Глава 32. Крепость малых дел

Вторая неделя октября

В тот день меня отвёл назад караульный. Пристав стоял возле камеры Бузуку, отчаянно ругаясь и колотя дубинкой по прутьям решётки.

— Идиот! — орал он. — Да ты… ты даже корову не способен украсть как следует, так какого чёрта ты решил, что сможешь правильно сделать это?

— Это я идиот? — выкрикивал ему в лицо Бузуку сквозь решётку. Его толстое лицо раскраснелось, круглое выпирающее брюшко тряслось от возмущения. — Заходи сюда без дубинки, ты, безмозглый громила, и я тебе покажу!

— Что покажешь, что? — бушевал пристав.

— Позу кулака! — Заметив нас, Бузуку просиял. — Пятница! Подойди сюда на минутку, пожалуйста! — Потом снова повернулся к своему оппоненту. — Вот сейчас и решим, кто из нас прав!

Караульный подскочил к ним, волоча меня за руку. Рот его раскрылся в предвкушении интересного зрелища.

— Отлично! — воскликнул Бузуку, тряся щеками. — Пятница, послушай меня. Вот этот человек прошёл всего три или четыре урока с комендантом и утверждает, что научился правильно делать Позу Горы, а я делаю её не так!

Я улыбнулась и хотела ответить, но пристав перебил меня:

— Идиот! Я не говорил, что научился этому у коменданта, я просто сказал, что придумал, как её лучше делать!

— Ага, лёжа на спине — вот как ты сказал! — Бузуку посмотрел на меня, словно осуждённый, умоляющий о помиловании. — Пятница, ну пожалуйста! Неужели ты можешь в это поверить? Самая крепость малых дел

первая поза… поза, в которой — об этом знает каждый дурак — надо просто стоять… стоять и готовиться к чему-нибудь вроде Поклона Солнцу. А этот, с позволения сказать, солдат короля, предлагает делать её лёжа на спине! Что за чушь! Скажи ему, скажи! Я снова раскрыла рот, но пристав опять вмешался:

— Слушай, Бузуку, если бы у тебя была хоть капля мозгов, ты бы просто взял и сделал то, что я сказал. И тогда каждый бы увидел — не только Пятница, а даже караульный, — прав я или нет!

— Отлично! Вот сейчас я это сделаю! — завопил Бузуку и плюхнулся на спину. Его внушительный живот торчал кверху как гора.

Наступило всеобщее молчание.

— Ну, вот, а что я говорил? — довольно воскликнул пристав. — Чем не Поза Горы? — Он гордо развернулся и вышел в соседнюю комнату.

Лежащий Бузуку яростно сжал кулаки и что-то прорычал. Караульный ещё долго молчал, потом с удивлением повернулся ко мне.

— Мне кажется… — сказал он, — мне кажется, что пристав… он… он пошутил!

Мы все, включая бедного Бузуку, переглянулись, не в силах поверить, что такое возможно.

— Настало время всерьёз заняться вашим садом, — сказала я коменданту на следующем занятии. — Дальше Мастер прямо переходит к перечислению самых важных и сильных из добрых семян. Это краткий список, предназначенный для того, чтобы мы могли, не теряя времени, приступить к их закладке. Одновременно Мастер указывает, какие поступки приводят к появлению их противоположностей — дурных зёрен.

Одновременно, продвигаясь по списку, мы будем отвечать на вопросы, которые у вас возникнут.

— Как скажешь, ты учитель, — кивнул комендант. Он уже и сам понял, как это трудно — учить. Так ученики учеников мстят за мучения учителей.

— Спасибо, — улыбнулась я. — Согласно книге Мастера, первый способ посева добрых семян таков:

Первое во владении собой —

Никому не причинять вреда.

(II.30А)

Ну, с владением собой всё понятно… — начала я.

— Похоже, это и есть самое главное, — перебил комендант. — Владеть собой — значит сдерживать свои старые инстинкты, которые вечно поддерживают порочный круг неприятностей. Ты орёшь на кого-нибудь, появляются дурные зёрна, в результате начальник орёт на тебя, ты орёшь в ответ, что, в свою очередь, оказывается лучшим способом…

— Единственным способом! — поправила я.

— Лучшим и единственным способом заложить ещё больше дурных семян и слушать в будущем ещё больше орущих начальников… — Он замолчал и нахмурился. — Можно вопрос?

— Давайте.

— Предположим, кто-то на меня орёт. Что мне делать? Просто терпеть, потому что виноваты зёрна в моём собственном разуме? А если он начнёт драться?

— Замечательный вопрос, очень нужный! — просияла я. — Ответ такой: вы должны действовать. Следует предпринять всё возможное, чтобы не допустить насилия — над кем бы то ни было. Так мы закладываем очень много добрых семян. Однако действовать следует без злобы и гнева — даже если предотвращаешь чужое насилие — иначе тут же появятся дурные семена. Надо сдерживать насилие и при этом избегать насилия самому, даже не думать о нём. А теперь вопрос к вам, и довольно сложный — думайте как следует.

Лицо коменданта стало серьёзным, однако он изо всех сил старался не хмуриться.

— Допустим, вы увидели, что кто-то на кого-то кричит, угрожает и вот-вот ударит. Вы стараетесь сдержать его, без злобы, без насилия, и вам это удаётся. Вопрос такой: почему насилия не произошло?

Комендант нахмурился, размышляя. Через некоторое время он поднял глаза.

— Ну… Для того, кому угрожали насилием, оно не произошло, потому что его собственные семена, заложенные в прошлом, изменились.

Дурные семена растратили всю свою силу и исчезли, а вместо них созрели и проросли новые семена, которые и стали играть главную роль в его жизни. Они и заставили его увидеть, как насилие прекратилось… — Он замолчал, наткнувшись на мысленное препятствие, которое мы все когда-нибудь должны преодолеть. — Но тогда… — медленно проговорил он, — тогда какая разница, вмешался я или нет. Если у него и так есть зёрна, которые ему помогут, то зачем нужен я? А если их нет, то и я, и никто другой всё равно помочь не сможет. Не понимаю. Я кивнула.

— Это один из самых важных вопросов. Выслушайте ответ и хорошенько запомните его, иначе в один прекрасный день свалитесь со «Скалы Большой Ошибки», как её называли Мастера прошлого. Прежде всего, вы только что сами объяснили, почему наши усилия помочь другим людям не всегда достигают успеха, даже если мы очень стараемся и делаем это с добрыми намерениями. Поэтому никогда не позволяйте неудаче сбить вас с пути и заставить разочароваться — продолжайте помогать во что бы то ни стало, посвятите этому свою жизнь. Во-вторых, вам нужно понять, что помогаете вы главным образом тому, кто совершает насилие… — Я помолчала, чтобы дать ему возможность уловить мою мысль. — Дело в том, что именно он засевает в этот момент свой разум очень плодовитыми дурными семенами, причиняя себе самому в будущем вред гораздо больший, чем тот, который сейчас причиняет своей жертве…

— Потому что маленькие зёрна вырастают в нечто гораздо большее, чем они сами, — добавил комендант.

— Вот именно, — кивнула я. — Так что добро вы делаете прежде всего насильнику. Вот почему так важно не испытывать к нему ненависти!

— Я останавливаю его, потому что люблю, — пробормотал комендант.

— И, наконец, — продолжала я, — не допуская насилия, вы приносите огромную пользу всем окружающим. Люди видят ваш пример и следуют ему. Кроме того, вы сознательно закладываете добрые зёрна в свой собственный разум. Если вы стали настоящим садовником разума и умеете влиять на свои зёрна так, что ваши внутренние каналы преобразуются, и вы становитесь существом из чистого света, тогда вы владеете бесценным даром, который можете предложить всему человечеству.

— Тому, что сделал сам, можно научить другого, — кивнул комендант. — Теперь я понимаю, на самом деле понимаю. Спасибо тебе.

Мы помолчали, погрузившись в мечты о прекрасном и возможном будущем.

— Итак, владение собой, — продолжила я урок — Говоря о нём, Мастер имеет в виду умение не создавать проблем для самого себя в будущем.

Фактически вы делаете доброе дело для того себя, которым вам ещё только предстоит стать. Понимаете?

Комендант кивнул. — Это одна из самых главных мыслей во всей книге. Мы на самом деле можем изменить наше будущее, и это очень здорово — ведь всё на свете происходит из семян. Мы можем будущий мир настоящим раем, если захотим. Таким образом, мы сами управляем собственной жизнью, сами определяем, что с нами случится. Мастер говорит:

Боль, от которой

Мы избавляемся,

Это вся боль,

Что досталась бы нам

В будущем.

(II.16)

В настоящий момент мы не можем избавиться от боли, просто пожелав этого или применяя «очевидные» способы. Вам не удастся вырвать с корнем манговое дерево, оно уже слишком разрослось.

Воздействию поддаются лишь семена, пока они ещё не проросли. Мы садовники, но садовники будущего!

— Какого будущего, насколько оно далеко? — спросил комендант. — Когда прорастут зёрна, с которыми мы работаем сейчас?

— Поговорим и об этом, так или иначе придётся. Пока лишь скажу, что есть способы — особые способы — заставить зёрна прорастать почти мгновенно. Я вас научу, это мой долг. А теперь вернёмся к идее владения собой. Мы учимся так прибираться в нашем космическом доме, чтобы потом ни обо что не споткнуться. Не нужно воспринимать книгу Мастера как свод строгих правил, грозящий наказаниями и заставляющий испытывать вину. Владение собой, самоконтроль — это просто искусство избегать лишних страданий в будущем, забота о том, чтобы в вашем разуме появлялось поменьше дурных семян.

— Почти развлечение, — усмехнулся комендант.

— А теперь перейдём к другой части — «никому не причинять вреда».

Сначала Мастер говорит о наших физических поступках и о том, какие при этом закладываются семена. Далее он рассматривает действие наших слов, а затем и мыслей. А начинает он с того, что мы можем заложить замечательные добрые семена, если будем избегать телесного вреда, причиняемого другим.

— Думаю, не зря он начинает именно с тела, — заметил комендант. — Раз главная цель йоги — решить наши проблемы со здоровьем, то есть сделать наше тело сильным и гибким, то мы уж никак не должны вредить здоровью других, чтобы не получить вредных семян.

Я задумалась, глядя в окно.

— Ваши слова навели меня на важную мысль. Разумеется, мы не должны напрямую наносить другим телесный вред. Вы хорошо понимаете, о чём идёт речь. Однако вред бывает и не столь очевидный — о нём-то я и хочу поговорить. Ну вот, допустим, вы объясняете кому-то, что при занятиях йогой ключ к успеху — это стараться не вредить другим.

Тогда, имея лишь полезные зёрна, вы сможете отлично выполнять позы, правильно дышать и станете здоровым и счастливым. Человек подумает: «Вот и замечательно! В своей жизни я никого не убил и не ранил — даже не ударил ни разу. Стало быть, и с йогой будет всё в порядке». А потом окажется, что йога почему-то не работает или почти не работает. В чём же дело? Такому человеку надо объяснить, как на самом деле действуют семена и как они появляются, чтобы он не отчаивался и продолжал свои усилия. Так вот, большинство вредных зёрен закладывается вовсе не серьёзными преступлениями вроде убийства или кражи, а скорее мелкими, почти незаметными действиями, словами и мыслями, которые мы повторяем раз за разом в течение своей жизни. И начинать возделывать свой сад надо именно с мелких, каждодневных поступков. К примеру, если мы не хотим вредить здоровью окружающих, то должны в первую очередь искать способы защитить их жизнь и здоровье. Может быть, просто наклониться и поднять с пола листок бумаги, чтобы никто на нём не споткнулся. Не разговаривать и не есть, управляя повозкой, чтобы не отвлечься и не наехать на кого-нибудь. Подбодрить словом или делом своего коллегу по работе, если он упал духом, и так далее. Нам надо стараться изо дня в день поддерживать у себя радостное и бодрое расположение духа — тогда нам будет всегда хотеться помочь другим, и это будет не в тягость. Вот самый действенный и в то же время приятный способ закладки добрых семян. Помогая другим, мы одновременно помогаем себе достичь самых возвышенных целей в своей жизни.

Комендант невольно посмотрел на бумаги, рассыпанные по полу.

Хорошее начало.

— Забота о малом имеет и другие преимущества, — продолжала я. — Мы называем это Принципом Крепости. Допустим, вы король и хотите защитить от врагов свою семью и богатства. Вы обносите свой дворец мощной стеной, окружаете рвом, чтобы никто не подобрался к стене, а затем ещё и засаживаете всё вокруг колючим кустарником — чтобы не подпустить врагов и ко рву. Получается несколько кругов обороны — один круг внутри другого.

Для нас внешний уровень обороны — это не причинять вреда другим по невнимательности. Если вы будете всегда следить за тем, чтобы никому случайно не навредить, то уж во всяком случае не сделаете этого намеренно, даже в малом. А вражеский прорыв сквозь внутреннюю стену — какое-нибудь тяжёлое преступление — в этом случае будет совершенно исключён. Таким образом, ежедневная забота о малом, постоянное старание защитить здоровье и счастье других, простое внимание к их жизни надёжно защитит сокровищницу вашего разума от любых врагов.

Я взглянула на коменданта и поняла, что ему нужна передышка, так много за один день трудно переварить.

— Ну что ж, подумайте теперь недельку обо всём этом. Постарайтесь понять, что может нанести вред другим людям, даже случайно.

Обращайте внимание на мелочи, готовьте вопросы. Продолжим в следующий раз.

Комендант улыбнулся. Вопросы он любил, что и делало его таким хорошим учеником. Разумеется, я старалась не слишком его хвалить — для ученика, да и для учителя, нет ничего хуже самодовольства.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх