Глава 27. Семена, а не решения

Первая неделя сентября

— Если хорошенько поразмыслить, — начала я, перекатывая перо между пальцами, — нам станет ясно, что предназначение этой вещи — то, что она перо, — не исходит от неё самой. Если мы рассуждаем честно, не пытаясь обмануть самих себя, то это очевидно, потому что…

— Потому что, будь она пером сама по себе, все, кто с ней имеет дело, видели бы в ней только перо, и ничто другое, — с готовностью подхватил комендант. — На ней это было бы словно написано. Но ничего подобного не происходит — корова или, скажем, муха, которая сядет на это перо, увидят в нём нечто другое.

— Правильно, — улыбнулась я. — Однако мы, люди, видим в этой зелёной палочке именно перо, так ведь? Стало быть, раз её предназначение исходит не от неё самой, значит, оно исходит…

— От нас! — нетерпеливо подсказал он. — Откуда же ещё? Только наш собственный разум заставляет нас видеть в ней перо, так же точно, как разум коровы заставляет видеть в той же самой палочке просто что-то вкусное… — Он вдруг задумался. Я молчала, ожидая неизбежного вопроса.

— Тут какая-то неувязка! — радостно выпалил он. — Так просто не может быть! Это не может быть только наш разум.

— Почему? — холодно спросила я, уже в который раз вспомнив Катрин.

— Ну… это же очевидно! — распалился он. — Совершенно очевидно!

Если бы причиной был только разум, тогда я мог бы сам решать, чем я хочу видеть ту или иную вещь. Решил бы, скажем, видеть в этой палочке золотой слиток — и увидел бы! Я удовлетворённо кивнула. Именно так всегда и движутся мысли того, кто начинает постигать эту идею.

— Ответ на ваш вопрос есть в «Краткой книге». Мастер говорит:

Бесчисленные семена внутри нашего разума

Заставляют нас видеть

Бесчисленное множество вещей вокруг нас.

(IV.24A)

— Дело в том, — пояснила я, — что не мы сами решаем, какими наш разум заставляет нас видеть вещи. Как раз потому, что заставляет! Он наполнен бесчисленными милллионами крошечных семян, и когда мы смотрим на что-нибудь, эти семена, заложенные давным-давно, прорастают и создают картину того, что мы наблюдаем. Поэтому, хотя наш разум действительно заставляет нас видеть вещи именно такими, сами мы ничего не решаем. Давайте поговорим немного поподробней о том, как это всё происходит, потому что оно происходит очень быстро, почти незаметно. Мастер говорит об этом так:

Они работают,

Составляя отдельные части

Определённым образом.

(IV.24B)

О каких частях идёт речь? Возьмём то же перо: здесь эти части — цилиндрическая форма и зелёный цвет. Вот, кстати, ещё одно свидетельство того, что перо делает пером именно ваш разум.

Комендант прищурился, разглядывая перо. Я продолжала:

— Если вдуматься, наши глаза, то есть, наше чувство зрения, работает в очень небольшом ограниченном мирке, оперируя лишь формами и цветами. Глаз только их и может воспринимать. Выхватив из окружающего цвет и форму — в нашем случае зелёный цвет и цилиндрическую форму, — он всего-навсего передаёт их дальше, в мозг, а тот уже организует, перерабатывает все данные, создавая образ вещи.

Какой именно образ построить, от нашей воли уже не зависит, иначе все вещи и в самом деле были бы для нас такими, какими мы хотели бы их видеть, а суровая правда жизни учит нас, что это совсем не так. Тут работают совсем иные силы, нечто скрытое и нам не подвластное. Это и есть те самые зёрна, которым нет числа. Именно они решают, как разуму перерабатывать то, что передаёт глаз, и создавать из частей сам предмет.

В разуме коровы свои зёрна, благодаря которым зелёный цилиндр становится кусочком чего-то вкусного. У нас прорастают совсем другие семена, и в результате перед глазами появляется перо. Почему же Мастер говорит «бесчисленные»? Посмотрите, какое невероятное разнообразие предметов нас окружает, сколько у каждого из них мельчайших деталей, и каждая из них — это отдельный образ, создаваемый по мере того, как в нашем разуме прорастают всё новые и новые зёрна.

— И ведь это только те вещи, которые мы видим глазами, — подчеркнула я. — Есть и многое другое: мысли, воспоминания, надежды, идеи, мечты — все они тоже образы, своего рода вещи, созданные из отдельных частей под действием особых семян. Причём все они реальны! — Надо было помочь ему избежать распространённой ловушки. — Все работают, на самом деле работают, именно в том качестве, в котором мы их видим.

Перо, собранное нашим разумом из частей, пишет на самом деле, потому и пишет! И то же самое в случае…

— В случае еды! — подхватил с улыбкой комендант. — Может быть, и верно — то есть, я нисколько не сомневаюсь, — что только благодаря особым семенам в разуме коровы она видит в том же самом зелёном цилиндре закуску, но это не делает закуску менее реальной и вкусной и не мешает наполнять ею желудок Фактически, если я тебя правильно понял, именно поэтому зелёный цилиндр и может наполнить коровий желудок.

— Отлично! — тихо сказала я. — Просто замечательно. Вы поняли.

Просияв от радости, и вполне заслуженной, он наклонился через стол и с улыбкой шепнул в ответ:

— Нет, не понял! Я нахмурилась.

— Что не поняли?

— А вот что: откуда берутся сами зёрна?

— Ах, вот что…

«Об этом позже!» — продекламировали мы хором.

— А теперь пора простучать трубы, — добавила я.

— Я уж надеялся, что ты забыла, — вздохнул он с несчастным

видом, вытирая потное лицо — было очень жарко. — Может, сегодня обойдёмся чисткой изнутри — это ведь более действенный метод, правда?

— Правда, — кивнула я, — но зато работа снаружи, позы йоги и дыхание — это нечто столь конкретное, что кто угодно, в любом возрасте, в любом настроении может засучить рукава и приняться за дело, медленно, но верно продвигаясь вперёд. Это тоже очень действенно, невероятно действенно. В йоге должно быть единство, нераздельное сочетание внешнего и внутреннего.

— Ну, хорошо, — снова вздохнул комендант и вытер пот со лба.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх