47. ОСОБЕННОСТИ ЗАЩИТЫ ДОБРОСОВЕСТНОГО ВЛАДЕНИЯ

Добросовестное владение возникало, когда обладатель вещи не имел права владеть вещью, так как у нее имелся собственник, но не знал, что не имеет этого права.

Основание владения, единожды возникнув, не могло измениться: вор не мог стать добросовестным владельцем, даже если собственник вещи не предъявлял претензии или умер.

Качество владения было существенно для его правового признания: из незаконного, но добросовестного обладания вещью сформировалось особое вещное право – владение юридическое, в котором соединялось фактическое обладание вещью, стремление удержать эту вещь в своем обладании и признание правом дозволенными таких стремлений в силу полезности оснований возникновения.

Основания, по которым незаконное владение признавалось добросовестным, были строго определенными, и перечень их в римском праве был исчерпывающим. Добросовестным считался:

– захват брошенного, но неиспользуемого участка земли италийской (исторической для Рима), когда собственник неизвестен или слыл отсутствующим по неопределенным причинам;

– приобретение вещи без предписанных правом формальностей, если стороны не выдвигали друг другу претензий по поводу сделки между ними, и только отсутствие исполнения строго предопределенных правом условий для данной сделки не делало перед лицом закона происшедшее отчуждение переходом собственности;

– владение по причине материального порока вещи, когда приобретший вещь не знал, что приобретает эту вещь у несобственника (по общему принципу римского права, в абстрактном виде он не мог приобрести права собственности, поскольку продавший ее был вором или также незаконным добросовестным владельцем).

Ситуации, когда возникала необходимость обосновывать добросовестность своего обладания, были связаны со случаями претензий со стороны третьих лиц, прежде всего условных собственников вещи, выпустивших ее из своего фактического владения когда-то и теперь предъявляющих претензию на возвращение вещи или возмещение.

Имея в своем основании фактическое господство лица над вещью, владение имело перед лицом права защиты несомненный приоритет: «Любой владелец уже тем, что он является владельцем, имеет больше прав, чем тот, кто не владеет». Презумпция добросовестности и законности вытекала из самого факта владения, и обратное предстояло доказывать заявляющей о своих правах на вещь стороне. Против посторонних лиц защищалось даже порочное владение: только подлинный собственник вещи имел право предъявить иск о возвращении украденного, а не кто-то третий, случайно узнавший о наличии пропавшей вещи у кого бы то ни было.

Юридическое владение было сформировано претор-ским правом, поскольку нормы квиритского права не создавали предпосылок для защиты несобственников. При условии «нетайного, ненасильственного и не по аренде» обладания вещью претор предоставлял владельцу правовую защиту посредством интердиктов и Публицианова иска (actio Publiciana).

При приобретении вещи без соблюдения необходимых формальностей (что не давало основания для защиты требования о собственности на вещь исками строгого права) претор предоставлял защиту, если удавалось доказать полную добросовестность приобретения.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх