:1), пеленать рукии ноги лентами из ткани, обычно льняными (Иоан. 19:40), и покрывать или обвязывать лицо салфеткой или платком (Иоан. 11:44). До сих пор принято помещать между пеленами благовония и другие вещества, замедляющие тление… мы знаем, что после смерти Иисуса Никодим принес «состав из смирны и алоя, литр около ста…", и что «… взяли Тело Иисуса, и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи…", а также что Мария Магдалина с двумя другими женщинами принесли ароматы для той же цели» (Map. 16:1; Лук. 23:56).

    Некоторые подробности погребения Христа мы можем найти у Генри Лейтема:

    «Мы можем заключить… по трудам древних авторов, что Тело Христа принесли к месту погребения без гроба или его подобия; несли его на плечах с помощью носилок, а одето оно было либо в обыкновенную одежду, поверх которой были обернуты полосы материи, чтобы, по всей видимости, удержать благовония, либо же было просто спеленато тканью. «Лицо покойника, — пишет д-р Эдерсхайм, — было открыто. Тело лежало лицом вверх, с руками, сложенными на груди». Судя по дошедшим до нашего времени обычаям, можно полагать, что шея и верхняя часть плеч также обычно были обнажены.

    Как пишет Иоанн (19:38-41), Тело Христа было подготовлено к погребению Никодимом и Иосифом из Аримафеи в большой спешке. Вероятно, его обернули в три или четыре длинные полосы льняной ткани, с большим количеством благовоний в каждой складке, а голову обернули в платок, связав его концы. Когда Тело положили в гробницу. Его голова покоилась на приподнятой части в конце каменного уступа, служившей подушкой.

    Рассмотрим теперь вопрос о благовониях. Ни в Евангелии от Иоанна, ни в других Евангелиях не говорится о том, что благовония были обнаружены в гробнице. Это обстоятельство весьма знаменательно. Можно думать, что благовония заворачивались между слоями льняных пелен. Давно отмечено, что Никодим, согласно Евангелию от Иоанна, принес для погребения огромное количество благовоний; с другой стороны, вопрос о количестве не столь важен, сколь другой факт, на котором сходятся самые авторитетные авторы, а именно: что благовония были сухими, и следовательно, рассыпались бы по полу, если бы Тело поставили вертикально или сняли бы с него погребальные пелены. «Сто литр» благовоний занимали бы при этом весьма заметный объем. Под «алоем» здесь имеется в виду благовонный древесный порошок, что же до «миро», то оно представляло собой ароматическую смолу, кусочки которой перемешивались с этим порошком. По всей видимости, тело также нередко умащали полужидкими мазями типа нарда. Одним из последствий такой обработки стало бы прилипание к телу той части порошка, которая находилась с ним к контакте; основная масса порошка, тем не менее, осталась бы сухой. Голову и волосы также умащали этой мазью, хотя мне не удалось отыскать указаний на то, что порошкообразные благовония помещались на лицо или голову. В то же время при поспешной подготовке Тела нашего Господа к погребению вряд ли имелось время для умащения тела или других сложных процедур:

    быстро приближался закат, а с ним и суббота. Видимо, Тело просто погрузили в благовонный порошок. Можно также предполагать, что женщины стремились исправить это упущение, как могли, и что в воскресенье утром они принесли к гробнице нард или другую дорогую мазь, чтобы завершить умащение. Иоанн пишет только о миро и алоэ, но Лука говорит, что женщины принесли «благовония и масти», а у Марка мй читаем: «… купили ароматы, чтобы идти — помазать Его» (16:1). Видимо, они не намеревались трогать пелен, но хотели лишь умастить Христу голову и шею».

    Камень

    «Евреи называли этот камень голел», — пишет о камне, закрывавшем гробницу Христа, А. Б. Брюс.

    Дж. М. Маки (цит. по Х. У. Холломану) отмечает, что «вход в главное помещение гробницы был закрыт большим и тяжелым каменным диском, который скатывался по специальной колее».

    Этот камень, как комментирует проф. Т. Дж. Торберн, использовался. для защиты как от людей, так и от зверей». Он пишет далее, что «камень этот нередко упоминается талмудистами. Согласно Маймониду, использовалась также конструкция ex lingo, alia Materia». Касаясь размеров камня, профессор Торберн отмечает, что «сдвинуть его могли лишь несколько человек сразу». Поскольку камень перед гробницей Иисуса должен был предотвратить похищение Его тела, он был, вероятно, еще больше обычного!

    Говоря об огромном весе камня, профессор Торберн приводит любопытную вставку в тексте Евангелия от Марка (16:4), содержащуюся в т. наз. «Кодексе БезьГ, евангельском списке IV века, хранящемся в Кембриджской библиотеке: «И когда Он был положен туда, Иосиф поместил у гробницы камень, который не могли откатить двадцать человек». Важность этой находки профессора Торберна становится ясной, если вспомнить правила переписывания рукописей. Переписчик, который хотел подчеркнуть собственную интерпретацию, обычно писал свою мысль на полях, а не включал ее в текст. Можно заключить, таким образом, что эта вставка скопирована с текста, еще более близкого к временам Христа, возможно, относящегося к I веку. Данная фраза, следовательно, могла быть записана очевидцем, которого поразили размеры камня, помещенного перед усыпальницей Христа. Важность этой вставки в «Кодексе Безы» отмечает также Гилберт Уэст из Оксфордского университета в своей книге «История и свидетельства воскресения Иисуса Христа».

    «Все свидетели сходятся на том, — отмечает проф. Сэмюел Чандлер, — что пришедшие женщины увидели камень откаченным в сторону или убранным. Сами женщины не смогли бы этого сделать, потому что камень был для них слишком тяжелым».

    Профессор Эдерсхайм, христианин еврейского происхождения, отменный знаток истории новозаветных времен, также писал о погребении Христа. «Его положили покоиться в нише новой гробницы, вырубленной в скале. И когда они вышли, то, согласно обычаю, подкатили к гробнице огромный камень (голел), чтобы закрыть вход в нее, а для поддержки, вероятно, по тому же обычаю, прислонили к выходу и камень поменьше, так называемый дофег. Именно в месте соприкосновения этих двух камней еврейские правители на следующий день, несмотря на субботу, поставили печать, чтобы был виден их малейший сдвиг с места».

    Утром в воскресенье к гробнице пришла Мария и ее подруги. Профессор Френк Моррисон пишет об этом следующее:

    «Женщин наверняка заботил вопрос о том, как же им сдвинуть этот камень. По крайней мере две из них были очевидицами погребения и примерно знали, как обстояло дело. Большой и тяжелый камень представлял для них серьезное затруднение. И поэтому, читая в самом раннем Евангелии (от Марка) их слова «… кто отвалит нам камень от двери гроба?» (Map. 16:3), трудно отделаться от мысли, что эта озабоченность женщин вопросом о камне — не просто обусловлена их психологией, но являет собой четкий исторический элемент ситуации вплоть до их прихода к гробнице».

    Моррисон называет камень у гробницы Христа «единственным немым и нерушимым свидетелем всего эпизода» и добавляет, что «определенные факты, касающиеся этого камня, призывают к самому тщательному анализу».

    «Рассмотрим для начала его размеры и возможную природу. Несомненно что камень этот был велик и, следовательно, очень тяжел. Все новозаветные писатели, говоря о нем. подтверждают это. Марк пишет, что он был «весьма велик»; Матфей говорит о «большом камне», а Петр: «ибо камень был велик». Это подтверждается и беспокойством женщин по поводу того, как им отвалить камень. Не обладай он значительным весом, три женщины вместе оказались бы достаточно сильны, чтобы его сдвинуть. Мы приходим, таким образом, к впечатлению, что он был по крайней мере слишком тяжел, чтобы женщины могли его сдвинуть без посторонней помощи. Все это имеет самые прямые последствия для нашего анализа…"

    Печать

    «Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать» (Матф. 27:66).

    А. Т. Робертсон считает, что камень у гробницы Христа был опечатан с помощью «… шнура, натянутого через камень и опечатанного на обоих концах, как в Дан. 6:17 («И принесен был камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим и перстнем вельмож своих, чтобы ничто не переменилось в распоряжении о Данииле»). Печать была наложена в присутствии римских стражников, которые остались у гробницы, чтобы охранять этот знак римской власти. Они старались предотвратить похищение тела и воскресение (Брюс), но их усердие привело к противоположному результату: появились новые свидетели пропажи Тела и воскресения Христа (Пламмер)".

    «Этот «причастный оборот», — пишет А. Б. Брюс о запечатывании гробницы, — как бы в скобках указывает на дополнительные предосторожности. Нить была протянута поперек камня и опечатана с обоих концов. Достойные мужи сделали все, чтобы предотвратить похищение Тела и — воскресение!"

    Генри Самнер Мейн — член Верховного Совета Индии, бывший преподаватель юриспруденции и гражданского права в колледже Мидл Темпл, профессор гражданского права в Кембриджском университете, пишет о юридическом значении римской печати, указывая, что она «считалась способом подтверждения достоверности…

    Заметим, что печати на римских завещаниях и других важных документах не только служили указанием на присутствие или согласие подписавшего, но и буквально представляли собой «скрепы», которые ломались перед тем, как можно было прочесть документ».

    Таким образом, римская печать на гробнице Христа была призвана предотвратить любую попытку осквернить усыпальницу. Тот, кто попытался бы отвалить камень от входа в гробницу, навлек бы на себя весь гнев римских законов.

    Профессор Генри Олфорд также отмечает, что «опечатывание проводилось шнуром или нитью, протянутой по поверхности камня у входа в гробницу и прилепленной с двух сторон к поверхности скалы с помощью специальной глины».

    Как поясняет Марвин Винсент, «идея состояла в опечатывании гробницы в присутствии тех же самых стражей, которые затем оставались ее охранять. Стражники служили важными свидетелями опечатывания, которое состояло в натягивании шнура поперек камня; оба конца шнура затем прикреплялись к камню специальной глиной. Если же камень держался на месте с помощью поперечной балки, то опечатывали эту балку к камню».

    «Таким образом, не повредив печатей, дверь невозможно было открыть — пишет профессор Д. Д. Уидон. — Повреждение же печати рассматривалось как преступление против ее владельца. Стража должна была предотвратить коварство учеников; печать — предотвратить сговор стражников. Похожую процедуру находим в книге Даниила (6:17): «И принесен был камень и положен на отверстие рва, и царь запечатал его перстнем своим и перстнем вельмож своих…"

    Иоанн Златоуст, епископ константинопольский в IV веке, сообщает следующие наблюдения, касающиеся мер предосторожности у гробницы Христа: «В любом случае эти слова свидетельствуют обо всем случившемся. «Мы помним, — вот эти слова, — что этот обманщик говорил при жизни». (Значит, он был уже мертв.) «Через три дня Я воскресну. Так что распорядись запечатать гробницу», (Значит, он был погребен), «чтобы Его ученики не пришли и не у крали тела». Опечатанная гробница гарантировала отсутствие обмана. А значит, доводы ваши неопровержимо доказывают Его воскресение. Гробница была опечатана, обмана быть не могло. Если же обмана не было, а гробница была обнаружена пустою, то Он очевидно воскрес, просто и неоспоримо. Смотри, как даже против собственной воли они доказывали правду!"

    Стража у гробницы

    В Евангелии от Матфея 27:62-66 мы читаем:«Надругойдень, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: господин! мы вспомнили, что обманщик тот, еще будучи в живых, сказал: «после трех дней воскресну»; итак прикажи охранять гроб До третьего дня, чтоб ученики Его, пришедши ночью, не украли Его и не сказали народу: «воскрес из мертвых»; и будет последний обман хуже первого. Пилат сказал им: имеете стражу; пойдите, охраняйте, как знаете. Они пошли и поставили у гроба стражу, и приложили к камню печать».

    В своей книге «Воскрес ли Иисус из мертвых?» Альберт Роупер так комментирует этот отрывок:

    «Первосвященники Анна и Каиафа возглавили группу еврейских вождей, явившихся к Пилату с просьбой опечатать гробницу, где был погребен Иисус и разместить вокруг нее римских стражников, чтобы, как опасались первосвященники, друзья Иисуса не прокрались ночью в склеп и не украли Его Тела, создав, таким образом, слухи о воскресении.

    Уступчивый Пилат предоставил им стражу и свободу действий. Вожди направились к гробнице в сопровождении наряда римских воинов, в котором насчитывалось от 10 до 30 человек. Эти солдаты, действуя по указаниям первосвященников, запечатали гробницу Иосифа из Аримафеи римской императорской печатью, приложив к ней восковую печать самого прокуратора, даже просто повредить которые было тяжким преступлением. Эти ревностные враги Иисуса, следовательно, неосмотрительно подготовили почву для вопроса, на который впоследствии так и не могли ответить, выдвигая свое собственное объяснение воскресения — которое, по самой сути вещей, ничего не объясняло, да и не могло объяснить…"

    «Командовал стражей назначенный Пилатом сотник, — продолжает профессор Роупер, — видимо, пользовавшийся полным доверием наместника. Имя его, по преданию, было Петроний.

    Разумно предположить, таким образом, что эти представители императора должны были выполнять свой долг по охране гробницы с тем же рвением, с которым они проводили распятие. У них не было ни малейшей пристрастности в порученном деле. Их цель и долг состояли лишь в том, чтобы строго следовать своим обязанностям воинов римской империи, которой они принесли присягу. Римская печать на камне перед гробницей Иосифа была для них куда священнее, чем вся философия Израиля или святость иудейской веры. Воины, которым хватило хладнокровия для того, чтобы метать жребий по поводу одежды умирающей жертвы, не принадлежали к людям, которых могли бы легко обмануть кроткие галилеяне, к людям, которые стали бы рисковать жизнью, заснув на своем посту».

    Немало споров разворачивалось вокруг фразы «имеете стражу» в Матф. 27:65. Вопрос в том, имеется ли в виду храмовая стража или римские воины.

    Профессор Олфорд рассматривает оба возможных толкования. По его мнению, эта фраза означает «либо (1) изъявительное наклонение, «имеете»: но в таком случае возникает вопрос, какая стража у них имеется? и если она уже есть, зачем было идти к Пилату? Можно было бы предположить, что какой-то отряд предоставлялся в их распоряжение на время праздника, но никаких свидетельств о такой практике не сохранилось… либо (2) повелительное наклонение, в смысле «возьмите отряд для охраны».

    «Есть мнение, — пишет Е. Лекамю, — что Пилат имеет в виду прислужников храма, которых первосвященники имели в своем распоряжении и могли с успехом использовать для охраны гробницы. Было бы куда легче объяснить халатность таких стражников, заставив их признаться, что они заснули на своем посту — римские воины на такое бы не пошли. Тем не менее, заимствованное из латыни слово koustodia явно показывает, что речь идет о римской страже, а упоминание сотника (Матф. 28:14) служит этому дополнительным подтверждением».

    Известный специалист по греческому языку А. Т. Робертсон считает, что фраза «имеете стражу» «стоит в настоящем времени повелительного наклонения, и относится к римским воинам, а не просто к храмовой страже».

    Он отмечает далее, что «латинский термин koustodia встречается в одном из Оксиринхских папирусов, относящемся к 22 г. по Р. Х."

    «Господствует мнение, что Матфей имел в виду стражу, состоящую из римских воинов, — пишет профессор Т. Дж. Торберн. — Правда, у священников имелась храмовая стража, которой римские власти вряд ли позволяли выполнять какие бы то ни было поручения вне стен храма. Ответ Пилата, следовательно, можно прочесть двояко: либо «возьмите стражу», либо «у вас уже есть стража» (вежливый отказ, если речь шла о римских воинах). Если стража состояла из евреев, это объясняло бы, почему Пилат допустил ее недосмотр. Однакост. 14 («И если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его и вас от неприятности избавим», Матф. 28:14) явно говорит против подобного толкования…"

    А. Б. Брюс считает фразу «имеете стражу» стоящей, скорее всего, в повелительном, а не в изъявительном наклонении — получите свою стражу, с готовностью соглашается человек, считающий, что вряд ли в страже будет большая нужда, но не видящий препятствий к удовлетворению мелкой просьбы.

    В «Греческо-английском словаре Нового Завета» (Иэд-во Чикагского университета, 1952) Арндт и Гингрич цитируют источники, где содержится обозначающее стражу слово «koustodia», определяя его, как «стража, состоящая из солдат» (Матф. 27:66; 28:11), «возьмите стражу» (27:65).

    Профессор Гарольд Смит в «Словаре Христа и Евангелий» дает следующие сведения о римской страже:

    «СТРАЖА. Перевод греч. koustodia (лат. custodia), Матф. 27:65-66;

    28:11, «охрана», которую получили первосвященники и фарисеи от Пилата, чтобы охраняли гробницу. Необходимость получить разрешение от Пилата и риск наказания с его стороны (Матф. 28:14) свидетельствуют о том, что эта стража должна была состоять не из охранников иудейского храма, но из солдат римской когорты в Иерусалиме; возможно, хотя и не слишком вероятно, что те же воины охраняли крест… «имеете», видимо, стоит в повелительном наклонении, означая «возьмите стражу».

    «Custodia, — дают определение в своем латинском словаре Льюис и Шорт, — наблюдение, охрана, стража, защита. 1. Об. в множ. числе, в военном языке, «лица, несущие стражу, стражник, охранник, часовой».

    Контекст 27 и 28 главы Евангелия от Матфея явно свидетельствует, что охранять гробницу Христа была поставлена «римская стража». Если Пилат посоветовал бы первосвященникам использовать храмовую стражу, чтобы отделаться от них, то и подотчетна такая стража была бы только первосвященникам, а не Пилату. Если же Пилат предоставил им «римскую стражу» для охраны гробницы, то и ответственность она несла перед ним, а не перед еврейскими вождями. Ключ здесь лежит в ст. 11 и 14 гл. 28.

    В стихе 11 говорится, что стража, явившись в город, объявила о случившемся первосвященникам. На первый взгляд может показаться, что ответственность она несла именно перед ними. Однако, если бы кто-то из стражников доложил о происшедшем самому Пилату, его бы немедленно казнили, как мы объясним ниже. Стих 14 подтверждает, что речь идет о римской страже, подотчетной непосредственно Пилату:

    «И если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его и вас от неприятности избавим». Зачем храмовой страже беспокоиться о том, что Пилат узнает о случившемся? Нет никаких указаний на его власть над этими стражниками. Автор видит здесь следующее: стражники были римскими воинами, которым Пилат дал распоряжение охранять гробницу, чтобы удовлетворить пожелания церковной иерархии и сохранить с нею мирные отношения. Первосвященники осторожно просили у Пилата именно «римской стражи»: «Итак, прикажи охранять гроб…» (Матф. 27:64).

    Для того, чтобы поставить у гробницы храмовую стражу, священникам не требовалось испрашивать разрешения у наместника. Тдким образом, римские солдаты пришли к первосвященникам для защиты, поскольку знали, что те смогут повлиять на Пилата и уговорить его не предавать их казни: «… мы убедим его (Пилата) и вас от неприятности избавим» (Матф. 28:14).

    Воинская дисциплина римлян

    «Оставивший свой пост карался смертью, — пишет Джордж Карри о воинской дисциплине в римской армии, ссылаясь на законы древнего Рима. — Самый знаменитый рассказ о тяготах лагерной дисциплины принадлежит Полибию, V 1.37-38, который указывает, что страх перед наказанием заставлял солдат безукоризненно выполнять свой долг, особенно во время ночной стражи. О надежности трудов Полибия свидетельствует его высокая репутация; он описывал то, что мог видеть собственными глазами, а его сведения в общем виде подтверждаются другими авторами».

    «За плохое несение ночной стражи, воровство, лжесвидетельство и нанесение себе увечий, — пишет Карри со слов Полибия, — римских солдат прогоняли сквозь свой строй их товарищей, вооруженных дубинками. В случае дезертирства из трусости в военном подразделении казнили каждого десятого».

    «Вегеций в своем труде «Военные институты», — продолжает Карри, — пишет о ежедневном внимании к строгости дисциплины со стороны префекта легиона. Вегеций также считает, что в былые дни (во времена Христа) в римской армии царила дисциплина более суровая, чем в его время».

    «Система, которую описывает Вегеций, предусматривала самые строгие наказания, — пишет далее Карри. — Классикум, особый сигнал трубы, возвещал о казнях. За ежедневной дисциплиной следил префект легиона».

    «Различные авторы, чьи труды входят в «Дигесты» Юстиниана, — продолжает ученый, — приводят 18 видов проступков, за которые солдаты наказывались смертью (49.16). Они включали: переход разведчика на сторону врага (-3.4), дезертирство (-3.11; -5.1-3), потерю оружия (-3.13), неповиновение в военное время (-3.15), выход из лагеря за вал или стену (-3.17), разжигание бунта (-3.19), отказ защищать офицера или уход с поста (-3.22), уклонение от призыва (-4.2), убийство (-4.5), побои, причиненные начальнику, или оскорбление генерала (-6.1), бегство с поля боя, если это могло послужить примером для других (-6.3), выдача врагу военных планов (-6.4; -7), ранение другого солдата мечом (-6.6), нанесение себе увечий или попытка самоубийства без веского основания (-6.7), уход с ночного поста (-10.1); казни подлежал также сломавший жезл центуриона (сотника) или ударивший его во время наказания (-13.4), бежавший из гарнизонной тюрьмы (-13.5) и нарушавший спокойствие (-16.1)".

    Профессор Карри приводит примеры римской военной дисциплины из анналов истории: «В 418 г. знаменосец, отставший от армии во время битвы, был убит собственной рукой генерала; в 390 г. заснувший на посту был сброшен с Капитолийского холма; в 252 г. виновный в халатности был подвергну т телесному наказанию и разжалован; в 195 г. отставший от нападающей армии пронзен копьем… Вышеупомянутые наказания дают основания говорить о них, как о «суровых».

    Яркое описание вооружения римского солдата дает Т. Дж. Такер:

    «В правой руке он носил знаменитое римское копье. Это прочное оружие, длина которого достигала почти двух метров, состояло из острого железного наконечника на древке; солдат мог использовать его либо в качестве штыка, либо метнуть его, а затем вести рукопашный бой своим мечом. На левой руке он держал большой щит, форма которого могла быть различной. Одна из известных форм — типа цилиндра, вогнутого с боков, размерами около 1м 20см в длину и 70см в ширину; щиты бывали также шестигранными, вроде ромба со стесанными верхним и нижним углом, и овальными. Они изготовлялись из прутьев или из дерева, а затем покрывались кожей и снабжались металлическим гербом, чаще всего в виде молнии. Щит держали за ручку, но помимо этого он иногда поддерживался ремнем, перекинутым через правое плечо. Чтобы щит не мешал солдату действовать мечом, последний крепился справа с помощью ремня, перекинутого через левое плечо. Сам меч представлял собою скорее колющее, чем рубящее оружие; длина его. достигала 90 см. Экипировка римского солдата может показаться нам неуклюжей, но не следует забывать, что меч не требовался солдату, покуда его правая рука была занята копьем; кроме того, меч вместе с ножнами легко перемещался на левую сторону тела с помощью ремня, на котором он был подвешен. На левой стороне солдат носил нож, прикрепленный к поясу».

    Что из себя представлял наряд римской стражи?

    Профессор Уильям Смит в «Словаре греческих и римских древностей» приводит сведения о числе солдат в римской «страже». Согласно Смиту, каждая манипула (подразделение римского легиона), состоявшая из 60 или 120 человек, «представляла… два наряда стражи… по четыре человека в каждом, которые несли караульную службу перед палаткой и сзади нее, среди лошадей. Можно отметить, между прочим, что римская стража обычно состояла именно из четырех человек… один из них был постоянно на посту, а трое остальных пользовались некоторой свободой, однако были готовы к действию при первой же тревоге».

    «Стража обычно состояла из четырех воинов, — пишет профессор Гарольд Смит, цитируя Полибия, — каждый из которых нес караульную службу по очереди, в то время как остальные отдыхали, готовые подняться по малейшему сигналу тревоги; но в этом случае в наряде могло быть и больше солдат».

    Профессор Уидон считает, что наряд стражи «видимо, состоял из четырех человек. Во всяком случае, именно четыре солдата следили за распятием» (Иоан. 19:23).

    Что из себя представляла храмовая стража?

    О храмовой страже пишет еврейский историк Альфред Эдерсхайм: «Ночью на двадцати четырех постах у ворот и во дворах храма размещались наряды часовых. Двадцать один из них комплектовался левитами, остальные три — левитами и священниками. Каждый наряд состоял из десяти человек, так что каждой ночью на страже стояло 240 левитов и 30 священников. Днем храмовая стража отдыхала; ночь делилась на три стражи, к которым добавлялась четвертая — утренняя (в римской армии ночь разделялась на четыре стражи)".

    В книге «Мишна», которую мы цитируем по английскому переводу Герберта Данби (Изд-во Оксфордского ун-та, 1933) о храмовой страже пишется следующее: «Священники несли стражу в трех местах храма: в палате Абтинаса, в палате Огня и в палате Очага; левиты — в двадцати одном месте: пять у пяти ворот при входе на храмовыи холм, четыре — у четырех углов храма, пять — у пяти ворот храмового суда, четыре — снаружи суда, у его четырех углов, один в палате Приношений, один в палате Завесы и один — за троном Милосердия».

    «Обязанности этого «начальника храмового холма», — пишет профессор П. Хендерсон Эйткен, — состояли в поддерживании порядка в храме, проверке постов в ночное время и наблюдении за правильной расстановкой и бдительностью часовых. Вместе со своими непосредственными подчиненными они должны были назначаться «главнейшими»… которых упоминают Ездра 9:2 и Неемия…"

    Воинская дисциплина храмовой стражи

    Альфред Эдерсхайм следующим образом описывает строгую дисциплину в храмовой страже: «В течение ночи «начальник Храма» обходил все посты. При его приближении часовой должен быть рстать и отдать ему честь особым образом. Заснувшего на посту избивали, либо, как свидетельствуют дошедшие до нас сведения, поджигали его одежду. Отсюда предостережение всем нам, кто ныне, так сказать, охраняет храм, как в те времена: «блажен бодрствующий и хранящий одежду свою» (От к. 16:15).

    В «Мишне» описано наказание, которому подвергались заснувшие на своем посту:

    «Офицер храмового холма обходил все посты, неся перед собою зажженные факелы. Всякий часовой должен был при его приближении встать и сказать: «Мир тебе, офицер храмового холма!» Если же очевидно было, что он спал, то офицер приказывал сопровождающим его избить нерадивого, а сам имел право поджечь его одежду. И говорили тогда:

    «Что за шум во дворе храма?» Это били какого-то левита в подожженной одежде, который заснул на своем посту. Равви Элиезер бен Иаков говорил: «Нашли они однажды брата моей матери спящим и подожгли его одежды».

    Говоря о «священных помещениях внутри храма», «Еврейская энциклопедия» пишет, что размещенные там часовые «не имели права даже сидеть, не говоря о том, чтобы спать. Начальник стражи следил за бдительностью каждого часового, наказывая заснувшего священника, а иногда даже поджигая на нем рубаху в знак предостережения остальным».

    Заключение

    «Ни один преступник никогда не причинял столько хлопот после своей казни, — пишет Е. Лекамю о мерах предосторожности у гробницы Христа. — Более того, ни одному распятому не оказывали такой чести, охраняя его могилу отрядом солдат».

    «Было сделано все, — заключает профессор Дж. У. Кларк, — чтобы с помощью политических мер и человеческого благоразумия предотвратить воскресение Христа — причем именно эти предосторожности послужили наиболее прямым свидетельством и доказательством воскресения».

    Ученики поступили по–своему

    В своем Евангелии Матфей пишет о трусости учеников Христа (26:56). После того, как Иисуса арестовали в Гефсиманском саду, «… все ученики, оставивши Его, бежали».

    То же самое пишет Марк (14:50): «… оставивши Его, все бежали».

    «Они не были от рождения особенно смелыми или широкими людьми, — замечает профессор Джордж Хансон. — После того, как схватили их Учителя, они самым трусливым образом покинули Его и бежали, оставив Иисуса на произвол судьбы».

    Профессор Альберт Роупер говорит о Симоне Петре, который «раболепствовал под насмешками служанки во дворе у первосвященника и клятвенно уверял, что не знает «Человека Сего, о Котором говорите».

    Он считает что «страх, малодушный страх за свою собственную судьбу заставил Петра отречься от Человека, которого он искренне любил. Страх, низкий страх толкнул его на измену Тому, кто позвал его от сетей, чтобы сделать ловцом человеков».

    Профессор Роупер пишет о характере учеников Иисуса:

    «Эти галилеяне, по большей части рыбаки, мало что знали о городах и нравах горожан. Один за другим они последовали за молодым Учителем из Назарета и приняли Его образ жизни. Они шли за Ним преданно и без сожалений — покуда не пробил час испытаний. Когда Его схватили на окраине Гефсиманского сада, ученики отступились от Него и бежали, испуганные факелами, шумом и обнаженными мечами.

    (Ученики) спрятались по домам, и о них ничего не было слышно, покуда утром третьего дня Магдалина не принесла им потрясающую новость. После этого двое из них — всего двое — набрались смелости, чтобы отправиться и самим проверить, правдивую ли новость или просто «пустую болтовню» принесла им Мария. Все поведение учеников пронизано жалким страхом и духом самосохранения».

    «Какие мысли о мертвом Христе наполняли умы Иосифа из Аримафеи, Никодима и других учеников Христа, а также апостолов и благочестивых женщин?» — спрашивает Альфред Эдерсхайм.

    «Они считали Христа мертвым, — отвечает он на этот вопрос, — и не ожидали Его воскресения — по крайней мере, в общепринятом смысле. Этому есть множество доказательств, начиная с самого мгновения Его смерти — в погребальных благовониях, принесенных Никодимом, в «ароматах», приготовленных женщинами и предназначенных для того, чтобы замедлить тление, в печали женщин при виде пустой гробницы, в их догадке, что Тело Христа унесли, в смущении и во всем поведении апостолов, в сомнениях, одолевавших столь многих, и, наконец, в недвусмысленных словах: «Ибо они еще не знали Писания, что Ему надлежит воскреснуть из мертвых».

    ОБСТОЯТЕЛЬСТВА СОБЫТИЙ ПОСЛЕ ВОСКРЕСЕНИЯ

    Пустая гробница

    У. Дж. Спарроу-Симпсон указывает, что ученики, обнаружив пустую гробницу, не посчитали этого за доказательство воскресения. Об Иоанне говорится: «… увидел и уверовал» (Иоан. 20:8). Это, однако, произошло лишь потому, что Иоанн, видимо, вспомнил предсказания Христа о Своем воскресении. Ни Мария Магдалина, ни другие женщины, ни даже Петр не пришли к вере, увидав пустую гробницу.

    Лишь явления Христа после Его воскресения убедили Его последователей в том, что Он действительно восстал из мертвых. Пустая гробница была историческим фактом, удостоверяющим, что на землю являлся не кто иной, как Иисус Христос, воскресший во плоти и крови.

    Дж. Н. Д. Андерсон, юрист, профессор восточного права в Лондонском университете, задает следующий вопрос:

    «Замечали ли вы, что все упоминания о пустой гробнице содержатся лишь в Евангелиях, написанных для того, чтобы наставить в подробностях учения тех, кто уже обратился к Христу? В проповедях тем, кто еще не уверовал, как показывают «Деяния Апостолов», уделено огромное внимание воскресению, но ни разу не упоминается пустая гробница. Почему? Для меня существует только один ответ: говорить о пустой гробнице не было смысла, потому что и друзья, и противники прекрасно знали о ней. Единственным достойным обсуждения вопросом была причина, по которой гробница была пустой, и то, о чем свидетельствовало исчезновение Тела Иисуса».

    В своей другой работе Андерсон пишет:

    «Пустая гробница стоит одним из нерушимых свидетельств воскресения. Предполагать, что на самом деле она вовсе не была пустой, представляется мне смехотворным. История говорит нам, что апостолы с самого начала обратили многих во враждебном Иерусалиме, провозглашая благую весть о воскресении Христа из мертвых — и это чуть ли не в двух шагах от усыпальницы. Любой из их слушателей мог сам сходить к гробнице и вернуться между обедом и тем, что у евреев было полдником. Можно ли предполагать, таким образом, что апостолы проповедовали бы с подобным успехом, если бы Тело Того, Кого они называли воскресшим Господом, все это время разлагалось в гробнице Иосифа? Какое бы впечатление произвели на огромную компанию священников и твердолобых фарисеев проповеди о воскресении, которое на самом деле было вовсе не воскресением, а всего-навсего разговором о духовном возрождении, для удобства облаченным в высокие слова о буквальном воскресении из мертвых?"

    Пол Альт (цит. по Вольфгарту Панненбергу) писал: «Вскоре после смерти Христа о Его воскресении было объявлено в Иерусалиме, месте Его казни и погребения. Общественность главного города Израиля не могла не располагать надежными свидетельствами того, что гробницу обнаружили пустой». Провозглашенному воскресению «ни одного дня, ни одного часа не поверили бы в Иерусалиме, если бы пустая гробница не была установленным фактом, известным всем, кого это интересовало».

    Как комментирует профессор Е. Х. Дей: «Предположение о том, что гробница не была пустой, ставит критика в весьма затруднительную ситуацию. Как в таком случае объяснить, например, вопрос о быстром распространении весьма определенного предания, которое никогда всерьез не подверглось сомнению? Как объяснить подробные описания, на основе которых возникло это предание? Как объяснить, почему евреи не смогли опровергнуть факта воскресения, представив мертвое тело Христа, или предприняв официальное исследование гробницы, в результатах которого они были бы так заинтересованы?"

    «Ни в одном из фрагментов и отголосков этого древнего спора, дошедшего до наших дней, — комментирует британский юрист Френк Моррисон, — мы не слышим, что хотя бы один человек, обладающий чувством ответственности, утверждал, что Тело Иисуса до сих пор находилось в гробнице. Нам предлагают только объяснения исчезновения Тела. Сквозь все эти древние документы настойчиво проходит утверждение, что гробница Иисуса была пуста.

    Можно ли голословно отрицать все свидетельства, дополняющие и подтверждающие друг друга? Лично я думаю, что нельзя — цепочка совпадений слишком убедительна».

    Майкл Грин цитирует одно светское свидетельство о том, что гробница была пуста. Это древнее свидетельство известно под названием «… Назаретской надписи, по имени города, где она была обнаружена. Оно представляет собой императорский эдикт времен либо Тиберия (14-37 г.), либо Клавдия (41-54 г.) и предусматривает суровые наказания против махинаций с гробницами и могилами. Похоже, что сведения о пустой гробнице достигли Рима в искаженном виде (Пилат обязан был доложить о случившемся и явно сообщил, что гробница была ограблена). Эдикт, видимо, был реакцией императора на доклад Пилата».

    «Нет никаких сомнений, — заключает Грин, — что в первый день Пасхи усыпальница Иисуса была действительно пуста».

    Матфей (28:11-15) пишет о попытках иудейских правителей подкупить римскую стражу, чтобы солдаты распространили слух о похищении Тела Иисуса Его учениками. Как поясняет «Словарь апостолькой церкви»:

    «Эта нечестная сделка была признанием противников христианства в том, что гробница была пустой — признанием, за которым легко увидеть общеизвестность того факта, что мертвое Тело Христа исчезло из Его усыпальницы».

    Как пишет У. Дж. Спарроу-Симпсон, «исчезновение Тела из гробницы признавалось противниками так же, как провозглашалось учениками. Стражники рассказывали о похищении Тела, поскольку были подкуплены (Матф. 28:11-15). Однако это обвинение евреев против апостолов основано на том факте, что гробница была заведомо пуста, чему требовалось объяснение…. Признание этого факта присутствует во всех дальнейших комментариях евреев на тему воскресения».

    Спарроу-Симпсон приводит в подкрепление своей точки зрения пример: «… объяснение, выдвинутое евреями в порядке антихристианской пропаганды в XII веке. По этой версии, царица, услышав, что старейшины казнили Иисуса и погребли Его, а Он восстал из мертвых, приказала им в течение трех дней предоставить ей мертвое Тело либо расстаться с жизнью. «И тогда сказал Иуда: «Приди, и покажу тебе Человека,

    Которого ты ищешь, ибо я взял Тело безродного из могилы. Боялся я, чтобы не похитили Его ученики Его, и похоронил Его у себя в саду, и провел ручей над могилой». И дальше рассказывается, как Тело якобы было показано царице».

    «Нет нужды доказывать, что этот рассказ о том, как Тело было найдено, является средневековой подделкой, — заключает Спарроу-Симпсон. — И однако само появление такого рассказа показывает необходимость объяснения факта исчезновения Тела, если воскресение Христа при этом отрицалось».

    Эрнест Кеван считает исчезновение Тела Христа из гробницы «неоспоримым фактом». «Гробница была пуста, и этого не могли отрицать даже враги Иисуса».

    «Исчезновение Тела из гробницы, — пишет он, — наносит смертельный удар по всем гипотезам, выдвигавшимся против свидетельств христианской веры. Это камень преткновения для всех правдоподобных теорий, и немудрено поэтому, что о пустой гробнице ничего не упоминается во множестве контраргументов против христианства».

    Юлиус Вельхаузен, немецкий ученый, знаменитый своим анализом Ветхого Завета, так писал о воскресении Христа: «Признается, что с воскресением Иисуса Его Тело также исчезло из гробницы, и этот последний факт невозможно объяснить естественными причинами».

    Почему усыпальница Христа не стала предметом поклонения?

    Дж. Н. Д-Андерсон считает немаловажным свидетельством то, что «до нас не дошло никаких сведений о поклонении гробнице Христа или паломничестве к ней в первые годы существования церкви. Если даже убежденные христиане не стремились увидеть эту гробницу, поскольку были уверены в воскресении их Учителя из мертвых, то что сказать о тех, кто слышал Его проповеди и знал о чудесах исцеления, но не присоединился к христианам? Они тоже, видимо, знали, что Тела там нет, и не видели смысла в посещении усыпальницы».

    Любопытное наблюдение делает Френк Моррисон в своей книге «Кто сдвинул камень?". «Рассмотрим вначале тот небольшой, но многозначительный факт, что ни в Деяниях Апостолов, ни в посланиях, ни в апокрифических документах неоспоримо раннего происхождения не содержится упоминаний о каком бы то ни было паломничестве к усыпальнице Иисуса Христа. Это абсолютное молчание по поводу самого святого места христианства весьма примечательно. Неужели ни одна из женщин, для которой образ Учителя был самым дорогим воспоминанием, никогда не возжелала провести несколько мгновений на этом священном месте? Неужели ни Петр, ни Иоанн, ни Андрей никогда не чувствовали тяги к убежищу, где покоились смертные останки Великого Учителя? Неужели сам Савл, вспоминая свое высокомерие и самомнение, ни разу не пришел к гробнице, чтобы пролить там слезы раскаяния в своем отрицании Имени? Если все эти люди действительно знали, что Господь лежит в этой усыпальнице, их поведение кажется необъяснимым. Я уверен, что это удивительное молчание древних источников по поводу дальнейшей истории гробницы Христа должно вызывать глубокое беспокойство у любого, кто отрицает Воскресение».

    Погребальные одежды

    В следующем отрывке из Иоанна мы видим, каким важным свидетельством воскресения были погребальные одежды Христа:

    «Тотчас вышел Петр и другой ученик, и пошли ко гробу. Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый, и наклонившись увидел лежащие пелены: но не вошел во гроб. Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошел и другой учени к, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал; ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых» (Иоан. 20:3-9). Дж. Н. Д. Андерсон та к комментирует рассказ Иоанна:

    "… Гробница, очевидно, была не вполне пустой. Вы помните рассказ в Евангелии, как Мария Магдалина побежала и позвала Петра и Иоанна, и как оба они отправились к гробнице. Иоанн, будучи моложе Петра, бежал быстрее и оказался у гробницы первым. Он наклонился, «заглянул» внутрь (таково, по-моему, буквальное значение греческого оригинала) и увидел полосы льняной ткани и платок, в который была обернута голова. Подоспевший Петр направился прямиком внутрь, а за ним и Иоанн. Они обратили внимание на пелены и на платок, который лежал не рядом с ними, а поодаль, причем был сложен. Греческий текст здесь указывает и на то, что пелены не были разбросаны по склепу, но лежали в порядке на месте Тела Иисуса, а на месте Его шеи был промежуток. Местоположение же «особо свитого» платка указывает на то, что он сохранил форму, приданную ему при погребении, как если бы Тело просто исчезло из своего савана. Нам сказано, что увидевший это зрелище Иоанн не нуждался в дальнейших свидетельствах от ангелов или людей: он «увидел и уверовал» и до нас дошел его рассказ об увиденном».

    Кирилл Александрийский (376-444) считает, что мысль о воскресении пришла в голову апостолам именно при виде сложенной подобным образом погребальной одежды.

    «Во всем рассказе Иоанна чувствуется влияние его личности, — пишет профессор Е. Х. Дей, — в нем присутствуют все приметы не только очевидца, но и человека весьма внимательного… Он описывает, как ученики бежали, кто из них первым достиг гробницы, кто первым заглянул в нее; он не забывает отметить, что Иоанн первым на клонился и, заглянув в низкий дверной проем, увидел лежащие пелены, а Петр, будучи более смелым, первым зашел внутрь; в описании того, что увидел Петр, он употребляет точное греческое слово «фтеорей», в котором есть оттенок исследования; его описание положения, в котором находились пелены и платок, немногословно, но весьма точно в выборе слов; вход в гробницу Иоанна и та вера, которая охватила его при виде пелен, — все это не могло быть ни чем иным, как описанием подлинного очевидца, до сих пор хранящего в памяти всю эту сцену, очевидца, для которого вид пустой гробницы и сброшенных погребальных одежд был решительным мгновением в его жизни и вере».

    Нижеследующие наблюдения принадлежат Джону Р. У. Стотту:

    «Интересно, что те же источники, из которых мы знаем об исчезновении Тела Иисуса, сообщают о том, что погребальные пелены не исчезли. На это обращает особое внимание Иоанн, бежавший вместе с Петром к гробнице тем волнующим ранним утром. Его рассказ (20:1-10) несет безошибочную печать принадлежности очевидцу. Он обогнал Петра, но отважился лишь заглянуть в гробницу, покуда не пришел Петр и не вступил в нее. «Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал». Вопрос состоит в следующем: что из увиденного заставило его уверовать? Речь явно идет не только об отсутствии Тела, но и о присутствии погребальных пелен, в особенности же о том, каким образом они лежали.

    … Иоанн рассказывает, что покуда Иосиф просил у Пилата отдать Тело Иисуса, Никодим «… принес состав из смирны и алоя, литр около ста». Затем оба они «… взяли Тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи» (19:39-42). Имеется в виду, что. обвивая Тело льняными «бинтами», они помещали благовонный порошок между слоями ткани.

    Представим себе, что мы находились в гробнице в момент воскресения Христа. Что бы мы увидели?.. Мы заметили бы внезапное исчезновение Тела… а лишенные поддержки погребальные пелены сразу бы просели под тяжестью благовоний и образовали бы ровный слой. При этом между пеленами и платком, в который была обернута Его голова, образовался бы промежуток, соответствовавший лицу и шее. Что же до самого платка, то благодаря тому, что оборачивался он сложным образом, крест-накрест, он вполне мог сохранить свою выпуклую тюрбанообразную форму, даже оставшись пустым.

    Внимательное изучение текста Евангелия от Иоанна показывает, что его автор увидел именно эти три черты сброшенных погребальных одежд. Прежде всего, он увидел «лежащие» пелены. Слово это повторяется дважды, и при первом употреблении в греческом оригинале стоит в эмфетическом положении. (По-русски эта подчеркнутость сохранена — «и увидел пелены лежащие». — Прим. переводчика.)… Далее мы читаем:

    "… плат, который был на голове Его, не с пеленами… но… на другом месте». Вряд ли это означает, что платок был свернут и брошен в угол. Он до сих пор лежал на каменной плите, но был отделен от пелен заметным расстоянием. Наконец, тот же платок был «особо свит», а не лежал вместе с пеленами…. Это слово хорошо передает округлую форму, которую сохранял пустой платок.

    Нетрудно представить сцену, которую увидели пришедшие к гробнице апостолы: каменная плита, осевшие погребальные пелены, пустой сверток на месте головы и на некотором расстоянии от пелен. Немудрено, что они «увидели и уверовали». Одного взгляда на эти пелены было достаточно, чтобы убедиться в подлинности и чудесной природе воскресения. Ни одно человеческое существо не трогало, не перемещало и не складывало этих пелен. Они напоминали сброшенную оболочку куколки, из которой вышла бабочка.

    Погребальные пелены остались в таком виде именно для того, чтобы свидетельствовать о воскресении. Дальнейшие доказательства этой их роли находим в рассказе о том, как Мария Магдалина (вернувшаяся к гробнице после того, как известила о случившемся Петра и Иоанна) «… наклонилась во гроб и видит двух Ангелов, в белом одеянии сидящих, одного у главы, и другого у ног, где лежало Тело Иисуса». Очевидно, они сидели на каменной плите, разделенные погребальной одеждой Христа. И Матфей, и Марк приводят слова одного из ангелов: «… Его нет здесь: Он воскрес, как сказал; подойдите, посмотрите место, где лежал Господь…". Верит читатель в ангелов, или не верит, но эти косвенные описания места, где лежал Христос, усиленные как положением, таки словами ангелов, во всяком случае подтверждают взгляд евангелистов, а именно: расположение погребальных одежд и отсутствие Тела были одновременными свидетельствами Его воскресения».

    «Мне представляется вполне ясно из Евангелия от Иоанна, — пишет Генри Лейтем, — что благодаря увиденному в гробнице с обоими учениками произошла внезапная перемена…» Почему?

    Лейтем описывает увиденное учениками:

    «В углублении, в нижней части ложа, лежали погребальные пелены. Они не находились в беспорядке, но покоились точно в том же виде, как когда Иосиф и другие оборачивали их вокруг Тела Господня, хотя, правда, были распластаны, слой за слоем, потому что Тело исчезло. В дальнем конце ложа, на приподнятой его части, отдельно лежал платок, которым оборачивали голову. Он лежал не плоско, а выдаваясь немного над поверхностью камня, сохраняя форму, приданную ему, когда им обвивали голову Спасителя. Ничто в гробнице не указывало на прикосновение человеческих рук: тело было обернуто в смирну и алоэ, но не было видно и следа этих благовонных порошков — все они так и остались между слоями погребальных пелен, куда были помещены при погребении. Нечто в этой сцене поразило Петра и Иоанна до самой глубины сердца; во всяком случае, как мы видим, они вышли из гробницы уже не теми людьми, которыми вошли в нее. Думается, что по мере осмотра гробницы ими овладело впечатление «присутствия в этом месте Бога».

    Профессор Лейтем пишет далее о погребальном платке, в который была завернута голова Иисуса:

    «Слова «не с пеленами лежащий»… говорят, среди прочего, и о том, что все пелены лежали в одном месте. Если они действительно находились, как я полагаю, в нижней части каменного ложа, то выражение Иоанна совершенно понятно; если же они лежали так, словно были торопливо разбросаны, то в выражении «не с пеленами лежащий» не было бы никакого смысла, поскольку «пелены» не обозначали бы какого-либо конкретного места. Мы вновь замечаем употребление слова «лежащий», не продиктованное абсолютной необходимостью. Платок не лежал плашмя, как пелены, и Иоанн, возможно, хотел подчеркнуть эту разницу».

    "… Платок, обернутый вокруг верхней части головы, должен был остаться… на приподнятом каменном изголовье; именно там где его увидели «особо свитым на другом месте», — продолжает профессор Лейтем. Слово «свитый», по его мнению, означает «кольцеобразную форму, вроде тюрбана с вынутой центральной частью».

    «Там лежали пелены, — заключает профессор Лейтем, — несколько смятые, но все так же свернутые слой за слоем, так что ни одного зернышка благовоний не просыпалось. Платок также лежит на невысокой ступеньке, служившей подушкой голове покойника; он свернут в подобие парика, и лежит отдельно. Само безмолвие этой сцены делает ее особенно многозначительной. Она многое говорила видевшим ее, она многое говорит и мне, когда я вижу ее своим умственным взором, в утреннем свете, льющемся от открытого дверного проема.

    То, что она говорит, можно передать так:

    «Все, что было Иисусом из Назарета, прошло через положенные Ему перемены и исчезло. Мы — погребальные пелены, благовония и платок — принадлежим земле, и поэтому остались здесь».

    Печать

    «Гробница была опечатана в присутствии римских солдат, — комментирует профессор А. Т. Робертсон, — которые затем остались охранять этот знак римской силы и власти».

    «Дверь, таким образом, невозможно было открыть, не повредив печати, — пишет Д. Д. Уидон, — а это было преступлением против владельца этой печати».

    Когда камень откатили в сторону, печать оказалась сломанной. Тому, кто нес за это ответственность, грозило наказание от наместника и его подчиненных. Во времена воскресения Христа не было человека, который не страшился бы повредить римскую печать.

    Римская стража

    В Евангелии от Матфея читаем:

    «И вот, сделалось великое землетрясение: ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был как молния, и одежда его бела как снег. Устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали как мертвые…

    Когда же они шли, то некоторые из стражи, вошедши в город, объявили первосвященникам о всем бывшем. И сии, собравшись со старейшинами и сделавши совещание, довольно денег дали воинам и сказали: скажите, что ученики Его, пришедши ночью, украли Его, когда мы спали; и если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его и вас от неприятности избавим. Они, взявши деньги, поступили, как научены были. И пронеслось слово сие между Иудеями до сего дня» (Матф. 28:2-4, 11-15).

    Впечатление от этого рассказа лишь усиливается, если вспомнить, кем были эти воины.

    Сцена, последовавшая за воскресением Иисуса, была достаточно страшной, чтобы закаленные солдаты «стали словно мертвые» (Матф. 28:4).

    «У них не было ни малейшего пристрастия в порученном деле, — пишет профессор Роупер. — Их цель и долг состояли лишь в том, чтобы строго следовать своим обязанностям воинов римской империи, которой они дали присягу. Римская печать на камне перед гробницей Иосифа была для них куда священнее, чем вся философия Израиля или основы его древней веры. (Они были)… достаточно хладнокровны, чтобы метать жребий по поводу одежды умирающей жертвы…"

    Т. Дж. Такер подробно описывает снаряжение римских солдат. Из его рассказа возникает картина не человека, а какой-то боевой машины в человеческом облике.

    Томас Торберн пишет о нелегком положении, в которое попала стража, поставленная у гробницы, после воскресения Христа. Камень был отвален, печать сломана, и эти солдаты уже могли считать себя под судом военного трибунала. «Воины не могли сказать, что заснули, ибо за сон на посту неукоснительным приговором была смертная казнь».

    «У воинов не оставалось иного выхода, — продолжает Торбен, — как положиться на покровительство священников. Тело, будем считать, исчезло, и небрежение стражи в любом случае (при обычных обстоятельствах) влекло за собой смертную казнь (ср. Деян. 12:19)".

    ИИСУС БЫЛ ЖИВ — ЯВЛЕНИЯ ПОСЛЕ ВОСКРЕСЕНИЯ

    Значение явлений Христа

    «Первым событием в истории христианского мира, — пишет проф. К. С. Льюис, — стали свидетельства многих, кто говорил об увиденном ими воскресении. Если бы они умерли, не заставив никого поверить в эту «благую весть», ни одного Евангелия никогда бы не было написано».

    О свидетельствах воскресения Дж. Н. Д. Андерсон пишет следующее: «Самым решительным способом борьбы с этими свидетельствами было бы объявить их сфабрикованными, насквозь лживыми. Но, насколько мне известно, на это не отваживается никто из современных критиков. Да это и вряд ли было бы возможно. Подумайте о числе свидетелей, превышающем 500 человек. Подумайте о характере этих свидетелей, давших миру наиболее нравственное из всех существующих учений, и живших, как признают даже их враги, в полном согласии с этим учением. Подумайте и о том, как нелепо с психологической точки зрения представить себе маленькую группу разбитых трусов, которая прячется где-то на чердаке, а через несколько дней вдруг превращается в товарищество людей, которых не могут заставить замолчать никакие преследования, — и объяснять эту поразительную перемену какой-то жалкой ложью, что они пытались навязать миру. В таком объяснении попросту не будет никакого смысла».

    «Когда ученики Иисуса провозгласили Его воскресение, — отмечает Джон Уорик Монтгомери, — они выступали в качестве очевидцев, причем еще при жизни людей, соприкасавшихся с событиями, о которых шла речь. В 56 г. Павел писал о том, что Иисуса видели более 500 человек, из которых большая часть доныне в живых…» (1 Кор. 15:6 и далее). Совершенно невероятно, что первым христианам удалось бы сфабриковать подобную сказку, а потом распространять ее среди тех, кто мог легко опровергнуть их рассказы, попросту представив народу мертвое тело Иисуса».

    «Если воскресения не было, — пишет Бернард Рамм, — то радикальные критики должны признать, что Павел лгал апостолам, когда говорил о явлении ему Христа, а они, в свою очередь, лгали Павлу, когда рассказывали о явлениях воскресшего Христа перед ними. Нелегко оспаривать свидетельство Посланий по этому вопросу, где столь убедительно подтверждается их истинность!"

    Явления Христа отдельным людям

    Воскресшего Иисуса видели:

    Мария Магдалина — Иоан. 20:14; Map. 16:9.

    Женщины, возвращавшиеся от гробницы, — Матф. 28:9-10.

    Петр, позднее в тот же день — Лук. 24:34; 1 Кор. 15:5.

    Ученики по дороге в Эммаус — Лук. 24:13-33.

    Апостолы в отсутствие Фомы — Лук. 24:36-43; Иоан. 20:19-24.

    Апостолы в присутствии Фомы — Иоан. 20:26-29.

    Семеро у Тивериадского озера — Иоан. 21:1-23.

    Толпа из 500 с лишним человек на горе Галилейской — 1 Кор. 15:6;

    Иаков — 1 Кор. 15:7.

    Одиннадцать учеников — Матф. 28:16-20; Map. 16:14-20; Лук. 24:33-52; Деян. 1:3-12.

    Присутствовавшие при вознесении — Деян. 1:3-12.

    Павел — Деян. 9:3-6; 1 Кор. 15:8.

    Стефан — Деян. 7:55.

    Павел в храме — Деян. 22:17-21; 23:11.

    Иоанн на Патмосе — Отк. 1:10-19.

    ВРАГИ ХРИСТА НЕ СУМЕЛИ ОПРОВЕРГНУТЬ ЕГО ВОСКРЕСЕНИЯ

    Молчание противников Христа

    В Деян. 2 Лука пишет о проповеди Петра в день Пятидесятницы. Никто из евреев не возразил ему, когда он смело провозгласил воскресение Христа. Почему? Потому что пустая гробница была свидетельством, которое мог проверить любой из противников, если хотел опровергнуть его. Однако всем было известно, что Тела Христа в гробнице больше не было.

    В Деян. 25 мы читаем о заключении Павла в Кесарии. Фест, «… сев на судейское место, повелел привести Павла. Когда он явился, стали кругом пришедшие из Иерусалима Иудеи, принося на Павла многие и тяжкие обвинения, которых не могли доказать» (Деян. 25:6-7). Что же в проповедях Павла так раздражало евреев? Какого вопроса они тщательно избегают в своих обвинениях? Фест, сообщая об этом деле царю Агриппе, описывает главный предмет спора, вопрос «… о каком-то Иисусе умершем, о Котором Павел утверждал, что Он жив» (Деян. 25:19). Евреи не могли объяснить, отчего гробница оказалась пустой.

    В своих злобных нападках лично на Павла они избегали упоминать объективные свидетельства воскресения. Обвинители, понося обвиняемого, уклонялись от обсуждения немого свидетельства — пустой гробницы.

    Молчание евреев звучит громче, чем голос христиан. Фэрбэрн в своей книге «Изучение жизни Христа» пишет, что «молчание евреев не менее важно, чем речи христиан».

    «Простейшее опровержение или убедительное оспаривание факта воскресения нанесло бы христианству смертельный удар. И у них были все возможности для опровержения — если оно было мыслимо» (Проф. Дей).

    «В ранней полемике евреев с христианами по поводу учения о воскресении Христа, отголоски которой мы находим уже в Евангелиях, — пишет В. Панненберг, — нет никаких заявлений о том, что гробница Иисуса осталась нетронутой. Евреи — противники христианства — были бы крайне заинтересованы в сохранении подобных свидетельств. Однако мы видим противоположное — евреи разделяли убежденность своих противников-христиан в том, что гробница была пустой. Они ограничивались лишь тем, что предлагали собственные объяснения этому факту…» (цит. по Дж. Андерсону).

    Воскресение Христа легло в основу церкви; доказательство обратного разрушило бы все христианское движение. И, однако, вместо такого доказательства в течение всего I века христиан преследуют, избивают, подвергают телесным наказаниям и убивают из-за их веры. Было бы куда проще заставить их замолчать, представив народу мертвое Тело Иисуса, но этого так и не сделали.

    Молчание врагов Христа, по меткому замечанию Джона Р. У. Стотта, есть «не менее красноречивое доказательство воскресения, чем свидетельства апостолов».

    Насмешки над христианами В Афинах

    Когда Павел говорил жителям Афин о воскресении Христа, им нечего было ответить на его слова: «Услышавши о воскресении мертвых, одни насмехались…» (Деян. 17:32). Насмехались они только потому, что не могли понять, как может человек восстать из мертвых. Мы не слышим даже попыток этих людей защитить свою точку зрения, которая, по сути, сводится к словам: «Не морочьте мне голову фактами, я уже все для себя решил».

    Почему в Греции, в противоположность Иерусалиму, Павла встретило подобное неверие? Дело в том, что о пустой гробнице хорошо знали все жители Иерусалима (она была прямо там, и любой мог пойти посмотреть на нее). От Афин же она была далеко, и мало кто знал об этом свидетельстве воскресения. Слушатели Павла не стали проверять его рассказа, предпочитая вместо этого подвергнуть апостола своим невежественным насмешкам. Такую позицию смело можно назвать интеллектуальным самоубийством.

    Перед Агриппой и Фестом в Кесарии

    Павел сказал Агриппе и всем, кто присутствовал на суде, что Христос «… имел пострадать и, восстав первый из мертвых, возвестить свет народу (Иудейскому) и язычникам. Когда он так защищался, Фест громким голосом с казал: безумствуешь ты, Павел'большая ученость доводит тебя до сумасшествия. Нет. достопочтенный Фест, сказал он, я не безумствую, но говорю слова истины и здравого смысла: ибо знает об этом царь, пред которым и говорю смело; я отнюдь не верю, чтобы от него было что-нибудь из сего скрыто, ибо это не в углу происходило; веришь ли, царь Агриппа, пророкам? знаю, что веришь. Агриппа сказал Павлу: ты не много не убеждаешь меня сделаться Христианином» (Деян. 26:23-28).

    Вновь, как и в Афинах, Павел сталкивается с неверием. Он снова говорит о восстании Иисуса из мертвых (Деян. 26:23), не получая в ответ никакого убедительного опровержения, только насмешки, исходящие от Феста. Свою защиту Павел строит на словах «здравого смысла» (Деян. 26:25), подчеркивая, что учение его основано на фактах, которые «не в углу происходили» (Деян. 26:26). Своими доказательствами он пытается заставить Агриппу и Феста задуматься, однако Фест, подобно афинянам, предпочитает отделаться от Павла насмешкой. Этот случай произошел в Кесарии, где о пустой гробнице навряд ли было всем известно. Поездка в Иерусалим подтвердила бы слова Павла.

    ДОСТОВЕРНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКТ

    Пустая гробница остается тем молчаливым свидетельством воскресения Христа, которого никогда и никому не удалось опровергнуть. Ни римляне, ни иудеи не смогли представить народу Тела Христа или объяснить, куда оно исчезло. Тем не менее, они отказались уверовать: не из-за недостаточности доказательств, но вопреки их достоверности люди до сих пор отвергают воскресение.

    «В этой пустой гробнице, — пишет профессор Э. Х^Дей, — христианский мир всегда видел важное свидетельство правоты своей веры. Христиане никогда не сомневались, что она действительно на третий день оказалась пустой: Евангелия единогласно обращают на это особое внимание; необходимость до называть свою точку зрения лежит не на тех, кто верит евангельской истории, но на тех, кто либо отрицает исчезновение Тела из гробницы, либо объясняет его той или иной рационалистической теорией».

    Как писал профессор Джеймс Денни, «пустая могила не есть произведение наивного апологетического духа, которому было недостаточно доказательств воскресения, содержащихся в явлениях Господа перед верующими и введении их в новую победную жизнь;… это самостоятельная, независимая и не вставленная по каким-то посторонним соображениям часть апостольского свидетельства» (цит. по Смиту).

    УСТАНОВЛЕННЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТЫ

    Преображение жизни учеников

    Джон Р. У. Стотт считает, что «преображение учеников Христа — это, быть может, самое главное свидетельство воскресения…"

    Д-р Саймон Гринлиф, юрист из Гарварда, пишет об учениках: «Невероятно, таким образом, что они стали бы так настаивать на истинности рассказов, если бы Иисус действительно не воскрес из мертвых, и если бы они не знали об этом столь же достоверно, как о любом другом событии.

    Даже в истории войн и сражений вряд ли найдешь пример подобного героического постоянства, терпения и несгибаемой отваги. У них были все мыслимые поводы тщательно задуматься над основами своей веры, над свидетельствами великих событий и истин, которые они проповедовали…"

    «Неужели эти люди, которые помогли преобразить всю нравственную структуру общества, похожи на закоренелых обманщиков или одержимых бредом сумасшедших? — спрашивает Пол Литтл. — В это труднее поверить, чем в воскресение, тем более, что для такой точки зрения нет совершенно никаких доказательств».

    Обратимся к преображенной жизни Иакова, брата Иисуса. До воскресения он презирал все, чему учил его брат. Он считал слова Иисуса наглым притворством, которое только позорило честь семьи. После воскресения, однако, мы видим Иакова, вместе с другими учениками проповедующим Евангелие Господа. В его послании хорошо описано его новое отношение к Христу. Иаков пишет, что он «… раб Бога и Господа Иисуса Христа…» (Иак. 1:1). Объяснить эту перемену можно лишь словами Павла, который пишет: «… потом (Христос) явился Иакову…» (1 Кор. 15:7).

    По мнению Джорджа Матесона, «неверие Фомы вызвано его убеждением в том, что со смертью Христа настал конец и Его Царству. «Пойдем и мы умрем с Ним». Эти слова принадлежат человеку, который, произнося их, не питает никаких надежд на воскресение Христа. Никто не станет предлагать умереть с другим человеком, если рассчитывает через несколько часов увидеть его живым. В эту минуту Фома утратил всю свою веру, основанную на разуме. Он потерял все надежды, связанные с Иисусом. Он не верил в Его физическую власть и решил, что внешние силы оказались для Него слишком губительными, сокрушив Его».

    Однако Иисус явился и Фоме. О последствиях мы читаем у Иоанна 20:28, где Фома восклицает: «… Господь мой и Бог мой!» Увидев, что его Господь восстал из могилы, Фома полностью переменился и в конце концов принял мученическую смерть.

    Проникнутое поэзией описание преображения учеников Христа находим у Дж. Андерсона:

    «В день распятия они исполнены печали, а в первый день недели — ликования. Во время распятия они не питают никаких надежд, а в первый день недели их сердца лучатся надеждой и уверенностью. Впервые услыхав о воскресении, они отказываются верить в него, но однажды убедившись, уже никогда не сомневаются в своей вере. Чем же объяснить подобные потрясающие перемены в этих людях за такой короткий срок? Простое исчезновение тела из гробницы никогда бы так не преобразило их духа и характера. За три дня не сотворить легенды, которая бы так на них повлияла. Легенды вырастают годами. Этот психологический факт требует полного объяснения.

    Подумайте о характере этих свидетелей, давших миру наиболее нравственное из всех существующих учений, и живших, как признают даже их враги, в полном согласии с этим учением. Подумайте и о том, как нелепо с психологической точки зрения представить себе маленькую группу разбитых трусов, которая прячется где-то на чердаке, а через несколько дней вдруг превращается в товарищество людей, которых не могут заставить замолчать никакие преследования, — и объяснить эту поразительную перемену какой-то жалкой ложью, что они пытались навязать миру. В таком объяснении попросту не будет никакого смысла».

    Преображенные жизни на протяжении 1900 лет

    Иисус преобразил не только Своих учеников — через это прошли многие люди на протяжении последних девятнадцати веков. Свидетельства о таких преображенных жизнях вы найдете в гл. 12, озаглавленной «Уникальность христианского опыта».

    Вывод

    Преобразившиеся жизни — это достоверный психологический факт, который, следовательно, служит веским доказательством воскресения. Это субъективное свидетельство объективного факта воскресения Иисуса

    Христа на третий день после Его смерти — ибо лишь Христос Воскресший мог обладать такой могучей властью, способной преображать человеческую жизнь.

    УСТАНОВЛЕННЫЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТЫ

    Возникновение и существование христианской церкви

    В основу христианской церкви легло учение о воскресении Христа:

    Деян. 1:21-22 — «Итак надобно, чтобы один из тех, которые находились с нами во все время, когда пребывал и обращался с нами Господь Иисус, начиная от крещения Иоаннова до того дня, в который Он вознесся от нас, был вместе с нами свидетелем воскресения Его…"

    Деян. 2:23-24 — «… Сего, по определенному совету и предведению Божию преданного, вы взяли и, пригвоздивши руками беззаконных, убили; но Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его».

    Деян. 2:31-32 — «… Он прежде сказал о воскресении Христа, что не оставлена душа Его в аде, и плоть Его не видела тления. Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели».

    Деян. 3:14-15 — «… Но вы от Святого и Праведного отреклись, и просили даровать вам человека убийцу, а Начальника жизни убили; Сего Бог воскресил из мертвых, чему мы свидетели».

    Деян. 3:26 — «Бог, воскресив Сына Своего Иисуса, к вам первым послал Его благословить вас, отвращая каждого от злых дел ваших».

    Деян. 4:10 — «… то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли. Которого Бог воскресил из мертвых. Им поставлен Он пред вами здрав…"

    Деян. 5:30 — «… Бог отцов наших воскресил Иисуса, Которого вы умертвили, повесивши на древе…"

    Деян. 10:39-41 — «… И мы свидетели всего, что сделал Он в стране Иудейской и в Иерусалиме, и что наконец Его убили, повесивши на древе. Сего Бог воскресил в третий день и дал Ему являться не всему народу, но свидетелям, предъизбранным от Бога, нам, которые с Ним ели и пили, по воскресении Его из мертвых…"

    Деян. 13:29-39 — «… Когда же исполнили все написанное о Нем, то, снявши с древа, положили Его во гроб. Но Бог воскресил Его из мертвых; Он в продолжение многих дней являлся тем, которые вышли с ним из Галилеи в Иерусалим и которые ныне суть свидетели Его пред народом. И мы благовествуем вам, что обетование, данное отцам. Бог исполнил нам, детям их, воскресив Иисуса, как и во втором псалме написано: «Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя». А что воскресил Его из мертвых, так что Он уже не обратится в тление, о сем сказал так: «Я дам вам милости, обещанные Давиду, верно». Посему и в другом месте говорит: «не дашь Святому Твоему увидеть тление». Давид, в свое время послужив изволению Божию, почил, и приложился к отцам своим, и увидел тление; а Тот, Которого Бог воскресил, не увидел тления. Итак, да будет известно вам, мужи братия, что ради Его возвещается вам прощение грехов, и во всем, в чем вы не могли оправдаться законом Моисеевым, оправдывается Им всякий верующий».

    Деян. 17:30-31 — «Итак, оставляя времена неведения. Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться; ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых».

    Деян. 26:22-23 — «Но, получив помощь от Бога, я до сего дня стою, свидетельствуя малому и великому, ничего не говоря, кроме того, о чем пророки и Моисей говорили, что это будет, то есть, что Христос имел пострадать и, восстав первый из мертвых, возвестить свет народу (Иудейскому) и язычникам».

    Церковь — это исторический факт

    Существование церкви объясняется ее верой в воскресение. Все первые годы своего существования церковь подвергалась преследованиям со стороны как иудеев, так и римлян. Верующие принимали пытки и смерть во имя Господа только потому, что верили в Его воскресение из мертвых.

    Как отмечает Уилбур Смит, даже такой рационалист, как д-р Гиньебер, вынужден сделать следующее признание: «Христианства не существовало бы, не будь вера в воскресение упорядочена и поставлена на прочную основу… Вся сотериология и главные элементы учения христианства покоятся на вере в воскресение, и на первой же странице любого наставления в христианской вере следовало бы поставить в виде эпиграфа слова Павла: «… А если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» (1 Кор. 15:14). Со строго исторической точки зрения вера в воскресение несет именно такое важное значение… Учение о воскресении превратило веру в Христа и служение Ему в основу новой религии, которая, отделившись от иудаизма, стала его противницей, а затем осуществила победное шествие по всему миру».

    Пол Литтл указывает, что церковь, созданная приблизительно в 32 г. по Р. Х., возни клане просто та к, а по определеннной причине. Христиан из Антиохии в те первые годы существования церкви назвали однажды «всесветными возмутителями» (Деян. 17:6). «Возмущать» мир, то есть глубоко влиять на него, христиане могли благодаря воскресению.

    Уилбур Смит цитирует слова Х. Мейджора, директора Райпон Холл в Оксфорде, который говорил: «Если бы с распятием Христа окончилось Его общение с учениками, возникновение церкви осталось бы загадкой. Эта церковь была основана на вере в мессианское назначение Христа. Распятый Мессия никак не мог таковым считаться. Он был отвергнут иудейством и проклят Богом. Именно воскресение Христа, как подчеркивает Павел в Рим. 1:4, показало, что Он был «Сыном Божиим в силе».

    «Именно уверенность в воскресении Иисуса вывела Его учеников из бездны отчаяния после Его смерти и привела к распространению начатого Им движения, — писал Кеннет С. Латуретт. — За их глубокой уверенностью в том, что Распятый восстал из мертвых, что они видели Его и говорили с Ним, они, возможно, почти позабыли смерть Христа, а может быть даже и Его Самого» (цит. по Стратону).

    Традиция воскресного дня в христианстве

    Традиционным днем отдыха у евреев была суббота, поскольку говорилось, что Бог завершил Свои труды Создателя и отдыхал на седьмой день. Об этом было написано в священных законах иудеев. Суббота — один из краеугольных камней иудаизма, а ее соблюдение — один из самых почитаемых обычаев для любого еврея. Христиане встретились для молитвы в первый день еврейской недели, чтобы отметить воскресение Иисуса. Этим христианам удалось изменить день отдыха: вместо освященной богословами и соблюдавшейся веками субботы им стало воскресенье. Не забывайте, что они сами были евреями! Зная, какие страхи и сомнения их одолевали, следует заключить, что ими было принято одно из серьезнейших решений, на которое способна группа верующих. Как объяснить переход от субботы к воскресенью в качестве дня богослужений, если Христос не восстал из мертвых?

    Дж. Н. Д. Андерсон отмечает, что большинство первых христиан было воспитано по еврейским обычаям, включавшим беззаветную преданность субботе. Для произошедшей перемены требовалось весьма незаурядная причина, и ею стало воскресение Иисуса.

    Традиция святых таинств христианства

    Причастие — Деян. 2:46; Иоан. 6: Матф. 26:26: Map. 14:22; Лук. 22:19; 1 Кор. 11:23-24.

    Иисус причастил учеников на Тайной Вечере, связанной с Его смертью. Однако в Деян. 2:46 мы читаем, что причащение было временем радости. Если воскресения не было, о какой радости может идти речь? Память о трапезе, которая прямо предшествовала преданию и распятию Христа, их Господа, должна была бы в таком случае вызывать нестерпимую боль. Что превратило отчаяние Тайной Вечери во всемирное причастие радости?

    «В этом таинстве они встречали Его, — пишет Майкл Грин. — Он был не мертвым, но воскресшим и живым. И они праздновали эту Его смерть, в сознании Его живого присутствия «доколе Он придет» в конце нашей истории (1 Кор. 11:26). До нас дошла краткая молитва, произносившаяся при причастии самыми первыми христианами, говорившими еще по-арамейски (1 Кор. 16:22 и Дидахе, 10). Она состоит из одного-единственного слова «Маранафа!", что означает «Господь наш грядет». Единственным объяснением этого праздника, на котором-они отмечали Господню Вечерю, может быть Его воскресение из мертвых на третий день».

    Крещение — Кол. 2:12; Рим. 6:1-6.

    Церемонией посвящения у христиан было крещение. Исполнением этого завета Христа они бросали вызов иудеям, продолжавшим традицию обрезания. Человек должен был раскаяться в своих грехах, поверить в воскресшего Господа и принять крещение. Каково было значение этого обряда? Сомнений в этом мало. Как объясняет Павел. через крещение человек соединяется с Христом в Его смерти и воскресении. При вхождении в воду умирает его старая греховная природа, и вышедший из воды уже приобщен к новой вечной жизни

    Христа. Таинства — самая древняя традиция христианства — прямо связаны со смертью и воскресением Иисуса. Как можно объяснить значение христианского крещения, если не было воскресения?

    Церковь как историческое явление

    Церковь, следовательно, есть историческое явление, которое можно объяснить только воскресением Иисуса. Таинства, совершаемые христианством, служат постоянным свидетельством происхождения церкви.

    Л. Л. Моррис пишет о первых верующих, которые были свидетелями воскресения Христа: «Они были евреями, а евреи известны преданностью своим религиозным обычаям. И, тем не менее, люди эти соблюдали не субботу, а воскресенье, в память о Христе, восставшем из мертвых. В этот день они праздновали святое причастие, отмечавшее не смерть Иисуса, но благодарное воспоминание о благодати, ниспосланной живым и торжествующим Господом. Другое их таинство, крещение, напоминало о том, что верующие «погребены с Ним» и «совоскресли верою в силу Бога» (Кол. 2:12). Воскресение придавало смысл всем делам ранних христиан».

    «ТЕОРИИ», ВЫДВИГАВШИЕСЯ ДЛЯ ОБЪЯСНЕНИЯ ВОСКРЕСЕНИЯ

    ("… суета сует, — все суета!". Еккл. 1:2)

    Ниже мы приводим собрание наиболее популярных теорий, призванных объяснить воскресение Христа. Каждую из них мы рассмотрим по очереди, приведя соответствующее опровержение. Изучение этого вопроса показывает, что верующий может разумно ответить на любой довод против воскресения.

    Британский юрист Дж. Н. Д. Андерсон хорошо знает, насколько важно в судебном разбирательстве располагать надежными свидетельствами. Об исторических свидетельствах воскресения он говорит следующее:

    «Надо подчеркнуть, что все свидетельства следует рассматривать в их совокупности. Сравнительно нетрудно отыскать иное объяснение тому или иному элементу из числа составляющих данное свидетельство, Однако подобные объяснения лишены смысла, если они не согласуются с остальными элементами свидетельства. Ряд различных теорий, каждая из которых предположительно приложима к некоторой части свидетельства, но которые сами по себе не связываются в цельное единство, никак не может служить заменой единственному истолкованию, которое охватывает всю картину».

    Именно такого подхода мы будем придерживаться, рассматривая нижеследующие теории.

    ТЕОРИЯ ОБМОРОКА

    Точка зрения: Христос не умер на кресте, а только потерял сознание

    Христос, помещенный в гробницу Иосифа из Аримафеи, был еще жив. Через несколько часов Он пришел в Себя под действием холодного воздуха гробницы, поднялся и ушел.

    Профессор Дж. Н. Д. Андерсон пишет, что эту теорию «… впервые выдвинул некто Вентурини лет двести тому назад. В несколько измененном виде ее недавно возродила реформаторская группа мусульман, называющая себя «Ахмадия». Их штаб-квартира находилась в городе Кадиан, а английское отделение находится в Патни. одном из районов Лондона.

    Объяснение, согласно этой теории, заключается в следующем. Христа действительно прибили гвоздями к кресту. Он ужасно страдал от шока. потери крови и боли. Он потерял сознание, но все-таки не умер. Медицина в то время была не слишком развита, а апостолы подумали, что Он скончался. Разве нам не сообщают об удивлении Пилата при новости о такой скорой смерти Христа? Объяснение предполагает, таким образом, что Его сняли с креста в состоянии обморока, приняв за мертвого, а затем положили в усыпальницу. Холод и покой склепа произвели на Него такое благотворное действие, что Он в конце концов смог подняться из могилы. Невежественные же ученики не смогли поверить, что это был просто приход в чувство, и настаивали, что имеют дело с воскресением из мертвых».

    Согласно этой теории, Христос пришел в чувство еще и под «живительным действием благовоний, которыми было набальзамировано Его Тело» (Проф. Кеван).

    Опровержение

    Андерсон заключает, что эта теория не выдерживает критики. Спарроу-Симпсон характеризует ее как «… уже совершенно устарелую…"

    Нижеследующие соображения, как мне кажется, покажут, почему данные исследователи пришли к этому мнению.

    Христос, действительно, умер на кресте, как заключили и солдаты, и Никодим, и Иосиф.

    Касаясь теории обморока. Пол Литтл отмечает, что «… ни одной подобной гипотезы не было выдвинуто в древние времена, когда христианство подвергалось, особенно яростным нападкам. Все древние записи подчеркивают факт смерти Иисуса».

    Профессор Торберн перечисляет страдания Христа в руках Пилата: «… тоска в Гефсиманском саду, полночный арест, жестокое обращение в зале дворца первосвященника и в претории Пилата, изнурительные переходы от Пилата к Ироду и обратно, бесчеловечное римское бичевание, дорога к Голгофе, когда напряжение лишило Его всех сил. смертельная пытка распятия, жажда и лихорадка на кресте».

    «Трудно представить даже самого сильного человека, — замечает Торберн, — который, перенеся все это, остался бы в живых. Более того, история показывает, что даже в самых благоприятных обстоятельствах распятые, как правило, умирали».

    Заключая свой анализ, профессор Торберн приводит в качестве лучшего опровержения этой теории слова Кийма: «И вот происходит совершенно немыслимое: бедный, слабый Иисус, с трудом держащийся на ногах, прячущийся, переодетый и, наконец, умирающий, — такой Иисус становится предметом веры, возвышенных чувств, торжества Его последователей, воскресшим Победителем, Сыном Божьим! Здесь эта теория явно становится жалкой, нелепой, достойной только опровержения».

    Проф. Ф. Годэ (цит. по Кевану) писал: «Перед распятием Христос уже много страдал и физически, и духовно. Он прошел через предчувствия гибели в Гефсиманском саду. Он прошел сквозь бесчеловечное римское бичевание, после которого на теле жертвы оставались глубокие шрамы, и которое почти равносильно смертной казни. Затем Его руки и ноги пронзили гвоздями. Даже остатки сил, которые могли у Него быть. исчезли после шести часов невероятных страданий, через которые Он прошел. Измученный жаждой, изнуренный. Он, наконец, испустил Свой дух с последним криком, который записали евангелисты. Добавим, что римский солдат пронзил Его ребра копьем. Без пищи и воды, без единой души, которая могла бы перевязать Его раны или иным образом облегчить страдания. Он провел целый день и две ночи в пещере, куда Его положили. И вот, на рассвете третьего дня. Он вдруг появляется снова. живой и исполненный«радости!"

    Дж. Н. Д. Андерсон считает гипотезу о том, что Христос не умер на кресте, «весьма изобретательной». «Однако, — добавляет он. — критики она не выдерживает. Прежде всего, было сделано, очевидно, все, чтобы Он действительно умер, — именно ради этого Его ребра пронзили копьем. Но предположим, для целей нашего спора, что Он невполне умер. Неужели вы и впрямь верите, что многие часы без медицинского ухода в гробнице, вырубленной в скале, в Палестине во время Пасхи, когда стоят весьма холодные ночи, оживили бы Его, вместо того, чтобы положить конец этой едва теплящейся жизни? Неужели Он смог Сам размотать погребальные пелены с десятками килограммов благовоний, откатить камень, который не под силу было сдвинуть трем женщинам, и пройти несколько километров на израненных ногах?"

    Неужели нам следует поверить, пишет Джон Р. У. Стотт, что «после всех страданий и испытаний на суде, после насмешек, бичевания и распятия Он смог прожить еще тридцать шесть часов в каменной усыпальнице, в холоде, без ухода и пищи? Что после этого Он смог собрать достаточно сил, чтобы совершить непосильный подвиг — откатить огромный камень, загораживающий вход в гробницу, причем не потревожив римских стражников, что после этого, ослабевший, больной и голодный. Он смог явиться ученикам в таком виде, что они поверили в Его победу над смертью? Как поверить, что Он смог заявить о Своей смерти и воскресении, послать их проповедовать по всему миру, пообещать быть с ними до конца света? После этого Он, якобы, сорок дней где-то скрывался, изредка появляясь на людях, а затем исчез без всяких объяснений? Подобную доверчивость куда труднее себе представить, чем неверие Фомы».

    Е. Лекамю пишет о современных рационалистах, отрицающих воскресение Христа:

    «По их мнению, если Он воскрес, то не был мертвым, а если был мертвым, то не воскрес.

    Два одинаково достоверных факта проливают свет на эту дилемму, Во-первых, в пятницу вечером Иисус был мертв. Во-вторых, Он явился, исполненный жизни, в воскресенье, а также в последующие дни.

    В его смерти в пятницу вечером никто не сомневался — ни в синедрионе, ни в претории, ни на Голгофе. Только Пилат удивился, что Он так быстро испустил дух, но изумление правителя лишь заставило свидетелей лишний раз подтвердить утверждение тех, кто просил о Его Теле.

    Таким образом, друзья и враги, смотря на Распятого, ясно видели, что Он умер. Для полной уверенности сотник пронзил Его своим копьем, причем Тело осталось неподвижным. Из раны вытекли кровь и вода, что указывает на быстрое разложение жизненно важных элементов. Известно, что кровотечение при обмороке смертельно: не убить оно может только того, кто уже мертв. ' Обстоятельства происходившего показывают, что Иисус скончался за несколько мгновений до удара копьем. Даже самые умные из Его врагов, включая первосвященников, нисколько не сомневаются в реальности Его смерти. Они боятся лишь обмана со стороны учеников, которые могут украсть Тело, но никак не обмана со стороны Иисуса, испустившего дух у них на глазах. Его сняли с креста, не увидев и при ударе копьем никаких признаков жизни. Недвижимое холодное Тело лежит на любящих руках, которые поднимают Его, уносят, бальзамируют, заворачивают в погребальные пелены, и кладут в гробницу, осыпав Его знаками своего отчаяния и любви. Можно ли представить обморок более глубокий или случившийся в более подходящий момент? Добавим еще, что это был бы самый маловероятный конец жизни, которая сама по себе уже отличалась такой изумительной святостью и оказывала такое плодотворное влияние. Мы имели бы дело с совпадением невозможным, еще более чудесным, чем само воскресение!"

    Ученики Иисуса отнюдь не смотрели на Него, как на очнувшегося от обморока

    Известный скептик Давид Фридрих Штраус, который сам явно не верит в воскресение, наносит, тем не менее, смертельный удар любой мысли о том, что Иисус просто очнулся от обморока. Вот его слова: «Не может быть, чтобы человек, который в полумертвом состоянии украдкой выбрался из гробницы, еле держась от слабости на ногах, человек, которому потребовалась медицинская помощь, перевязки и уход, и который в конце концов все-таки скончался в результате своих страданий, мог произвести на Своих учеников впечатление Победителя смерти и Повелителя Жизни, то впечатление, которое легло в основу всех их будущих проповедей. Христос, оживший таким образом, лишь ослабил бы то впечатление, которое Он производил на них при жизни и во время смерти. В лучшем случае их былые впечатления окрасились бы известной грустью, но iin в коем случае их печаль не превратилась бы в воодушевление, и уважение к Учителю не переросло бы в поклонение».

    Описывая явления Христа Его ученикам, Уильям Миллиган отмечает, что они были «… не встречами в больничной палате, но свиданиями, исполненными здоровья, силы и деловой подготовки к великому труду, который следовало начать немедленно». «Отчаяние уступило место надежде, — продолжает он, — безнадежность — торжеству, упадок сил — приливу живой и стойкой энергии».

    «Когда рассеялись первые страхи учеников, — пишет он далее, — на них нахлынули радость, смелость и воодушевление; мы не видим в них жалости, сочувствия к страданиям, желания прийти на помошь, словом, всего того, что неизбежно возникло бы при появлении человека, упавшего в обморок от изнурения и страданий, лежавшего без сознания с вечера пятницы до утра воскресенья, и теперь только начавшего выздоравливать».

    «В описаниях различных явлений воскресшего Христа, — отмечает профессор Э. Х. Дей, — мы не видим ни одного намека на физическую слабость, которая была бы неизбежной, если бы Иисус очнулся от обморока. На самом деле, ученики увидели в своем воскресшем Учителе не Человека, оправляющегося от ужасных страданий, но Господина жизни и Победителя смерти. Того, Кто больше не был ограничен физическими законами, как видели ученики во время Его служения».

    Сторонникам теории обморока следует также признать, что очнувшийся Иисус оказался способен совершить одно чудо, а именно: выбраться из погребальных пелен, туго обматывавших каждый изгиб Его тела, да к тому же так, чтобы они сохранили свою форму.

    О погребальных пеленах читаем у Меррилла С. Тенни: «При подготовке к погребению по еврейскому обычаю тело обычно обмывали, расправляли, а затем туго пеленали от подмышек до голеней в полосы льняной ткани шириной сантиметров в тридцать. Благовония, нередко смолистой консистенции, помещались между слоями ткани или складками — отчасти для сохранения тела, а отчасти для того, чтобы льняные пелены превратились в твердую оболочку… Иоанн употребляет здесь, как и Лука, точное слово «Обвивать» (греч. «эдесан»)…

    Утром первого дня недели Тело Иисуса исчезло, но погребальные пелены остались на месте…

    Ткань (оборачивающая голову), осталась на своем месте, отделенная от остальных пелен расстоянием от подмышек до шеи. Пелены все еще сохраняли форму тела, но плоть и кости исчезли… Как можно было вынуть тело из пелен, плотно прилегавших к каждому его изгибу?"

    «Сторонники этой теории, — пишет Джеймс Росскап, — должны признать, что ослабевший Иисус сумел отодвинуть камень, стоявший у входа в гробницу — что, как говорят историки, было под силу лишь нескольким мужчинам, — затем выйти из гробницы, не разбудив никого из воинов (если мы, сделав уступку оппоненту, предположим, что они спали, хотя и известно, что спать они точно не могли!), пройти мимо этих воинов и скрыться».

    «Физическая невозможность этого предположения более чем очевидна, — подчеркивает профессор Э. Х. Дей. — Даже если закрыть глаза на сообщения о страже у гробницы (весьма неудобном обстоятельстве для критиков), остается предположить столь невероятную вещь, как то, что очнувшийся от обморока сумел отодвинуть от входа в гробницу «весьма великий» камень».

    Даже если Иисус сумел сдвинуть этот камень, нелепо думать, что Он смог бы побороть римских стражников. Сторожившие гробницу были людьми, без всяких трудностей справившимися бы с человеком, который «в полумертвом состоянии украдкой выбрался из гробницы» (Штраус). А спать стражники не могли — они прекрасно знали, что сон на посту карался смертью.

    Очнувшийся от обморока Иисус никак не смог бы пешком добраться «… в селение, отстоящее стадий на шестьдесят (около 10 км) от Иерусалима, называемое Еммаус…» (Лук. 24:13).

    Как писал профессор Дей, «невозможно представить себе, что человек, очнувшийся от обморока, вызванного ранами и полным упадком сил, сумел пройти длинное расстояние до Эммауса, а затем еще и явился ученикам в Иерусалиме».

    Приведем также соображения по этому поводу профессора Э. Ф. Кевана:

    «На ногах, которые были пробиты всего за два дня до этого. Он без труда проходит 10 км между Эммаусом и Иерусалимом. Он исполнен такой энергии, что во время трапезы внезапно исчезает от Своих спутников, а когда они возвращаются в столицу, чтобы возвестить о воскресении апостолам, они вдруг видят Его снова! Он обогнал их. С той же живостью, которая характерна для всех Его передвижений. Он вдруг появляется в комнате, где собрались Его ученики…. Похоже ли это на действия человека, которого только что полумертвым сняли с креста, и который в полном упадке сил был положен в могилу? Нет».

    Если Иисус всего лишь очнулся от обморока, подобного смерти. Он рассказал бы о Своем состоянии ученикам. Молчание означало бы обман, позволение Своим последователям провозгласить воскресение, которое на самом деле было бы сказкой.

    . Добавим еще, — пишет Е. Лекамю, — что если Иисус всего лишь упал в обморок, то Его характер не позволил бы Ему поддерживать в ком бы то ни было веру в Его смерть. Вместо того, чтобы представляться воскресшим из мертвых, Он сказал бы, что просто случайно уцелел. По сути, мы стоим здесь, как и в других местах Евангелия, перед непреодолимой дилеммой: либо Иисус был Праведником, Человеком Божьим, либо Он был величайшим среди людей преступником. Если Он представлялся воскресшим, не будучи таковым, то Он виновен в мошенничестве и не заслуживает даже просто имени честного человека».

    По мнению Пола Литтла подобная теория подразумевает, что «Сам Христос был повинен в беззастенчивой лжи. Его ученики верили в Его воскресение из мертвых и проповедовали его. Иисус ни слова не сказал против этой веры. Он скорее поощрял ее».

    Исследователь Нового Завета Джон Нокс, которого мы цитируем по Стратону, писал: «Не в том дело, что некто воскрес из мертвых, а в том, что из могилы восстал конкретный Человек, и что это послужило началу христианского движения… Настоящим основанием христианства был характер Иисуса».

    Не восстань Иисус из мертвых, разве стал бы Он соучаствовать в распространении лжи о Своем воскресении? Нелепость такой возможности становится очевидной, как только мы вспомним о безупречности Его характера.

    Если Христос не умер на кресте, то когда и при каких обстоятельствах Он скончался?

    «Приняв теорию обморока, — пишет профессор Дей, — следует устранить из Евангелий и Деяний весь рассказ о Вознесении и объяснять внезапное прекращение явлений Христа тем, что Он полностью скрылся, и был до самой смерти в абсолютном уединении, оставив у своих последователей целый ряд ложных впечатлений о Его личности и об их служении во имя Него в мире».

    Уильям Миллиган считает, что если Христос попросту потерял сознание на кресте, а затем ожил, то «Ему пришлось скрыться в каком-то убежище, неизвестном даже самым преданным из Его учеников. Покуда Его церковь возрастала вокруг Него, потрясая старый мир до самого основания и насаждая повсюду, несмотря на множество трудностей, новый порядок вещей, покуда ее раздирали противоречия, окружали соблазны, покуда ее отдавали под суд, словом, покуда обстоятельства требовали от Него помощи церкви — Он скрывался, проводя остаток Своих дней — долог он был или короток — в том, что нельзя назвать ничем иным, кроме как постыдным уединением. И в конце концов Он должен был умереть — причем никто не может с казать, где, когда и каким образом! Нет ни одного луча света, прояснившего бы нам эту загадку; и первые христиане, столь плодовитые, как нас уверяют, творцы легенд, не оставили нам ни одной легенды, чтобы решить этот вопрос».

    Заключение

    Вслед за Джорджем Хансоном мы можем честно сказать о теории обморока: «Трудно поверить, что она была излюбленным объяснением рационалистов XVIII века». Существует столько свидетельств против этой теории, что в настоящее время ее смело можно считать устарелой.

    ТЕОРИЯ ПОХИЩЕНИЯ

    Точка зрения: Тело было похищено учениками

    Евангелист Матфей пишет следующее о теории, которой многие в его время объясняли исчезновение Тела Христа:

    «Когда же они шли, то некоторые из стражи, вошедши в город, объявили первосвященникам о всем бывшем. И сии, собравшись со старейшинами и сделавши совещание, довольно денег дали воинам и сказали: скажите, что ученики Его, пришедши ночью, украли Его, когда мы спали; и если слух об этом дойдет до правителя, мы убедим его и вас от неприятности избавим. Они, взявши'деньги, поступили, как научены были. И пронеслось слово сие между Иудеями до сего дня» (Матф. 28:11-15).

    Версия о похищении в том виде, как она была записана Матфеем, была некоторое время популярна среди евреев. Об этом мы узнаем из трудов Иустина Мученика, Тертуллиана и других авторов.

    Профессор Торберн делает следующие наблюдения:

    В «Диалоге против Трифона» Иустина Мученика еврей говорит о «некоем Иисусе, обманщике из Галилеи, которого мы распяли; но ученики Его ночью выкрали тело из гробницы, куда положили Его после снятия с креста, и ныне обманывают людей сказками о Его восстании из мертвых и вознесении в небеса».

    Об этом пишет и Тертуллиан («Апология», 21): «В гробнице нашли только одежду погребенного. И все же еврейские вожди, равно стремившиеся распространить ложь за пределами своей страны и удержать от веры людей в почтении и повиновении им, пустили слух о том, что тело Христа было похищено Его учениками». Ту же мысль он с тонкой иронией повторяет в другой работе («О зрелищах» (30): «Вот Тот, Кого тайно похитили ученики, чтобы говорить, что Он воскрес из мертвых, или Тот, Кого вынес из гробницы садовник, чтобы его урожай не вытоптали толпы паломников!"

    Мы встречаем это утверждение и в средневековой еврейской литературе. Его повторяет Раймарус, когда пишет, что «ученики Христа похитили Его тело в первые же сутки после похорон, разыграли на месте погребения комедию с пустой гробницей, а публичное объявление воскресения отложили на пятидесятый день, когда тело уже полностью разложилось».

    На положения и аргументы этой теории полностью ответил еще Ориген».

    Иоанн Златоуст из Антиохии (347-407 гг.) так писал о теории похищения:

    «Ибо воистину даже это говорит об истинности воскресения, даже их уверения в том, что ученики похитили Его. Ибо это язык людей, признающих исчезновение тела. И если они согласны, что тела там не было, а похищение представляется мыслью ложной и невероятной, поскольку они следили за гробницей, и печати были нетронуты, а ученики слишком робки, то доказательство воскресения становится отсюда неопровержимым».

    Опровержение

    Исчезновение тела из гробницы следует каким-то образом объяснить.

    Профессор Э. Ф. Кеван отмечает, что пустая гробница сама по себе еще не обязательно доказывает, что Христос воскрес, однако ставит нас перед выбором из двух возможностей. «Исчезновение Тела было либо Божьим делом, либо человеческим». Обе эти возможности следует рассмотреть беспристрастно и принять ту из них, которая с большей вероятностью соответствует истине.

    «Выбор между этими возможностями, тем не менее, не представляет трудности, — продолжает Кеван. — У врагов Христа не было причин похищать Его тело; у Его друзей не было для этого власти. Римляне были заинтересованы в том, чтобы Тело оставалось на своем месте, а версия о краже Его учениками представляется невероятной. Следовательно, власть, которой Тело Спасителя было унесено из гробницы, была Божественной».

    «Если Иисус, Которого в пятницу положили в гробницу, к воскресенью исчез из нее, то либо Его Тело вынесли оттуда, либо Он вышел из склепа Своей властью. Других возможностей здесь нет. Вынесли ли Его Тело? Кто? Друзья или враги? Последние поставили наряд охраны у Его гробницы и, следовательно, у них не было причин убирать Тело. Более того, они не стали бы этого делать из благоразумия, поскольку исчезновение Тела облегчило бы распространение историй о воскресении, которые могли бы придумать ученики. Самое мудрое в их положении было охранять Тело в качестве доказательства, чтобы в ответ на любые рассказы о воскресении сказать: «Вот Его Тело, Он не воскрес».

    Что до Его друзей, то похищать Тело у них не было ни желания, ни возможностей». (Камю.)

    "… Эти солдаты не могли объяснить, почему гробница оказалась пустой, — пишет Уилбур Смит, — и синедрион научил их, что говорить, попутно подкупив, чтобы они могли в страхе повторять эту спешно сочиненную сказку».

    «Версия, которую требовалось распространить, — комментирует А. Б. Брюс, — свидетельствует о факте, который нуждался в объяснении, т. е. исчезновении Тела. Подразумевается также, что солдаты знали о ложности заявления на этот счет».

    Неубедительность гипотезы о похищении Тела Христа учениками.

    Никто не сомневался в показаниях стражи. Матфей пишет лишь, что «… некоторые из стражи, вошедши в город, объявили первосвященникам о всем бывшем» (Матф. 28:11).

    Профессор Р. С. Х. Ленский отмечает, что первосвященники получили известие о воскресении Христа от своих собственных свидетелей, «воинов, которых они сами поставили охранять гробницу, наиболее надежных из всех мыслимых свидетелей». Показания воинов были сразу приняты в качестве истины; первосвященники знали, что у стражи не было оснований лгать.

    «Следует прежде всего отметить, — соглашается профессор Смит, — что еврейские власти никогда не ставили под сомнение показаний стражников. Они не пошли удостовериться в исчезновении тела, поскольку и без того знали, что гробница была пуста. Стражники никогда не вернулись бы в город с подобной историей, исходящей из их уст, если бы речь не шла о реальных, неоспоримых событиях, в той мере, в которой они сами их воспринимали. Еврейские власти велели солдатам повторять историю, которая объясняла, каким образом гробница стала пустой».

    Профессор Альберт Роупер пишет об Анне и Каиафе: «Их лицемерное объяснение исчезновения Тела Иисуса из гробницы выдает ложность их обвинений. В противном случае, зачем бы им было подкупать солдат, чтобы те распространяли свои лжесвидетельства?"

    Приняв показания стражников, евреи, таким образом, молчаливо согласились с тем, что Тело Христа исчезло из гробницы. Выдуманная ими сказка о похищении Тела учениками — лишь неудачная отговорка, придуманная за неимением лучшего объяснения.

    Против похищения Тела из гробницы были приняты тщательные меры предосторожности, которые сорвали бы любой план учеников выкрасть Иисуса из склепа.

    «Будем справедливы, — пишет профессор Роупер. — Перед нами объяснение, которое для мыслящего человека не может ничего объяснить, решение, которое ничего не решает. Когда первосвященники уговорили Пилата приказать «охранять гроб до третьего дня», имеющиеся факты заставляют думать, что гробница действительно охранялась самым надежным образом. Дальнейшие рассуждения неизбежно приводят нас к выводу, что меры, принятые против попыток друзей Иисуса украсть Его Тело, составляют неопровержимое доказательство того, что они никакие могли его похитить».

    Как подчеркивается в «Популярной библейской энциклопедии» под редакцией С. Фаллоу, «ученикам было не под силу бороться с римской властью. Как могла вооруженная стража проиграть схватку с горсткой робких людей?"

    Иоанн Златоуст пишет о женщинах, которые ранним утром в воскресенье пришли к могиле Иисуса: «Они считали, что никто из людей не мог взять Его, охраняемого таким множеством воинов, если только Он не воскрес Сам».

    Уныние и страх, охватившие учеников, убедительно говорят, что им неоткуда было внезапно взять достаточно смелости и отваги, чтобы выступить против наряда стражи у гробницы и похитить Тело. Настроение у них было явно неподходящим для такого подвига.

    «Ученики, покинувшие Иисуса во время суда, — отмечает Уилбур Смит, — не обладали ни отвагой, ни физической силой, чтобы напасть на отряд воинов».

    «Эти ученики, — продолжает Смит, — были не в том настроении, чтобы выступить против римских воинов, преодолеть сопротивление всей стражи и выкрасть Тело из гробницы. Лично я думаю, что подобная попытка стоила бы им жизни, но они не были способны даже предпринять ее. В ночь на четверг на той неделе Петр показал себя трусом, и когда во дворе у первосвященника служанка обвинила его в близости к осужденному назареянину, он начал ради спасения собственной шкуры отрекаться от своего Господа, клясться и божиться. Что могло настолько переменить Петра за эти несколько часов, что он из такого труса превратился бы в героя, рвущегося, в бой с римскими воинами?"

    «Популярная Библейская энциклопедия» под редакцией С. Фаллоу, пишет, что ученики «скорее всего… не стали бы пытаться, и практически точно им не удалось бы» выкрасть Тело из гробницы.

    «Каким образом они смогли бы похитить Тело? Хилые и робкие существа, покинувшие Иисуса, как только Его схватили; даже Петр, самый смелый из них, задрожал от речей служанки и трижды отрицал, что знает Его. Неужели при таком характере эти люди отважились бы на поединок с властью наместника? Неужели они осмелились бы противостоять решимости синедриона, вступить в схватку со стражей или начать бой с вооруженными, бывшими начеку, воинами? Если Христос не воскрес из мертвых (я говорю языком неверующих), то Он обманул Своих учеников тщетными надеждами на воскресение. Разве ученики не открыли бы Его самозванства? Разве стали бы они рисковать жизнью, пускаясь в такое опасное предприятие ради человека, который так жестоко воспользовался их легковерием? И даже если предположить, что они разработали план похищения Тела, каким образом они сумели бы его осуществить?"

    «В этой кучке учеников, — отмечает профессор А. Роупер, — не было ни одного, кто отважился бы проникнуть в эту запечатанную гробницу, даже если у нее не стояла бы римская стража. Мысль о том, что кто-то из них выполнил бы подобное предприятие, преодолев все предпринятые меры предосторожности, совершенно нелепа».

    Если солдаты спали, как они могли утверждать, что Тело украдено учениками?

    В «Популярной библейской энциклопедии» приводится следующий комментарий по поводу теории похищения: «Стражники либо спали, либо бодрствовали, — писал Блаженный Августин, — если они бодрствовали, то как они допустили похищение Тела? Если же они спали, то откуда им было знать, что Тело украдено учениками? Как они осмеливаются в та ком случае твердить о краже?"

    Римская стража, считает А. Б. Брюс, «прекрасно знала, что никто из наряда не спал на посту, и что никакой кражи не произошло. Ложь, столь хорошо оплаченная священниками, самоубийственна — одна ее половина опровергает другую. Спящие часовые не могли знать, что произошло».

    «Если требовалось бы заключительное доказательство воскресения Христа, — замечает профессор Дейвид Браун, — то им могла бы служить глупость объяснений, которые давали подкупленные стражники. Мало того, что все часовые вряд ли могли одновременно заснуть на посту, это еще менее вероятно в данном случае, когда власти так беспокоились о том, чтобы могила оставалась нетронутой…"

    О теории, состряпанной еврейскими правителями. Пол Литтл отзывается так: «Они дали солдатам денег и велели им объяснить, что ученики пришли ночью и украли Тело, покуда часовые спали. Лживость этой сказки настолько очевидна, что Матфей даже не берет на себя труда опровергать ее. Какой судья стал бы слушать, если бы вы заявили ему, что покуда вы спали, в ваш дом прокрался сосед и украл ваш телевизор? Какой спящий знает, что вокруг него происходит? Такие показания осмеяли бы в любом суде».

    Солдаты не могли заснуть на посту, так как это грозило им смертной казнью от высшего начальства.

    «Заснувшего на посту обычно наказывали смертью, — пишет профессор А. Б. Брюс. — Неужели солдат за какие бы то ни было деньги можно было уговорить пойти на такой риск? Разумеется, они могли взять деньги и удалиться, смеясь над теми, от кого они их получили, чтобы сообщить своему начальнику всю правду. Чего еще могли ожидать первосвященники? И как они могли всерьез сделать свое предложение? В этой истории есть темные места».

    Возможность того, что римские часовые заснули на своем посту, разбирает Эдвард Гордон Селуин, которого мы цитируем по У. Смиту:

    «То, что все они без исключения заснули на посту, выполняя задание столь чрезвычайной важности, т. е. именно следя за тем, чтобы Тело не похитили… представляется невероятным, в особенности если учесть, что стражники эти подчинялись строжайшей в мире дисциплине. Римский часовой, заснувший на своем посту, карался смертью. И все же эти стражники не были казнены, и даже правители, расстроенные и раздраженные срывом своего плана охраны тела, не сочли их виновными… Практически самоочевидно, что еврейские правители и сами не верили в ту версию, которую за деньги велели распространять солдатам. В противном случае, отчего они немедленно не арестовали и не допросили учеников? Ведь поступок, который им приписывался, был серьезным преступлением против существующих властей. Почему их не заставили вернуть Тело? А если они не могли опровергнуть предъявленное обвинение, почему их не наказали за совершенное преступление?.. Нет ни единого намека на то, что правители пытались хотя бы обосновать свои обвинения».

    Английский богослов и философ Уильям Пейли пишет: «Как справедливо замечал д-р Таунзенд… в рассказе стражников содержится тайный умысел. «Ученики Его пришли ночью, и украли Его, пока мы спали». В таких обстоятельствах никто не станет признаваться в своем недосмотре, если только не получит гарантий защиты и оправдания».

    Камень у входа в гробницу отличался исключительно большими размерами. Даже если ученики действительно пытались украсть Тело, покуда солдаты спали, те неизбежно проснулись бы от шума при передвижении камня.

    Профессор Уилбур Смит считает, что «эти воины неизбежно проснулись бы при отодвигании тяжелого камня и извлечении Тела Иисуса».

    «Даже если предположить, — подчеркивает Дейвид Браун, — что к гробнице пришло достаточно учеников, чтобы сломать печать, отодвинуть огромный камень и вынести Тело, как могли все стражники спать так глубоко и долго, чтобы не услышать звуков от этой трудной и шумной работы, которая шла непосредственно рядом с ним?"

    Молчаливым свидетелем невозможности кражи была погребальная одежда Иисуса.

    «Никакой грабитель не стал бы заново сворачивать пелены, чтобы придать им прежнюю форму, — пишет Меррилл Тенни, — поскольку у него не было бы на это времени. Грабители раскидали бы пелены в беспорядке и бежали бы вместе с Телом. Страх перед разоблачением заставил бы их быть как можно более торопливыми».

    У профессора Альберта Роупера читаем следующее:

    «Такая опрятность не сочетается с осквернением и ограблением могил. Если кто и пошел бы на исполнение такого поручения он ни в коем случае не вел бы себя так опрятно, неторопливо и спокойно. Вспоминая обстоятельства известных нам преступлений, мы видим, что преступники никогда не проявляют такой тщательной заботы о том, чтобы оставить в столь убранном и чистом состоянии то помещение, которое они ограбили или осквернили. Совсем напротив, беспорядок и разрушение — вот. приметы взломщика. Таких поступков никто не совершает не торопясь, они требуют быстроты, с которой порядок несовместим. Убранная гробница, о которой свидетельствует Иоанн, сама по себе провозглашает нелепость утверждения, что Тело Иисуса похитили Его ученики».

    Еще полторы тысячи лет назад Григорий Нисский отмечал, что «расположение пелен в усыпальнице, где плат, который был обвернут вокруг головы нашего Спасителя, лежал не вместе с пеленами, но особо на своем месте, по-прежнему свернутый, не говорит о страхе и спешке похитителей, а значит, опровергает рассказ о похищении Тела».

    О том же самом писал Иоанн Златоуст, также живший в IV веке. «Скажем и о пеленах, склеенных смирной, ибо Петр видел их лежащими. Ибо если бы они были расположены к краже, они не похитили бы Тела обнаженным, и не только во избежание бесчестия, но и потому, что не имели времени раздевать Его и страшились разбудить тех, кто жаждал схватить их. Особенно когда пелены были со смирной, благовонием столь прилипающим к телу и скрепляющим его с одеждой, что нелегко было бы снять погребальные одежды с Тела. Те же, что сделали это, нуждались в долгом времени, и снова мы видим, что рассказ о воровстве не содержит истины.

    Разве не знали они ярости евреев? Разве захотели бы они навлечь ее на себя? И с какой пользой для них, если Иисус не воскрес?"

    Знаменитый преподаватель права в Гарвардском университете Саймон Гринлиф пишет по этому поводу:

    «Погребальные пелены, аккуратно лежавшие на своем месте, и лежащий от них отдельно свернутый платок свидетельствовали с полной очевидностью, что никто не проникал в гробницу и не грабил ее, так как эти пелены и благовония представляли большую ценность для грабителей, чем голое Тело — и уж во всяком случае они не стали бы тратить времени на то, чтобы снова их свернуть. Те же обстоятельства указывают, что Тело не было похищено друзьями Иисуса, которые не оставили бы погребальных пелен в гробнице. Все эти обстоятельства заронили в душу Иоанна зерно веры в воскресение Иисуса».

    Подробное описание погребальных одежд дано Генри Лейтемом, который, отмечая, что все они находились в одном месте, добавляет свои соображения относительно «… ста литров благовоний. Эти благовония находились в сухом состоянии; упоминаемое их количество велико, и при разматывании пелен порошок смирны и алоэ должен был просыпаться на каменное ложе или на пол, образовав весьма заметную кучу. Вышедший из гробницы Петр в своем подробном описании не мог пройти мимо нее. Г-н Бирд не забывает о благовониях, и пишет, что они отягощали погребальную одежду, однако упускает одно обстоятельство, которое представляется мне немаловажным, а именно: если пелены были размотаны, то благовония просыпались бы и были бы заметны. Благовония не упоминаются, и это должно означать, что они остались между слоями погребальной одежды и были невидимы».

    Ученики не стали бы уносить Тела Христа.

    «У учеников не было решительно никаких причин для того, чтобы уносить Тело, погребенное с почестями, — считает Уилбур Смит. — Они ничего не могли больше сделать для Тела своего Господа. Иосиф из Аримафеи никогда не велел им уносить Тело с места первоначального погребения, не советовал этого и никто другой, и, следовательно, если бы они пошли на такой поступок, то сделали бы это не для того, чтобы почтить Господа или спасти самих себя, но лишь для обмана других, иными словами, для того, чтобы внушить жителям Палестины ложь об Иисусе. Заметим, что кем бы ни были эти ученики, следовавшие за Господом в течение трех лет, лжецов среди них не было — за исключением Иуды, которого к тому времени уже не было в живых. Их никак нельзя назвать низкими людьми, склонными к обману. Невозможно представить, что после товарищества со Святым Сыном Божьим, Который Сам осуждал ложь и всегда стоял на страже истины, после Его учения о самой возвышенной праведности, о которой слышали в этом мире до Него, — невозможно представить, что эти одиннадцать учеников вдруг сговорились пойти на такое презренное дело»..

    Они еще не сознавали истины воскресения, и потому не стали бы ее изобретать.

    Как замечает Джон Ф. Уитуэрт, «очевидно, они не понимали, что на третий день Он должен был восстать из гроба, и, несомненно, были поражены Его воскресением. Эти обстоятельства опровергают мысль о том, что они могли даже задумать похищение Тела, чтобы создать впечатление воскресения».

    «Даже если бы ученики не постеснялись похитить Тело, — пишет профессор А. Б. Брюс, — они были не в том состоянии духа, чтобы задумать похищение или предпринять его. У них не оставалось душевных сил на такой отважный поступок. Свинцовый груз печали на их сердцах делал их едва ли не такими же безжизненными, как то Тело, которое они якобы похитили. Далее, предполагаемый мотив похищения никак не мог двигать ими в то время. Похитить Тело, чтобы распространять веру в воскресение! Какая польза была им от проповеди того, во что они сами не верили? «Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых…» (Иоан. 20:9). Не помнили они и того, что сказал им их Господь об этом перед Своей смертью».

    «Ученики были людьми честными, — пишет Джеймз Росскап, — и не могли бы навязывать народу ложь. Они провели весь остаток своих дней проповедуя воскресение, превратившись из трусов в героев. Они не боялись арестов, тюрем, побоев, и страшных казней, и никто из них не отрекся от Господа, никто не оставил своей веры в Его воскресение».

    Обсуждая теорию похищения. Пол Литтл подчеркивает ее «психологическую и этическую невероятность. Похищение Тела Христа — это нечто полностью чуждое характеру Его учеников и всему, что нам о них известно. Это означало бы, что они распространяли заведомую ложь, из-за которой были обмануты и в конечном счете погибли многие тысячи людей. Невозможно представить, что даже если несколько учеников замыслили и осуществили похищение, они никогда не рассказали бы об этом остальным».

    Комментируя теорию похищения Тела Христа учениками, британский юрист Дж. Н. Д. Андерсон отмечает, что «это противоречило бы всему, что мы знаем о них: их нравственному учению, содержанию их жизней, их упорству перед лицом страданий и преследований. К тому же это ни ка к бы не объяснило их внезапного преображения из павших духом беглецов в свидетелей, которых не могли заставить замолчать никакие противники».

    «Даже противники христианства приходят ей на помощь в данном вопросе, — пишет Кеван о теории похищения. — Известный скептик Штраус (1808-1874) отвергает теорию обмана со стороны учеников, считая ее морально несостоятельной. «Историк. — пишет Штраус, — должен признать твердую веру учеников в воскресение Христа»".

    «Сегодня эту теорию открыто опровергают даже многие ортодоксальные еврейские иследователи, включая самого Клаузнера, который, будучи полностью с ней несогласен, признает, что ученики были слишком честными людьми, чтобы пуститься на подобное мошенничество», — пишет У. Смит, ссылаясь на труд«Иисус Христос: Его жизнь, время и учение».

    Неужели «похищенное Тело» дало Петру силы для его опровержения в «Деяниях Апостолов» (4:8-12)?

    «Тогда Петр, исполнившись Духа Святого, сказал им: начальники народа и старейшины Израильские! Если от нас сегодня требуют ответа в благодеянии человеку немощному, как он исцелен, то да будет известно всем вам и всему народу Израильскому, что именем Иисуса Христа Назорея, Которого вы распяли. Которого Бог воскресил из мертвых. Им поставлен он пред вами здрав: Он есть камень, пренебреженный вами зиждущими, но сделавшийся главою угла, и нет ни в ком ином спасения; ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4:8-12).

    «Сила Господа так вдохновила Петра в день Пятидесятницы, — поясняет Уилбур Смит, — что за один тот день, после проповеди, посвященной главным образом истине воскресения Христа, три тысячи душ пришли к Господу. Одно ясно: Петр, во всяком случае, проповедовал то, во что верил и сам, — что Бог воскресил Христа из мертвых. Невозможно с такой силой проповедовать сознательную ложь. Ученики продолжали проповедовать воскресение, покуда весь мир не преобразился верой в эту светлую истину. Нет, ученики не похищали — и не могли похитить — Тела нашего Господа».

    Все ученики, кроме Иоанна, приняли мученическую смерть. Их преследовали за праведность, их веру и учение. Как отмечает Пол Литтл, «люди пойдут на смерть за то, во что они верят, пусть сама вера и ошибочна, но не ради заведомой лжи». В действительности они «постоянно ссылались на воскресение Иисуса как на основу своего учения, проповедей, жизни и — что важнее всего — смерти». В свете этого гипотеза о похищении Тела учениками представляется совершенно нелепой.

    Трудно не согласиться с Джоном Р. У. Стоттом, который считает эту теорию «попросту неправдоподобной. Она настолько сомнительна, что практически не имеет права на существование. Если из Евангелий и Деяний что-нибудь вытекает, то это прежде всего искренность апостолов. Они могли поддаться заблуждению, если угодно, но не пошли бы на обман. Лицемеры и мученики — это две разные породы людей».

    Теории о том, что Тело Иисуса вынесли из гробницы евреи, римляне или Иосиф из Аримафеи, ничуть не убедительнее, чем гипотеза о похищении его учениками.

    Евреи не стали бы уносить Тело.

    «Всего через семь недель, — пишет Дж. Андерсон, — если верить письменным источникам — при том, что у меня нет оснований полагать, что христианские авторы придумали этот трудный для объяснения семинедельный промежуток, — так вот, всего через семь недель весь Иерусалим бурлил проповедью воскресения. Апостолы несли весть о воскресении всем жителям города, вызывая большое недовольство первосвященников. По их словам, апостолы пытались возложить на них вину за гибель этого человека, обвиняли их в том, что они распяли Господа славы. И они были готовы на все, чтобы в зародыше подавить эту ересь».

    Если первосвященники приказали убрать Тело из гробницы, почему же в ответ на проповедь апостолов о воскресении они попросту не объявили об этом? Почему они не сообщили, где теперь находится Тело? Почему, если бы и этому не поверили, они не достали бы Тело снова, не погрузили его на телегу и не провезли по центру Иерусалима? Такие действия погубили бы христианство даже не в колыбели, а в материнской утробе!

    «Очевидно, — комментирует английский богослов и философ Уильям Пейли, — что если бы Тело было возможно обнаружить, евреи представили бы его на обозрение, поскольку получили бы простейший и самый убедительный ответ на все рассказы о воскресении. Факты таковы, что несмотря на все меры предосторожности, несмотря на всю свою тревогу и все имевшиеся предупреждения, евреи так и не смогли показать народу Тело Христа после того, как появился рассказ о Его воскресении, и ученики всенародно говорили о нем, как об основе своих проповедей Его именем, собирая последователей Его религии…"

    Евреи не смогли ничего сказать о местонахождении Тела Иисуса. По этому поводу Джон Уитуэрт пишет: «Всем евреям была впоследствии известна версия о похищении Тела, и однако, как замечал д-р Гилмор, «о ней ни словом не упоминалось на судах над апостолами, которые вскоре начались в Иерусалиме в ответ на их отважное и открытое провозглашение воскресения». Хотя апостолов судили перед той группой, которая зародила слухи о том, что ученики взяли Тело Христа, их ни разу не обвинили в похищении; члены синедриона ни разу даже не обмолвились о нем, а вскоре эту версию и вовсе забросили как нелепую».

    Римляне не стали бы уносить Тела.

    Наместнику было бы только выгодно, чтобы Тело оставалось в могиле. Пилат был прежде всего заинтересован в поддержании спокойствия, а исчезновение Тела вызвало бы нежелательное волнение среди евреев и христиан.

    Пилат, пишет Дж. Андерсон, «был озабочен этим странным учением. Если бы он и распорядился убрать Тело, то не мог не сообщить об этом столь расстроенным первосвященникам».

    Пилат, попросту, хотел мира.

    Иосиф из Аримафеи не стал бы уносить Тела.

    Тайный ученик Христа, Иосиф не стал бы уносить Тела из гробницы, не сообщив об этом другим ученикам.

    Даже если бы он отважился на это, то во всяком случае сообщил бы о сделанном другим ученикам позже, когда стали распространять весть о воскресении.

    Итак, факты убедительно говорят о том, что Тела Иисуса никто не уносил из гробницы.

    «Простая. вера христианина в Воскресение, — пишет Дж. Хансон, — куда менее удивительна, чем легковерие скептика, который скорее примет самые дикие и невероятные россказни, чем твердые исторические свидетельства. Если трудности веры велики, то нелепости неверия — безмерны».

    ТЕОРИЯ ГАЛЛЮЦИНАЦИИ

    Точка зрения: все явления Христа после воскресения были только иллюзией, массовой галлюцинацией Опровержение

    Насколько важны явления Христа после воскресения?

    «В первые годы существования христианства, — писал К. С. Льюис, — «апостолом» считался прежде всего тот, кто представлялся очевидцем воскресения. Всего через несколько дней после распятия, когда шла речь о двух новых кандидатах в апостолы на место предателя Иуды, они считались годными на роль апостолов на основании того, что лично знали Христа как до, так и после Его смерти, и могли из первых рук свидетельствовать внешнему миру о Воскресении (Деян. 1:22). Через несколько дней Петр, в своей первой христианской проповеди, говорил о том же самом: «Сего Иисуса Бог воскресил, чему все мы свидетели» (Деян. 2:32). В Первом Послании к Коринфянам Павел причисляет себя к апостолам на том же основании: «Не апостол ли я?.. Не видел ли я Иисуса Христа, Господа нашего?» (9:1).

    Что если явления воскресшего Христа были всего лишь видениями?

    Если принять определение Льюиса, то «явления» Христа, в галлюцинациях обеспечивает апостольское звание. В таком случае, пишет Грешам Мейиен, «вся христианская церковь зиждется на нездоровых явлениях, произошедших с рядом людей в первом веке нашей эры. Это означает, что если бы Петр и его соратники обратились бы к хорошему невропатологу, то никакой христианской церкви никогда бы не существовало».

    Что такое видение?

    Уилбур Смит приводит удачное определение видения, которое дает Вайс: «Научное значение этого термина заключается в том, что имеет место зрительное восприятие в отсутствие соответствующего внешнего объекта. Зрительный нерв возбуждается не внешними волнами или колебаниями эфира, а чисто внутренними психологическими факторами.

    В то же время испытывающий видение воспринимает его как полностью «объективное», полагая, что объект зрения действительно находится перед ним».

    Можно ли считать явления Христа видениями?

    Как свидетельствует Новый Завет, ученики Христа никогда не испытывали никаких видений.

    «Те, кто испытывает галлюцинации, — замечает Хилльер Стратон, — никогда не становятся героями. Воскресение Христа настолько преобразило всю жизнь тех первых свидетелей, что они шли на гибель за то, что провозглашали эту истину».

    Теория галлюцинаций противоречит некоторым принципам психиатрии.

    Галлюцинации обычно посещают людей определенного типа.

    Это люди с повышенным воображением, нервные, находящиеся «на взводе».

    В своих явлениях Христос не ограничивается кругом людей с определенным психологическим складом.

    Как отмечает Джон Р. У. Стотт, видевшие Христа были в самых различных настроениях: Мария Магдалина плакала, женщин одолевали страх и удивление, Петр мучился совестью, Фома был полон неверия. Двое, идущие в Эммаус, думали о событиях минувшей недели, а учени ки в Галилее — о рыбной ловле.

    «Невозможно свести эти явления нашего божественного Господа к галлюцинациям расстроенных умов», — подытоживает Стотт.

    Через подсознание галлюцинации обычно связаны с прошлым опытом человека.

    Они отличаются индивидуальностью и крайней субъективностью.

    В своей фундаментальной работе по психопатологии галлюцинаций Рауль Мург по словам Хайнриха Клюрера пришел к выводу, что «переменчивость и непостоянство составляют главную черту галлюцинаций и сходных с ними явлений. Для него галлюцинации — не статический, а динамический феномен, нестабильность которого отражает нестабильность факторов и условий, вызывающих его появление».

    Таким образом, два человека одновременно не могут иметь одну и ту же галлюцинацию.

    Явления Христа видело множество людей.

    «Совершенно невероятно, — считает Томас Дж. Торберн, что целых пятьсот, скажем, человек среднего душевного здоровья и темперамента, разными группами, в разное время и при разнообразных обстоятельствах переживали всевозможные чувственные впечатления — зрительные, слуховые, тактильные, которые целиком возникали за счет галлюцинаций. Мы говорим, что это невероятно, поскольку если бы подобная теория была предложена для объяснения какого-либо исторического события, кроме «сверхъестественного», ее немедленно бы отвергли по причине смехотворности».

    Теодор Кристлиб, которого мы цитируем по Уилбуру Смиту, писал:

    «Мы не отрицаем известных науке случаев массовых видений. Однако все эти случаи сопровождаются нездоровым умственным возбуждением, а также телесным нездоровьем, в частности, нервической аффектацией. Даже если один или несколько учеников и находились в таком состоянии, мы не имеем права распространять эту идею на остальных, здоровых мужчин разного темперамента и конституции. И все же иные считают, что

    свидетели воскресения один за другим впадали в это нездоровое состояние — не только восторженные женщины, но даже Петр, сильный и крепкий рыбак, ничего не имевший общего с неврозами, Иаков, двое по дороге в Эммаус, и такдалее, вплоть до трезвого, исполненного сомнения Фомы, вплоть до всех одиннадцати вместе и даже до толпы в пятьсот с лишним человек. Предполагается, что все эти люди внезапно поддались некоему самообману, причем, заметим, в самые различные моменты, в самых разнообразных обстоятельствах, за самыми разными занятиями (утром у гробницы, за разговором по дороге, в узком кругу друзей, работавших на озере). Самым разным было их настроение, самой разной — склонность к видениям. И неужели все они могли сговориться и объявить миру эти видения телесными явлениями воскресшего Христа? А если так, насколько это было бы чистым самообманом или заведомой ложью? Наверняка кое-кто из них задавался бы впоследствии вопросом о реальности увиденного. Как справедливо подмечает Шлаиермахер, «любой, кто предполагает, что ученики обманули себя и ошибочно приняли внутреннее за внешнее, обвиняет их в такой слабости ума, которая сводит на нет все их свидетельства о Христе и заставляет думать, что и Сам Христос не знал людей, если мог выбрать Себе таких свидетелей. Если же Сам Он, по желанию Своему, распорядился, чтобы они приняли внутренние явления за внешние впечатления, то Он был источником заблуждения, что несовместимо с Его высоким достоинством и ставит под сомнение вообще все нравственные идеи».

    Согласно известным психиатрам Л. Е. Хайниси и Дж. Шатскому, иллюзия есть «ложное восприятие, ошибочный ответ на возбуждение чувств… однако у всякого нормального человека это ложное восприятие вызывает желание проверить другое чувство — или же другие чувства приходят ему на помощь, показывая, что он имеет дело всего лишь с иллюзией…"

    Явления Христа никак не могли быть «ошибочными» восприятиями:

    Уилбур Смит, комментируя Евангелие от Луки, пишет о его авторе как о «человеке, привыкшем научно рассматривать любой изучаемый предмет. В начале своей второй книги, ^Деяний Апостолов», он говорит, что наш Господь «… явил Себя живым по страдании Своем со многими верными доказательствами…» (1:3).

    «Именно тот род доказательств, на котором так настаивает современная наука, включая даже психологию, когда хочет определить реальность рассматриваемого объекта, встречаем мы в Евангелиях, когда речь идет о воскресении Господа Иисуса, — продолжает Смит. — Мы видим там доказательства, которые можно увидеть человеческим глазом, потрогать человеческой рукой и услышать человеческим ухом. Это то, что мы называем эмпирическими доказательствами».

    «Явления Господа Воскресшего, — подчеркивает У. Дж. Спарроу-Симпсон, — поддаются анализу с помощью человеческих чувств, которыми они воспринимались, будь то зрение, слух или осязание. Все аспекты явлений можно с удобством сгруппировать по данному принципу».

    Спарроу-Симпсон начинает свой анализ со зрения. «Это естественный способ привлечь первое внимание свидетелей. О зрительном восприятии явлений Христа говорится в Евангелиях в различных выражениях:

    «Иисус встретил их».                    Мф. 28:9

    «Увидевши Его» (хотя среди свидетелей            Мф. 28:17

    были и сомневающиеся)

    «Они узнали Его».                        Лк. 24:31

    «Они… подумали, что видят духа».                Лк. 24:37

    «Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это — Я Сам;, осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня. И сказав это, показал им руки и ноги».            Лк. 24:39-40

    О том же пишет и четвертый евангелист:

    Мария Магдалина «видела Господа»        Ин. 20:18

    «Он показал им руки… и ребра Свои»        Ин. 20:20

    «Ученики обрадовались, увидевши Господа»    Ин. 20:20

    «Если не увижу на руках Его ран от гвоздей…"    Ин. 20:25

    «Потому что увидел Меня…"            Ин. 20:29

    «Из учеников же никто не смел спросить Его:

    «кто Ты?", зная, что это Господь».            Ин. 21:12

    «В продолжение сорока дней являясь им…"        Деян. 1:3

    Воскресший Господь при Своих явлениях показывает следы от ран, полученных при казни:

    Лука пишет о руках и ногах.            Лк. 24:39-40

    Матфей не упоминает об этом.

    Иоанн упоминает Его руки и ребра.        Ин. 20:20-25,27

    «Явления воскресшего Христа удостоверяются также чувством осязания, — продолжает Спарроу Симпсон. — Наиболее ясно об этом пишет Лука:

    «Осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня…             Лк. 24:39

    Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда; и взяв ел пред ними».                 Лк. 24:42,43

    Профессор Торберн добавляет:

    «В Евангелии от Марка «галлюцинаторное» видение имеет слуховую сторону: ангел велит женщинам идти и объявить о случившемся ученикам. Мк. 16:5-7 Аналогичным образом у Матфея (который в значительной мере опирается на те же источники, что Марк), женщины одновременно видят и слышат Иисуса, а также осязают Его». Мф. 28:9,10

    Галлюцинации обычно ограничены во времени и пространстве. Как правило,. они сопутствуют местам или обстоятельствам, вызывающим воспоминания.

    Ни время, ни место явлений Христа никак не способствовали галлюцинациям свидетелей. Никому не чудились, в силу знакомой обстановки, фантастические события.

    Отсутствие внешних обстоятельств, ведущих к галлюцинациям, отмечает Джон Р. У. Стотт. «Если бы явления произошли в одном или двух местах, особо святых для почитателей Иисуса и связанных с Его памятью», — пишет он, — и если «они находились бы в настроении ожидания», то «у нас вполне могли бы возникнуть подозрения».

    Стотт приходит к следующему заключению: «Если бы мы располагали лишь рассказом о явлении Христа в горнице, мы могли бы сомневаться и задавать вопросы. Если бы одиннадцать апостолов собрались в этом особом месте, где Иисус провел с ними несколько часов из числа Своих последних на земле, если бы они оставили Его место пустым, и предавались бы сентиментальным воспоминаниям о волшебстве прошедших дней, вспоминая Его обещания вернуться и надеясь на Его возвращение, покуда жар их ожиданий не был бы утолен Его внезапным появлением, можно было бы и впрямь опасаться, что они стали жертвой жестокого заблуждения».

    «Не стоит забывать, — писал У. Робертсон Николл, — что ученики не только думали, что видели Христа, но и что они говорили с Ним, что беседы проходили в разных обстоятельствах, и что свидетелей имелось много».

    Джеймс Орр подчеркивает, что явления были «не мелькнувшим образом Христа, но длительными беседами».

    Рассмотрим большое разнообразие времен и мест явлений Христа:

    Ранним утром перед женщинами у гробницы Мф. 28:9,10

    После обеда на дороге в Эммаус Лк. 24:13-33

    Явления отдельным людям при свете дня Лк. 24:34; 1 Кор. 15:6 Ранним утром у озера Ин. 21:1-23

    На горе Галилейской перед толпой в пятьсот с лишним верующих. 1 Кор. 15:7

    Разнообразие времен и мест явлений Христа столь велико, что кажется почти намеренным, и никак не согласуется с представлением о них, как о галлюцинациях.

    Галлюцинации — это плод предвкушения, надежды, ожидания, которые превращают желаемое во впечатление действительного.

    Для галлюцинаций характерны принципы, приводимые ниже. Профессор Миллиган отмечает, что предмет видения должен характеризоваться «верой в идею, которую он выражает, и возбужденным ожиданием того, что эта идея должна каким-то образом материализоваться».

    Видение испытывает тот, кто так хочет видета, что он способен увидеть нечто несуществующее и считать плод своего воображения реальностью.

    Профессор Э. Х. Дей подчеркивает, что «видения, восприятие исключительных явлений большим числом людей одновременно требует определенной «психологической подготовки» в течение достаточно долгого периода времени».

    «Представим, например, мать, у которой сын погиб на войне, — пишет Пол Литтл. — Она помнит, что он каждый вечер в 5.30 приходил домой с работы. Каждый день после обеда, сидя в кресле-качалке, она предается раздумьям. И вот, наконец, ей кажется, что он входит в комнату и начинает разговаривать с ней. При этом она теряет всякий контакт с реальностью».

    Свидетели явлений воскресшего Христа были вынуждены в них поверить против своей воли.

    «Природа этих явлений, — указывает У. Дж. Спарроу-Симпсон, — говорит, что они привлекли внимание в качестве внешней реальности, а не были сотворены изнутри».

    Альфред Эдерсхайм напоминает, что «подобные видения предполагают ожидание события. Как известно, имело место нечто прямо противоположное».

    В качестве аргумента против теории галлюцинаций профессор Э. Х. Дей приводит «медлительность, с которой ученики приходят к убеждению, ставшему следствием лишь неумолимой логики фактов».

    Профессор Дей пишет и об отсутствии «психологической подготовки»:

    «Первое явление Господа заставило учеников в самых разных настроениях — но состояния ожидания, предвкушения или готовности увидеть Его явно среди них отсутствуют.

    При этом «их вера была поколеблена случившейся катастрофой, позорной смертью, столь живо напоминавшей о словах иудейских законов: «Проклят пред Богом всякий повешенный на дереве» (Втор. 21:23). Теория субъективных видений могла бы показаться приемлемой, если бы ученики не верили бы в самое худшее. Но их надежды были настолько разбиты, что приходили в себя они медленно».

    Пол Литтл указывает, что общее настроение последователей Христа отличалось от наблюдаемого у жертв галлюцинаций: «Мария пришла к гробнице первым воскресным утром после Пасхи с благовониями в руках. Зачем? Чтобы умастить Тело Господа, Которого она любила. Она явно не ожидала обнаружить Его воскресшим. Действительно, увидев Его впервые, она приняла Его за садовника! Когда Господь наконец явился ученикам, они перепугались и подумали, что видят духа!"

    «Описание, приводимое Лукой, как бы предназначено для того, чтобы опровергнуть «гипотезу о видениях», — считает Альфред Эдерсхайм. — Нам открыто говорят, что явления Воскресшего Христа были неожиданными настолько, что они испугали учеников, что они приняли Иисуса за дух, и Ему пришлось убеждать их в Своей реальности, предлагая потрогать Себя, ибо «… дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня».

    «Как удачно замечает Ройсс, — продолжает Эдерсхайм, — если бы это фундаментальное положение христианства было выдумкой, то рассказы о нем были бы нарочно приведены в самое полное и буквальное соответствие Друг с другом».

    К. С. Льюис подчеркивает, что «любая теория галлюцинаций разбивается об один простой факт — и если это не факт, то мы имеем дело с самой странной выдумкой, изобретенной человечеством — а именно, что в трех отдельных случаях видевшие «галлюцинацию» не признали в ней Иисуса (Лук. 24:13-31; Иоан. 20:15, 21:4). Допустим даже, что Бог послал некую святую галлюцинацию, чтобы учить истинам, в которые и без этого верили многие, и которые можно было бы куда легче преподать другими способами, не столь затмевающими эти истины. Неужели в таком случае Он не мог создать правильной галлюцинации? Неужели Творец всех лиц в мире — такой халтурщик, что Он не может создать даже близкого подобия Человека, который был Им Самим?"

    Т. Дж. Торберн считает, что если явления Христа ученикам были плодом «субъективного воображения, вызывавшим аналогичный ход

    столь же фантастических впечатлений в других, то предание, несомненно, донесло бы до нас куда более замысловатый рассказ» об этих явлениях.

    Галлюцинации обычно обнаруживают склонность регулярно повторяться в течение долгого периода времени.

    Они либо учащаются вплоть до кризисной точки, либо становятся реже, а затем исчезают. На этот счет можно привести следующие соображения:

    «Все-Евангелия сходятся на том, что явления Воскресшего Тела в конце концов прекратились; в некоторых рассказах они резко прекращаются спустя шесть недель после распятия… — пишет К. С. Льюис. — Призрак может просто рассеяться, но с объективно существующим должно что-то произойти, он должен куда-то уйти».

    Он приходит к такому выводу: «Если это было видение, то речь идет о самом обманчивом и ложном видении из всех известных. Но если Христос был реален, то Его появления должны были прекратиться каким-то событием. Невозможно устранить Вознесение, ничего не поставив на его место».

    «Словарь апостольской церкви» Хейстингза считает теорию галлюцинаций несовместимой с внезапным прекращением явлений Христа. «После сорока дней Христос уже никому не являлся, за исключением Павла, т. е исключительному человеку в исключительных обстоятельствах. Воображение функционирует другим образом. Как отмечает Кайм, «духов, вызванных людьми, нелегко успокоить».

    «Если видения воскресшего Спасителя были галлюцинациями, отчего они так резко прекратились? — спрашивает профессор Кеван. — Почему после Вознесения ни кто уже не испытывает этих столь желанных видений? По законам развития, говорит д-р Маллинз, если действию галлюцинации поддалось пятьсот человек, она должна была бы стать хронической. Но эти «галлюцинации» уступили место решительному и победному походу за торжество Благой Вести».

    Что можно заключить о теории галлюцинаций?

    Джон Р. У. Стотт отмечает: «Ученики отличались не легковерием, а напротив, осторожностью, скептицизмом и «медлительностью сердца в вере». Галлюцинациям они подвержены не были. Странные видения не смогли бы их удовлетворить. Вера их была основана на твердых фактах опыта, поддающегося проверке».

    Галлюцинации, напоминает Т. Дж. Торберн, никого не склоняли на «великие подвиги, совершая которые, приходилось идти на самую крайнюю самоотверженность и даже на страдания». Торберн согласен с д-р Сандеем, который считал, что «Ни одна галлюцинация ни разу еще не смогла преобразить мира».

    ЖЕНЩИНЫ, А ВСЛЕД ЗА НИМИ И ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ, ПРИШЛИ НЕ К ТОЙ ГРОБНИЦЕ

    Точка зрения

    Профессор Лейк писал следующее: «Вряд ли эти женщины могли с полной уверенностью знать, что пришли именно к той гробнице, где Иосиф из Аримафеи при них погребал Тело Господа. Окрестности Иерусалима изобилуют высеченными в скалах гробницами, которые трудно отличить друг от друга без тщательно записанных примет… Весьма сомнительно, что они находились достаточно близко к гробнице в момент погребения… Скорее всего они наблюдали за ним издалека, причем Иосиф из Аримафеи был представителем евреев, а не учеников. В таком случае у них было недостаточно данных, чтобы отличить гробницу Иисуса от соседних. Следует, таким образом, рассмотреть возможность того, что они ошиблись гробницей, возможность важную, поскольку она естественно объясняет, отчего ранее закрытая гробница вдруг оказалась открытой…

    Если речь идет о другой гробнице, то все обстоятельства становятся в строгую последовательность. Ранним утром женщины пришли к гробнице, где, по их убеждению, они видели похороны Господа. Ожидая наткнуться на закрытый склеп, они обнаружили его открытым, причем некий молодой человек, догадавшись об их ошибке, попытался исправить ее. «Его здесь нет, — с казал он, — посмотрите место, куда Его положили». Возможно, при этом он показал им рукой на соседнюю гробницу. Но женщины, испугавшись, что их уличили в ошибке, убежали…"

    Опровержение

    Приход женщин к гробнице Иисуса воскресным утром — это одно из наиболее подробно засвидетельствованных евангельских событий. Кирсопп Лейк в своей теории предполагает его историчность.

    «О приходе женщин к гробнице рассказывает самый древний подлинный документ, которым мы располагаем: Евангелие от Марка, — пишет британский адвокат Френк Моррисон. — О нем говорится также в Евангелиях от Матфея и Луки, он подтвержден по отношению к Марии Магдалине в Евангелии от Иоанна, о нем мы читаем в апокрифическом Евангелии от Петра. Более того, рассказ о нем содержится в исключительно древнем независимом отрывке, сохраненном Лукой в главе 24:13-34, о путешествии в Эмма ус».

    Профессор Лейк не отрицает исторической природы прихода женщин к гробнице, но приходит к неверным заключениям относительно того, что при этом произошло.

    Не прошло и трех суток с тех пор, как эти женщины внимательно наблюдали за похоронами Иисуса.

    «Была же там Мария Магдалина и другая Мария, которые сидели против гроба» (Матф. 27:61).

    «Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали» (Map. 15:47).

    «Последовали также и женщины, пришедшие с Иисусом из Галилеи, и смотрели гроб, и как полагалось Тело Его…» (Лук. 23:55).

    Неужели вы, или я, или эти женщины, или вообще кто угодно мог бы за трое суток забыть то место, где был похоронен горячо любимый человек?

    Женщины рассказали об увиденном ученикам, после чего Петр и Иоанн тоже обнаружили гробницу пустой.

    "… Итак бежит, и приходит к Симону Петру и к другому ученику, которого любил Иисус, и говорит им: унесли Господа из гроба, и не знаем, где положили Его. Тотчас вышел Петр и другой ученик, и пошли ко гробу. Они побежали оба вместе; но другой ученик бежал скорее Петра, и пришел ко гробу первый, и наклонившись увидел лежащие пелены; но не вошел во гроб. Вслед за ним приходит Симон Петр, и входит во гроб, и видит одни пелены лежащие и плат, который был на главе Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте. Тогда вошел и другой ученик, прежде пришедший ко гробу, и увидел, и уверовал…» (Иоан. 20:2-8).

    Утверждать ли, что Петр и Иоанн тоже пошли не к той гробнице? «Невозможно представить, — замечает Пол Литтл, — что Петр с Иоанном совершили ту же самую ошибку».

    Кроме того, ангел, сидящий на камне, сказал: «… подойдите, посмотрите место, где лежал Господь…» (Матф. 28:6).

    Неужели ангел тоже ошибся?

    «Кое-кто из развивавших теорию «не той гробницы» считает, что ангел на самом деле имел в виду, что заблудившимся женщинам нужно подойти к нему, чтобы он показал им место погребения Тела Господня.

    После тысячи девятисот лет исследований Нового Завета потребовалось наступление нашего современного мудрого века, — саркастически комментирует У. Смит, — чтобы отыскать такое толкование. Ни один достойный доверия комментарий Евангелий не содержит настолько нелепой идеи».

    Если женщины отправились к другой гробнице (пустому склепу), то чего бы стоило синедриону пойти к настоящей гробнице, чтобы извлечь оттуда Тело Иисуса (если Он не воскрес)? Это раз и навсегда заставило бы учеников замолчать!

    Первосященники и другие враги Христа, таким образом, непременно отправились бы к Его настоящей усыпальнице.

    Даже если и женщины, и ученики, и римляне, и иудеи ходили не к той гробнице, в одном можно быть уверенным: что «Иосиф из Аримафеи, владелец гробницы, разрешил бы это недоразумение» (Пол Литтл).

    В Евангелии от Марка мы читаем: «И вошедши во гроб, увидели юношу, сидящего на правой стороне, облеченного в белую одежду; и ужаснулись. Он же говорит им: не ужасайтесь. Иисуса ищете Назарянина, распятого; Он воскрес. Его нет здесь. Вот место, где Он был положен» (Map. 16:5,6).

    Профессор Лейк приводит неполную цитату из Map. 16:6, причем опускает ключевую фразу: «Он воскрес». Ее отсутствие более чем заметно. Сравните: «Его нет здесь, вот место, где Он был положен».

    Дж. Н. Д. Андерсон не видит никакого научного оправдания этому неточному цитированию.

    При правильном цитировании версия Лейка становится несостоятельной.

    Андерсон у называет на еще один изъян теории Лей ка. Когда женщины вернулись к ученикам, последние должны были бы сделать одну из двух вещей: либо пойти к гробнице, чтобы проверить рассказ женщин, либо немедленно начать проповедовать воскресение. Однако подобные проповеди начались лишь семь недель спустя.

    «Я не вижу причин, по которым христианским авторам потребовалось бы придумывать этот семинедельный промежуток, — пишет Андерсон. — Нам предлагают версию, по которой женщины в течение значительного времени не рассказывали этой истории апостолам. Почему? Потому что апостолы, якобы, бежали в Галилею».

    Френк Моррисон замечает по этому поводу, что «взаимная зависимость мужчин и женщин весьма серьезно говорит против теории профессора Лейка в ее главном тезисе». Он суммирует главные недостатки этой теории:

    Профессору Лейку приходится держать женщин в Иерусалиме до воскресного утра, поскольку он твердо верит, что они действительно отправились к гробнице.

    Ему приходится также держать учеников вне Иерусалима перед рассветом в воскресенье, поскольку он считает, что женщины ничего им не рассказали.

    Наконец, чтобы Согласовать это с тем, что они все-таки рассказали о случившемся, что повлекло неизбежные логические следствия, он считает необходимым держать женщин в Иерусалиме в течение нескольких недель, покуда ученики возвращались к себе домой, что-то переживали, а затем вернулись в столицу».

    Джон Стотт пишет о настроении женщин, которые не были ослеплены слезами горя, но пришли к гробнице с практической целью.

    «Они купили благовония, чтобы завершить бальзамирование Тела своего Господа, поскольку из-за приближения субботы это было сделано в спешке за два дня до этого. Эти решительные, настроенные по-деловому женщины были не из тех, кто легко позволил бы себя обмануть и не довершил бы начатого дела».

    Христос был похоронен не на общественном кладбище, но в частной гробнице. Поблизости просто не было другой гробницы, чтобы спутать ее с настоящей. «Вся эта идея настолько неправдоподобна, — пишет Уилбур Смит, — что профессор А. Ролинсон, отнюдь не консерватор, в своем эпохальном комментарии к Евангелию от Марка счел долгом написать о теории Лейка: «Идея, что женщины пришли не к той гробнице, и что случайный человек был неверно понят, когда попытался направить их поиски, является рационализацией, полностью чуждой духу повествования».

    Как'замечает Меррилл Тенни: «Лейк не может объяснить, почему «юноша» из Евангелия от Марка вдруг оказался на общественном кладбище или в частном саду в такой ранний час… По какой мыслимой причине мог туда забрести чужой человек? Если же он был не посторонним, а одним из учеников, который пришел туда, чтобы самому предпринять независимое расследование, то почему его присутствие так испугало женщин?"

    Тенни пишет далее, что «рассказ Марка, на который опирается Лейк, говорит, что он сидел внутри гробницы, так что он имел в виду не то, что они 0'шиблись местом… но то, что Иисуса там уже не было. Они могли увидеть место, где он был положен, но само Тело исчезло…"

    Некоторые считают этого «юношу» садовником. Френк Моррисон обращает внимание на характерную слабость этой теории.

    «Если было так темно, что женщины по ошибке пришли не к той гробнице, то представляется невероятным, что садовник уже начал работать. Если же было достаточно поздно и достаточно светло для того, чтобы начался его рабочий день, то невероятной становится ошибка женщин. Эта теория основана на одновременности двух весьма сомнительных событий. И это — лишь часть тех маловероятных совпадений и логических несуразиц, которые группируются вокруг этой теории».

    Кроме того, если «юноша» был садовником, почему первосвященники не воспользовались его показаниями, чтобы доказать, что Тело Христа до сих пор лежало в гробнице?

    Он был не садовником, а ангелом небесным (Матф. 28:1-10).

    Все знали, что могила Христа была пуста — настоящий вопрос состоял в том, как она оказалась пустой?

    Как относиться к теории проф. Лейка, провозглашающего, что женщины и ученики пришли не к той гробнице?

    «Будь у меня какие-то сомнения в воскресении Христа, — пишет Джордж Хансон, — книга профессора Лейка дала бы весьма веские доводы против моего неверия. Прочитав ее, я как никогда раньше тверд в убеждении, выраженном Де Ветт в его «Исторической критике евангельской истории»: «Сам факт воскресения, несмотря на непроницаемый мрак, окружающий его обстоятельства, остается несомненным».

    Уилбур Смит цитирует окончательное мнение британского профессора Морса: «Теория о том, что женщины пришли к неправильной гробнице, возникла не из свидетельств, но из неверия в возможность чудесного исчезновения Тела нашего Господа из гробницы».

    Заключение: воскрес, воистину воскрес

    «Наиболее древние записи о жизни и служении Иисуса, — пишет Джон Уорик Могтгомери, — оставляют явное впечатление, что Он не столько «творил добро», сколь выводил окружающее общество из себя.

    Здесь напрашивается сравнение с Сократом: оба человека настолько взбесили своих современников, что их в конце концов приговорили к смерти. Однако если Сократ раздражал загнивающие Афины призывом «познать самого себя», то есть исследовать свои непознанные жизни, то Иисус вызвал вражду современников тем, что непрерывно заставлял их думать над их отношением к Нему лично. «За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?.. Вы за кого почитаете Меня? Что вы думаете о Христе? Чей Он Сын?» Примерно такие вопросы задавал Христос».

    Христос ясно дал понять, кем Он был. Он сказал Фоме: «… Я семь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня…» (Иоан. 14:6).

    Апостол Павел писал, что Христос «… открылся Сыном Божиим в силе, по духу святыни, чрез воскресение из мертвых…» (Рим. 1:4).

    Знаменитый гарвардский профессор права Саймон Гринлиф писал: «Христианство требует от людей лишь внутренней последовательности, такого же отношения к свидетельствам христианства, как к любым другим свидетельствам, чтобы они судили его вершителей и свидетелей так же, как людей, имея дело с человеческими делами и поступками в человеческих судах. Пусть показания свидетелей сравниваются друг с другом и проверяются на внутреннюю непротиворечивость, на соответствие окружающим фактам и обстоятельствам, пусть показания просеиваются, словно в суде, с пристрастием, пусть свидетеля подвергают строгим перекрестным допросам. Результатом несомненно будет убедительное заключение об их цельности, разумности и истинности».

    «Вот полные сведения, — пишет Дж. Б. Харди, — Конфуций покоится в своей гробнице, равно как и Будда, и Мухаммед, но гробница Иисуса — ПУСТА».

    Решение остается за вами; свидетельства говорят сами за себя. Они говорят с полной ясностью:

    ХРИСТОС ВОИСТИНУ ВОСКРЕС.







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх