Глава 12. Дыхание и сердце

Вторая неделя мая

Перед следующим занятием мы с комендантом еще немного поговорили о дыхании; у меня было ощущение, что это необходимо, поскольку существовала такая сильная связь между его дыханием и внутренними ветрами, зажатыми и причиняющими ему тем самым боль в основании спины.

— И вот еще что Мастер говорит о дыхании:

Наблюдай также

За положением в теле,

За продолжительностью и счетом.

(II.50B)

Что он в первую очередь имеет в виду, говоря о положении в теле, — выполняете ли вы позы или любую другую практику, — так это то, что вам необходимо очень внимательно следить за тем, какою часть тела вы задействуете при дыхании. В большинстве случаев легче всего достается наибольшее количество свежего воздуха, если дышать диафрагмой — это целый купол мышц, смыкающийся внизу грудной клетки.

Комендант, казалось, пребывал в некоторой неуверенности. Я приложила руку к его груди и сказала:

— Попробуйте сделать пару вдохов и выдохов так, чтобы моя Рука осталась неподвижной.

Немного повозившись, он со вдохом выпятил живот. Я хихикнула, но все равно заметила, что живот у него стал стройнее или площе.

— Дельная мысль, но чуть-чуть неточная, — заметила я, — Попробуйте повыше — сосредоточьтесь на самой нижней части грудной клетки.

Так он и сделал, и все получилось, как надо.

— Это лучше всего для глубокого дыхания, — сказала я, — Это также помогает во время выполнения поз: держит весь живот — особенно вокруг талии и чуть ниже — упругим и сильным. Тренированность этой части оказывает мощное действие на низ спины, неоценимо помогая удерживать весь верх тела вертикально. А это, в свою очередь, предотвращает возникновение напряжений в главных забитых точках у вас на спине и ниже, включая органы пищеварения, испражнения и воспроизведения, и даже различные части ног.

Есть позы, которые пережимают диафрагму и вынуждают дышать другими участками легких, чтобы снабдить их необходимым здоровым количеством свежего воздуха. Одна из таких поз носит имя мудреца Мариши…

— Та, в которой упираешься собственной ногой в живот и единственный путь дышать — это двигать ребрами, — встрял комендант.

— Точно, — сказала я, — Но теперь вы можете направить дыхание, умозрительно, в ту часть тела, где вы пока не слишком сильны, чтобы добавить ей энергии, скажем так.

— Ты хочешь сказать, что когда я выполняю эту штуку, «Воин Совершенства», пытаясь согнуть колени, широко расставив ноги — когда у меня бедра трясутся и у меня такое ощущение, что я сейчас плюхнусь со всего маху на задницу, — что я могу вообразить, что направляю ногам заряд энергии, просто глубоко вдохнув?

Я улыбнулась. Замечательный пример! Я никак не могла избавиться от ощущения, что он знал о йоге больше, чем позволял себе произносить.

— Снова верно. И, разумеется, конечная точка, в которую стоит направлять энергию дыхания — это аккурат то самое забитое место: в вашем случае — точно в центр, расположенный внизу спины.

Просто представьте, как энергия дыхания течет вниз, освобождая срединный канал, где его пережимают два боковых канала. Вы видите, как узел, образовавшийся в точке их пересечения, расслабляется, и через этот центр снова начинают двигаться ветры. Можете делать это во время любой растяжки, с любой частью тела, но особенно с теми точками, где у вас какая-нибудь трудность. А поскольку ваши мысли привязаны к внутренним ветрам… — я помедлила, специально для него.

— Как всадник к лошади… — вставил он.

— То в таком случае в действительности так и есть — пока вы выполняете позы, само представление того, как расслабляется ваша спина, как снова приходит в форму, может помочь этому произойти. Это один из величайших секретов того, как работает йога.

Мастер также говорит, что необходимо следить за продолжительностью дыхания — как долго длится полный вдох и полный выдох. С какой скоростью вы дышите, иными словами.

— Если задача заключается в умиротворении внутренних ветров, то я думаю, что дышать нужно как можно медленнее, — предположил комендант.

— Это в целом верно, но до некоторой степени, — продолжила я, — не так важно, как быстро или медленно вы дышите, а, скорее, сколь глубоко и ритмично дыхание — не обрываете ли вы вдох и выдох, не загоняете ли себя, не заглатываете ли воздух залпом. Поначалу, с непривычки, вам захочется дышать чуть быстрее, а то иначе вам придется хватать воздух, что опять же создаст давление в зажатых точках вдоль основных каналов.

По мере того, как будете расслабляться и набираться сил — с постоянной практикой — вы сможете дышать медленнее, не переставая следить за тем, чтобы вдохи и вьщохи были глубокими и ровными. И тогда, входя в трудную для вас позу, и телу потребуется больше топлива, вы сможете по своему желанию ускорить дыхание, чтобы удовлетворить потребности тела. Так что, в конце концов, вся штука в управлении: желаете ли вы дышать быстро или медленно, это будет ваше решение — чтобы извлечь всю возможную пользу для каналов, где бы вы ни были.

И, наконец, Мастер говорит о счете: о том, как измерить время, которое вы проводите в каждой позе, к примеру; или как долго длится вдох, выдох или промежуток между ними. Первое сделать довольно легко, просто считая количество вдохов-выдохов, в течение которых мы удерживаем полностью построенную позу, а для разных поз разных временные промежутки хороши — и разное число вдохов-выдохов.

Но для большинства поз достаточно пяти-шести вдохов-выдохов.

Помню, когда я начала выполнять позы с моим Учителем, мне казалось, что этого мало — что если удерживать позу намного большее число вдохов и выдохов, то моя нога или что там угодно еще сможет вытянуться на один-два дюйма больше, в тот же день. Но тут все по-другому: единственный способ добиться хорошей растяжки — и высвободить каналы — только путем неспешных, постоянных, но кратких усилий по всем точкам в теле, день за днем, потому что все они связаны друг с другом. И, конечно же, существует несколько поз — вроде той, в которой вы держите стопы в воздухе, над плечами, — которые действенны для каналов, только если удерживать их более длительно.

Есть еще кое-что, за чем следует следить и что считать: не просто — сколько мы удерживаем ту или иную позу, а сколько времени занимают у нас вдох и выдох. Это важно хотя бы для поз — в лучший ритм можно попасть наблюдая за тем, чтобы вдох был равен выдоху.

Померить это можно, считая в уме, но тогда может не хватить внимания на прочие вещи — например, о том, чтобы «чувствовать», как распрямляется канал, когда вы вытягиваете руку или ногу. Самое простое решение — это следить за сердцебиением, либо в груди, либо слушая его удары внутри ушей. И тогда можно следить за тем, чтобы во время вдоха и выдоха звучало равное число ударов сердца. Это помогает избежать распространенной ошибки, при которой старый, затхлый воздух не изгоняется из легких полностью с каждым выдохом. Если повторять эту ошибку раз за разом в течение всего занятия, лишний воздух опять-таки создает давление на те самые места внутри каналов, которые мы пытаемся от этого давления освободить.

Привычка следить за счетом, внимание к тому, чтобы вдох и выдох занимали равные промежутки времени, проникает в ежедневную жизнь — например, когда вы работаете за столом или оказались в напряженных обстоятельствах. Это расслабляет и, в первую очередь, не дает вам пережимать внутренние каналы.

Комендант глубоко вздохнул.

— Я и последовательность поз помню с трудом, а тут еще целая куча всего, о чем мне нужно помнить!

— Тренировка, — сказала я, в точности как Катрин, — Тренировка.

И после этого мы прошли с ним через кое-какие по-настоящему трудные позы, чтобы у меня была возможность прерывать его, когда он начинал задыхаться, и напоминать ему о ритмичности дыхания. В этом состоит часть работы учителя — содержать ум ученика в той же гибкости, что и его суставы — вам тоже стоит помнить об этом, на тот случай, если ваш учитель заставит вас попыхтеть.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх