16. ИСЛАМ

16.0. Слово ислам происходит от четвертой глагольной формы корня слм — аслама («подчиняться») — и означает «покорность (Богу)»; муслим (мусульманин) является причастием действительного залога — (тот), кто подчиняется (Богу).

Будучи одной из крупнейших религий человечества, ислам распространился в настоящее время на все континенты. Он доминирует на Среднем Востоке, в Малой Азии, в кавказском регионе и на севере индийского субконтинента, в Южной Азии и Индонезии, в Северной и Восточной Африке.

16.1. До начала исламской эры Аравийский полуостров представлял собой территорию, где господствовал семитский политеизм — от арабизированного иудаизма до византийского христианства. Северные и восточные районы, расположенные на перекрестке больших торговых путей, подверглись сильнейшему влиянию эллинизма и римской цивилизации. Во времена Мухаммеда культ племенных богов вытеснил древнюю астральную религию Солнца, Луны и Венеры. Главному племенному божеству поклонялись в виде камня (возможно, метеорита), дерева или деревянной фигуры. Для него возводили святилище, одаривали подношениями и приносили в жертву животных. Вера в существование вездесущих и часто злокозненных духов (джиннов) была распространена повсеместно — как до, так и после принятия ислама. Аллах («Бог») почитался наравне с великими арабскими богинями. Основными религиозными обрядами были празднества, посты и паломничества. Равным образом, были известны генотеизм и монотеистический культ ар-Рахмана. Многочисленные и сильные еврейские племена обосновались в центрах городской жизни — таких, как оазис Йасриб, который позднее стал называться Медина (Мадина, т. е. «Город»). Христианские миссионеры привлекли некоторых сторонников — известно, что в числе их прозелитов оказался один из родичей первой жены Мухаммеда. В VI в. Мекка (Макка) со своим святилищем Кааба, где хранился знаменитый черный метеорит, уже считалась одним из главных религиозных центров Аравии и крупным торговым городом. На протяжении всей своей жизни Мухаммед будет клеймить социальное устройство Мекки, упрямство ее обитателей, экономические распри и упадок нравственности.

16.2. Мухаммед родился в семье торговца из Мекки (род Хашимитов, племя Курейшитов) около 570 г. Оставшись бедняком после смерти родителей и деда, он пустился в коммерцию и в двадцать пять лет женился на богатой сорокалетней вдове по имени Хадиджа. Около 610 г., во время одной из медитаций, которым он предавался в одиночестве в пещерах неподалеку от Мекки, ему стали являться видения и слуховые откровения. Согласно преданию, перед ним возник архангел Гавриил (Джибрил) с книгой в руках и произнес: Икра! («Читай!»). Мухаммед несколько раз почтительно напомнил о том, что неграмотен, но архангел настаивал, и тогда пророк или апостол (расул) Бога стал читать безо всякого труда. Бог поведал ему, как и пророкам Израиля, о своем неизреченном могуществе, а также о низости смертных в целом и жителей Мекки, в частности. В течение какого-то времени Мухаммед рассказывал об этих откровениях и о своей пророческой миссии только ближайшему окружению, однако число доверенных лиц постоянно росло, а собрания проводились все чаще. Через три года Мухаммед начал открыто проповедовать монотеистическую веру, что вызвало негодование у многих людей, поэтому членам его рода пришлось охранять его.

В последующие годы он имел много откровений, часть из которых легла в основу теологии Корана. Согласно одному из них, позднее опровергнутому и приписанному Сатане, роль заступниц перед Аллахом предназначалась трем очень популярным местным богиням. По мере того, как возрастало число сторонников Мухаммеда, усиливалась и оппозиция. Его обвиняли во лжи и требовали чудес в доказательство того, что он действительно пророк. Сама его жизнь оказалась под угрозой, и ему пришлось искать для приверженцев своего учения новое пристанище, которое он обрел благодаря поддержке видных семейств Медины. В этом городе, находившемся в 400 км от Мекки, имелась многочисленная еврейская община. Последователи Мухаммеда постепенно перебирались туда, а в 622 г. сам Мухаммед и его советник Абу Бекр тайно выехали в Медину. Это событие, получившее название Хиджра («Эмиграция») знаменует собой начало исламской эры. Но привести мусульманское летоисчисление в соответствие с Рождеством Христовым простым добавлением цифры 622 нелегко, поскольку религиозный исламский календарь является лунным (насчитывает триста пятьдесят четыре дня).

В течение десяти лет, проведенных в Медине, Мухаммед продолжал получать откровения, которые в записанном виде составили кодекс мусульманской жизни — наряду с высказываниями и деяниями (хадисы), также включенными в предание. Все это время Мухаммед неустанно занимался организацией религиозной жизни своих сторонников; одновременно он предпринимал многочисленные карательные набеги на своих врагов в Медине и особенно в Мекке, чьи караваны подвергались разграблению. Эти действия привели к войне между двумя городами, а затем к переговорам с целью добиться обращения мекканцев в истинную веру. В конце концов Мухаммед и его войско вступили в Мекку, которая стала главным направлением при молитве (кибла) и местом паломничества (хаджж) для всех мусульман. Превратив ислам в грозную силу, Мухаммед умер в 632 г., не оставив после себя наследника мужского пола.

16.3. Слово Коран, от глагола кира’а («читать, пересказывать»), означает для мусульман слово Бога, переданное архангелом Гавриилом пророку Мухаммеду, последнему в линии библейских пророков. Речь идет, если угодно, о новом «Новом завете», который не противоречит Библии евреев и христиан, а подтверждает сказанное в ней и превосходит ее. Однако Коран, подобно Иисусу Христу в платоновской интерпретации Евангелия от Иоанна и в трудах отцов церкви, имеет функцию «логоса», вечного глагола Бога-творца. Сам Мухаммед эту функцию не исполняет, ибо это не дано смертному человеку, а Мухаммед остается всего лишь человеком, невзирая на свою избранность и безгрешность. Мухаммед записал большую часть своих откровений при помощи нескольких секретарей. После его смерти остались многочисленные записи и очевидцы, помнившие его слова. Полный текст Корана был составлен при первых халифах, и все разночтения были упразднены. Коран включает в себя 114 глав, получивших названия суры, которые состоят из разного количества строк — айатов. Главы следуют друг за другом не по хронологическому или топологическому признаку, а в обратном соотношении к длине, поэтому основная масса первых поэтических откровений, полученных в Мекке, находится в конце, тогда как более длинные «суры» помещены в начало. У каждой суры есть заголовок, и все они, за исключением одной, имеют зачин в виде стиха Бисмиллах: «Во имя Аллаха милостивого и милосердного» (Бисмиллах ар-рахман ар-рахим). Многие помечены символическими буквами, возможно, указывающими на тот сборник, в который они входили. Книга, написанная рифмованной прозой, содержит мощные и прекрасные образы.

С появлением Корана осуществилась изначальная цель: ввести арабов в круг «народов, имеющих книгу» — таких, как евреи и христиане, получившие Тору и Евангелие. Монотеизм и всемогущество Бога, а также природа и судьбы людей в их отношении к Богу представляют собой две главные темы Корана. Бог является единственным творцом вселенной, человека и духов, он добр и справедлив, он принимает эпитеты-атрибуты, например, Всемогущий и Всеблагой. Люди, хотя и являются привилегированными рабами Бога, часто не исполняют его распоряжения и внимают искусительным речам падшего ангела Иблиса (Сатаны), который был низвержен с небес за отказ поклоняться Адаму (2.31–33; этот эпизод встречается уже в апокрифическом сочинении Житие Адама и Евы). В Судный день все мертвые воскреснут, будут взвешены по делам их и навечно отправлены в ад или рай. В Коране переосмыслены некоторые библейские рассказы (история Адама и Евы, приключения Иосифа, монотеизм Авраама и Измаила) и многочисленные моральные поучения, составляющие вместе с преданием о жизни пророка основу исламского права (шариат). Щедрость и правдивость всячески приветствуются, а корыстолюбие мекканских торговцев безоговорочно осуждается. Основополагающими обрядами религиозной жизни мусульманина являются ежедневная молитва (салат), милостыня, пост во время Рамадана и паломничество в Мекку. Обязательные ритуалы мусульманского культа были установлены в конце VII в. Каждый мусульманин обязан пять раз в день творить молитву, повинуясь призыву (азан) муэдзина с вершины минарета (манара). Для этого совсем не обязательно посещать мечеть. Где бы ни находился мусульманин, он должен совершить ритуальное омовение (вуду), затем обратиться лицом в сторону Мекки (кибла), произнести текст из Корана — шахада (мусульманское исповедание веры) и такбир (Аллаху акбар, «Велик Аллах»), а также несколько раз склониться к земле (ракат).[42] В мечети кибла отмечается особой нишей, которая называется михраб. Обычные молитвы совершаются под руководством имама. Каждую пятницу (йаум ал-джума) хатиб (заместитель халифа или его наместника) произносит проповедь (хутба) с возвышения (минбар) перед собранием верующих в главной мечети. В мечетях отсутствует алтарь, ибо они не являются храмами в память о жертвоприношении, подобно некоторым христианским церквам, и не служат, как еврейская синагога, местом хранения священных свитков с текстом записанного откровения. Тем не менее, мечеть (масджид) представляет собой место сакральное, и в ней может находиться могила святого или реликвии Пророка.

За религиозной реформой Мухаммеда последовали реформы социального и юридического характера. Именно поэтому мусульманская традиция является фундаментом для гражданского права, определяет взаимоотношения между супругами, родителями и детьми, господами и рабами, мусульманами и не мусульманами. Ростовщичество подверглось запрету, были установлены законы о минимальном пропитании. Положение женщин существенно улучшается: отныне они имеют право на половину наследства, полученного мужчиной. В силу установлений Корана мусульманину разрешается иметь четыре жены, но рекомендуется брать лишь одну. Ученые приходят к противоречивым выводам относительно этого закона.

16.4. Преемники и раскол. Сразу после смерти Мухаммеда (632 г. н. э.), пока его двоюродный брат и зять Али ибн Аби Талиб вместе с его дядей ибн Аббасом[43] благоговейно охраняли безжизненное тело, остальные приверженцы собрались с целью выбрать заместителя или халифа (халифат от глагола хлф, «идти следом»). В дальнейшем этот титул будет означать, что халиф исполняет две функции, которые никто другой не имеет права совмещать: он является военным предводителем правоверных (амир ал-муминин) и религиозным вождем мусульман (имам ал-муслимин). На рассвете, после долгих споров, собрание постановило, что первым преемником станет Абу Бекр, тесть и соратник пророка по хиджре в Медину, которому Мухаммед доверил руководить вместо себя совместными молитвами. За два года своего халифата Абу Бекр окончательно установил мусульманское господство на Аравийском полуострове, а также предпринял походы против мятежных бедуинов и византийской Сирии. Преемник Абу Бекра и второй халиф суннитской династии Омар (634–644) завоевал Сирию и большую часть Египта и Месопотамии. Только после смерти Омара начинается эпоха великих расколов, следствием которых станет появление многочисленных сект — их число традиционно определяется цифрой 272. Сторонники Али, двоюродного брата и зятя пророка в результате женитьбы на дочери Мухаммеда Фатиме, надеялись, что именно он будет возведен в достоинство халифа, однако вместо него был избран Осман (644–656), представитель аристократического семейства мекканских Омейядов, в прошлом ярых противников Мухаммеда. По твердому убеждению рафидитов-шиитов («тех, кто отвергает [первых халифов]»; «сторонников» — от шиа Али, «партия Али») заместителя пророка следует избирать на основе кровного родства с ним, поэтому халиф должен быть не только Курейшитом, но также Хашимитом и Фатимидом, т. е. принадлежать и к племени пророка, и к его семье — таковым мог быть лишь законный плод брачного союза между Фатимой и Али ибн Аби Талибом. Иными словами, шиа желала установить династию Алидов, но судьба решила дело в пользу Омейядов.

В 656 г. Омейяд Осман был убит группой приверженцев Али, который не осудил преступников. Избранный халифом (четвертым в суннитской династии), Али столкнулся с двумя грозными противниками, обвинившими его в соучастии с убийцами: могущественным омейядским правителем Сирии Муавией и его хитроумным полководцем Амр ибн ал-Асом, завоевателем Египта. Али удалось одержать победу над Муавией в битве при Сиффине на реке Евфрат (657), но Амр ибн ал-Ас приказал своим воинам нацепить листки из Корана на копья, и армия Али отступила. Тот же Амр ибн ал-Ас предложил решить спор между Али и Муавией третейским судом и столь ловко повел дело, что шииты вынуждены были признать свое поражение. Али еще более укрепился в благородных сомнениях, когда возникло новое затруднение: значительная часть его войска, хариджиты или собственно «раскольники» (от глагола хрдж, «уходить, выходить»), отказалась признать решение третейского суда, исходя из формулы ла хукмату илла Аллах — «решение принадлежит только Аллаху». Исламские пуритане-хариджиты не придавали значения династическим вопросам. Они желали, чтобы в халифское достоинство возводили путем избрания самого благочестивого из мусульман, независимо от племени или рода: при наличии достойных качеств последний эфиопский раб мог иметь больше прав на халифат, чем любой из Курейшитов. Их доктрина расходилась и в других пунктах с понятиями большей части мусульман, для которых изгнание из сообщества правоверных (умма) было не менее, если не более тяжкой карой, чем отлучение от церкви в христианстве эпохи Средних веков. Однако, в отличие от позднейших пуритан-христиан, мусульманские пуритане полагали, что одной веры недостаточно и судить правоверного должно по делам его. Из этого следовало, что совершивший грех мусульманин изгонялся из собрания правоверных. Достойная всяческого уважения забота о нравственной чистоте сочеталось у хариджитов со стремлением восстановить историческую истину; поэтому они утверждали, что не весь Коран был получен путем откровения. Вместо того, чтобы бороться с Муавией, Али стал преследовать хариджитов, которые также забыли о Муавии и устранили Али путем убийства в 661 г. После этого халифом был избран Муавия, основатель династии дамасских Омейядов (661–750).

16.5. Территориальная экспансия. Четыре первых халифа (632–661) захватили весь Ближний Восток от Ирана до Египта. Дамаск пал в 635 г., Иерусалим, Антиохия и Басра — в 638 г. Новые завоевания следовали одно за другим: Персия (637–650), Египет (639–642). С 661 по 750 гг. дамасские Омейяды продолжили территориальную экспансию на востоке (Афганистан) и на западе (Северная Африка и Испания). Ловко используя партикуляризм берберов, которые, впрочем, обратили против завоевателей оружие раскола (в частности хариджитов), мусульманская армия в 711 г. пересекла Ифрикию (север Африки) и достигла Магриб ал-акса — Гибралтарского пролива, предела западного мира. Завоевание ал-Андалуса (этимология неизвестна, возможно от Vandalicia), вестготского королевства на Иберийском полуострове на территории нынешних Испании и Португалии, происходило, видимо, при помощи византийского губернатора Сеуты и преследуемых евреев-горожан. После падения столицы Толедо арабское господство распространилось почти до Пиренеев. Дальнейшее наступление остановили горы — особенно после того, как Карл Мартелл одержал победу при Пуатье (732) и не пустил арабов во Францию. Свергнутые в 750 г. с престола багдадскими Аббасидами, последние Омейяды обрели убежище в ал-Андалусе. Великолепный кордовский халифат продержался с 756 г. до наступления периода анархии в правление «королей партий» (реинос де таифас: с 1031 по 1090 г.), когда христианские государства на севере Испании осуществили решающий прорыв, захватив в 1085 г. Толедо. В ходе правления берберских династий Алморавидов (1090–1145) и Алмохадов мусульмане постепенно отступали из Испании, удержав за собой вплоть до 1492 г. лишь узкую полоску земли на побережье Средиземного моря — насридский эмират в Гренаде. В 827 г. Аглабиды из Ифрикии предприняли завоевание Сицилии и южной Италии, откуда были затем изгнаны византийцами. Остров, захваченный в 902, стал фатимидским в 909 и почти независимым в 948 г. Норманны завладели им в 1091 г. Начиная с XI в. сильнейшими воинами Ислама становятся турки, принявшие мусульманство в X в.; среди них особенно выделяются сельджуки, захватившие трон Аббасидов в 1058 г. Они будут свергнуты в 1258 г. монголами (принявшими мусульманство около 1300 г.), которые оккупируют Ирак, но будут остановлены тюрками-мамлюками.[44] В свою очередь, те сохранят контроль над Египтом до османского нашествия 1517 г. С XIV по XIX в. ислам ассоциируется прежде всего с могучей Османской империей, основанной в 1301 г. в Малой Азии. В 1453 г. турки-османы захватывают Константинополь, который становится их столицей (Стамбул). На востоке тюрки-мамлюки учреждают султанат в Дели (1206–1526). С 1526 по 1658 г. северная Индия перейдет под власть исламской империи Великих Моголов, потомков монголов. Индонезия и Малайзия большей частью обратятся в новую веру через торговые пути, связывающие мусульманские страны. То же самое можно сказать и о некоторых регионах Африки, расположенных за пустыней Сахара.

16.6. Во всех исламских расколах теснейшим образом связаны три фактора: генеалогия, теология, политика. Несмотря на расхождения, великие исламские религиозные объединения не ставят под сомнение принадлежность к исламу своих противников и отрицают лишь их ортодоксию. За пределами ислама в какой-то мере находятся только отдельные секты гулатов или «экстремистов», которые обожествляют имамов и верят в переселение душ (танасух ал-арвах).

У Фатимы было два сына от Али — Хасан и Хусейн. После смерти Али шииты из религиозного центра Куфа в Ираке стали побуждать Хасана к захвату халифата, однако Хасан за очень щедрое вознаграждение публично отказался от претензий на власть. Он окончил свои дни в Медине, в 670 или 678 г. После смерти Муавии (680) Хусейн со свитой отправился к своим сторонникам в Куфу, однако в пути их перехватили всадники, посланные Йезидом, сыном и наследником Муавии. 10 числа месяца мухаррам (октября) 680 г. Хусейн был убит в стычке у города Кербела. С тех пор ашура («десятый» день октября) считается днем траура у шиитов. Потеряв Хусейна, шииты Куфы обратили свои надежды на побочного сына Али, Мухаммеда ибн ал-Ханафия (сына ханифитки), который был против своей воли провозглашен халифом, избранным самим Богом (Махди) Идея принадлежала знатному вельможе ал-Мухтару, которого поддержали многочисленные «клиенты» (мавали) из числа местных жителей, принявших ислам. Но Мухаммед ибн ал-Ханафия во всеуслышание отрекся от своих сторонников, продолжая мирно жить в Медине и после кровавого конца ал-Мухтара. Один из его последователей по имени Кайсан создал первую шиитскую доктрину, согласно которой единственными законными халифами могут считаться Али, Хасан, Хусейн и Мухаммед. Некоторые люди отказывались верить в смерть последнего, и в горах продолжали называть титулом Махди скрытого халифа, о появлении которого возвестят эсхатологические знамения.

16.6.1. Самая влиятельная из шиитских доктрин считает халифами потомков кербельского мученика. У Хусейна были сын и внук — Али, получивший прозвище Зайн ал-Абидин, и Мухаммед ал-Бакир. Оба не проявили интереса к надеждам шиитов. Сводный брат Мухаммеда ал-Бакира Зайд ибн-Али, настроенный более враждебно по отношению к царствующей династии, признавал власть двух первых халифов, но полагал, что Омейяды не имеют прав на престол, ибо халифат должен быть не наследственным, а хашимитским. Зайд погиб в 740 г., едва успев начать борьбу за халифат.

Вскоре хашимитский род ибн Аббаса, дяди пророка, стал при поддержке шиитов претендовать на халифское достоинство. В 749 г. черные знамена Аббасидов сменили в Куфе белые знамена Омейядов. Аббасиды, обосновавшись в новой столице Багдаде, порвали все отношения с шиитами, которые привели их к власти. За всеми потомками Али было установлено тщательное наблюдение.

Среди них самой значительной фигурой в истории двух великих шиитских течений является, без сомнения, Джафар ас-Садик (Правдивый), который держал на расстоянии как тех, кто предлагал ему халифат, так и экстремистов, обожествлявших его. У Джафара было трое сыновей: Абдаллах ал-Афта, Исмаил и Муса ал-Казим. Исмаил умер в 755 г.,[45] опередив своего отца. Абдаллах скончался через несколько месяцев после него (766). Шииты, именуемые Исна Ашарийа или двунадесятники (признающие двенадцать халифов), самые многочисленные и влиятельные в Персии вплоть до наших дней, отдали халифат Джафара Мусе, прозванному ал-Казим (он был пленником в Багдаде при Аббасиде Харун ар-Рашиде)[46] и его потомкам: Али ар-Рида, который был провозглашен преемником ал-Мамуна в 817 г., Мухаммеду ал-Джаваду, Али ал-Хади и Хасану ал-Аскари. Последний умер в 873 г., не оставив наследников мужского пола. Смерть одиннадцатого имама вносит раскол (ал-хаира) в шиитское сообщество. Двунадесятники провозглашают, что у Хасана был тайный сын Мухаммед — этот скрытый халиф (самит) вернется в облике Махди и станет Владыкой Эпохи (Сахиб аз-заман). Раскольники-двунадесятники или имамисты получили поддержку династии Бундов (945–1055). Величайшим теологом имамистской традиции был Мухаммед ибн Али ибн Бабуйа ал-Кумми (918–991).

16.6.2. Экстремисты или гулаты, как правило, связывают божественную сущность халифа с учением о переселении душ. Некоторые ученые назвали это сочетание «гностическим», что лишено всяких оснований. Первым экстремистом был, видимо, некий Абдаллах ибн Саба из Куфы, который начал поклоняться Али как Богу. До наших дней сохранились только две секты гулатов: курды Али-илахи («Обожествляющие Али»), которые называют себя Ахл-и Хакк («Люди истины»), и нусайриты, чья доктрина основана на откровениях, переданных одиннадцатым халифом Хасаном ал-Аскари своему ученику ибн Нусайру. Основная часть нусайритов (600 тыс. человек) живет в Сирии — стране, где им с 1970 г. принадлежит власть.

16.6.3. Исмаилиты или шииты-семеричники, одно из ответвлений которых сохранилось до наших дней благодаря династии Ага-ханов, получили свое название по имени Исмаила, второго сына Джафара ас-Садика, умершего раньше своего отца (755). В семеричной линии, берущей начало от Хасана, Исмаил является шестым халифом, а седьмым считается его сын Мухаммед, провозглашенный скрытым халифом (самит), который должен был появиться в облике Махди или Каим аз-замана. Однако в XI в. некий Абдаллах, объявив себя потомком Али, возвещает о миссии (дава) — проповеди неизбежного пришествия Махди. Подвергшись преследованием, он находит убежище в сирийской Саламии. Среди первых проповедников (дуат, в единственном числе даи) был некий Хамдан Кармат, давший свое имя иракским или карматским исмаилитам. В Иране и особенно в городе Рей исмаилиты привлекут к себе многих имамитов в результате «смуты», последовавшей за смертью их одиннадцатого халифа. Миссии в Йемене и Алжире также будут весьма успешными. Карматская доктрина в эпоху сокрытия включает в себя ряд двойных пророков, из которых один говорит (натик) и открывает экзотерическую видимость (захир) религии, а второй является его «наследником» (васи) и открывает эзотерическую сущность (батин). Каждая пара пророков занимается просвещением одного «возраста» (даур) мира. В качестве первых пророков выступают персонажи Ветхого и Нового Завета. Последние в этом ряду — Мухаммед и его васи Али. За ними следуют шесть имамов. Седьмой — Мухаммед ибн Исмаил ибн Джафар — это долгожданный Махди, с приходом которого будут упразднены все законы (рафал-шариа) и человечество вернется к райской чистоте Адама до грехопадения. Четвертый худжжа («заместитель [халифа]») из Саламии объявляет себя Махди (899/286). Действуя от его имени, миссионеры при поддержке могущественного берберского племени Кутама приступают к завоеванию северной Африки. Махди провозглашается халифом на завоеванной в 910/297 г. территории: отсюда берет начало династия Фатимидов, которая будет править до 1171 г. Его преемник ал-Муизз сделает своей столицей новый город Каир, получивший название от слова ал-Кахира (Победоносный, эпитет планеты Марс). Третий халиф ал-Хаким будет обожествлен одной из гулатских сект — друзами. После смерти четвертого фатимидского халифа ал-Мустансира (1094) иранский даи Хасан ибн Саббах, встав на сторону одного из потомков Низара, убитого врагами сына ал-Мустансира, прячет его в неприступной крепости Аламут, в горах Эльбурса. Отсюда происходит исмаилитская секта низаритов или Ассасинов, предков династии Ага-ханов. В 1164 г. низаритский имам Хасан II возвещает о наступлении кийама («упразднение Закона»)[47] и провозглашает себя халифом. После падения Аламута в 1256 г. низариты из других областей лишаются своей базы и исчезают — исключение составляют ходжа в северно-западной Индии, которые с 1866 г. признают своими имамами Ага-ханов. В 1978 г. насчитывалось около двадцати миллионов ходжа.

Шестой фатимидский халиф ал-Амир (ставший жертвой Ассасинов в 1130 г.) оставил наследника — восьмимесячного ал-Таййиба. После исчезновения последнего йеменский даи провозгласил его скрытым имамом. Отсюда происходит секта таййибитов Йемена и Индии (бохра), которая сохранилась до наших дней.

16.7. Шариат представляет собой божественное право, а его интерпретацией является фикх — исламское законоведение (юриспруденция). Мухаммед не делал различий между религиозным и светским правом. В каждой мусульманской стране применение законов шариата зависит от степени секуляризации самого государства. Шариат охватывает все сферы жизни, включая брачные отношения, наследование имущества, налоговую систему (закат в 2,5 % в пользу бедных), омовения, молитвы и т. д. Факихи[48] регламентируют все виды деятельности в диапазоне от «желательного» до «строжайше запрещенного» с многочисленными промежуточными ступенями. Юристы признают существование четырех источников права — это Коран, сунна (предание Пророка), иджма («согласованное мнение») и суждение по аналогии (кийас). Особенность шиитского права состоит в том, что в нем используется предание имамов, а также имеется своя концепция согласованного мнения и независимого суждения.

В исламской юриспруденции существуют четыре классические школы: ханафитская, маликитская, шафиитская и ханбалитская. Каждой из них приходилось решать следующую дилемму: до какой степени законодателю позволено прибегать к «независимому суждению», если спорный случай не имеет прецедентов в жизни самого Мухаммеда? Торговец из Куфы Абу Ханифа (ум. 767) создал свод правил, который будет преобладать в Ираке. Юрист из Медины Малик ибн Анас (ум. 795) сделал основой законодательства реконструированный до мельчайших деталей распорядок жизни в общине самого Пророка: на первом плане стоит коллективная гармония, которой можно достичь путем соблюдения личных обязанностей. Эта суровая до буквализма школа возобладала в северной Африке и Испании. Законодательная традиция Мухаммеда ибн Идриса аш-Шафии (ум. 820) покоится на тексте Корана и тщательно подобранных хадисах: здесь в какой-то мере допускается суждение по аналогии — согласно утверждению того же хадиса, где говорится, что сообщество Мухаммеда не может ошибаться. Что касается Ахмада ибн Ханбала (ум. 855), то он считал, что слова Пророка имеют больший вес, чем любые суждения правоведов.

16.8. Калам означает слово. Коран представляет собой калам Аллах — «слово Божье». Формула илм ал-калам лежит в основе диалектической теологии ислама, истоки которой следует искать в трудах апологетиков и ересиархов. Главной задачей было выработать ортодоксию, куда вошли элементы греческой логики и рационализма.

Диалог с христианами Дамаска и Багдада, считавшими ислам (который они называли агаризмом или измаилизмом) ересью, поставил новые проблемы перед мусульманскими теологами, поскольку их собеседники опирались на традиции Аристотеля и неоплатонизма. Для христиан Христос воплощал собой божественный логос; для мусульман подобная позиция заслуживала обозначения ширк — политеизма. Другие противоречия касались атрибутов Бога в их изменчивой или постоянной сущности. Византийский теолог Иоанн Дамаскин (ум. ок. 750) так описывает полемику относительно природы зла: христиане связывают его появление со свободой воли, чтобы не ставить под сомнение справедливость Бога, тогда как мусульмане считают Бога творцом добра и зла, чтобы не ставить под сомнение его всемогущество. Довольно рано в исламе возникли споры по поводу предопределения. В частности, кадариты и мутазилиты выдвигали на первый план свободу воли, хотя в Коране содержатся прямо противоположные утверждения.

С 827 по 848 год (этот период получил название михна, что значит инквизиция)[49] аббасидский халифат всеми средствами стремился утвердить рационалистическую доктрину мутазилитов, в которой недвусмысленно отрицается антропоморфный характер Бога, подчеркивается его неделимость и справедливость, а также утверждается, в полном согласии с идеями пуритан-хариджитов, мысль о том, что одной веры недостаточно для оправдания и что грех лишает звания правоверного. За этим периодом последовала реакция в обратном направлении. В конечном счете возобладала и превратилась в суннитскую ортодоксию теология занявшего промежуточное положение Абу-л-Хасана ал-Ашари (874–935). В отличие от мутазилитов, он признавал идею предопределения, вечность Корана, божественное прощение за грех, реальность и непостижимость атрибутов Бога.

Ортодоксия устами своих защитников — факихов и мутекаллимов постоянно боролась с либеральными философскими школами и классическими науками, проникавшими в ислам через переводы на арабский язык древнесирийских текстов, которые в свою очередь были переведены с греческого (VIII–IX вв.). Несмотря на противодействие ортодоксов, самые блестящие мыслители эпохи — такие, как философ и политический мыслитель ал-Фараби (870–950 н. э.), врач и философ аристотелевского и неоплатонического направления Ибн Сина (Авиценна, 980–1037) — включили в исламское видение мира элементы греческой логики и космологии.

16.9. Религиозный исламский календарь является лунным и насчитывает триста пятьдесят четыре дня: таким образом, праздничные дни перемещаются сообразно временам года. Особо важное значение имеет месяц рамадан (рамазан). В течение дня нужно поститься и совершать богоугодные дела. В конце рамадана празднуется Ночь Могущества, лайлат ал-кадр, в память о первом откровении Мухаммеда. В течение этой ночи границы между земным и небесным мирами размыкаются. Ид ал-фитр знаменует завершение поста.

Зу-л-хидджа является месяцем паломничества в Мекку. Пребывающие в состоянии физической и ритуальной чистоты («ихрам») паломники обходят кругом Каабы, посещают могилы Агари и Измаила, отправляются к священному колодцу Земзем, бегают между двумя холмами в память об умиравшей от жажды Агари, несколько часов после полудня стоят в долине Арафат[50] и кидают камни в позорный столб акаба в долине Мина, который олицетворяет Сатану, искушающего Авраама советом не приносить в жертву сына своего Исаака. Хаджж завершается великим пиром и раздачей мяса в память о жертвоприношении Авраама (ид ал-адха). Это празднество отмечается во всем мусульманском мире.

У шиитского ислама имеются собственные празднества. Главным из них является Ашура (10 число месяца мухаррам) в память о мученичестве Хусейна (см. 16.6). В дни траура по Хусейну исполняются песнопения, речитативы, драматизированные представления, которые часто перерастают в стычки; процессия самобичующихся (флагеллантов) носит по улицам деревянные гробы. Шииты празднуют дни рождения имамов, в том числе Али. День рождения Мухаммеда (Маулид ан-наби, 12 числа месяца раби ал-аувал) и ночь мираджа в месяце Раджаб отмечаются всеми мусульманами.

16.10. Суфизм, внутренний или мистический лик ислама, представляет собой определенный образ жизни, имеющий целью реализовать присутствие неделимого Бога посредством любви, основанного на опыте знания, аскезы и экстатического слияния с обожаемым Творцом.

16.10.1. Источники. Из самих суфийских текстов видно, что аскетизм и благочестивая деятельность христианских монахов, равно как широкое распространение идей неоплатонизма и герметизма, сыграли важную роль в некоторые периоды развития суфизма; однако подлинные истоки этого движения следует искать в самом исламе — в частности, в Коране, хадисах, набожных и аскетичных течениях. Как заметил С.Х.Наср, поиски Бога нельзя свести к историческим заимствованиям.

Термины суфии и суфизм (тасаввуф) происходят, вероятно, от шерстяного одеяния (суф) мусульманских аскетов, у которых есть и общее наименование — «бедные» (факир или дервиш).

Суфизм начинается с Мухаммеда, ибо суфии числят его своим в силу тесной связи с Богом, полученных им откровений, вознесения (мирадж) на небеса и превосходства над всеми другими людьми. Доказательства его суфизма они находят в хадисах и в самом Коране, неисчерпаемом источнике мистического познания, ибо в нем изначальная мудрость даруется потомкам Адама и Евы, признающим Бога своим Владыкой на вечные времена и тем самым скрепившим союз, который накладывает обязательства на обе стороны (Сура 7, 172). В другой суре, очень важной для суфиев, говорится, что Бог «ближе человеку, чем его яремная вена» (50, 16). Наконец, суфии охотно используют еще один постулат Корана — призыв совершать зикр, т. е. размышлять о Боге или же взывать к нему (13, 28; 33, 14). В практике суфизма зикр нередко сопровождается перебиранием четок, дыхательными упражнениями, музыкой и экстатическими танцами — наподобие того, что исполняют мевлеви или крутящиеся дервиши, которые следуют заветам Джалала ад-дин Руми (1207–1273), великого мистического поэта из города Конья (Турция).

Из преданий об общине Мухаммеда известно, что некоторые из ее членов отличались особой нетерпимостью и консерватизмом — именно от них берет начало традиция отрицания светского начала. Некоторые исследователи видят в них первых суфиев. В период правления первых халифов и территориальных завоеваний раздаются голоса, протестующие против изменения нравов и обрядов. Тогда же возникла еще одна дилемма: следует ли идти путем соблюдения ритуалов и легализма или же внутренней веры и любви. Является ли Бог бесконечно далеким и абсолютно чуждым Владыкой или же он достижим и полон любви? После того, как Омейяды перенесли халифат в Дамаск, оставив суровый Аравийский полуостров, противоречия между растущей секуляризацией нравов и негодующими по этому поводу фундаменталистами только обострились. Хасан ал-Басри (ум. 728), один из первых мусульманских аскетов, во все времена помнивших лишь о Боге и восстававших против материального мира, находит оправдание своей позиции в хадисе самого Пророка: «Если бы знали то, что знаю я, вы бы меньше смеялись и больше плакали».

16.10.2. Обряды. Важной переходной фигурой в суфизме является женщина, Рабиа ал-Адавийа (VIII в.), чьи парадоксальные суждения и мистическая страстность возвысили аскетическую традицию, которая обрела благодаря ей совершенно новый размах. Многочисленные рассказы, посвященные подвигам Рабии, доказывают популярность суфизма в народе. Ее любовь к Богу была столь всеобъемлющей, что исключала все остальные чувства — в том числе страх перед адом, стремление к раю и ненависть к Сатане. Действительно, набожность суфиев весьма часто предполагает только любовь к Богу в ущерб остальным его созданиям. Дружба, семья, дом, пища и даже красоты природы оставляют суфия равнодушным, ибо они вступают в противоречие с идеалом полного самоотречения (факр, главное достоинство факира).

В основе суфийской религиозной практики лежат отношения между учителем и учеником. Учитель (шейх или пир) обладает абсолютной властью над учеником. Великий учитель может достигнуть святости (стать вали Аллах, «другом Бога»): в этом случае его благотворное влияние сохраняется и после смерти, а могила превращается в место паломничества. К концу VIII в. вокруг великих учителей начали собираться многочисленные ученики, и места общего проживания обратились в монастыри (рибат или ханака). Будучи поначалу явлением временным и спорадическим, монастыри в XII в. превратились в богатые и влиятельные учреждения со своей иерархией, уставом и обрядом посвящения, создание которых приписывалось некоторым прославленным мистикам прошлого. С XIII в. формируются суфийские ордена и братства, претендующие на звание великих учителей: бекташийа (XIV в.), сухравардийа (ок. 1200 г.; пользовались большим влиянием в Индии), рифаийа или Вопящие Дервиши (XII в.), шазилийа в Египте, кадирийа и накшбандийа. На границах исламского мира религиозные ордена занимались обращением неверных, но многие местные пиры при этом становились маленькими воинственными князьками. Напротив, индийские пиры избирали образцом для подражания харизматических индуистских гуру. Часто звание учителя переходило от отца к сыну.

Имамистский шиизм и суфизм имеют некоторые сходные положения — такие как статус вали (святой) и актаба (от кутб, «полюс», главный духовный наставник каждой эпохи), последовательность смены пророков и ступени духовного развития. Подобно шиизму, суфизм развивает эзотерические стороны (батина) ислама.

В своих доктринах и ритуалах суфии часто подвергают осмеянию ортодоксов. В свою очередь, те предают анафеме суфиев за пантеизм, вольномыслие, антиномизм, пренебрежение к молитве, посту и паломничеству. При некоторых режимах их изгоняли и преследовали. Нищенствующих суфиев часто принимали за шарлатанов или еретиков. Великий суфий Хусейн ибн Мансур ал-Халладж (857–922), которого подвергли пыткам и казнили в Багдаде, несомненно, заслуживал такого наименования в силу своего религиозного экстремизма и политических пристрастий. Он прославился тем, что хвалил Иблиса (имя Сатаны в Коране) за отказ поклоняться Адаму, когда Бог повелел делать это всем своим созданиям (Сура 2, 28–34), ибо считал ослушание Иблиса доказательство его верности монотеизму. Халладж известен также дерзким определением своего экстатического слияния с Богом: Ана-л-Хакк — Я есмь Истина [= Бог]. Для ортодоксов подобное утверждение звучало как величайшее кощунство, но и сами суфии считали его ошибкой, поскольку оно, хоть и считалось истинным, противоречило принципу умолчания в присутствии непосвященных. Тщеславный мистицизм ал-Халладжа напоминает заявления ал-Бистами (ум. 874)[51] типа: «Преславен я! О, как я велик!» или «Я видел, как вокруг меня ходит Кааба».

Абу Хамид Мухаммед ибн Мухаммед ал-Газали (1058–1111) был учителем законоведения, калама (диалектической теологии) и философом, но в середине жизни, пережив тяжелый духовный кризис, принял суфизм. Он остается в истории борцом за познание на основе непосредственного опыта и откровения, а не путем философских рассуждений. Его знаменитое сочинение Тахафут ал-фаласифа («Самоопровержение философов»), а также автобиография и трактат Ихйа улум ад-дин («Воскрешение наук о вере») представляют собой убежденную проповедь ортодоксии, законности и необходимости мистицизма.

Мистическая поэзия, представленная такими образцами как Маснави Мауланы[52] Джалала ад-дин Руми и Мантик ат-тайр («Собрание птиц») Фарида ад-дин Аттара, имели куда больший успех, чем руководства суфиев. Эти учебные пособия, уделяющие главное внимание чисто техническим деталям, остаются чрезвычайно абстрактными и труднодоступными. Этапы духовного роста определяются по-разному, в соответствии с концепцией определенной суфийской школы или ордена. Число макамат[53] или ступеней аскезы и ахвал или мистических состояний варьируется. Абу Наср ас-Саррадж (ум. 988) во введении в суфизм Китаб ал-лума приводит семь таких ступеней:

 1. тауба — раскаяние

 2. вара — богобоязненность

 3. зухд — воздержание

 4. факр — бедность

 5. сабр — терпение

 6. таваккул — упование на Бога

 7. рида — удовлетворенность

В число других часто упоминаемых состояний (их более ста) входят вера (иман), обращение к Богу (зикр), полное доверие Богу (таслим), поклонение (ибада), познание (марифа), мистическое откровение (кашф), самоотречение (фана) и пребывание в Боге (бака).

Мистические состояния носят более интимный характер и отличаются большей расплывчатостью по сравнению со ступенями. Ас-Саррадж называет десять состояний:

 1. муракаба — самоконтроль

 2. курб — близость

 3. махабба — любовь

 4. хауф — страх

 5. раджа — надежда

 6. шаук — страсть

 7. унс — дружество

 8. итма’нина — Успокоение

 9. мушахада — Созерцание

 10. йакин — Уверенность

Благодать божья, мудрый духовный наставник, приобщение к таинствам, внутреннее очищение, способность угадывать присутствие Бога (заук) могут привести к состоянию таухид или полного слияния с Богом.

Школа иранца Шихаб ад-Дина Йахйа Сухраварди (1115–1191 н. э.), опираясь на его трактат Хикмат ал-ишрак («Мудрость Озарения»), понимает под божественной сущностью Свет, пронизавший все созданное Творцом.

Две главные доктрины суфизма присутствуют в сочинениях такого гениального мистика, как Абу Мухаммед ибн ал-Араби из Мурсии (1165–1240), получивший прозвища Мухйи ад-дин («Возродивший веру») и аш-шейх ал-акбар («Величайший учитель»). Подлинный кутб, «полюс» суфизма этой эпохи, он был поэтом, паломником и властителем дум в Андалусии. Ему принадлежит множество трудов, в которых часто встречаются внезапные и вдохновенные озарения. К числу самых прославленных его сочинений относятся Тарджуман ал-ашвак («Познание желаний»), Фусус ал-хикам («Оправа мудрости») и гигантское собрание Ал-Футухат ал-маккийа («Мекканские откровения»). Кроме того, он написал два трактата, где описывается жизненный путь шестидесяти одного андалусийского суфия: Рух ал-кудс («Дух святости») и Зуррат ал-факира («Драгоценная жемчужина»).

Учение об «единстве всего сущего» (вахдат ал-вуджуд) занимает центральное место в философской системе ал-Араби. Реально существует только Бог в своей непостижимой трансцендентальности. Творение служит зеркалом, благодаря которому он может познать самого себя. Все люди являются атрибутами Бога. Эту доктрину нельзя считать ни пантеистической, ни полностью монистической.

Вторая концепция ал-Араби посвящена Совершенному Человеку (ал-инсан ал-камил), кульминации божественного творения. В этом существе заключено несколько значений: оно может представлять собой космологическую ипостась божества, краеугольный камень творения; оно может быть духовным полюсом (кутб), указывающим путь для своей эпохи; оно может вобрать в себя сущность всех пророков, от Адама до Мухаммеда. Человек является микрокосмом, а вселенная — макрокосмом. Эти зеркальное соотношение позволяет мистику достичь полной трансформации. Будучи вершиной творения, человек являет собой самое четкое отражение божества в зеркале творения и в его силах разорвать покров иллюзий, из-за которых творение представляется столь же реальным, как сам Творец.

16.11. Библиография. Необходимое справочное пособие: Encyclopedia of Islam, second edition, Leiden 1954, шесть томов. Одно из самых полных изложений истории ислама: Marshall G.S. Hodgson, The Venture of Islam: Conscience and History in a World Civilization, 3 vol., Chicago 1974. D.Sourdel, L’Islam medieval, Paris 1970 и Histoire des arabes, Paris 1985, 3 ed.; A.Miquel, Islam et sa civilization: VII–XX siecle, Paris 1977, 2 ed.; C.Cohen, Peuples mitsulmans dans l’histoire medieval, Damas 1977; M.Gaudefroy-Demombynes, Institutions musulmanes, Paris 1946, 3 ed.; E.Levi-Provencal, Histoire de l’Espagne musulmane, Paris 1950–1953, 3 vol. О халифате Аббасидов: прекрасная книга Francesco Gabrieli (и др.), Il Califfato di Baghdad, Milan 1988.

О исламских сектах: Henri Laoust, Schismes dans l’islam, Paris 1983. Одно из лучших изложений истории сект содержится в трилогии: Heinz Halm, Kosmologie und Heilslehre der fruhen Isma’iliya, Wiesbaden, 1978; Die islamische Gnosis, Munchen 1982; Die Schia, Darmstadt 1988. Впрочем, Хальм убежден в том, что ислам впитал в себя «гностические» идеи, хотя это лишено всяких оснований. Об исмаилизме см.: S.H.Nasr (ed.), Isma’ili Contributions to Islamic Culture, Teheran 1977. О секте Ассасинов: M.G.S.Hodgson, The Order of the Assassins, La Haye, 1955 и Bernard Lewis, The Assassins, London 1967. В книге Жан-Клода Фрера (Jean-Claude Frere) L’Ordre des Assassins (Paris 1973) содержатся совершенно вздорные и вместе с тем опасные измышления, которые, к сожалению, повторяются в другой работе: Philippe Aziz, Les Sectes secretes de l’Islam: de l’ordre des Assassins aux Freres musulmans, Paris 1983. В том, что касается друзов, по-прежнему нельзя обойтись без старой книги Сильвестра де Саси (Sylvestre de Sacy): Expose de la Religion des Druzes tire des livres religieux de cette secte, et precede d’une Introduction et de la Vie du khalife Hakem-Biamr-Allah (1837), перепечатка: Paris/Amsterdam 1964.

О мусульманской мистике: Annemarie Schimmel, Mystical Dimensions of Islam, Chapel Hill 1975; G.-C.Anawati и Louis Gardet, Mystique musulmane, Paris 1961; S.H.Nasr, Sufi essays, Albany 1972; J.Spencer Trimingham, The Sufi Orders in Islam, Oxford 1971. Среди классических работ о суфизме следует выделить: Louis Massignon, Passion d’al-Hosayn ibn Mansur al-Hallaj, Paris 1922 и Essai sur les origines du lexique technique de la mystique musulmane, Paris 1922, 1954; Reynold A.Nicholson, Studies in Islamic Mysticism, Cambridge 1921. Николсон сделал полный английский перевод Руми: The Mathnawi of Jalalu’ddin Rumi, 8 vol., London 1925–1971. Отдельные отрывки переводились на французский в книге La Sagesse des Prophetes, tr. par Titus Burkhardt, Paris 1955. Другими доступными источниками текстов по суфизму являются: Abd-ar Rahman Al Jami, Vies des soufis ou les Haleines de la familiarite, tr. par Sylvestre de Sacy (1831), Paris 1977; Inb Arabt, Les Soufls d’Andalousie (Ruh al-quds et ad-Durrat al-fakirah). Предисловие и перевод R.W.J.Austin, франц. пер. — G.Leconte, Paris 1979.


Примечания:



4

Сиддхартха — собственное имя, Гаутама — родовое имя. Достигнув Просветления, Сиддхартха Гаутама стал Буддой.



5

Санскр.: «Мудрец из (племени) Шакья.



42

Правильно: «руку». Ракат — это цикл молитвенных поз и движений, сопровождаемых произнесением молитвенных формул, следующих друг за другом в строго определенном порядке.



43

Правильнее: ал-Аббас.



44

Мамлюк (мамлук): букв, «тот, кем владеют». Первоначально — приобретенный раб в отличие от раба по рождению. C XI в. — синоним слова гулам (раб-воин). Мамлюкские эмиры, захватившие в 1250 г. власть в Египте, пополняли свою армию мамлюками — тюрками и кавказцами.



45

В 762 г. См. «Ислам. Энциклопедический словарь. М, 1991.



46

Умер в тюрьме в 799 г. Прозвище его означает «Обуздывающий гаев».



47

Правильнее: «великое воскресение».



48

Букв. «знающие»: богословы-законоведы.



49

Букв. «испытание».



50

Центральный обряд хаджжа — стояние (вукуф) у горы Арафат с полудня до захода солнца.



51

Энциклопедический словарь: 875 г.



52

Букв. «Наш господин».



53

«Стоянка» на «мистическом пути».





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх