3.1.4 Анимизм


Скорее всего зачатки анимистических представлений возникли в глубокой древности, возможно, ещё до появления тотемистических воззрений, до формирования родовых коллективов, т.е. в эпоху первобытных орд. Однако как система оригинально осознаваемых и устойчивых взглядов религиозного характера анимизм формировался позже, практически параллельно с тотемизмом.

Именно поэтому мы рассматриваем анимизм после более понятного, лучше осознаваемого в древности и более однозначно упорядоченного у древних племён - тотемизма. В то же время, анимизм и тотемизм были тесно связаны между собой в древних религиозных системах.


Анимизм -(от латинскогодуша) вера в самостоятельное, сверхъестественное существование души и духов, одухотворение сил природы, животных, растений и неодушевленных предметов, зачастую и приписывание им разума, дееспособности и сверхъестественного могущества. Термин анимизм появился в конце XIX века. Вскоре термин анимизм так прочно вошёл в понятийный аппарат многих стран, что «анимистами» часто стали называть последователей множества древних религиозных верований и культов, которые так и не приняли ни одну их современных крупных мировых религий.

Нетрудно заметить, что нечто подобное тому, как одухотворение животных, птиц и растений и есть неотъемлемая часть тотемизма, который мы рассмотрели выше.

Однако, в отличие от тотемизма, ориентированного на внутренние потребности данной родовой группы, на отличия ее от других, анимистические представления имели более широкий и всеобщий характер, были понятны и доступны всем и каждому, причём воспринимались вполне однозначно в разных родах, племенах и общинах.

Это и естественно: первобытные люди обожествляли и одухотворяли не только грозные силы природы (небо и землю, солнце и луну, дождь и ветер, гром и молнию…), от которых зависело их существование, но и отдельные заметные детали рельефа (горы и реки, холмы и леса), где, как они считали, тоже водились духи, которых следовало задобрить, привлечь на свою сторону и т. п. Даже отдельное заметное дерево, крупный камень-валун, небольшой пруд - всё это в представлении первобытного дикаря имело душу, разум, могло чувствовать и действовать, приносить пользу или вред. А раз так, то ко всем этим явлениям природы, горам и рекам, камням и деревьям следовало относиться со вниманием, т.е. приносить определённые жертвы, совершать в их честь молитвенные обряды, культовые церемонии - по представлениям первобытных людей.

Можно задаться вопросом, чем же анимизм был правилен, а в чём первобытные люди заблуждались?


· Во-первых, как мы уже знаем из предыдущей главы, тотемные культы, тотемные эгрегоры были в основном достоянием рода-племени того тотема, именем которого он назван. Пользоваться управленческой информацией эгрегора-тотема в полной мере могли лишь представители самого племени-тотема. Однако, человечество в целом и, конечно же, все представители одной расы (ещё точнее множества племён, которые проживали географически компактно, в примерно одинаковых условиях среды) обязательно должны были обмениваться информацией, которая имеется у кого-то из его представителей. В условиях, когда своя тотемная информация зачастую скрывалась как достояние рода-тотема, а желание узнать побольше об окружении было, функции каналов обмена информацией (древних зачатков «культурного сотрудничества») имели двоякую (как минимум) структуру:

Ш Взаимообмен информацией с уровня тотемно-племенных эгрегоров через механизм, описанный в предыдущей главе. В силу объективности информации тотемные эгрегоры восходили к общеродовым и общевидовым человеческим эгрегорам, где их сопряжённые фрагменты взаимодействовали между собой, автоматически обмениваясь информацией вне зависимости от того как она была закодирована благодаря тому, что люди разных племён-тотемов могли входить в сопряжённые (информационно одинаковые) фрагменты своих эгрегоров, в результате чего они вполне могли попадать и в эти же фрагменты чужих эгрегоров, даже не имея оригинальных паролей доступа чужого тотема. А через сопряжённые фрагменты чужих эгрегоров, вломившись туда, можно было попасть и на несвойственную своему тотему-эгрегору информацию. Ту информацию, которая уже была к этому времени в чужом тотеме-эгрегоре. Таким образом, в заданной Свыше Мhре развития уже в раннем первобытном строе шёл запущенный Свыше процесс, согласно которому доступ ко всей управленчески значимой информации автоматически предоставлялся очень широкому кругу представителей разных племён и тотемов. И этот процесс был приостановлен лишь на стадии разрушения первобытно-общинного строя и перехода к рабовладению, а затем к феодализму, когда монополию на информацию управленческого характера установили искусственно на базе внутриклассового расслоения и искусственного подавления у «рабов» данного Свыше потенциала ощущать мир и входить в нужные эгрегоры, где хранится управленческая информация.

Ш Культура анимизма шире, чем тотемизм в смысле возможностей обмена управленческой информацией. То есть, анимизм являлся тем связующим племена, роды, общины (в том числе и множественные тотемы) звеном, которое позволяло выходить на общие принципы мироустройства, на общедоступные принципы управления и самоуправления в дополнение к возможностям обмена информацией через “вламывание” в тотемные эгрегоры друг друга (что описано в предыдущем пункте). Атрибуты и символы анимизма - это достаточно универсальное средство для достижения взаимопонимания между людьми разных родов и тотемов. Это достаточно универсальное (понятное большинству людей из разных родов-тотемов) средство кодирования информации - процессов, явлений, вещей…

· Во-вторых, в культуре анимизма совершенно справедливо запечатлены и своеобразно развиты наблюдения (ощущения) древних, о том что «каждый предмет, каждое явление имеет душу, либо дух». В отличие от тотемизма, придававшего одухотворённость лишь животному, птице или растению своего тотема (во всяком случае вокруг этого создавался тотемный культ), в анимизме спектр «одухотворённости» природных явлений, природных предметов, животных, птиц, растений достигает всеобщего характера. Однако мера понимания, степень суеверия, а также и неразборчивость в одухотворении разного рода сил и предметов, создавало некий «калейдоскоп духов» в психике древних людей. И этот «калейдоскоп» был иерархически духовно упорядочен лишь постольку, поскольку они верно ощущали «какой из духов сильнее» либо «какой из духов важнее», но до монотеизма веры Богу было, конечно ещё далеко.

В то же время надо отдать должное чистоте восприятия мира «духов» первобытным человеком нашей цивилизации. Первобытные люди достаточно точно определили, что каждый предмет, явление, тварь… имеют “душу”, либо обладают некими духовными характеристиками. Если точнее, то каждый предмет - творение Бога - обладает свойством триединства. То есть каждый предмет, творение несёт на себе информационно-алгоритмические характеристики, которые “записаны” в его структуре, которые отчасти можно “прочесть” в его образе. Каждый предмет, тварь, явление имеют свой индивидуальный образ, что само по себе уже является информацией; каждый предмет, тварь, явление обладают внутренней и внешней алгоритмикой (набором частных мhр). Ощущение в психике людей «одухотворённости» предметов, тварей, явлений природы и пр. возникает при непосредственном восприятии органами чувств человека уникальных (у каждого предмета, твари, явления - свои) информационно-алгоритмических характеристик предмета изучения. И это - достаточно полезная (но утраченная в современности у большинства людей) способность древних неосознанно различать «духовные» характеристики предметов, тварей и явлений, после чего они конечно же видели картину мира во всём разнообразии усвоенных ими различий.

Кроме того Божий Промысел, который Бог предопределил человеку изучать и знать, иначе называется Божья Мhра. И надо сказать, что древние люди послушно Богу шли по пути освоения этой Божией Мhры через освоение и частичное изучение (осмысление) всего спектра частных мhр, что хорошо видно из дошедшей до нас культуры анимизма.

Судя по всему опыту человечества Божия Мhра - вероятностная матрица возможных состояний - обладает голографическими свойствами в том смысле, что любой её фрагмент содержит в себе некоторым образом и все её остальные фрагменты во всей их информационной полноте. Мера пребывает во всём, и всё пребывает в мере. Благодаря этому свойству меры мир целостен и полон. Изучая и внимательно (даже бережно) относясь ко всему в чём запечатлена Божия Мhра (все твари, вещи, явления), первобытные люди автоматически осваивали Божий Промысел. Так ещё на первобытном этапе развития выражалась естественная природа человека - стремиться познать Божий Промысел и следовать ему.


Последнее - не пустые заклинания. Так, например, в Коране (как мы уже знаем) сказано однозначно понимаемо, что каждая вещь, созданная Богом, Им же изначально размерена - наделена информационно-алгоритмическими характеристиками согласно всей Божией Мhре (выделено жирным нами):


Коран 25

1 Во имя Бога милостивого, милосердного! Благословен тот, который ниспослал различение Своему рабу, чтобы он стал для миров проповедником, -

2 у которого власть над небесами и землёй, и не брал Он Себе ребенка, и не было у Него сотоварища во власти. Он создал всякую вещь и размерил её мерой.


А значит каждому Божиему творению следует относиться внимательно и бережно, созидательно его использовать согласно Божией Мhре, а не разрушать Божие творение (в первую очередь это относится к природе человека и к природе вообще) в угоду своим “удовольствиям”:


Коран 36

33 И знамением для вас - земля мертвая; Мы оживили её и вывели из неё зерно, которое вы едите.

34 Мы устроили на ней сады из пальм и виноградника и извели в ней источники,

35 чтобы они ели плоды их и то, что сделали их руки. Разве же они не возблагодарят?

36 Хвала тому, кто создал все пары их тех, что выращивает земля, и из них самих, и из того, чего они не знают.

37 И знамением для них - ночь. Мы снимаем с неё день, и вот - они оказываются во мраке.

38 И солнце течет к местопребыванию своему. Таково установление Славного, Мудрого!

39 И месяц Мы установили по стоянкам, пока он не делается, точно старая пальмовая ветвь.

40 Солнцу не надлежит догонять месяц, и ночь не опередит день, и каждый плавает по своду.

41 И знамение для них - что Мы носили их потомство в нагруженном корабле.

42 И Мы создали для них из подобного ему то, на чем они ездят.

43 А если Мы пожелаем, то потопим их и нет помощника для них, и не будут они спасены,

44 если не по милости от Нас и пользованию до времени.


Таким образом, в заданной Свыше Мhре развития уже в раннем первобытном строе начался и шёл запущенный Свыше процесс, согласно которому доступ ко всей управленчески значимой информации автоматически предоставлялся очень широкому кругу представителей разных племён и тотемов. И этот процесс был приостановлен лишь на стадии разрушения первобытно-общинного строя и перехода к рабовладению, а затем к феодализму, когда монополию на информацию управленческого характера установили искусственно на базе внутриклассового расслоения и искусственного подавления у «рабов» данного Свыше потенциала ощущать мир и входить в нужные эгрегоры, где хранится управленческая жизненно важная информация. Возможно такое «духовное» и кастовое расслоение общества на большинстве территорий мирового географического пространства

[21] стало лишь в так называемый «послеисторический период» (период развития современного человечества после появления письменности), поскольку с появлением и развитием письменности основной упор на передачу информации по наследству стал делаться на вещественные носители. И одновременно с этим искусственно стали подавляться духовные навыки большинства людей, с помощью которых последние наравне с вождями, шаманами, жрецами в условиях первобытно-общинного строя могли общаться с «духами». В то же время, конечно, духовное расслоение было всегда (то есть - всегда были неравные от рождения возможности вхождения в контакт с «духами» у разных людей), поэтому если задаться целью выстраивания внутрисоциальной иерархии, то причины можно было найти и раньше - ещё в доисторический период. Однако, на территориях, в которые не распространялась “цивилизаторская” миссия потомков тех, кто уцелел после предыдущей глобальной катастрофы (то есть там, где развитие шло естественным образом), роды и племена жили общинным строем, где сокрытие информации было не выгодно: чем больше знает каждый представитель общины, тем устойчивее она развивается и тем безопаснее её жизнь и быт.

Ещё одним интересным «достижением» анимизма можно считать открытие древних о том, что у человека имеется душа. Восходящая к анимизму вера в то, что души людей, прежде всего покойников, продолжают свое существование главным образом именно в бестелесной форме, служила как бы соединяющим звеном между групповыми тотемистическими и всеобщими анимистическими верованиями и обрядами. Воздавая должное душам покойных предков, первобытные люди тем самым надеялись на защиту и покровительство покойников в гигантском мире потусторонних сил.

Бессмертие души является правильным пониманием того, что человек в своём обличие на Земле - лишь временно, а душа вечна и бессмертна. Это же многократно подтверждается в поздних религиях. В каждой по-своему. Так в только что приведённом отрывке из Корана об этом сказано, что Земля дана людям от Бога «по милости от Нас и пользованию до времени».

То есть, анимизм с его бессмертием души явился “предтечей” крупных мировых религиозных систем, в которых тоже признавалось бессмертие души. В результате развития анимизма к имеющемуся уже представлению о существовании духов (как мы знаем, это первые попытки взаимодействия людей с эгрегорами - духовными хранителями информации) добавилось представление о душе. И главное - появилось различие между душой и духами (хоть и зачастую весьма смутное, спутанное в нечто среднее между духом и душой). Известный этнограф Э.Тайлор обобщил представления древних о душе следующим образом:


«Душа есть тонкий, невещественный человеческий образ, по своей природе нечто вроде пара, воздуха или тени. Она составляет причину жизни и мысли в том существе, которое она одушевляет. Она независимо и нераздельно владеет личным сознанием и свободой своего телесного обладателя в прошлом и настоящем. Она способна покидать тело и переноситься быстро с места на место. Большей частью неуловимая и невидимая, она обнаруживает также физическую силу и является людям спящим и бодрствующим, преимущественно как фантазм, как призрак, отделённый от тела, но сходный с ним. Она способна входить в тела других людей, животных и даже вещей, овладевать ими и влиять на них».


В этом “определении” души мы видим смесь свойств как души (невещественный образ…представляет причину жизни и мысли… способна покидать тело… невидима), так и духа - биополей человека, биополей, записанных в организме людей и в эгрегорах (способность входить в тела других людей, животных и даже вещей, овладевать ими и влиять на них).

К тому же нередко древние наделяли человека не одной, а несколькими душами, что ещё больше запутывало такие различные явления как душа и дух. Душа всегда одна, а духов, вселившихся в кого-то из людей может быть несколько, поскольку несколько эгрегоров-духов могут управлять поведением и мыследеятельностью одного человека - они-то и путались с одной душой.

Другое дело, что нередко древние таким образом разделяли человеческие функции. Достаточно распространёно считалось, что как будто у человека три души одновременно. И каждая из этих душ имела свои чётко определённые функции:

· одна отвечала за жизненно важные физиологические процессы в организме;

· вторая - за мыслительные операции;

· третья - выступала носителем того, что можно называть личностью человека.


И только «триединство» этих душ признавалось обеспечением полноценного человеческого существования. Можно “поздравить” древнего человека. Ведь он достаточно правильно разделил компоненты психики у самого себя ещё на первобытной стадии развития. Первая «душа» больше подходит под определение врождённых и приобретённых рефлексов, которые как раз обеспечивают почти всю физиологию в организме. Вторая «душа» больше напоминает работу интеллекта, воображение, осознаваемое творчество, в результате чего получается новый продукт, который не может производить ни один животный вид на Земле, кроме человека. И третья «душа» - личностное своеобразие, которое как раз больше соответствует душе, данной от Бога + врождённые и приобретённые личностные способности и возможности как то интуиция, а также и одержимость разного рода эгрегориальной алгоритмикой.

На определённой стадии развития анимизма представления о человеческой душе стали переноситься на окружающий человека мир. Это свойственно древнему человеку - пропускать окружающий мир через свою душу, в результате чего свойства самого человека (его души) наивно приписывались всему, что человек видел и что преломлялось через его психику. Однако в этом направлении достаточно долго двигался процесс познания мира древним человеком. И при таком бережном подходе к окружающему миру (как к своей душе) древние люди его, конечно же, умели очень остро ощущать - всё до мельчайших подробностей. Они владели той способностью, которую утратило большинство людей современности и которая так необходима и в наши дни для формирования полноценного мировоззрения, мировосприятия и миропонимания. Это можно назвать зачатками древнего Божиего язычества, которое понималось людьми лишь на примитивном уровне древних символов. Иначе говоря, мера ощущений (мера мировосприятия) была очень высокой, а мера миропонимания - очень низкой.

В анимизме не сформировался какой-либо универсальный культ. Анимизм стал своего рода собирательным названием для огромного количества обрядово-культовых практик. Рассмотрим как примеры самые распространённые из них.


Погребальный культ. Вещественные корни этого культа археологи находят в погребениях, время образования которых датируется до 40 тыс. лет назад, т.е. они - ещё неандертальские. При всём многообразии и частых явных извращениях, попадавших в этот культ (как то боязнь души мертвеца, выражавшаяся в вере в «живого мертвеца», если его неправильно похоронить), этот культ в целом был направлен на почитание всего хорошего что сделал покойный и желания избавиться от плохого, что может остаться от покойника. А обряд похорон и проводы мертвеца, что предполагало продолжение жизни его души в другом мире, закрепляли и магически управляли этими желаниями.

Страхи древних людей перед «возвращением» покойного

[22] с целью вредить людям можно объяснить достаточно просто. Будучи членами одной общины (рода, племени) все люди знали друг друга. Знали они и возможности (как земные, так и духовные) всех и каждого. Люди все разные и идеально хороших либо совсем плохих людей не было и нет. В то же время каждый в общине имел свою особую возможность (свою обязанность), в соответствии с которой последний выполнял не только что-то приземлённое (охота, воинские обязанности, изготовление жилища…), но и свою часть духовной (культурно-эгрегориальной) нагрузки - то есть владел присущими лишь ему магическими качествами общения с «духами». В те времена люди уже заметили, что человек может умереть, а «духи» (которых они путали с душой умершего), с которыми успешно общался лишь он, остаются и продолжают влиять на их жизнь (они могут вселиться в кого-нибудь другого, либо действовать дезорганизовано - относительно одного объекта - через многих людей либо обстоятельства). Ясно, что речь идёт о духовном наследии (эгрегоре, либо части-фрагменте общих эгрегоров племени, рода), с которым лучше всех “общался” покойный, но которое никуда не делось после его смерти, а осталось как часть общего духовного наследия, которое продолжает оказывать влияние не людей.

Но правильно если живущие люди хотят избавиться от всего плохого (не подходящего им), что осталось как бы «после покойника», бессознательно в ходе культово-обрядной магии прося в этом смысле покойника «не возвращаться», а в смысле всего хорошего просят - «душе покойника

[23] достойной и безбедной другой жизни». В результате - если хотя бы на уровне образов первобытные «дикари» разграничивали у себя в психике «что было у покойного хорошо, а что плохо» в ходе магического культа погребения, плохое (то, как они его определили) усилиями древней общины могло быть «остановлено» в эгрегоре-духе для дальнейшего влияния на всю общину в целом
[24], а хорошему - был дан потенциал на дальнейшее влияние, развитие и совершенствование. И это хорошее мог “подхватить” какой-либо из живущих членов общины (либо несколько) - тут же в ходе магии культа погребения, приняв “эстафету” покойного в смысле доступа к менеджерству теми фрагментами эгрегора, которыми владел покойный и которые были для общины полезными.

Ясно, что, провожая душу покойного в последний путь, община одновременно занималась магией очистки своего эгрегора (либо нескольких эгрегоров)

[25], под которым они управлялись от нежелательной и вредной алгоритмики (как это понимала община), оставшейся от покойного и его предшественников. То есть, община конечно работала не с душой покойного, а с духами-эгрегорами.


Культ предков. Один из наиболее древних и важных культов в истории человечества. Этот культ основывался на вере, что умершие предки (их души) помогают своим живым родственникам в земном мире (охраняют территории, скот, посевы, влияют на погоду, возбуждают плодовитость земли…). На ранних стадиях культа большим уважением пользовались недавно умершие. Ручательством за авторитет таких предков выступали их выдающиеся личные качества, о которых ещё не успели забыть благодарные потомки. Отзвуком подобных представлений можно считать и народные поминальные обряды, которые чаще всего совершаются в ближайшее время после смерти человека. Такой близкий предок считался обязанным выполнить пожелания, более того - требования своих потомков, которые имели в своём распоряжении действенный арсенал магических средств сверхъестественного влияния на «прошлые возможности умершего человека» (имеется в виду духовно-эгрегориальный потенциал умершего и его предков, который хотели иметь во всей полноте потомки у себя в распоряжении).

Это тоже достаточно легко поддаётся объяснению. Община и её руководство не хотели терять управленческие возможности (навыки и возможности пользоваться информацией их общих эгрегоров) после смерти кого-либо, обладающего большими или меньшими возможностями доступа и большими или меньшими возможностями использования важной эгрегориальной информации - достояния всей общины. То есть, речь идёт о важнейшем ритуале, призванном восстановить (либо закрепить за потомками) все имеющиеся возможности обращения к эгрегориальной информации (к духам племени), которые были до смерти покойного и которые могли быть частично утрачены вследствие того, что лишь уникально сформированная психика покойного позволяла входить в некоторые фрагменты эгрегоров (общаться с определённым набором духов). Речь идёт об восстановлении возможностей доступа ко всему духовному наследию общины (племени) после утраты одного или нескольких предков. Ритуал распространялся не только на стариков, но и на тех, кто не дожил до старости по разным причинам

[26]. То есть, ритуал охватывал всё духовное наследие с целью сохранить его для потомков.

Войдя «в контакт» с умершим, участники обряда требовали и просили его - оставить им возможности покойного

[27]. Войти в контакт с умершим (умершими) можно лишь хоть отчасти войдя в его индивидуальный нравственно-психологический образ (в образ человека прошлого, образ его жизни, стереотипы поведения) - зная этот образ и «примеряя» его на себя в процессе обряда. Также войти в образ умершего (умерших) предков можно мысленно вернувшись в их эпоху через предания и воспоминания, что в определённом психическом настрое магического культового транса позволяло замыкать на себя фрагменты эгрегоров, которые были доступны вспомянутым предкам. После чего казалось, что предки отвечают на требования к ним.

Таким образом духовное наследие устойчиво передавалось из поколения в поколение даже при больших и непредвиденных потерях в среде общины, племени, которые вместе с покойниками временно уносили духовные возможности и навыки последних - вплоть до восстановления (в первую очередь через магические ритуалы культа предков)

[28] бывшей до катастрофы связи с жизненно важными для племени эгрегорами-духами.


Обряд инициации - последний крупный обряд, который следует отметить. По-другому он назывался обрядом посвящения во взрослую жизнь. Как известно древние очень большое внимание уделяли процессу воспитания и последующего отбора и селекции членов общины. Это делалось с целью воспитать, развить и своевременно выявить лучшие качества у разных людей и направить их во благо общины. Худшие качества выбраковывались (бывало что и вместе с людьми).

Вот на стадии, когда селекция по возможностям (материальным и духовным) у юношей и девушек уже была проведена под надзором старших поколений, начинался процесс инициации во взрослость. Особенностями, легшими в основу воспитания и селекции были:


· Утверждённый перечень обязанностей, расписанный по возрастам, наблюдая за выполнением которых можно было судить о способностях того или иного юноши или девушки.

· Наличие сопровождающих каждый обряд физических, моральных и духовных испытаний.

· Изоляцию от коллектива на время инициации.

· Посвящение в обычаи, веру и мораль племени, рода.


Все эти мероприятия были направлены на выявления лучших качеств обучаемого и последующей инициацией его в те сферы материальной и духовной деятельности, которую старшие сочли самой полезной для этого обучаемого. Ясно, что для особо успешной деятельности обучаемый обязательно должен был уметь пользоваться теми фрагментами эгрегоров-духов, которые отвечают за духовное (эгрегориальное) сопровождение именно тех навыков, которые и развивали у ученика. Ведь возможности эгрегора многократно превосходят возможности индивидуальной психики.

Дать возможность беспрепятственного вхождения в общение с этими духами (фрагментами эграгоров) мог быстро и эффективно тот старейший в племени, кто владел в совершенстве эгрегориальной магией. Такой человек и представлял роль учителя находясь при последней стадии «инициации» - посвящении. На этой стадии происходила передача навыков вхождения в нужные фрагменты эгрегоров от учителя у ученику - как правило глаза в глаза и один на один с применением магических ритуалов, известных только учителю

[29].


В позднем анимизме просматривается трансформация культа почитания всех предков в культ почитания предков с выделением из последних особой группы особо почитаемых и привилегированных - старейшин. Это «духовное» расслоение положило начало перевороту в социальных отношениях первобытного общества, к расслоению, несправедливости. Что в свою очередь трансформировалось в переход от общины кровнородственного коллектива к раннеклассовому обществу. Сама община стала выделять из кучки «особо одарённых» родовых старейшин - привилегированных надсмотрщиков, которым были даны некоторые первые качества «элиты».







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх