10. ДЖАЙНИЗМ

10.0. Название джайнизм происходит от слова Джина («Победитель») — прозвища, полученного основателем религии.

10.1. Источники. Литература джайнов огромна. Она разделяется на две части в соответствии с двумя джайнскими традициями или «сектами»: Дигамбары («одетые небом»,[23] т. е. «обнаженные») и Шветамбары («одетые в белое»). Канонический свод Шветамбаров, разделенный на шесть частей, состоит из нескольких десятков трактатов, самые древние из которых написаны на пракрите (языке основателя), остальные — на санскрите. Дигамбары особенно отличаются в составлении систематизирующих трактатов (пракараны), самые древние из которых восходят к I в. н. э.

10.2. Основателем джайнизма является Махавира («Великий Герой»), Он был современником Будды, и его настоящее имя — Вардхамана («Процветающий»). Мифическая биография основателя занимает центральное место в традиции шветамбаров. Она была трансформирована в соответствии с индийской парадигмой божественного персонажа (махапуруша). Зачатый в Бихаре в семье брахманов плод якобы был затем перемещен богом Индрой в лоно принцессы Тришала, чтобы ребенок появился на свет в царской семье. О чудесном рождении мать была предупреждена посредством четырнадцати или шестнадцати вещих снов. Юный принц, которому не терпелось покинуть материнское чрево ради совершения подвигов, был воспитан по религиозным заветам Паршвы, получившего в джайнской традиции титул двадцать третьего тиртханкара, что означает «создатель брода (для тех, кто проходит через воды)» — это почти полная аналогия слова понтифик (pontifex — «строитель мостов»).

Сам Махавира представляет собой двадцать четвертого тиртханкара. Подобно Будде, чью биографию Махавира, впрочем, повторяет, основатель, по данным некоторым источников, имел жену и дочь, муж которой будто бы несет главную ответственность за раскол джайнизма. В любом случае, после смерти родителей, в возрасте тридцати лет Вардхамана оставляет свой дом и присоединяется к эксцентричным шраманам, практиковавшим самые разнообразные и часто показные формы аскезы. Они ходили обнаженными и исповедовали пять правил, которые впоследствии станут пятью Великими Зароками (махавратами) джайнского монаха: не убивать, не произносить лживых слов, не воровать, не иметь сексуальных сношений и не собирать ценности бренного мира. Более двенадцати лет провел Махавира на тяжком пути аскетизма. Озарение снизошло на него под деревом шала,[24] летней ночью, на берегу реки. Он постиг все сущее (обрел Совершенное Познание — кеваладжняна) в прошлом, настоящем и будущем всех миров. Это состояние, называемое кевалин, полностью соответствует буддистскому понятию архат. Но в джайнизме одно течение исходит из того, что кевалин не зависит от отправлений человеческого тела, а другое утверждает, что это позволяет только возвыситься над нечистотой, связанной с процессом этих отправлений (пищеварение, выделения и т. д.). Обретя Совершенное Знание, Джина стал возвещать истину окружающим и основал сообщество джайнов, в которое входили священники и миряне обоего пола. Согласно традиции, он перешел в «нирвану» в возрасте семидесяти двух лет (мистическая нумерология: 23 x 32) в 527 г. до н. э. (вероятно, следует предпочесть другую дату — 467 г. до н. э.). Подобно тому, как учение Будды можно резюмировать в формулах Восьмеричного Пути, каждая из которых начинается со слова самьяг- («правильно»), учение Джайны реализуется в Трех Жемчужинах (Триратна): Правильного Видения (самьягдаршана), Правильного Знания (самьягджняна), Правильного Поведения (самьягчаритра).

10.3. В соответствии с легендой Махавира передал управление сообществом одиннадцати ученикам-ганадхарам, главой которых был Гаутама Индрабхути. В 79 г. н. э. сообщество раскололось на сторонников либеральной (шветамбары) и героической консервативной традиции — последовательных нудистов, «одетых небом» (дигамбары). С северо-востока Индии (Магадха, нынешний Бихар) движение распространилось на юг и восток. Пережив некогда период бурного расцвета, сегодняшний джайнизм замкнулся в самом себе — число его адептов, видимо, не превышает трех миллионов человек. Этика, основанная на экономности, обеспечивает успех в торговле и гарантирует общине довольно зажиточное существование. В интеллектуальном отношении джайны всегда играли первостепенную роль в индийской социальной жизни. Они внесли громадный вклад в духовное движение Мохандаса Ганди.[25]

10.4. Джайнское видение мира (даршана) заключается в Великих Зароках (махавраты) монахов и в Малых Зароках (анувраты) мирян: ахимса (запрет на причинение вреда), сатья (честность), астейя (порядочность), брахма (воздержание: здесь — отказ от незаконных сексуальных сношений), апариграха (отказ от накопления богатств).

Подобно традиционному индуизму и некоторым буддийским школам, джайнизм исходит из идеи реинкарнации живой части (джива) человеческого существа в любой одухотворенной среде: это происходит под влиянием «кармического тела», появившегося в результате предыдущих превращений. Достигший озарения джайна стремится замедлить этот естественный процесс посредством постоянного воздействия (самвара),[26] что предполагает ежесекундное соблюдение длиннейшего перечня духовных, словесных и телесных запретов, а также полное подчинение тяготам монашеской жизни. Этический дуализм джайнской доктрины не только разрешает, но и рекомендует самоубийство посредством поста (саллекхана). При этом доведенное до крайности пренебрежение к собственной жизни уравновешивается самой трепетной заботой по отношению к другим живым существам. Ибо джайны обязаны оберегать всякую жизнь, даже если речь идет о блохе или муравье — поэтому они не только практикуют строжайшее вегетарианство (которое доходит до стерилизации воды), но прилагают максимум усилий, чтобы не нанести ущерба любому живому существу. Монахи, например, никогда не едят ночью из опасения нечаянно проглотить какую-нибудь мошку.

Только посредством сложной системы аскезы (тапас), принятой в монашеском сообществе (ниргрантха) можно достичь самвары. Когда же самвара монаха приводит к освобождению от уз кармы, он достигает степени идеального совершенства (сиддхи).

Хотя джайнская космология стоит на очень прочном фундаменте, в ней используются традиционные брахманические понятия — подобно тому, как в мифической биографии Махавиры используются жизнеописания других Махапурушей, Великих Героев Индии.

10.5. В давние времена джайны, судя по всему, предпочитали селиться в пещерах, затем превратившиеся в места поклонения, которым пытались подражать творцы новых святилищ-гротов (Бадами, Эллора). Впрочем, джайнский храм далеко не всегда располагается в скалах. Довольно часто в центре его водружено изображение Тиртханкара «с четырьмя лицами» (чатурмукха), к которому ведут четыре пути. Самые знаменитые джайнские храмы находятся в западной Индии, на горе Абу и на холмах Аравалли.

10.6. Библиография. Eliade, H 2, 152–3; C.Caillat, Jainism in ER 7, 507–14, и Mahavira, ER 9, 128–31. См. также: Walter Schubring, The Doctrine of the Jainas, Delhi 1962; Colette Caillat, Cosmologie jaina, Paris 1981.


Примечания:



2

Сокращенный перевод.



23

Более распространенный вариант: «одетые сторонами света».



24

Другое священное дерево Махавиры — ашока, под которым он дал обет отречения от мира.



25

Чаше именуется Махатма Ганди. Это не имя, а эпитет (досл. «великий Атманом»), которым величают высокодуховных, сверхмирских личностей.



26

Самвара — «остановка» притекания кармического вещества к дживе. При соблюдении всех правил аскетического служения можно достичь полного уничтожения карм («ннрджара»).





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх