3.1.3 Тотемизм


В предыдущей главе мы пришли к выводу, что физический (антропологический) тип, физиология (прежде всего мозг), нервная, эндокринная и прочие системы биологической и психологической сферы «Homo Sapiens» сильноотличаются от тех, что были свойственны его предшественникам.

Это сказалось не только на характере жизнедеятельности «Homo Sapiens», на распространении его по глобальной географической нише, но и на уровне его мышления, способностях к абстракциям, к сильным эмоциям, к воображению, к установлению устойчивых логических связей, как истинных, так и ложных.

Первобытный «Homo Sapiens», даже дикарь каменного века - это человек разумный, мыслящий достаточно точными категориями, способный к определённому анализу, осмыслению конкретной ситуации, практического опыта, закреплённого в регулярной деятельности. Но на чём зижделся этот анализ в первобытном мире?

Крайне скудный запас накопленных знаний, страх перед неведомым, то и дело корректирующим эти скудные знания и практический опыт, почти полная зависимость от сил природы, “прихотей” окружающей среды и т. п. - всё это неизбежно вело к тому, что сознание первобытного человека с первых же его шагов определялось не столько вытекавшими непосредственно из опыта строго логическими причинно-следственными связями, сколько связями эмоционально-ассоциативными, иллюзорно-фантастическими.

В то же время данная всем людям Свыше религиозность, как неотъемлемая часть существования «Homo Sapiens», его психологического и нравственного жизнестроя, преломлялась в психике первых людей через древнее невежество и страх перед неведомым и силами природы.

Но речь идёт не об отдельном индивиде. Люди издревле жили общинами, коллективами, племенами. То есть, речь идёт не о «мыслящем дикаре» (мыслить свойственно и обезьяне), не об «абстрактно рассуждающем индивиде». Человеку свойственен коллективизм, коллективная, общинная социальная организация, которая присуща наделённым Свыше потенциалом творчества людям нашей цивилизации.

Именно в рамках коллектива, например небольшой общины в 20-50 человек, в трудовой деятельности (охота, добывание пищи, выделка орудий, оборудование жилища, поддерживание огня и т. п.), в постоянном социальном общении, в процессе семейно родовых контактов и событий (обмен женщинами и брачные связи, рождение и смерть) складывались и укреплялись примитивные первичные представления о сверхъестественных силах, повелевающих миром, о духах-покровителях данного коллектива, о магических связях между желаемым и действительным. Становление такого рода иллюзорно-фантастических представлений можно продемонстрировать применительно к верхнепалеолитическому дикарю двумя важными нововведениями, характерными именно для его эпохи и отличавшими её от эпохи предлюдей нижнего и среднего палеолита.


· Во-первых, это практика захоронений. Пещерный человек хоронил своих близких в специальных погребениях, причём покойники проходили через обряд определённой подготовки их к загробной жизни: тело их покрывали слоем красной охры, рядом с ними клали предметы обихода, украшения, утварь и т. п. Это означает, что хоронивший своих умерших коллектив уже имел зачаточные представления о загробном существовании. И сколь бы ещё смутными ни были эти представления, из них явствует, что загробная жизнь казалась верхнепалеолитическим людям продолжением жизни земной. Другими словами, в эпоху верхнего палеолита уже сложились идеи о существовании наряду с реальной жизнью иного мира - мира умерших и духов: считалось, что покойники могут как-то влиять на жизнь живых (чем, в частности, и объясняется особая забота о мёртвых).

· Во-вторых, это практика магических изображений в пещерной живописи, появившейся именно с началом верхнего палеолита, одновременно с первобытным человеком.


Подавляющее большинство известных науке пещерных рисунков того периода - это сцены охоты, изображения людей и животных, либо людей, ряженных в животные шкуры, а то и просто полулюдей-полуживотных. Эти изображения свидетельствуют о том, что первобытные люди верили в существование сверхъестественных связей между людьми и животными, а также в возможность воздействовать на поведение животных с помощью магических приёмов, посредством обладающих могуществом в мире духов их покойных предков, либо при помощи посредников между живыми и умершими, т.е. различного рода колдунов и шаманов.

На ранних стадиях развития в позднем верхнем палеолите достаток кочующих орд, племён был тесно связан с успешностью охоты на животных и птиц. Более того, зачастую и выживание рода, орды, зависело от ловкости охотников, от «везения» на охоте, от «податливости» зверя и птицы, от урожайности основных растительных культур, которыми питался род, орда, племя. Эти связи между людьми, животными и растениями, опосредствованные к тому же известным верхнепалеолитическому человеку культом плодородия и размножения (статуэтки женщины-матери с подчёркнутыми половыми признаками часто встречаются на стоянках пещерных людей, раскапываемых археологами), получили в представлении первобытных коллективов на стадии их трансформации из кочующих орд в родовые группы вполне определённое религиозное осмысление. Так формировались истоки древней религиозной системы, которая получила название тотемизм.


Тотемизм (на языке индейцев одного североамериканского племени буквально - «его род») - древняя религиозная система представлений о сверхъестественной связи отдельных людей и небольших социальных коллективов с конкретными животными и растениями. Термин тотемизм появился в научном обиходе в начале XVIII века и закрепился в научном обращении в конце XIX века.

Тотемизм возник из веры той или иной группы людей в их родство с определённым видом животных или растений, скорее всего, первоначально именно тех, что составляли основу пищи данного коллектива. Постепенно он превратился в основную форму религиозных представлений возникающего рода. Члены родовой группы (кровные родственники) верили в то, что они произошли от предков, сочетавших в себе признаки людей и их тотема (т.е. полулюдей-полуживотных, полулюдей-полурастений, различного рода фантастических существ и монстров). Выбор тотема в основном совпадал с особенностями животного мира той местности, в которой обитал первобытный коллектив. Редко встречалось деление первобытного коллектива на женский и мужской тотемы, которые носили разные имена животных. Ещё реже тотемом объявлялось не всё животное, а его часть.

Таким образом, благодаря тотемному обозначению множества складывающихся родов на стадии начавшегося длительного перехода многих орд от кочевого к сравнительно оседлому образу жизни, люди, связанные кровным родством, стали отличаться от других кровных родов по тотемным признакам. Что ещё можно было придумать с целью предотвращения браков между кровными родственниками? Ведь родственное кровосмешение приводит к генетической деградации рода. А в первобытном обществе обособленность орд - в отсутствии некоего аналога современного “паспорта” (коим являлись отличительные знаки каждого тотема в древности) - зачастую нарушалась в силу внешнего давления на орды.

Так в момент перехода от многочисленных орд к родовому делению, в то время, когда роды уже жили в непосредственной близости друг от друга, и вероятность родственных браков была достаточно велика, роды взяли себе тотемные отличия. Образовался культ тотема. Тотемная родовая группа обычно носила имя своего тотема и свято почитала его. Вначале почитание, видимо, не исключало, а даже предполагало употребление тотемных животных и растений в пищу; причем именно этот факт (т.е. употребление мяса тотема) мог натолкнуть на мысль о родстве человека и его тотема - ведь оба они в конечном счёте состояли из одной и той же субстанции, как казалось древним. И под это утверждение вполне можно подвести вполне научную трактовку.

Ведь употребление в пищу мяса того или иного животного является процессом поглощения не только плоти (вещества, отрезанного от туши), но согласно триединству «материя - информация - мhра», это ещё и принятие определённой информации вместе с мясом. Ведь каждая клетка (даже умершего животного, либо птицы) несёт в себе присущую лишь этому виду информацию, которая заложена в животное Свыше при его создании и которая приобретается в процессе жизненного опыта животного или птицы. То есть, та информация, которую поглощает человек при съедании животного или птицы

[18] «записана» на тканях животного или птицы согласно мhре, данной этому животному (или птице) Свыше.

И эта мhра животного или птицы (которая в некоторой дополнительной “мhре” ещё учитывает жизненный опыт убиенной будущей пищи) поглощается и тоже в некоторой мhре усваивается в организме человека - оставаясь как информационно-алгоритмическое обеспечение поведения и мыследеятельности индивида, поглотившего мясо зверя, записанной на его биополя и отражённой в его психике.

Скорее всего на ранних стадиях зарождения тотемизма (весьма полезного для людей первобытного строя)

[19] поеданием тотемного зверя (либо птицы, в отдельных случаях - культовые растения) люди рода-тотема формировали устойчивый стереотип их будущих «взаимоотношений» с этими животными либо птицами. Если понимать это буквально, то древние люди пытались настолько глубоко изучить повадки и “хитрости” зверя либо птицы, что с помощью поедания их мяса (особенно сырого, с кровью) частично входили в жизненную “роль” животного или птицы, что им было необходимо для удачной охоты и защиты от последних. То есть, первобытные люди пропускали через себя информацию животного либо птицы, лучше осваивая таким образом все необходимые стереотипы и навыки поведения. Впоследствии эти животные стереотипы прочно вошли в генетику родов.

Как только роды-племена “переработали” информацию практически всех живущих около них животных и птиц, создав для себя практически безошибочные стереотипы их поведения, которые вошли в генетику людей и были надёжно «учтены» (переработаны) для будущих удач на охоте и в прочих житейских вещах, надобность в торжественном поедании тотемного животного отпала. Мало того, начался период строжайших запретов (табу) на поедание «тотема».

В этот период скорее всего одновременно начались частые стычки между близживущими племенами за лучшие охотничьи угодья, за урожайные угодья, за более пригодное жильё. Считалось, что тотем сильнее, если животное, взятое как символ тотема самое сильное в лесу. Поэтому поедание своего тотемного животного стало под строжайшим табу, а само животное было возведено в ранг «высшей сверхъестественной силы» - надёжного духовного хранителя тотема. На всех остальных животных (и в первую очередь на животных враждующего тотема) - запрета на поедание не было: наоборот, зачастую считалось большим успехом убить и съесть животное враждебного племени тотема.

Именно поэтому с глубокой древности (от момента перехода к родовому строю) в тотемизме считается, что то или иное животное (реже - птица) является прародителем того или иного первобытного рода или племени. Ведь история этого рода или племени такова, что из предания все знают: «тотемное животное на протяжении не одной сотни лет заботливо охраняло от холода, голода и болезней, от врагов и других напастей». Поэтому люди и привязывали к тотемному животному всё лучшее в своей жизни и жизни своих предков.

Так издревле формировался достаточно устойчивый эгрегор родового тотема, который обозначался названием тотемного животного. В этом эгрегоре имелась вся информация о всех членах тотема (рода, племени). Этот эгрегор содержал всю необходимую для тотема управленческую информацию из прошлого опыта орды-рода-племени, сохранённую и переданную через множество поколений благодаря особой концентрации этой информации в одном эгрегоре (либо нескольких эгрегорах, но взаимодействующих между собой по принципу компьютеров, объединённых в сеть с равными «правами доступа») и передачи её «по наследству» под единой вывеской тотема - передача духовного наследия из поколения в поколение. То есть тотемная вывеска (название животного или птицы) была для рода-племени своеобразным «паролем-входом» в общий для рода-племени информационно-алгоритмический блок, которым могли пользоваться все члены рода-племени - каждый согласно своим способностям. Последнее означает, что кроме общего «пароля-входа» в общий эгрегор-тотем существовало ещё множество частных паролей входов за конкретной информацией, пользуясь которой члены рода-племени каждый по-своему объединяли свои усилия для дальнейшей совместной бескризисной жизни.

Остаётся сделать вывод, что древние люди уже на стадии родо-племенного строя учились азам управления с помощью эгрегориально-матричной магии, объединяя свои усилия перед внешней стихией, набегами врагов и преодолевая внутренние противоречия с помощью объединения усилий под опекой созданного ими же «бога-тотема-эгрегора». Ясно что этот эгрегор был создан по общим закономерностям духовной жизни, данным всем людям Свыше. То есть, этот эгрегор “учитывал” не только внутриродовой управленческий опыт предыдущих поколений, но и некоторые общие закономерности бытия, которые наблюдали предки (как то элементы астрономии, природные стихии, особенности земледелия и пр.), и которые стали доступны их психике, но были закодированы в эгрегоре согласно системе кодирования тотема.

Просто на ранних стадиях развития первобытные люди пользуясь непосредственной близостью к ним животных и птиц, которые казались им ловчее и быстрее их самих, кодировали сверхъестественные явления их именами и приписывали сверхъестественным силам навыки животных и птиц. Так первичная управленческая информация, которая на первых этапах развития практически не выходила своей сферой охвата за рамки интересов рода-тотема, стала осваиваться всеми членами тотема в объединении их духовных усилий. Так духовно объединялся первобытный коллектив. Так была создана одна из первых достаточно эффективных для того времени осознаваемых моделей религии - связь со сверхъестественной силой, которой было дано определённое название и которой были присущи определённые возможности. И эти возможности - как видели и ощущали все члены тотема - намного превосходили возможности одного или нескольких людей

[20].

Это так, поскольку мощность воздействия (как информационно-алгоритмическая, так и энергетическая) эгрегора, который является продуктом всей предыдущей и настоящей мыследеятельности коллектива единомышленников - намного превосходит возможности одного или нескольких людей. К тому же в первобытном обществе из рода-тотема как правило не выделялись особо одарённые в духовном плане люди: это произошло уже на стадии появления шаманизма. А в условиях зарождения и развития тотемизма люди, конечно же от рождения имели разные возможности общения с тотемными «духами» - разные способности пользования общей эгрегориальной информацией - но явного расслоения по этим способностям ещё не было. Поэтому все члены рода-тотема имели равные права на любую информацию, ставшую доступной из тотемного эгрегора, этой информацией делились со всеми, вне зависимости от того, кто её получил от тотемных «духов».

Также надо учесть, что вне зависимости от названия тотема, все племена на этой стадии развития, которые проживали в единой климатической и географической нише имели примерно одинаковое развитие на уровне тотемно-эгрегориальной магии. Поэтому в разных тотемах-родах была наработана в принципе одна и та же управленческая информация, которая напрямую была недоступна «чужакам» лишь из-за того, что закодирована она была в символике своего тотема. И у каждого тотема была своя «система охраны» родовой информации с помощью своей оригинальной кодировки - которая соответствовала системе символов, сложившейся вокруг имени тотемного животного.

В то же время, информационно-алгоритмические возможности каждого рода-тотема отличались от соседей хотя бы тем, что каждый род-тотем стремился подражать и почитал своего животного (или птицу). А Свыше каждому биологическому виду даны свои преимущества и недостатки. Род-тотем же старался брать для себя лишь достоинства своего животного (или птицы). А для борьбы с окружением изучал недостатки чужого тотемного животного (или птицы). Проектируя на себя достоинства своего тотема и учитывая в борьбе с соседями недостатки их животного-тотема, каждый род-племя накапливал в своём эгрегоре особую информацию, которой могло не иметься у соседей. К тому же на этих особенностях сказывались и разница в условиях обитания, древность тотема, количество людей тотема и прочие отличия. При этом надо всегда помнить, что тотемная символика это всего-навсего средство кодирование важнейшей управленческой информации, которое было выбрано на этапе перехода от орд к родо-племенному строю.

Одновременно с этим было множество общей информации, которая имелась в подавляющем большинстве тотемных эгрегоров. Мало того, в силу объективности информации, все эти тотемные эгрегоры восходили к общеродовым и общевидовым человеческим эгрегорам, где их сопряжённые фрагменты взаимодействовали между собой, автоматически обмениваясь информацией вне зависимости от того как она была закодирована благодаря тому, что люди разных племён-тотемов могли входить в сопряжённые (информационно одинаковые) фрагменты своих эгрегоров, в результате чего они вполне могли попадать и в эти же фрагменты чужих эгрегоров, даже не имея оригинальных паролей доступа чужого тотема. А через сопряжённые фрагменты чужих эгрегоров, вломившись туда, можно было попасть и на несвойственную своему тотему-эгрегору информацию. Ту информацию, которая уже была к этому времени в чужом тотеме-эгрегоре.

Таким образом на определённом этапе развития тотемизма обязательно должно было начаться, и началось, объединение культур разных тотемов - в первую очередь это объединение касалось выравнивания возможностей духовного воздействия друг на друга, выравнивания своих возможностей в сфере магического тотемного противостояния. Концентрация управления, выражающаяся в замкнутости всего рода на эгрегор тотема и устойчивое управление через этот эгрегор общими усилиями не могла продолжаться вечно в условиях противостояния с соседями вне некоего “глобального” объединения управления по тем же принципам, что и в роде-тотеме (на условиях всеобщего равноправия). Но поскольку противостояние между племенами и родами только начиналось, людям предстоял большой путь от поклонения тотему до монотеизма и покорности единому Богу. Тем более что обожествление того или иного животного либо птицы, это совсем не то, что терпеливо ждёт от человека Бог.

Если отойти от рассмотрения эгрегориальной магии тотемизма, то кроме первобытного моделирования основ внутритотемного управления с помощью тотемного духа-эгрегора, можно укрупнёно перечислить другие основные социальные функции тотемизма:


· Тотем являлся средством личностной и коллективной (в пределах рода-племени) идентификации в те времена когда отсутствовали семейно-брачные отношения и система именования в привычном для нас виде.

· Тотем замыкал на себя хозяйственные функции - функции разделения территорий и кооперации людей для её наименее конфликтного использования.

· Тотем регулировал семейно-брачные отношения. Тотемная принадлежность в достаточно надёжной мере гарантировала от кровнородовых браков и некоторых других неудобств при распознавании принадлежности людей для создания брачных союзов.

В то же время зачастую большое племя делилось на несколько больших тотемных групп, внутри которых был запрещён брак. При этом сохранялась возможность вступления в брачные связи с членами разных тотемных коллективов внутри племени, чем обеспечивалась чистота племенного генофонда.


Тотемизм - это коллективная религиозная система первобытного общинного строя. В условиях распада родового строя первобытности тотемные верования уходят, трансформируясь в культы природы, стихий, животных, где этим объектам поклонения придаётся часто человекоподобный облик. Между тем элементы тотемизма вошли почти во все крупные религии, образовавшиеся позже. Его влияние крайне ощутимо в индуизме, в греческой мифологии. Древний тотемизм прочно вошёл в искусство.







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх