Античность и западная культура


Древнегреческая мифология прошла большой путь и при этом сохранила свою удивительную живучесть. На рубеже II - I тысячелетий до н.э. эти своеобразные древнегреческие религиозные предания распространяли бродячие певцы - аэды. Они переходили из одного поселения в другое, останавливались в знатных домах, на собраниях знати и мерными голосами декламировали, аккомпанируя себе на кифаре

[259], сложенные ими или заимствованные песни и гимны в честь богов или героев. Обычно на ранних стадиях развития древнегреческого общества в каждом племени был свой бог-покровитель или герой-защитник, которым и посвящались песни аэдов. Наряду с песнями про богов и героев среди ранних племенных культов были распространены другого рода гимны, оставшиеся от общинного строя - рабочие сельские песни, боевые гимны дружин, свадебные и погребальные песни. Со временем, по мере усиления роли государств на первый план стали выдвигаться культовые песни о богах и героях. А остальное народное творчество стало уделом низших слоёв общества.

Так в песенном творчестве Древней Греции на ранних стадиях были представлены две религиозные культуры: общинная и атлантическая. Общинная культура - песенное выражение духовного наследия естественного развития людей нашей цивилизации. Атлантические предания о богах, героях и творении мира - песенное выражение духовного наследия прошлых цивилизаций, распространяемое на ранних стадиях изустно через специальных певцов. Впоследствии атлантическая линия стала возвышаться над общинной, превратясь к началу эллинской эпохи в сложную и запутанную систему мифов и легенд.

Постепенно в отдельных областях Древней Греции сложились целые циклы сказаний. Так, в крупнейшем из городов Беотии - Фивах пели песни и сказания о божестве вина и веселья Дионисе, о несчастной матери Ниобе, потерявшей всех своих детей вследствие гнева бога солнца Аполлона, о несчастном царе Эдипе, бессознательно совершившем ужасные преступления и искупившем их жестоким наказанием.

В Аргосе, расположенном на восточном побережье Пелопоннеса, рассказывали о герое Персее, о страшном конце вождя Агамемнона, победителя города Трои, предательски убитого собственной женой с сообщниками, и о мести его сына Ореста убийцам отца.

На острове Крите были распространены сказания о могучем боге Зевсе, под видом быка похитившем финикийскую царевну Европу

[260], от которого будто бы пошёл род правителей Крита
[261].

В Аттике и её центре Афинах были распространены сказания о сыне морского бога Посейдона, Тесее, который объединил разрозненные до того аттические племена ионян в одну общину, построившем город Афины и совершившем ряд подвигов.

Повсеместно широко были распространены легенды о Геракле - могучем сыне верховного бога Зевса, о его подвигах и трагической судьбе, о дальнем походе в малоизвестные сказочно страшные области группы героев, построивших корабль «Арго» (плавание аргонавтов), об общегреческом походе племенных вождей и их дружин на малоизвестный город Трою и о бедствиях и приключениях многих из них, особенно вождя Одиссея, при возвращении на родину.

Какие стереотипы взаимоотношений и жизненных перспектив могли остаться в психике людей, верящих и восторгающихся всеми этими трагедиями богов и героев? - Вся жизнь сплошная борьба, ошибки, жестокость, случайные победы и поражения, заканчивающиеся как правило трагически. Людям, не знавшим альтернативной культуры, оставалось лишь так и воспринимать жизнь - как её воспринимали божественные кумиры: как сплошную игру случая (мало предсказуемое отражение в жизнь людей борьбы богов и героев). Но в то же время посвящённые могли спокойно делать и корректировать эту игру через изменения и дополнения в мифологию, через трактовку мифов на своё усмотрение. И то, что толпе казалось «случаем», «роковым стечением обстоятельств», «бессознательными ошибками и просчётами» - в глобальной игре посвящёнными укладывалось в целесообразную мозаику сценария в отношении тех, кто восторгался мифами и легендами.

На основе изустных песен и сказаний некоторые аэды создали большие эпические поэмы - под кураторством посвящённых. Наиболее популярными стали первые поэмы слепого певца Гомера

[262] - «Илиада» и «Одиссея». Стихи Гомера стали передаваться из уст в уста в течение нескольких поколений. И в VI в. до н.э. они были впервые записаны в Афинах и превратились в письменные литературные источники - вещественное культурное наследие - своеобразное античное «священное писание». Они изучались во всех школах древней Греции, впоследствии - в школах Греко-восточных эллинистических государств, созданных греческими завоевателями в Азии. Также эти литературные произведения обязательно изучались в большинстве учебных заведений Римской империи.

Из других произведений древнегреческой литературы, в которых излагаются многие мифические мифические сказания, следует указать поэму «Теогония», созданную Геосидом в VIII в. до н.э. Кроме того, подавляющее большинство трагедий афинских драматургов V века до н.э. - Эсхила, Софокла, Еврипида - представляют собой художественную обработку древних мифических сказаний о богах и героях.

Много древнегреческих сказаний сохранилось до нашего времени в произведениях греческих и римских писателей, живших в эпоху Римской империи. Таковы «Энеида» Вергилия, «Метаморфозы» и «Героини» Овидия (I век до н.э.) и другие.

Образы мифических богов и героев воспроизведены и в многочисленных произведениях античного, особенно древнегреческого искусства. В ряде случаев древнегреческие художники, а особенно скульпторы, стремились воспроизводить в своих произведениях целые мифические эпизоды. Античная греко-римская культура оказала и оказывает до сих пор огромное влияние на развитие всех современных европейских обществ.

Начиная с эпохи Возрождения, после ряда столетий забвения, произведения античной культуры, а вместе с ними и образы древнегреческой мифологии вновь привлекли к себе внимание “элит” европейского феодального общества и зарождающейся городской буржуазии. Писатели, художники и музыканты различных европейских стран вновь стали брать сюжетами своих произведений эпизоды древнегреческой мифологии.

Поскольку античная эгрегориальная иерархия богов и героев (античное «духовное наследие») за несколько столетий никуда не девалась (тем более что в самой Греции она постоянно поддерживалась на уровне культуры, в которой уживались “христианские” каноны и античные “святыни”), а была как бы “законсервирована” - её стали активно “оживлять” в эпоху Возрождения. Вследствие этого даже те, кто не знал содержания мифов и легенд - всё равно находились под постоянным воздействием на их психику готовых образов сцен из античной мифологии, представленных деятелями культуры начиная от эпохи Возрождения. Эти грандиозно сформированные деятелями искусства образы непременно замыкали психику людей на всю эгрегориальную алгоритмику мифов и легенд. Так бессознательно и приобщались к античности все, кто рождался после эпохи Возрождения в странах, где существовали античные произведения искусства. Это и требовалось посвящённым, которые всегда самым тщательным образом следили за идейно-религиозной вывеской для толпы.

Изображению мифических божеств и сюжетов посвящены некоторые произведения известнейших итальянских художников эпохи Возрождения - Леонардо да Винчи (бюст богини Флоры), Сандро Ботичелли («Рождение Венеры», «Весна»), Тициана («Венера перед зеркалом» и др.), Джордано («Суд Париса»).

На сюжет, заимствованный из греческой мифологии, написана одна из драм В.Шекспира «Троил и Крессида» и поэма «Венера и Адонис». Отдельные имена мифологических героев встречаются во многих других произведениях В.Шекспира.

В XVII - XVIII вв.

[263] заимствование сюжетов из древнегреческой мифологии и европейском искусстве получило особо широкое распространение. На сюжеты, взятые из древнегреческой мифологии, писали свои картины многие выдающиеся голландские, фламандские и французские
[264] художники: П.П.Рубенс («Персей и Андромеда», «Венера и Адонис» и др.), Ван-Дейк («Марс и Венера»), Рембрандт («Даная», «Голова Паллады Афины»), Пуссен («Эхо и Нарцисс», «Нимфа и сатир», «Пейзаж с Полифеном», «Пейзаж с Гераклом» и др.), Буше («Аполлон и Дафна») и многие, многие другие.

На заимствованные из греческой мифологии сюжеты писали свои произведения выдающиеся французские писатели второй половины XVII века Корнель и Расин. Образы древнегреческой мифологии отразили во многих своих произведениях Гёте и Шиллер. На мифологические сюжеты были написаны и многие из оперных произведений XVII и XVIII вв. Таковы первые в Европе оперы «Дафна» и «Эвридика» итальянских композиторов конца XVI и начала XVII в., «Орфей» - Монтеверди, «Кастор и Поллукс» - французского композитора Рамо, «Ифигения в Авлиде», «Орфей» - Глюка, «Идоменей» - знаменитого Моцарта и многие другие.

Российские писатели, драматурги, художники и музыканты XVIII и первой половины XIX в. зачастую также обращались в поисках сюжетов для своих произведений к образам и эпизодам древнегреческой мифологии. Так, одной из ранних опер, поставленных в России (1755 г.) была «Цефал и Прокрис» (Кефал и Прокрида), написанная на один из мифических эпизодов. Текст её написал Сумароков

[265], музыку - придворный композитор Арайя. Позднее тот же Сумароков, взяв за фабулу другие мифические эпизоды, написал текст для оперы «Альцеста» (Алкеста) и комедию «Нарцисс».

В конце XVIII в. российский композитор Фомин создал мелодраму «Орфей», которая также заимствовала сюжет древнегреческой мифологии. Мифологические персонажи многократно упоминаются в баснях И.А.Крылова, стихотворениях Г.Р.Державина, В.А.Жуковского, А.С.Пушкина

[266], М.Ю.Лермонтова.

Российский скульптор начала XIX века Ф.Толстой создал знаменитый бюст греческого бога сна - Морфея. Художник К.П.Брюллов написал некоторые из своих картин на сюжеты античной мифологии («Встреча Аполлона и Дианы», «Сатурн и Нептун на Олимпе»).

Огромное количество античных памятников в Санкт-Петербурге. Это целые скульптурные группы и отдельные статуи, которые украшают здания Адмиралтейства и крышу Эрмитажа, внутренние помещения дворцов Павловска и Пушкина, Петродворца. Эрмитаж хранит множество произведений искусства на античные темы.

Отдельные эпизоды и образы древнегреческой мифологии привлекли внимание некоторых российских художников конца XIX и начала XX вв.: В.А.Серов («Похищение Европы», «Одиссей и Навзикая»), М.А.Врубель («Пан»).

Мифология древней Греции приобрела поистине вселенские масштабы в сознании западных людей. Названия планет солнечной системы, многих неподвижных звёзд и целых созвездий взяты из античной древнегреческой мифологии. Вот и вполне земное замыкание пути «из Фив к Столпам Геркулесовым» на космическую “предопределённость” через астрономию. А через астрономию, которую изучают люди - на богов Древней Греции. И опять всё в основном в обход сознания людей. Люди думают: звёзды, это точно неземное, тем более что они под именем богов - значит так оно и было всегда…так оно и будет.

После эпохи Возрождения стало модно называть военные (реже гражданские) морские суда именами мифологических богов и героев. Правильно заметил в знаменитом мультфильме капитан Врунгель: «Как вы судно назовёте - так оно и поплывёт». Если проследить за судьбой многих судов, названных именами античных богов и героев, то можно найти удивительные алгоритмические параллели в их «судьбах». А ведь «судьбы» античных богов и героев в основном трагичны. Работает эгрегориальная алгоритмика, издревле предназначенная для толпы, чтобы её пасти. Ведь эгрегору “всё равно” он часто реагирует не на материальный объект управления, а на «имя» этого объекта. А если ещё и команда морского судна

[267] соответствует его названию (имеется в виду отсутствия воли, безнравственность либо злонравие членов экипажа), то действует принцип описанный выше (в разделе «Содержание античной мифологии»): эгрегор становится субъектом управления по отношению к объекту (судну и его экипажу) - поэтому с судном и экипажем может произойти нечто подобное, что произошло в соответствующем мифе с тем, чьим именем судно названо.

В советское время сразу после Гражданской войны изучение древнегреческой мифологии стало неотъемлемой частью среднего и высшего образования.

Имеет ли античность отражение в современной западно-российской культуре, чтобы её можно было “пощупать”? Имеет, и ещё какое! Одним из отражений античной алгоритмики в современной масскультуре является роль телевидения и кино в жизни обывателей. Там каждый может найти свой культ (представлен «любимым каналом», «любимой передачей», «любимым актёром или героем»

[268]…), который как бы “обожествляется” толпой. Тем же, кто хочет «весело провести время» (это особенно касается молодёжи) - власти всё чаще и чаще устраивают настоящие мистерии на улицах крупных городов по поводу любых праздников
[269]. Многие праздники начинаются с массовых шествий по улицам городов, переходящих в специально устроенные гуляния и пиршества. А заканчиваются праздники, как и положено древним мистериям - импровизированными выступлениями певцов и танцоров
[270]. Цель таких современных мистерий всё та же: дать толпе “разрядить” свои негативные эмоции на площадях, чтобы отвести от самих властей весь негативный потенциал, накопившейся за период «от праздника к празднику»: ведь не подумает же плохое толпа на тех, кто организует для неё такой “прекрасный” отдых. Если в древности все беды (которым сопутствует негативная энергетика) в ходе мистерий списывалась на «гнев богов»
[271] и прочие “божественные” причины, то в нынешней ситуации она “распыляется” в ходе мистерии по множеству мелких эгрегоров-увлечений каждого из участников мистерии
[272]. Однако, в случае надобности посвящённые всегда могут направить эту мощную энергетику очередной улично-площадной мистерии на политические нужды
[273], тем более в их распоряжении имеется и телевизионный контур мистерии. И пока толпа поддерживает всякого рода мистерии - «посвящённые» могут делать с этой толпой всё, на что они способны - делать политику
[274].







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх