Глава 29. Первый вопрос

Третья неделя сентября

— Вопросы! — бушевал комендант. — Целая куча вопросов! Только ты уходишь обратно в камеру, как они тут же возникают, и мне приходится мучаться с ними одному — целую неделю!

Я улыбнулась. Великие учителя, подобные Катрин, очень любят, когда ученики приходят с вопросами — это говорит, во-первых, о том, что они внимательно слушают, а во-вторых, что активно обдумывают услышанное.

— Задавайте, — сказала я. — Давайте начнём с ваших вопросов — только по одному и формулируйте пояснее.

Комендант сосредоточенно нахмурился и заговорил, запинаясь от волнения. На него было приятно смотреть.

— На самом деле, я очень многого не понимаю… вот, например… — Он помолчал, собираясь с мыслями. — Да, пожалуй, это первое, что нужно спросить. Моя спина… она болела у меня долгие годы, прежде, чем её вылечила твоя йога… — Он снова застыл, соображая. — Кстати, а почему йога? То есть, я хочу сказать… может быть, я просто начал видеть всё по-другому — ощущать свою спину здоровой, а не больной, как раньше?

Может, просто какие-то старые семена перестали работать, иссякли, и вместо них проросли новые?

— Хороший вопрос, — кивнула я, — один из самых важных. Тогда соберитесь и слушайте внимательно, а то не поймёте.

Он сосредоточенно сдвинул брови. Я поднесла руку к лицу, слегка дотронувшись средним пальцем точки между бровями, а двумя другими — уголков губ. Он понял и улыбнулся, расслабив лицо. — Как вы вылечили спину? Конечно же, с помощью йоги. Но почему в вашем случае йога сработала — вот вопрос! А сработала она именно потому, что старые зёрна в вашем сознании сменились новыми…

— То есть, ты хочешь сказать, — перебил он, — что давно в прошлом я сделал что-то… скажем, ударил кого-то по спине, и… — Он поднял глаза к потолку, будто подсчитывая, потом смущённо взглянул на меня. — Наверное, можно сказать, что это было не один раз…

— Наверное. — улыбнулась я.

— И потом те семена, которые я тогда заложил, проросли в моём разуме, и боль в спине я стал воспринимать как свою собственную — мой разум заставил меня, так же как заставляет видеть в простой зелёной палочке перо для письма, в то время как корова видит…

— И использует, — добавила я.

— Ну да, видит и использует ту же палочку в качестве еды.

— Пока всё правильно, — кивнула я.

— А потом те старые семена — плохие семена — как бы износились…

— Что бывает со всеми вещами, которые не лежат без дела, — заметила я.

— Их энергия тратится на то, чтобы работать.

— И тогда какие-то другие зёрна, прежде спавшие, проснулись и начали создавать новые образы…

— Образы реальных вещей, — напомнила я.

— Да, я понимаю. Короче, новые зёрна заставляют меня видеть… ощущать, что моя спина выздоровела.

— И она на самом деле выздоровела.

Комендант кивнул.

— Значит, эти новые зёрна — если в мире всё устроено так справедливо, как ты говоришь, а я надеюсь, что так и есть, — они должны были быть заложены в моём разуме когда-то раньше-Должно быть, я сделал что-то…

— И осознавали, что делаете…

— Ну да, конечно! — воскликнул он. — И в моём сознании возник отпечаток. Допустим, я помог больному или… в общем, облегчил чью-то боль…

— Именно так, — кивнула я, восхищаясь его чутьём.

— Но тогда возникает ещё один вопрос! — поспешил продолжить он. — Если это всё сделали зёрна, которые уже были — то есть, заставили меня ощущать мою спину здоровой…

— Сделали её здоровой — поправила я.

— … тогда зачем вообще нужна какая-то йога? — прищурился он, бросив взгляд на середину комнаты. Я его понимала: день выдался особенно жаркий и душный.

— Выслушайте меня, — строго сказала я. — Именно йога помогла вашей спине, хотя и не смогла бы помочь, не будь в вашем разуме нужных семян. Они и заставили вас ощущать, как она помогает.

И начать заниматься йогой вас заставили тоже они, и ничто другое.

Именно благодаря им вы заинтересовались, решили попробовать, заставили меня прийти в первый раз к вам в кабинет с книгой в сумке.

Именно они сделали так, что позы и сидение в тишине расслабили узлы в ваших каналах. Понимаете?

Мой ученик задумчиво поднял глаза к потолку. Ничего, чтобы понять это, нужно время.

— Но… если бы я так и не занялся йогой, — возразил он, — то новые зёрна всё равно бы проросли, разве не так? И моя спина всё равно бы прошла.

— Ничего подобного, — мягко сказала я. — Подумайте как следует. Ведь они проросли как раз в тот момент, когда йога пришла к вам и вылечила вас. Они создали для вас и саму йогу, и её результат. Вы просто не могли ею не заняться!

Он застыл в напряжённом молчании, губы его шевелились.

— Всё придёт, не волнуйтесь, — сказала я. — Вот вам мой совет. Почаще просите помощи у учителей: не только у меня, вашего учителя, но и у учителя вашего учителя и так далее, до самого Мастера Патанджали и тех, кто был ещё до него. Просите их прийти к вам своими невидимыми путями и помочь вам достигнуть истинного понимания. И они придут. — Я помолчала, чтобы дать ему время продумать мои слова. Потом улыбнулась: — Вы ведь так и не задали свой первый вопрос…

— О, да, конечно, — спохватился он, выпрямляясь и расправляя плечи. — Мне непонятно то, что ты сказала… то есть, в прошлый раз…

Я снова улыбнулась. Интересно, сколько вопросов вызовет наш сегодняшний разговор?

— Я имею в виду… — продолжал он сбивчиво, — ну, хорошо — пускай высшая справедливость на самом деле существует. — Он развёл руками, будто пытаясь охватить не только старые глиняные стены тюрьмы, но всю вселенную. — Но тогда, поскольку спина у меня болела лет пять, не меньше, а причиной этому зёрна, которые заставляют меня так чувствовать…

— Так же, как вы видите перо, — показала я на зелёную палочку.

— Нуда, так же как перо… Короче, получается, что я должен был бить людей по спине тоже лет пять подряд, а я… — Он посмотрел на потолок, прикидывая. — А я ничего подобного не делал, по крайней мере, так долго. — Он снова задумался, должно быть, вспоминая годы, когда они с приставом очищали посёлок от бандитов. — Нет, точно, пять лет никак не набирается! Значит, с идеей семян что-то не так.

— Понятно, — сказала я. — Итак, семена. Надо о них поговорить.

Разберёмся, как они работают. Есть ряд законов, которые этим управляют — подобно законам природы, управляющим прорастанием простых семян. Вот ими сегодня давайте и займёмся. Мастер начинает с самого первого и главного закона. Он гласит:

Есть причина и следствие:

Семена прорастают

В приятные ощущения

Или в мучительные

В зависимости от того,

Сделали ли вы людям

Добро или зло.

(II.14)

Таким образом, первый закон говорит как раз о том, о чём вы уже догадались — о том, что существует всеобщая справедливость. Так оно и есть: когда вы причиняете другому человеку вред, в вашем разуме откладывается зерно, которое позже прорастает и доставляет вам неприятности. И наоборот, если вы помогаете кому-то, то рано или поздно будете вознаграждены. И запомните: зёрна откладываются всегда, когда вы что-то делаете и осознаёте это, даже если просто думаете о чём-нибудь, плохом или хорошем.

— Тут всё понятно, — сказал он нетерпеливо. — Очень привлекательный взгляд на мир: добро оборачивается добром, а зло — злом. Всеобщий закон, такой же чёткий, как законы механики. И эта идея насчёт отпечатывания в сознании того, что мы делаем и видим — просто замечательно! Уже она одна может заставить в это поверить. Но всё таки — за что мне достались пять долгих лет боли?

— Давайте по порядку! — сказала я. — Итак, первый закон. Он никогда не нарушается: вы не можете ожидать, что плохой поступок приведёт к приятным последствиям, и наоборот. — Я помолчала, ожидая очевидного вопроса.

Комендант снова нахмурился и, помолчав, выпалил:

— Не понимаю! Сплошь и рядом бывает, что люди своими поступками как раз нарушают этот самый первый закон.

— Например?

Он поднял глаза к потолку.

— Ну… Это же очевидно. Примеров сколько угодно. Ну, скажем…

Допустим, ты выткала какой-нибудь свой знаменитый коврик в тибетском стиле. Сидела три дня и выткала. Пристав понёс его на рынок, чтобы продать, и заломил вдвое против того, что ему предложили — само собой, так он всегда делает. Наплёл с три короба: мол, его сестра сидела три недели, чтобы сделать такой великолепный коврик, и он стоит на самом деле куда больше, а у сестры ребёнок — у тебя же есть собака, — короче, нужны деньги, иначе он умрёт с голоду… ну, и так далее.

— И что же дальше? — улыбнулась я.

— Ну, и, значит, его ложь срабатывает, и покупатель отсчитывает всю сумму. Что же мы имеем? Первое правило нарушено! Ложь приносит прямую выгоду. Или ты скажешь, что лишние деньги — это плохо?

Думаю, пристав нашёл бы им весьма приятное применение. — Он серьёзно взглянул на меня, ожидая ответа.

— Опять мы отвлеклись от вашего первого вопроса, — рассмеялась я. — Ну, ладно… Итак, вот вам ответ. Ответ на вопрос, который волнует человечество с незапамятных времён: как может дурной поступок иметь результатом добро? Почему бесстыдная ложь часто приносит выгоду?

Ответ таков: первый закон не нарушается никогда. В нашем случае лишние деньги имеют причиной доброе зерно, заложенное гораздо раньше — когда пристав, к примеру, проявил щедрость. На рынке это зерно проросло и заставило его разум увидеть в неких увесистых кругляшах серебряные монеты, полученные от покупателя за коврик. В то же самое время в сознании пристава возникли новые зёрна — отпечатки его лжи. Когда-нибудь они тоже прорастут, и тогда он, услышав некую совокупность звуков, воспримет её как ложь, адресованную ему самому.

И вот что я скажу вам, уважаемый комендант, — я встала и выпрямилась во весь рост — также точно, как делала Катрин, когда хотела сообщить что-нибудь особо важное. — Ложь с целью получить лишние деньги — вовсе не причина их появления!

Комендант ошарашенно моргал несколько минут, прежде чем нашёлся, что сказать.

— Но это же невозможно… — пролепетал он. — Никак невозможно. Если ты права, то почти всё, что делают миллионы людей на протяжении своей жизни, приносит совсем не те результаты, на которые они рассчитывают! Так просто не может быть, это уж слишком. Не могут же все люди так ошибаться, ведь на этом основана вся наша жизнь, все наши поступки!

— Наверное… — тихо сказала я, глядя в окно. — Наверное, где-то здесь и лежит разгадка — почему все мы в конце концов остаёмся ни с чем.

В тот день мы так и не добрались до первого вопроса коменданта, но, по крайней мере, выполнили все положенные позы и как следует посидели в тишине, забирая и отдавая. Закладывая настоящие зёрна. Настоящие причины.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх