• Ступень первая: историческая основа (ст. 22, 23)
  • Ступень вторая: аллегорический аргумент (ст. 24–27)
  • Ступень третья: что это значит для каждого из нас (ст. 26–31)
  • а. Нужно ожидать гонений
  • б. Мы получим наследство
  • Вывод
  • 4:21–31.

    ИСААК И ИЗМАИЛ

    21 Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона?

    22 Ибо написано: «Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной».

    23 Но который от рабы, тот рожден по плоти; а который от свободной, тот по обетованию.

    24 В этом есть иносказание. Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь,

    25 Ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве,

    26 А вышний Иерусалим свободен: он — матерь всем нам.

    27 Ибо написано: «возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа».

    28 Мы, братия, дети обетования по Исааку

    29 Но как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне.

    30 Что же говорит Писание? «Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». 33 Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной.

    Многим этот отрывок кажется самым трудным в Послании к Галатам. Во–первых, он предполагает знание Ветхого Завета, которым обладают сегодня немногие; здесь упоминаются Авраам, Сарра, Агарь, Измаил, Исаак, гора Синай и Иерусалим. Во–вторых, аргумент Павла является своего рода техническим приемом; такой аргумент, несомненно, был бы привычным для учеников еврейских школ раввинов. Он аллегоричен, хотя и не является единственно возможным.

    Тем не менее мысль этого отрывка как нельзя более современна и особенно важна для религиозных людей. Согласно стиху 21, она адресована «желающим быть под законом». Таких сейчас много. Конечно, это не иудеи или иудаисты, о которых писал Павел, но такие люди, чья религия привязана к закону, кто воображает, что путь к Богу заключается в соблюдении определенных правил. Есть даже люди, которые, исповедуя христианство, превращают Евангелие в закон. Им кажется, что взаимоотношения с Богом зависят от строгого соблюдения правил, традиций и церемоний. Они находятся в плену у этих правил.

    Таким людям Павел говорит: «Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона?» (ст. 21). В обращении к иудаистам он использует argumentum ad hominem. To есть, он встречает и сокрушает своих оппонентов на их собственной территории. Он обнажает несостоятельность, нелогичность их позиции. «Вы хотите быть под законом? — спрашивает он. — Тогда просто послушайте, что говорит закон. Ибо тот самый закон, чьими слугами вы хотите быть, будет судьей и осудит вас».

    Этот аргумент состоит из трех ступеней. Первая — историческая, вторая — аллегорическая, а третья — личная. В исторических стихах (22 — 23) Павел напоминает читателям, что у Авраама было два сына — Измаил, сын рабы, и Исаак, сын свободной женщины. В аллегорических стихах (24–27) он доказывает, что две эти женщины с их сыновьями представляют две религии, религию плена (иудаизм) и религию свободы (христианство). В личном обращении к читателям (ст. 28–31) он применяет эту аллегорию к нам. Являясь христианами, мы не похожи на Измаила (не рабы), но подобны Исааку (свободны). Наконец, он показывает, что нас ожидает, если мы последуем за Исааком.

    Ступень первая: историческая основа (ст. 22, 23)

    Стих 22: «Ибо написано: «Авраам имел двух сынов». Одним из самых громких и гордых заявлений евреев было то, что они произошли от Авраама, отца и основателя их народа. После веков смуты, последовавшей за падением человека, Бог, наконец, явно открыл Себя именно Аврааму. Он обещал дать Аврааму и землю ханаанскую, и потомство, многочисленное, как звезды на небесах и песчинки на берегу моря. Из–за этого священного завета с Авраамом евреи считали, что они в безопасности, — вечно и нерушимо в безопасности.

    Поэтому Иоанну Крестителю пришлось сказать своим современникам: «И не думайте говорить в себе: «отец у нас Авраам»; ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф. 3:9). Точно так же, когда Иисус говорил евреям, что если они последуют Его слову, то воистину будут Его учениками, познают истину, и истина сделает их свободными, те ответили: «Мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: «сделаетесь свободными?» Иисус сказал им: «Если бы вы были дети Авраамовы [то есть по духу, как и по плоти], то дела Авраамовы делали бы; а теперь вы ищете убить Меня… Авраам этого не делал». Они ответили Ему: «…одного Отца имеем, Бога». Иисус сказал на это: «Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня… Ваш отец диавол» (Ин. 8:31–44).

    Теперь Апостол Павел разъясняет то, что подразумевал Иоанн Креститель и чему открыто учил Иисус Христос. Истинные потомки Авраама — потомки не по плоти, а по духу. Истинные дети Авраамовы — это не люди с безупречной еврейской генеалогией, а те, кто верит, как верил Авраам, и повинуются, как повиновался Авраам. Об этом шла речь в третьей главе Послания к Га латам, а именно: обещанное Аврааму благословение нисходит не на евреев как таковых, не на потомков Авраама по плоти, но на верующих, будь то евреи или язычники (см. Гал. 3:14). И снова: «Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово, по обетованию наследники» (Гал. 3:29; ср. Рим. 4:16). Нельзя говорить о принадлежности к Аврааму, не принадлежа Христу.

    Отражение этого двойного происхождения от Авраама, подлинного и ложного (причем, ложное является буквальным и физическим, а подлинное — иносказательным и духовным), Павел видит в двух сыновьях Авраама, Измаиле и Исааке. Отцом обоих был Авраам, но между ними существовали два важных различия.

    Первое различие состояло в том, что они родились от разных матерей. Стих 22: «Авраам имел двух сынов, одного от рабы, другого от свободной». Мать Измаила Агарь была рабыней, служанкой Авраама. Мать Исаака Сарра была свободной, женой Авраама. И оба ребенка походили на своих матерей. Так, Измаил был рожден в рабство, а Исаак — для свободы.

    Второе различие заключается в том, что они родились по–разному. Здесь, конечно, речь идет не о биологическом процессе зачатия и родов; но их рождению предшествовали разные обстоятельства. Стих 23: «Который от рабы, тот рожден по плоти [«как обычно рождаются все дети» — «Слово жизни»]; а который от свободной, тот по обетованию». Исаак родился не согласно законам природы, а, скорее, вопреки им. Его отцу было сто лет, а матери, бывшей до этого неплодной, больше девяноста. Вот как об этом говорится в Послании к Евреям 11:11: «Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени и не по времени возраста родила; ибо знала, что верен Обещавший». Обратите внимание на слово «Обещавший». Измаил родился по законам природы, а Исаак — против этих законов, сверхъестественным образом, исключительно по обетованию Божьему.

    Эти два различия между сыновьями Авраама (Измаил был рожден рабом по законам природы, а Исаак — свободным по обетованию) Павел считает «иносказанием». Каждый по природе своей является рабом до тех пор, пока не получит свободу в исполнении Божьего обетования. Итак, каждый из нас — либо Измаил, либо Исаак — либо остался тем, кем был по природе, т. е. рабом, либо освобожден благодатью Божьей.

    Ступень вторая: аллегорический аргумент (ст. 24–27)

    Будучи событиями историческими, обстоятельства рождения Измаила и Исаака также представляют собой глубоко духовную истину. Стих 24: «Две женщины означают два завета» (Новый английский перевод).

    Понять Библию невозможно, не поняв двух заветов. В конце концов, наши Библии делятся на две части, на Ветхий и Новый Завет. Завет — это торжественное соглашение между Богом и людьми, посредством которого Он делает их Своим народом и обещает быть их Богом. Бог установил прежний завет через Моисея, а новый — через Христа, Чья кровь его и утвердила. Ветхий (Моисеев) завет был основан на законе; но новый (христианский) завет, предвосхищенный Авраамом и предсказанный Иеремией, основан на обетованиях. В законе Бог возложил ответственность на людей и сказал: «Не убий,.. не укради…»; но в обетовании Бог сохраняет ответственность за Собой и говорит: «Я благословлю,.. Я буду…»

    В этом отрывке упоминается не только о двух заветах, но и о двух Иерусалимах. Иерусалим был, конечно, столицей, избранной Богом для той земли, которую Он дал Своему народу. Поэтому слово Иерусалим, естественно, обозначало Божий народ, точно так же, как Москва обозначает русских, Токио — японцев, Вашингтон — американцев, а Лондон — англичан.

    Но кто это — Божий народ? В Ветхом Завете Божьим народом были евреи; но Божий народ в Новом Завете — это христиане, верующие. Оба эти народа — Иерусалим, но ветхозаветный народ Божий, евреи, — это «нынешний Иерусалим», земной город. Новозаветный же народ Божий, христианская Церковь, является «вышним Иерусалимом», небесным. Таким образом, две женщины, Агарь и Сарра, матери двух сыновей Авраама, обозначают два завета, Ветхий и Новый, и два Иерусалима, земной и небесный.

    Перед тем как более подробно расссмотреть слова Апостола об этих двух женщинах, наверное, неплохо было бы прочитать, как стихи 24–27 переданы в Новом английском переводе Библии: «Это аллегория. Две женщины обозначают два завета. Одна, рождающая детей в рабство, есть завет, приходящий с горы Синай: это Агарь. Синай это гора в Аравии и представляет нынешний Иерусалим, ибо она и ее дети — в рабстве. Но небесный Иерусалим — женщина свободная; она наша мать. Ибо Писание говорит: «Возвеселись неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа».

    Возьмем сначала Агарь. Как мать, рождавшая детей в рабство, она символизирует завет горы Синай, закон Моисея. Это ясно, как считает Павел, потому, что «Синай — это гора в Аравии», а аравийцы были известны как дети Агари. Это еще более ясно из того, что дети закона, так же, как дети Агари, являются рабами. Итак, Агарь обозначает завет закона. Она также «соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве» (ст. 25).

    Но с Саррой все обстоит по–иному. Стих 26: «А вышний Иерусалим свободен: он — матерь всем нам». То есть, если Агарь, мать Измаила, рабыня, обозначает земной Иерусалим иудаизма, то Сарра, мать Исаака, будучи свободна, обозначает небесный Иерусалим христианской Церкви. «И, — добавляет Павел, — «он — матерь всем нам». Как христиане, мы все — граждане «вышнего Иерусалима». Мы связаны с живым Богом через новый завет, и это гражданство не рабство, а свобода.

    Далее (в 27 стихе) Павел цитирует Ис. 54:1. Слова пророка о двух женщинах, одной неплодной, а другой с детьми, относятся не к Агари и Сарре, а к евреям. Пророк обращается к изгнанникам в вавилонском плену. Он сравнивает их заточение в плену, под наказанием свыше, с неплодной женщиной, которую, в конце концов, бросил муж; а их будущее после восстановления — с плодовитой матерью, у которой столько детей, сколько ни у кого не бывало. Другими словами, Бог обещает, что после возвращения Его народ будет многочисленнее, чем раньше. Это обещание было буквальным, но частично оно было исполнено при возвращении евреев в Обетованную землю. Но истинное, духовное его исполнение, как говорит Павел, в росте христианской Церкви, поскольку христиане есть семя Авраамово.

    Значит, такова аллегория. У Авраама было два сына — Измаил и Исаак, рожденные от двух матерей — Агари и Сарры, которые представляют два завета и два Иерусалима. Рабыня Агарь обозначает Ветхий Завет, а ее сын Измаил символизирует Церковь земного Иерусалима. Свободная женщина Сарра обозначает Новый Завет, а ее сын Исаак символизирует Церковь небесного Иерусалима. Будучи, на первый взгляд, похожими (все–таки оба они были сыновьями Авраама), два мальчика отличались друг от друга коренным образом. Точно также, как доказывает Павел, недостаточно называть Авраама нашим отцом» необходимо задать важный вопрос: кто наша мать. Если это Агарь, мы подобны Измаилу, шГ если это Сарра, мы похожи на Исаака.

    Ступень третья: что это значит для каждого из нас (ст. 26–31)

    Стих 28: «Мы, братия, дети обетования по Исааку». Если мы христиане, то похожи на Исаака, не на Измаила, и происходим от Авраама в духовном смысле, а не по плоти. Мы являемся его сыновьями не по естеству, а по сверхъестеству.

    Итак, если мы похожи на Исаака, можно ожидать, что и обращаться с нами будут, как с Исааком. Как Измаил относился к своему сводному брату Исааку, так и потомки Измаила будут относиться к потомкам Исаака. И как относился к Исааку Авраам, такого же отношения нам нужно ожидать от Бога.

    а. Нужно ожидать гонений

    Стих 29: «Но как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне». На празднестве в честь отнятия Исаака от груди, когда ему, возможно, было около трех лет, Измаил, семнадцатилетний юноша, высмеял маленького сводного братишку. Мы не знаем подробностей случившегося, потому что поведение Измаила описано только одним древнееврейским словом, скорее всего, означающим, что он «смеялся» или «насмехался» (Быт. 21:9). Тем не менее ясно, что Исаак был предметом презрения и насмешек Измаила.

    И нам нужно ожидать того же. Подлинную церковь, христианских верующих, берущих духовное начало от Авраама, не всегда гонит только мир, состоящий из чуждых нам людей; ее гонят наши сводные братья, религиозные люди, номинальная церковь. Так было всегда. Господа Иисуса жестоко гнал, отвергал, высмеивал и осуждал Его собственный народ. Официальная иудейская церковь была самым ярым противником Апостола Павла, повсюду его выслеживавшим, затевавшим против него смуту. Монолитная структура средневекового папства преследовала все протестантское меньшинство с бесжалостной, неослабевающей яростью. И сегодня величайшими врагами евангельской веры являются совсем не неверующие, которые, услышав Евангелие, нередко принимают его, а церковь, структура, иерархия. Исаака всегда высмеивает и гонит Измаил.

    б. Мы получим наследство

    Стих 30: «Что же говорит Писание? «Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». Хотя Исааку пришлось терпеть презрение сводного брата Измаила, именно Исаак стал наследником своего отца Авраама и получил наследство. Одно время Авраам хотел, чтобы Измаил был наследником: «О, хотя бы Измаил был жив перед лицем Твоим!» — воззвал он к Богу. Но Бог ответил: «Но завет Мой поставлю с Исааком» (Быт. 17:18–21). Итак, Сарра попросила Авраама изгнать рабыню и ее сына, и Бог велел Аврааму сделать то, о чем просила Сарра. Ибо, хотя из сына рабыни (то есть из Измаила, отца аравийцев) Бог тоже собирался восставить народ, Он добавил: «В Исааке наречется тебе семя» (Быт. 21:10–13).

    Итак, истинные наследники Божьего обетования, данного Аврааму, — это не его потомки по плоти — евреи, но его духовные дети — верующие–христиане, будь то евреи или язычники. А поскольку именно в «Писании» сказано: «изгони рабу и сына ее», мы видим, как сам закон отвергает закон. Этот стих Писания, который евреи понимали как отвержение Богом язычников, Павел смело разворачивает вспять и толкует как исключение неверующих евреев из права наследства. Как замечает Дж. Б. Лайтфут, «этим самым Апостол уверенно провозглашает предзнаменование смерти иудаизма».[65]

    Значит, таков двойной удел «Исааков» — страдания гонений, с одной стороны, и честь наследства, с другой. Люди презирают и гонят нас; но мы дети Божьи, «а если дети, то и наследники, наследники Божий, сонаследники же Христу» (Рим. 8:17). Таков парадокс христианской жизни. Как говорит Павел в 2 Кор. 6:8,10, мы — «в чести и бесчестии; при порицаниях и похвалах;., нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем».

    Вывод

    Этот отрывок раскрывает нам, какая блистательная слава — быть верующим–христианином. Кроме всего прочего, в этом заключены две привилегии.

    Во–первых, мы наследуем обетования Ветхого Завета. Истинное исполнение ветхозаветных обетовании не буквальное, а духовное. Сегодня они исполняются не в еврейском народе, как считают некоторые приверженцы учения «о промысле Божьем», не в британцах или англо–саксах, как учат британские израильтяне, но во Христе и в верующем народе Христовом. Мы, христиане, суть семя Авраамово, наследующее благословение, обещанное его потомству (3:29). Подобно Исааку, мы «дети обетования» (ст. 28) и «дети свободной» (ст. 31). Мы жители истинного Иерусалима, «вышнего Иерусалима» (ст. 26; ср. Евр. 12:22; Отк. 3:12; 21:2). Мы — «Израиль Божий» (Гал. 6:16) и истинное «обрезание» (Флп. 3:3). Без сомнения, нас будут преследовать, но все обетования Бога Его народу, данные в Ветхом Завете, становятся нашими, если мы принадлежим Христу.

    Во–вторых, мы испытываем на себе благодать Божью — Его милостивое решение спасти нас. Мы выяснили, что два сына Авраама и две их матери представляют два завета, Ветхий и Новый, и два Иерусалима, земной и небесный. Мы также увидели, что, в то время как Ветхий Завет оперирует категориями естества, закона и рабства, категориями Нового Завета являются обетование, Дух и свобода. В чем же коренное различие между ними? Вот в чем: религия Измаила — это религия естественного, того, что может сделать человек без какого–то особого вмешательства Бога. Но религия Исаака — это религия благодати, того, что Бог сделал и делает, религия Божьей инициативы и вмешательства, ибо Исаак был рожден сверхъестественно, по обетованию свыше. Вот, что такое христианство, — это не «естественная», а «сверхъестественная» религия. Измаилы этого мира рассчитывают на себя и свою праведность. Исааки полагаются только на Бога через Иисуса Христа. Измаилы заключены в рабство, потому что именно туда ведет надежда только на самого себя.

    Исааки радуются свободе, потому что люди становятся свободными по вере в Христа.

    Итак, нам нужно стремиться походить на Исаака, не на Измаила. Мы должны довериться Богу через Иисуса Христа. Ибо только во Христе мы можем унаследовать обетования, получить благодать и наслаждаться Божьей свободой.


    Примечания:



    6

    Лютер Мартин. «Комментарий Послания к Галатам», составленный по его лекциям, прочитанным в 1531 году — Commentary on the Epistle to the Galatians by Martin Luther (James Clarke, 1953), с 47.



    65

    Лайтфут, с. 184





     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх