Загрузка...


  • КАДЗЮКЭНБО-КЭНПО
  • КАЛИ
  • КАЛЯРИ-ППАЯТТ
  • КАМЕННЫЙ БОЙ
  • КАПОЭЙРА
  • КАРАТЭ
  • 1. Из истории Окинавы
  • 2. Сёрин и Сёрэй, Кэнпо и Кэнпо-Каратэ
  • 3. Учителя старой Окинавы
  • 4. Каратэ в Японии
  • 5. Каратэ в Соединенных Штатах
  • 6. Каратэ во Франции
  • 7. Техника и стили каратэ
  • КАРА-ХО-КЭНПО
  • КВОНБОП
  • 1.
  • 2.
  • 4.
  • КЁКУСИН-РЮ (Школа Окончательной Истины)
  • 1. Начало пути
  • 2. «Бой быков»
  • 3. Поездки по США и ЮВА
  • 4. Развитие организации
  • 5. «Настоящее» каратэ
  • 6. Кёкусин-рю в Европе
  • КИАЙ-ДЗЮЦУ
  • КИК-БОКСИНГ
  • КИМ-КЕ (Золотой петух)
  • КОБАЯСИ-РЮ (Школа Молодого Леса)
  • КО-БУ-ДЗЮЦУ (Старинные Воинские Искусства)
  • 1. Мастера и организации
  • 2. Оружие кобу-дзюцу
  • КО-ВО-ДАО, или ВУ-КХИ-ТУАТ
  • КОДЗЁ-РЮ (Школа Кодзё)
  • КОСЁ-СЁРЭЙ-РЮ
  • КОСИКИ-КАРАТЭ
  • КРАБИ-КРАБОНГ (дословно «Мечи и палки»)
  • КРАВ-МАГА (Контактный бой)
  • КУКСУЛЬ-ВОН
  • 1.
  • 2.
  • КУЛАЧНЫЙ БОЙ
  • КУНГ-ФУ
  • КУН-ТАО (Путь кулака)
  • КУСИН-РЮ (Школа Небесного Духа)
  • КУШТИ
  • КЭН-ДЗЮЦУ
  • КЕН-ДО
  • КЭНПО, или КЭМПО (Закон кулака)
  • КЭНПО-КАРАТЭ
  • КЭНПО-КАРАТЭ ГАВАЙСКОЕ
  • КЭНПО-КАРАТЭ ПАРКЕРА
  • КЮ-ДЗЮЦУ (Искусство лука и стрелы)
  • КЮ-ДО (Путь лука и стрелы)
  • 1.
  • 2.
  • 3.
  • К

    КАДЗЮКЭНБО-КЭНПО

    Гавайское боевое искусство, которое основал в 1949 году Адриано Сонни Эмпера-до филиппинец по происхождению (родился в 1926 году). С 13 лет он изучал филиппинские боевые искусства под руководством мужа своей сестры. В 20 лет стал учеником Уильяма Квай-Сун Чжоу (1914-1987), открывшего в 1946 году школу кэнпо-каратэ в Гонолулу. Параллельно А. Эмперадо изучал окинавское кэнпо, существовавшее на Гавайях уже более полувека.

    В 1949 году он объединил вокруг себя четырех экспертов: Питера Чу (тансудо и английский бокс), Джо Холека (дзюдо), Фрэнка Орденеза (дзюдзюцу) и Кларенса Чанга (ушу). Все вместе они попытались создать универсальную боевую систему, самую полную и эффективную из всех известных им, подлинное «искусство уличного боя». Название этой системы получилось следующим образом: «Ка» от каратэ, «Дзю» от дзю-до и дзю-дзюцу, «Кэн» от кэнпо, «Бо» от бокса: Кад-зюкэнбо.

    С 1958 года один из учеников А. Эмперадо, Джон Леонинг, начал преподавать кадзюкэнбо в США, в штате Калифорния. В 1986 году сам основатель стиля, 60-летний А. Эмперадо, создал там же Эмперадо Кадзюкэнбо Ассоциацию (ЭКА). Членов этой организации в американской прессе шутливо называют «черными баранами» из-за того, что они носят униформу черного цвета, практикуют тяжелые тренировки и отличаются упрямством и суровостью настоящих уличных бойцов.

    Кроме ЭКА, существует и Международная ассоциация кадзюкэнбо (МАК), которую возглавляет Тони Рамос, имеющий 10-й дан в этом стиле.

    КАЛИ

    Филиппинское искусство боя с одним или двумя клинками в руках. Среди традиционных видов клинкового оружия наиболее популярны так называемые «ножи-бабочки» (балисонг). Рукоять такого ножа состоит из двух половинок, скрывающих в сложенном виде (словно крылья бабочки) лезвие, утопленное в пазе между ними.

    Балисонг часто употребляется попарно. В этом варианте техника работы с ним (как с палками) аналогична технике «табак малиит». Имеются в виду две короткие палки (типа явары), выступающие на несколько сантиметров с обеих сторон сжатых кулаков. Приемы использования «табак малиит» сводятся либо к ударам на выпадах, либо к болевым захватам рук противника с ударами по нему ногами, либо к поражению суставов.

    Применяются в кали также малайский крис (длинный кинжал с волнистым лезвием) и короткий трезубец «тьябанг», аналог окинавского «сай».

    Техника и тактика кали во многих отношениях подобны арнису де мано.

    КАЛЯРИ-ППАЯТТ

    Это одно из древнейших боевых искусств мира. Оно сохранилось до наших дней в ряде деревень и городов штата Керала, на юго-западе Индии. На языке малая ли (языке дравидов, темнокожих коренных жителей субконтинента, обитавших здесь еще до прихода ариев) каляри значит «священное место», слово же ппаятт (или «ппаятту») переводится как «бой», «боевые приемы». Таким образом, это название означает что-то вроде «боя на священном месте», что связано с интересной особенностью тренировок: их никогда не проводят на открытой площадке.

    Обычно сначала размечают прямоугольник 12 на б метров. Затем углубляются в землю на 2 метра. Сверху настилают на решетку из прутьев пальмовые листья. Или же обкладывают стены котлована камнем. Тем самым решаются сразу две задачи: не так жарко, как на открытом месте (тропики!), и есть укрытие от посторонних взглядов.

    С одной стороны делаются ступеньки входа, в дальнем углу устраивается алтарь богини войны и отваги Махакали. Там горит масляная лампада, стоят цветы, находятся изображения богини. На стенах – портреты прежних учителей школы. Возле алтаря сложено оружие.

    Спустившись в этот зал-котлован (входить туда надо всегда только с правой ноги), ученик должен коснуться рукой пола и поднести ее ко лбу (взять прах), затем поклониться алтарю, а потом встать на колени перед учителем и прикоснуться лбом к его ступне. Когда все собираются вместе, начинается тренировка. В ней четко выделяются 4 раздела.

    Первый называется «метхотхари». Это комплекс общефизической подготовки. Он включает в себя различные шаги, прыжки, приседания, отжимания, махи руками и ногами, повороты, наклоны; вращения в сочетании с определеной техникой дыхания. Ритм упражнений задает учитель (гурукал), напевая мелодию в индийском стиле бесконечной импровизации. Метхотхари занимает много времени и дает большую нагрузку.

    Второй этап – «колтхари», упражнения с оружием. Сначала с «отта», деревянной толстой палкой в форме бивня слона. Потом с бамбуковой тростью (кеттукари), с «мади» – своего рода кинжалом из двух рогов антилопы, соединенных торцами (это двуконечное оружие держат рукой посередине), с «черувати» (короткой палкой), с. саблей и маленьким круглым щитом, с гибким обоюдоострым мечом-плетью «уруми» и другими видами старинного вооружения..

    Третий раздел называется «ангатхари». Это упражнения без оружия, к ним переходят только после того, как научились владеть оружием. Здесь два основных положения. Во-первых, гурукал показывает ученикам 12 точек человеческого тела, поражение которых влечет смерть, и еще 96 точек, воздействие на которые вызывает либо сильную боль, либо временный паралич. Во-вторых, приемы боя голыми руками и ногами основаны на подражании животным: змее, льву, пантере, медведю, тигру, слону и другим. Существуют 8 (или /12) традиционных способов нападения и защиты, объединенных в определенные комплексы типа «звериных ката».

    Четвертый раздел «верамкхари» – означает учебные поединки. Они бывают трех типов: безоружного против вооруженного; двух одинаково вооруженных противников; противников с разным оружием (например, у одного длинный меч (пулиянкам) и щит, а у другого – только один гибкий меч (уруми).

    В каляри-ппаятт различают 2 основных стиля – Юга (более древний) и Севера. В северном стиле много прыжков, ударов ногами по верхнему уровню (в том числе в прыжках), длинных выпадов. Стойки здесь закрытые, руки и ноги в ударах и блоках никогда до конца не распрямляются, основная ударная форма рук – кулак.

    Южный стиль предпочитает удары и блоки открытой рукой, высокие удары ногами и прыжки встречаются редко, круговые движения преобладают над прямолинейными. В целом, стиль Юга более жесткий, чем северный, он сохранил первозданный облик чисто боевой техники, тогда как на Севере каляри-ппаятт в большей мере стал искусством военного танца. В этом смысле можно провести параллель между местным фольклорно-тан-цевальным театром «катхакали» и «пекинской оперой». Там и там практикуют, по существу, сценическое, а не реальное искусство боя.

    Наиболее древний трактат «каляри-ппаятт» был записан на пальмовых листьях около двух с половиной тысяч лет назад. Он называется «Асата вадиву». Кроме того, здесь имеется книга о нервных центрах и жизненно важных точках тела (тоже записанная на пальмовых листьях 2 тысячи лет назад) – «Марама-сутра». Учителя каляри-ппаятт все, как один, являются специалистами в области традиционной индийской медицины. Они умеют лечить ушибы и переломы, вывихи и растяжения, останавливать кровотечение и снимать боль, вправлять кости и вообще устранять последствия любых травм. Для этого они используют массаж, различные мази и снадобья, хиропрактику, внушение и магические обряды. Воинская магия вообще играет важную роль в этом древнем искусстве, но о ее сути мало что известно.

    Каляри-ппаятт намного старше самых старых школ китайского ушу, не говоря уже о корейских и японских школах. В этом главная ценность экзотического реликта давно ушедших времен.

    КАМЕННЫЙ БОЙ

    Это искусство метания камней, но не пращой, а руками. В прошлые времена оно широко практиковалось в тех регионах разных стран мира, где добывали строительный камень, либо имелись неисчерпаемые россыпи гальки (в Крыму, в Италии, на островах Греции, на Гавайях, в Армении, на берегах Чили и т.д.). С помощью камней жители этих регионов охотились на птиц и мелких животных, защищались от врагов, решали споры между собой. Существовали там и варварские кровавые развлечения типа перебрасывания камнями между двумя группами бойцов.

    Мастер каменного боя бросал камни весом от 50 до 300 грамм точно в цель на расстояние до 50 – 60 метров и даже дальше. Он мог также, стоя по существу на одном месте, оставаться неуязвимым под градом летящих в него камней. Для этого использовалась разнообразная техника уклонения (повороты, приседания, прыжки, наклоны), часть камней ловили рукой на лету, часть отбивали другим камнем либо сбивали прямо в полете встречным броском.

    Каменный бой не утратил своей значимости для самозащиты в современных условиях.

    КАПОЭЙРА

    Оригинальное боевое искусство, созданное в XVII-XVIII веках чернокожими рабами, вывезенными из Африки для подневольного труда на плантациях сахарного тростника и кофе в Бразилии.

    «Невольничье» происхождение наложило свой отпечаток на технику. Капоэйристы принимают очень низкую стойку, основанную не на продольном, а на поперечном шпагате – ноги широко расставлены, руки почти касаются земли. Бойцы перемещаются «лягушачьими» прыжками, держась друг от друга довольно далеко. Используя руки для опоры, наносят удар или делают подсечку ногой (чаще обеими). Становятся понятными и кажущаяся незащищенность головы при «четвероногой» стойке, и дальняя дистанция поединка: близко все равно не подойти, так как выпад очень длинный – во все тело плюс длина рук. Внезапно упав на связанные (безразлично – спереди или за спиной) руки и провернувшись вокруг них, словно волчок вокруг оси, схваченный раб мог за секунду буквально скосить нескольких охранников. Потом вскочить, нанести им ряд добивающих ударов, чтобы не дать подняться. Если позволяли путы – вырвать оружие. Но чаще – просто бежать, скрыться в джунглях… (Нынешняя спортивная капоэйра теперь практикует и обмен ударами в стойке, без падения. Но это уже сказывается влияние каратэ).

    Бой чаще всего происходит под сопровождение музыкального инструмента. Во всяком случае, это касается «публичных» боев, неотъемлемого элемента любого бразильского карнавала. Такие поединки происходят почти бесконтактно, удары скорее эффектны, чем эффективны, явно рассчитаны на публику – словом, боевого искусства тут ненамного больше, чем в танце ламбада. Но с точки зрения чистоты выполняемых движений, карнавальные поединки демонстрируют потенциальные возможности капоэйры лучше, чем поединки спортивные и боевые. К примеру, на них капоэйристам гораздо чаще, чем в бою, удается проводить серию «вращательных» приемов, или так называемый «бедуинский прыжок» (косой проворот тела и ног в воздухе без опоры на руки – почти сальто), являющиеся неотъемлемой частью искусства капоэйры, но в реальной схватке применяемые редко.

    Вообще, карнавальная капоэйра знает, по сути дела, лишь две зоны атаки: в самом нижнем уровне (различные подсечки, зацепы и подбивы ног противника) – и в самом верхнем (удары ногами в голову). G точки зрения боевой капоэйры – это тоже наиболее желательные варианты нападения. Однако в контактном поединке все-таки достаточно часто наносятся и удары по корпусу; к тому же там удары более прямолинейны, чем удары «карнавальные» (которые всегда вращательны). Защита в «публичных» поединках осуществляется лишь за счет поворотов и уклонов, основанных на все том же вращении. Но во время бескомпромиссной спортивно-боевой схватки нередко можно наблюдать и блоки – правда, не жесткие, а скорее отводящие удар противника за счет опять-таки вращательного движения.

    Танцевальные элементы – не нововведение, а исходная особенность капоэйры. Мастера утверждают, что раньше тренировки маскировались под танцы, чтобы не привлекать внимание рабовладельцев: пусть, мол, «рабочая скотина» развлекается, лишь бы не бунтовала. Это правда, но лишь часть правды – ведь во многих странах, где не было нужды в маскировке, борьба и кулачный бой приурочивались к празднику и тоже сопровождались музыкой и танцами. Тут и молодецкая потеха, и общий (для бойцов и публики) сброс напряженности, избавление от будничных забот…

    Разумеется, такой вид единоборства как капоэйра требует умения отскакивать, падать, перекатываться, уходя от атаки, а потом мгновенно выпрыгивать из лежачего положения. Также в капоэйре хорошо разработаны ложные выпады, отвлекающие, обманные движения.

    Удар в капоэйре наносится, в основном, пяткой, реже – другой частью стопы (например, сводом или подпальцевой зоной). Надо сказать, что удар не такой концентрированный, он более «размазан», чем в восточных единоборствах. Следовательно, обладает меньшей пробивной силой. Кроме того следует отметить слабо разработанную технику рук: в классической капоэйре, как уже сказано, руки предназначаются для упора, но в реальном бою (особенно после отмены рабства) это ведь удается далеко не всегда… Отсутствует работа «по точкам» – и сами точки (кроме очевидных, вроде солнечного сплетения) малоизвестны.

    Техника нанесения ударов ногами, опираясь на руки, называется бананейра – «сажание бананов». А отвлекающие маневры – «пританцовывание» в низкой стойке – именуется «джинга» – так же, как известный танец.

    В качестве вспомогательного оружия капоэй-рист мог использовать копье, палку или мачете, приклад выхваченного в схватке ружья… Но есть и оружие, разработанное специально для капо-эйры.

    Это – короткий нож с вогнутым лезвием (точнее, одно лезвие без рукоятки). Капоэйристы вступали в схватку, зажав такие ножи между пальцами каждой ступни. Но в схватку не с белыми рабовладельцами, а друг с другом. Ведь ка-поэйра по происхождению – дикарское единоборство, она не опиралась (как это было на Востоке) на глубокую философию, медицину или развитую теологию. Психологическая подготовка капоэйриста вплоть до последних десятилетий имела совершенно иные корни. Кровавый бой, когда противники, не пытаясь ни убить, ни уклониться, полосовали друг друга ножами по мышцам груди и плеч, являлся частью религиозного экстаза. В этом смысле музыка, сливающая капоэйристов и зрителей в единое мистическое целое – аналог церковных песнопений, а брызжущая кровь – угодная богу жертва, аналог «плоти и крови», вкушаемой верующими христианами. (Впрочем, та же Масленица – древний языческий праздник, искусственно подогнанный к церковной дате. И именно на Масленицу происходили кулачные бои – тоже весьма кровавые).

    Ныне такие бои ушли в прошлое, но ушли сравнительно недавно. Еще живы старики-капо-эйристы, наблюдавшие эти поединки в молодые годы, а то и участвовавшие в них. Впрочем, кто знает, что происходит в наши дни в затерявшихся под сенью бразильских джунглей глухих деревушках… Тем более, что изначальная капоэйра очень похожа на ритуальные единоборства тайных союзов, близких к организациям воинов-зверей эпохи военной демократии.

    Как спорт, капоэйра стала оформляться в 30-е годы XX века. С 1932 года мастер Бимба начал преподавать ее в Региональном центре физической культуры в Салвадоре. В 1937 году она была официально признана Национальной конфедерацией бразильского спорта. Разумеется, в отличие от карнавального варианта, в спортивной капоэй-ре поединки проводятся с ощутимым контактом. Тем не менее, травм там не больше, чем в боксе, хотя и не меньше.

    Кроме карнавального и спортивного, существует еще боевой раздел. Там изучается противостояние «один против нескольких», «безоружный против вооруженного», а главное (специфика жанра!) – «связанный против свободного». В последнем варианте капоэйра достигает высот, сравнимых с лучшими результатами Востока. Но все-таки это – «силовое» единоборство, а значит и возраст ограничен, и пол… Женской капоэйры не существует, это было бы нечто вроде модного теперь женского бокса: еще не боксеры, но уже не женщины.

    Раньше в капоэйре существовал «расовый барьер». Сейчас он снят, но лидируют по-прежнему темнокожие спортсмены. Не то традиции сказываются, не то потенциал негритянских атлетов (а он высок и общеизвестен). На сегодняшний день не было ни единого случая, чтобы белый капоэйрист завоевал чемпионский титул.

    Капоэйра, в определенном смысле, уникальное явление. Достаточно сказать лишь одно: это, по-видимому, единственное боевое искусство, которое сумело достичь достаточно высокого уровня исключительно на основе собственных источников. Все единоборства Евразии так или иначе прошли этап обмена опытом, взаимного обогащения. Капоэйра же с самого начала оказалась в жесткой изоляции. По вполне понятным причинам раб ничему не мог научиться у белых хозяев (к тому же последние если чем и владели, то европейским боксом и фехтованием, а у капоэйры совсем другая база). С индейцами черные рабы тоже практически не общались.

    Предки капоэйры и в Африке не отыскиваются. Большинство рабов попадало в Бразилию из португальских колоний: Мозамбика и Анголы. Один из двух основных стилей современной ка-поэйры даже именуется «ангольским», но это современное название: черные рабы свою прародину так не называли, да и вообще она не существовала тогда как единая страна (второй большой стиль называется «региональным»). – Так или иначе, в Анголе не удается найти прототип, «ангольского» стиля. А вот в Мозамбике дело обстоит немного лучше: там обитает одно из зулусских племен (шангаан), практикующее боевой танец «гийя», отдаленно напоминающий ка-поэйру. Но именно отдаленно. Пожалуй, больше всего на прото-капоэйру походят боевые танцы Сенегала. Однако оттуда в Бразилию рабов не вывозили…

    Итак, на Черном Континенте, в лучшем случае, можно встретить лишь отдельные «компоненты» этого уникального единоборства. Тем выше его ценность.

    КАРАТЭ

    Этот японский термин состоит из двух слов: «кара» (пустой) и «тэ» (рука). Вместе они образуют словосочетание «пустая рука». Имеется в виду техника рукопашного боя голыми (т.е. «пустыми») руками, а также ногами и всеми другими частями тела.

    История каратэ берет начало в XIV веке на острове Окинава, наиболее крупном из островов архипелага Рюкю. Это длинная и сложная история, полная противоречий и неясностей. Чего стоят одни названия боевого искусства окинавцев: «тэ», «окинава-тэ», «то-тэ», «кара-тэ», «кэнпо», «кэнпо-дзюцу», «кэнпо-каратэ», «каратэ-дзюцу», «каратэ-до»… В отличие от дзюдо и айкидо, каратэ явилось творением не одного человека, а многих поколений учителей и учеников. Поэтому существующее в нем разнообразие школ и стилей не случайно. Так было, по существу, всегда.

    Иероглиф «тэ», как уже сказано, означает «рука». Иероглиф «то» по-китайски читается «тан». Имеется в виду династия, правившая в Китае с 618 по 917 годы. Следовательно, термин «то-тэ» переводится как «танская рука». Наконец, иероглиф «кара» (старый, потому что есть еще и новый, читающийся тоже «кара», но обозначающий «пустоту») использовался в прошлом в смысле «континент», то есть «Китай», «страна на материке». В этом отношении значения терминов «то-тэ» и «кара-тэ» совпадают. Но фактически, все три названия обозначали разные школы: чисто окинавского происхождения (тэ), китайского (то-тэ), окинаво-китайского (окинава-тэ). И только в первой половине XIX века все они соединились в понятиях «каратэ» или «кэнпо» (закон кулака).

    В XX веке каратэ Окинавы стало распространяться за пределы архипелага в двух основных направлениях: на Восток, через Гавайские острова в США, и на север, в Японию. В Японии приобрели популярность две основные разновидности каратэ. Первое из них можно назвать «направлением Мотобу Чоки» (подлинное, традиционное, боевое, делающее акцент на эффективность в реальном бою). Второе – «направлением Фуна-коси Гичина» (модернистское, приспособленное к официальным требованиям, т.е. с акцентом на ритуал, эстетическую выразительность, воспитательное значение). В США долгое время была известна только первая разновидность.

    1. Из истории Окинавы

    Окинава (что означает «веревка, извивающаяся в море») имеет площадь около 1,2 тыс. кв. км, причем длина острова примерно 100 км, а ширина в самом узком месте всего-навсего 8 км. Весь же архипелаг состоит примерно из 70 клочков суши, площадь которых (без Окинавы) составляет 1,3 тыс. кв. км. Население архипелага представляет результат смешения трех миграционных потоков: с севера – предков нынешних японцев (этот поток прекратился в 3-м веке н.э.), с юга – племен малайско-полинезийской группы, с запада – древних китайцев. Как бы там ни было, традиционные формы ведения домашнего хозяйства, сельского труда и рыболовства (главных занятий оки-навцев), религия с ее культом предков и ритуалом погребения – все это имеет явно китайское происхождение.

    Исторические документы свидетельствуют о том, что начиная с 605 года окинавские общины платили дань китайскому императору, а с 698 года еще и японскому. Во время войны в Японии между кланами Тайра и Минамото, в 1165 году, князь Минамото-но Тамэтомо обосновался на Окинаве вместе с остатками своей разбитой дружины. Он женился на дочери одного из местных вождей, а их сын в 1187 году стал первым королем архипелага под именем Сюнтэн (или Сонтон). В свою очередь, трое сыновей Сюнтэна разделили после его смерти Окинаву на 3 независимых княжества, каждое из которых платило дань как Японии, так и Китаю.

    В 1391 году в деревне Кумэ, неподалеку от города Наха, обосновалась колония китайских эмигрантов из провинции Фуцзянь («36 семей»), многие члены которой были знатоками цюань-фа. Их потомки оказали значительное влияние на возникший позже стиль рукопашного боя «наха-тэ».

    В период между 1422 и 1429 годами все три княжества снова объединились в одно королевство под властью Сё Хаси (правил в 1421 – 1439 гг.), основателя династии Сё. Он проводил политику «открытых дверей», благодаря которой Окинава стала одним из важных центров международного судоходства и торговли. В результате постоянного присутствия иностранцев, окинавцы смогли познакомиться с различными школами боевых искусств Японии, Китая, Филиппин, Малайи, Индонезии.

    В годы правления короля Сё Сина (1477 – 1526) было проведено разоружение населения архипелага. Таким способом король хотел покончить с вооруженными столкновениями между враждующими кланами островитян, а также устранить возможность народных восстаний. Эту задачу он решил, но возникла другая проблема: население оказалось беззащитным перед террором пиратов («вако») и местных разбойничьих шаек. Естественнойреакцией жителей королевства стал рост интереса к методам рукопашного боя без оружия. Так родились два направления. Первое называлось «тэ», его практиковали местные аристократы и городские жители. Второе поначалу никак не называлось, и лишь позже получило наименование «кобудо». Его практиковали крестьяне и рыбаки. Соответственно, в первом варианте акцент делался на бой голыми руками, во втором – на использование в качестве оружия различных орудий труда (весел, багров, мотыг, цепов, гарпунов, вил, лопат, серпов и т.д.). Но в том и в другом случае тренировки проводились тайно от королевских чиновников, в уединенных местах, чаще всего с наступлением темноты.

    В 1609 году японский князь Симадзу Иэяса из клана Сацума высадился на Окинаве с 3-х тысячным войском. Небольшая окинавская армия была разбита, а собрать ополчение не удалось, ведь «настоящего» оружия ни у кого из подданых короля не имелось. Королевство оказалось во власти оккупантов. В 1611 году по приказу Симадзу окинавский король вынужден был издать знаменитые «15 указов», установившие грабительские налоги, запретившие торговлю с иностранцами, обладание любым «железным» оружием, а также военные упражнения. Дело дошло до того, что в течение нескольких десятилетий в каждой деревне разрешалось иметь всего один большой нож для разделки рыбы и животных, привязанный веревкой к столбу на площади в центре села!

    Ответом окинавцев на издевательства и поборы окупантов явилось движение сопротивления. До массового восстания дело не дошло, но столкновения с наиболее оголтелыми самураями были не редкостью. Поскольку окинавцы не имели ни копий, ни мечей, ни топоров, ни луков со стрелами, постольку вооруженным до зубов японским воинам они противопоставили свое умение сражаться голыми руками или с хозяйственными инструментами вместо «настоящего» оружия.

    В течение XVII –XVIII веков стили «тэ» и «ко-будо» слились с известными на островах архипелага фрагментами китайских систем боя (то-тэ) и так родилось новое искусство, известное под названиями «окинава-тэ» (рука Окинавы) и «каратэ» (китайская рука). В начале XIX века школы этого боевого искусства практиковали члены тайных антияпонских обществ трех главных городов Окинавы. По их названиям варианты окинава-тэ, или каратэ, получили известность как Наха-тэ, Сюри-тэ и Томари-тэ.

    С 1871 года Япония начала вводить на Окинаве свое законодательство и систему образования, а также заменять чиновников местного управления на японцев. Это встретило ожесточенное сопротивление местных жителей. Начался новый период беспорядков, бунтов и убийств, заметную роль в которых сыграли члены тайных обществ. Тогда японцы в 1879 году увезли последнего окинавско-го короля (Сё Тая) заложником в Токио, а само королевство превратили из автономного государства, находившегося в вассальной зависимости от метрополии, в 47-ю префектуру империи. Кроме того, благодаря буржуазным реформам 1872 года самураи лишились всех своих привилегий и были уравнены в правах с другими сословиями. В результате всех этих мер столкновения между оки-навцами и самураями прекратились. Однако тайные общества остались, и члены их продолжали упорно заниматься каратэ и кобудо. В них оки-навцы теперь видели источник, дающий силу национальному духу.

    Следует отметить еще два факта из новейшей истории Окинавы. В 1945 году битва за Окинаву унесла жизни 17 тысяч американских военнослужащих и 75 тысяч японских военных и окинавских мирных жителей! А сам архипелаг с июня 1945 по май 1973 года находился под прямым управлением США.

    2. Сёрин и Сёрэй, Кэнпо и Кэнпо-Каратэ

    Общепринято разделение старинных окинав-ских школ рукопашного боя на две основные группы: «Сёрин-рю» (включающее в себя стили Сюри-тэ и Томари-тэ) и «Сёрэй-рю» (стиль Наха-тэ).

    – «Фунакоси Гичин полагал, что характеристики двух главных направлений окинавского каратэ связаны с различиями в телосложении тех, кто их практиковал. Так, Сёрин-рю, отличавшийся быстротой движений и маневренностью, давал определенные преимущества низкорослым худощавым бойцам, а Сёрэй-рю более подходил высоким массивным людям» (Нагаминэ Сёсин, «Сущность Окинавского каратэ-до»);

    – «Исследуя ката, можно в целом подразделить, «их на две категории. Одни делают упор на развитие мускулатуры, физической силы. Другие на легкость и быстроту движений. Наши учителя относили первые к Сёрэй-рю, вторые к Сёрин-рю» {.Фунакоси Гичин, «Каратэ-до нюмон»).

    Иначе говоря, термин «Сёрин-рю» относится к прямолинейной, размашистой, «длинной», скоростной технике, напоминающей северные школы Китая (Шаолинь-цюань из провинции Хэнань). Термин «Сёрэй-рю» – к круговой, малоамплитудной, «короткой», силовой технике, типичной для китайского юга (Шаолинь-цюань из провинции Фуцзянь). Та же идея выражена в понятиях «дзю-но-кэнпо» (мягкое кэнпо) и «го-но-кэнпо (жесткое кэнпо).

    Вообще говоря, термины «Сёрин» и «Сёрэй» могут использоваться в разных значениях. Когда китайский стиль «Шаолинь-цюань» (Кулак Молодого Леса, по названию монастыря) стал известен на Окинаве, тогда термин «Сё-рин» явился окинавским произношением китайского слова «Шао-линь», а название «Сёрин-рю» обозначало «Школа Молодого Леса». Но есть и другой иероглиф, который тоже читается как «сё», но обозначает не «молодой», а «сосна» (по-другому он читается «мацу»). Именно его употребляет Итосу Ясуцунэ в названии своей школы. Его «Сёрин-рю» обозначает «Школу соснового леса».

    Что же касается термина «Сёрэй», то он представлял местный вариант чтения все тех же иероглифов «шао-линь» и обозначал «молодой лес» на диалекте района Наха. Только и всего.

    Термин «кэн-по» представляет собой окинав-ское прочтение китайских иероглифов «цюань-фа» (метод, или закон кулака). Очень давно, в XV веке, первые школы китайского ушу, получившие известность на Окинаве, называли во всей их совокупности именно этим словом «кэнпо».

    В XIX веке (до 1900 года) данный термин стали употреблять преимущественно для обозначения окинавских стилей рукопашного боя, параллельно с термином «каратэ». Например, «Мотобу-рю кэн-по-каратэ».

    В наши дни этот термин используют в качестве общего названия целого комплекса боевых искусств, в основе которых лежат окинавские стили, подвергшиеся, однако, гавайским, филиппинским, индонезийским влияниям.

    3. Учителя старой Окинавы

    Яра из Чатаны. Первым великим мастером Оки-нава-тэ, чье имя дошло до нас, был Яра из деревни Чатана. Он родился в начале XVIII века. В возрасте 12 лет был послан родителями в китайский портовый город Фучжоу (провинция Фуц-зянь), учиться там торговому делу. Учение заняло, ни много, ни мало, целых 20 лет, в течение которых он, помимо торговли, досконально изучил стиль ушу Синь-И-цюань (кулак формы-мысли).

    Вернувшись домой, Яра столь упорно боролся с японцами, что стал своего рода национальным героем. То искусство, которое Яра успешно применял в схватках с самураями и которому обучал сородичей, он называл либо «Рэймё-То-Тэ» (Чудесное искусство с материка), либо «Синпи-То-Тэ» (Тайное искусство с материка). Позже, будучи уже известным мастером, Яра брал уроки у одного китайца, жившего на Окинаве, по имени Гуан Чжан-фу (на окинавский манер это имя звучит как Кусанку).

    Яра оставил потомкам три ката: Чатан-Яра-но-Кусанку (созданную им на основе учения Гуан Чжан-фу), Чатан-Яра-но-Бо (Шест Яры из Чатаны) и Чатан-Яра-но-Сай (Трезубец Яры из Чатаны). Их практикуют по сей день.

    «То-Тэ» Сакугавы. Вторым великим мастером считается Сакугава (1733-1815). В 1750 году он стал учеником некоего Такахара Пэйчина в деревне Аката. А через б лет, в 1756 году, продолжил обучение у мастера Гуан Чжан-фу.

    Сакугава оставил две ката: Сакугава-но-Кусанку (отобразившую его понимание учения мастера Гуана и потому отличающуюся от ката Чатан-Яра-но-Кусанку), а также Сакугава-но-Кон (палка Са-кугавы). Среди учеников этого мастера наиболее известны трое: Мацумото (ставший его официальным преемником), Гинован Тунчи (создатель ката «Гинован-но-Кон») и Мацу мураСокон.

    Мацумура и самый первый «стиль» каратэ. Мацу-мура Сокон (1792-1896) родился в Сюри. В 1802 году отец представил его мастеру Сакугава, учеником которого он был до смерти последнего, т.е. на протяжении 13 лет. Когда учитель умер, 23-х летний Сокон отправился в Китай, где изучал цюань-фа у мастера Хи Хуа. По возвращении на Окинаву он объявил о создании своего собственного стиля, которому дал название «Сёрин-рю-Го-коку-Ан-То-Тэ» (в переводе это означает «Школа китайского искусства руки Молодого Леса, предназначенного для защиты отечества»). Однако столь длинное имя не прижилось, стиль получил известность сначала как «Сюри-тэ», а позже как «Мацумура-Сёрин-рю». Еще и сегодня некоторые окинавские стили претендуют на прямое наследование ими учения Мацумуры Сокона, например, стиль «Сёриндзи-рю Кэнко-кан» семьи Хисатака. Наименование, взятое Мацумурой, явилось первым случаем использования окинавским учителем для обозначения своей школы терминологии японского бу-дзюцу.

    Мацумура прожил очень долгую жизнь – 104 года! Однако сам он создал всего лишь две ката: Мацумура-но-Пассай (явившуюся его собственной версией древней ката Оядомари Пассай, известной на Окинаве с XIV века) и Мацумура-но-Чинто, в которой он обобщил учение Хи Хуа.

    Кроме них, он преподавал уже упомянутые выше ката Чатан-Яра-но-Кусанку, Сакугава-но-Кусан-ку и Оядомари Пассай, всего 5 формальных комплексов.

    У него было много учеников. Наибольшую известность среди них получили Ябу Кэнцу (1863 – 1937), Кян Чотоку (1870-1945), Мотобу Чоки (1871-1944), Ханасиро Чомо (1869-1945), Азато Анко (1827-1906), Итосу Ясуцунэ (1830 – 1915).

    Итосу Ясуцунэ и Сюри-тэ. Итосу Ясуцунэ (или Итосу Анко) был вторым великим мастером Сюри-тэ, после Мацумуры Сокона. Сначала он учился у своего отца, потом у Мацумуры Сокона и, наконец, у Гусукума Синпана. Великолепный техник, прекрасный боец и замечательный педагог, он добился того, что Окинава-тэ было включено в программу обучения начальных школ Окинавы, начиная с 1900/01 учебного года.

    Для обучения детей он разработал серию из пяти ката Пинан, более простых, чем классические ката. Данную идею подхватили впоследствии некоторые другие стили, создав собственные версии упрощенных ката (Хэйян-но-ката, Хэйва-но-ката и т.д.). Среди наиболее известных учеников мастера Итосу можно отметить Кяна Чотоку (учившегося также у Мацумуры Сокона и Мацумуры Косаку), Чибана Сёсина (1885 – 1969), Ма-буни Кэнва (1889-1957), создателя Сито-рю, а также Фу накоси Гичина (1869 – 1957), преподававшего впоследствии в Токио и порвавшего с окинавской традицией.

    Классическое Томари-тэ. Известным –мастером старинного Томари-тэ был Мацумура Косаку (1829 – 1898). Он учился у китайского мастера Цюань Цзя (или Чжуан Цзя), ставшего учителем и для других окинавских мастеров. Согласно целому ряду свидетельств, старинное Томари-тэ представляло собой синтез «внешних» и «внутренних» стилей китайского цюань-фа.

    Другим известным представителем этого стиля был Оядомари Пэйчин (или Кокан). Он являлся так называемым «внутренним учеником» (учи-дэси) мастера Цюань Цзя, тогда как Мацумура Косаку – «внешним». Этот человек прославился тем, что познакомил общественность с древней формой ката Пассай, передававшейся в его семье с XIV века. Свое искусство мастер Пэйчин передал сыну, Оядомари Кодаю, а тот – своим сыновьям, Коду и Конину.

    «Старое» и «новое» Наха-тэ. Старое Наха-тэ связано с именами трех окинавцев – Томоёсэ, Гуши и Сакиямы, учившихся у одного китайца, жившего на Окинаве. Сакияма обучал некоего Томигусу-ку, со смертью которого традиция прервалась, так как официального преемника у него не было. В «старом» Наха-тэ известны 4 ката: Найханчи, Сэй-сан, Сансэру, Санчин.

    Ван Син-цзянь тоже был китайцем, жившим на Окинаве. У него было несколько учеников, самым знаменитым среди которых стал Хигаонна Канрё (1840-1916); прозванный «святым кулака». Хигаонна еще ребенком был учеником Мацумуры Сокона, а затем поступил в обучение к Ван Син-цзяну. В возрасте примерно 21 года он отправился в Китай, в провинцию Фуцзянь, где провел более 20 лет. Там он изучал несколько стилей цюань-фа, а именно Тан-Лан-цюань (стиль богомола), Бай-Хао-цюань (стиль белого журавля) и Тайцзи-цюань.

    По возвращении на Окинаву он создал свой собственный стиль, дав– ему название Наха-тэ. Среди учеников Хигаонны наиболее известными стали Мияги Чодзюн (1888 – 1953), основатель Годзю-рю, и Мабуни Кэнва (1889-1957), основатель Сито-рю.

    «Забытые». Окинава знала и других каратистов высокого ранга, не вошедших, однако, в официальную историю Окинава-тэ. Речь идет об «айноко», т.е. метисах, рождавшихся от матерей-окинавок и отцов-иностранцев, чаще всего от португальских или голландских моряков.

    Наиболее знаменитым среди них считается некий Бункичи Итоман, «человек с голубыми глазами», что на Окинаве считалось признаком людей с «дурными задатками». Как уже сказано, ему и другим незаконнорожденным не нашлось места в генеалогии ни одной из окинавских школ. Но ведь кто-то его учил, раз члены окинавских землячеств на Гавайях и в Бразилии хранили память о нем,. как об одном из самых выдающихся мастеров рукопашного боя! Бункичи – типичный пример мастера-одиночки, стоявшего вне традиции, и не имевшего учеников.

    Были также мастера, не вошедшие в официальную историю по религиозному признаку, то есть христиане. Кстати, христианство оказалось наиболее популярным именно среди айноко. А вообще, до конца XIX века каратэ оставалось чисто окинавским явлением. Затем оно шагнуло за пределы архипелага, прежде всего на Гавайи. Практически все гавайские учителя были людьми не знатного происхождения и со смешанной кровью. В Японии первые учителя являлись окинавцами, но потом эстафету перехватили японцы, а один из самых знаменитых деятелей японского каратэ – Ояма Масутацу – был кореец.

    4. Каратэ в Японии

    Самую первую попытку познакомить японцев с каратэ предпринял окинавский мастер Азато Анко, совершивший в 1886 году поездку по Японии. Несмотря на то, что ему было уже 59 лет, он победил многих мастеров традиционных воинских искусств, включая Сакудзиро Ёкояма, сильнейшего дзюдоиста Кодокана после Сайго Сиро. Но блестящий успех Азато не вызвал никакого интереса у широкой общественности. В те годы японцы быстрыми темпами осваивали технические и культурные достижения европейской цивилизации, в связи с чем отечественные боевые искусства очень и очень многим казались ненужным хламом…

    Вторую попытку предпринял окинавский врач Читосэ Цуёси (1889-1984) в 1915 году. Читосэ был учеником Кяна Чотоку, а в 1946 году он-основал свой собственный стиль Чито-рю. Но в годы первой мировой войны его попытка тоже прошла незамеченной.

    Третья попытка связана с именем Фунакоси» Гичина, выступившего в 1917 году с демонстрацией техники каратэ в штаб-квартире Бутоку-кай (японского союза мастеров боевых искусств) в Киото.

    Но подлинное распространение каратэ в Японии началось только в 1921 году, когда в Осака прибыл окинавский мастер Мотобу Чоки. Как утверждает «отец европейского каратэ» Анри Пле, «без него (Мотобу) каратэ никогда не получило бы признания в Японии, где наставники боевых искусств относились к окинавскому «то-тэ» с глубоким пренебрежением. Учитель Фунакоси, который не являлся бойцом, полностью провалился со своей миссией в 1917 году. Заключение японских экспертов было тогда единодушным: каратэ, или окинава-тэ не боевое искусство (дзюцу), а разновидность фольклорного танца».

    Деятельность Мотобу Чоки. Мастер Мотобу Чо-ки (1871 – 1944) стал первым окинавцем, доказавшим японцам в многочисленных поединках с мастерами дзю-дзюцу, что «тэ» Окинавы может спорить с ними на равных. Пресса рассказала о его подвигах всей стране, благодаря чему у него появилось много учеников и подражателей.

    Мотобу происходил из семьи, известной своими мастерами боевого искусства. Семейный стиль назывался «Го-тэн-тэ», или «Мотобу-тэ» и брал начало от Мотобу Чохэ (позже свой стиль Чоки стал называть «Мотобу-Ха-Косё-рю-кэнпо-кара-тэ»). В конце XIX века патриархом Го-тэн-тэ был Мотобу Чомура, обучивший троих сыновей: Чою (умер в 1926 году), Чодзюна и Чоки. Мотобу Чою, как старший из сыновей, стал официальным преемником стиля и полноправным наследником отца. Позже он передал право на преподавание семейного искусства «чужаку» – Уэхара Сэйки-чи (родился в 1903 году), так как Чоки уехал жить в Японию. Еще позже, в 1949 году, Уэхара создал свой собственный стиль и назвал его «Мо-тобу-рю»!

    Мотобу Чоки изучал, помимо Го-тэн-тэ, несколько стилей направления Сёрин-рю. Его учителями были Мацумура Сокон, Мацумура Коса-ку, Итосу Ясуцунэ. Однако самое большое влияние на его формирование оказала «школа улицы». Наделенный огромной физической силой и агрессивный, Мотобу очень быстро стал одним из самых известных бойцов Окинавы. Стиль Мотобу Чоки отличался естественными позициями, более высокими стойками, чем в других окинав-ских стилях, вольной интерпретацией понятия «хикитэ» и явным стремлением к бою на ближней дистанции. Он также настаивал на необходимости атаковать и защищать центральную линию тела. В этом стиле жесткие яростные атаки сочетались с мягкими отводящими блоками и грациозными перемещениями. Впрочем, блоки иногда были такими, что ломали руки противникам. А за свои непредсказуемые движения Чоки получил прозвище «обезьяна».

    Что касается практики «кумитэ», то стиль Мотобу Чоки был жестко контактным и ставил своей целью нокаут. Отсюда еще одно прозвище Чоки – «тэйдзикун» (приблизительный перевод с окинавского звучит как «убивающий кулак»). Одним из любимых приемов Мотобу был «кэйко-кэн-учи», посредством которого он ломал доску любой макивары. В этой связи любопытно привести мнение одного из его учеников, мастера На-гаминэ Сёсина: «Ни один каратист в истории Окинавы не мог сравниться с Мотобу в разрушительной силе кэйкокэн!» В практике ката Чоки отдавал предпочтение Найханчи в различных вариантах ее применения.

    Итак, приехав в Осака в 1921 году, Мотобу начал пропаганду своего искусства через показательные выступления и поединки со всеми желающими. На следующий год он попросил Фунакрси приехать к нему на помощь. Дело в том, что Мотобу плохо знал японский язык, тогда как Фуна-коси в совершенстве говорил, читал и писал по-японски. Фунакоси очень ловко использовал официальное приглашение Мотобу для того, чтобы выступить в Кодокане, в Токио. Содержание этого выступления походило на демонстрацию 1917 года. Поэтому Кано Дзигоро был очень удивлен 5 лет спустя, когда посетил Окинаву и увидел там совсем другое каратэ, нежели то, что показывал Фунакоси.

    К 1925 году репутация Мотобу как бойца прочно установилась по всей Японии. Нелишне отметить, что ему было в это время уже 54 года! В 1926 году была издана его книга «Окинава-кэнпо-кара-тэ-дзюцу». В 1927 году он переехал в Токио, где между ним и Фунакоси возникли серьезные разногласия. В нескольких поединках, а также в различных ситуациях Мотобу убедительно доказал свое полное превосходство над Фунакоси. Эти эпизоды из жизни последнего потом всеми силами замалчивались…

    Мотобу никогда не склонен был к компромиссам. Все 15-летнее пребывание в Японии он гордился своим искусством и своим происхождением. Каратэ он повсюду старался показывать в самом что ни на есть традиционном духе – как искусство жестокого рукопашного боя. Поэтому главные упреки, которые он адресовал Фунакоси, заключались в том, что тот, во-первых, стремился превратить боевое искусство в военизированную гимнастику, и, во-вторых, эту гимнастику сотворить на японский манер, по образу и подобию дзю-до и кэн-до. Короче, он считал Фунакоси ренегатом, стыдящимся собственного происхождения, родного языка и традиций своего народа!

    Когда Мотобу в 1936 году вернулся на Окинаву, Фунакоси немедленно изменил иероглифы термина «каратэ» с тех, что означали «рука континента» на другие – «пустая рука», и в своей маленькой ассоциации приступил вместе с сыном Ёситакой к последовательной ликвидации старинного кэнпо-дзюцу Окинавы.

    Ученики мастера. Как в Японии, так и на Окинаве, Мотобу имел массу учеников. Назовем самых известных: Канэсима Синэй (прославленный мастер Исиминэ-рю); Канэсима Синсукэ (создатель Тодзан-рю); Кониси Ясухиро (создатель Синдо-Сидзэн-рю); Мацуяма Синсукэ (создатель Кэнпокан-рю); Митосэ Масаёси, или Джеймс (создатель Косё-Сёрэй-рю кэнпо-каратэ); Нагаминэ Сёсин (создатель Мацубаяси-рю); Накамура Си-гэру (создатель Окинава-кэнпо-каратэ); Оцука Хиронори (создатель Вадо-рю); Симабуку Тацуо (создатель Иссин-рю); Роберт Трайэс (первый пропагандист каратэ в США), Уэсима Сансукэ (один из создателей Кусинрю) и многие другие, не ставшие основателями собственных школ…

    Среди них самыми верными последователями Мотобу явились Накамура Сигэру и Мацуяма Синсукэ. Кроме того, жизнь и взгляды на боевые искусства мастера Чоки послужили источником вдохновения для Оямы Масутацу, создателя стиля Кёкусин-рю.

    Деятельность Фунакоси Гичина. Мастер Фуна-коси (1869 – 1957) в 15 лет начал изучать стиль Сюри-тэ. Его учителем сначала был сын Азато Анко, а потом и сам патриарх. Спустя 6 лет (в 1890 году) он поступил в обучение к Итосу Ясу-цунэ.

    С 19 лет Фунакоси работал учителем начальной школы. Кроме окинавского и японского языков он хорошо владел еще и китайским. Это был воспитанный, утонченный, вежливый человек, увлекавшийся поэзией (его литературный псевдо-* ним «Сёто» означал «Сосны и волны»), философией и каллиграфией. Приехав в Японию в 1922 году чтобы помогать Мотобу Чоки, Фунакоси остался здесь навсегда. Свои усилия он направил на создание клубов каратэ в университетах. Однако он сам, а также то искусство, которое он пропагандировал, пользовались значительно меньшей популярностью по сравнению с «Мотобу-кэнпо». Его время пришло после возвращения соперника на Окинаву в 1936 году.

    В том же году Фунакоси создал свою собственную организацию (Сёто-кай), открыл собственное додзё (Сёто-кан), издал свою книгу «Каратэ-до кёхан», в которой изменил название окинавского боевого искусства. Вместо иероглифа «китайский» (кара) он употребил иероглиф «пустой» (читающийся тоже «кара») и добавил слово «до» (путь). Так вместо «танской», «китайской» или «окинавской руки» появился «путь пустой руки». Одновременно Фунакоси объявил о создании стиля Сётокан-рю (Школа клуба «Сосны и Волны»).

    В 1949 году ассоциация Сёто-кай была преобразована в общенациональную организацию – Японскую ассоциацию каратэ (ЯАК). Ее почетным президентом стал 80-летний Фунакоси, а исполнительным директором Обата Исао (в 1955 году их сменили Накаяма Масатоси и Нисияма Хидэтака). Своей целью руководители ЯАК, где одну из первых ролей играл сын Фунакоси Гичи-на по имени Ёситака, поставили создание нового каратэ. Им требовалось «свое» каратэ, основанное на новых традициях, новой технике, новых методах тренинга. Старые ката были изменены. Но самое главное изобретение «авторитетов» из ЯАК, это такие поединки, в которых запрещен реальный удар. Отныне его надо было лишь «обозначать» , но ни в коем случае не доводить дело до жесткого контакта. Было с умным видом заявлено, что умение вести поединок по таким правилам является свидетельством высшего мастерства – мастерства самоконтроля!

    На самом же деле, независимо от того, какими намерениями вдохновлялись авторы данного новшества (а стремились они к обузданию человеческой агрессивности), «их» каратэ очень быстро выродилось в гимнастику. Впрочем, каратэ Фунакоси было ею с самого начала, достаточно вспомнить ту оценку, которую дали ему эксперты Буто-ку-кай в 1917 году – «танцор»! Ояма Масутацу выразился по этому поводу не менее резко: «Фунакоси не был способен научить ничему, кроме гимнастики». Мнение Оямы особенно значимо потому, что он 2 года (в 1938-40) тренировался под руководством Фунакоси Гичина и Ёситаки.

    В 1957 году, через несколько месяцев после смерти Фу накоси Гичина, ЯАК организовала первый чемпионат по своим странным правилам, победителем которого стал Канадзава Хироказу. В этом чемпионате участвовали только члены ЯАК, в основном из Токио и его окрестностей. Стоит отметить, что десятью годами раньше был проведен Всеяпонский чемпионат каратэ, открытый для представителей всех стилей и школ. Победа там присуждалась за нокаут или явное превосходство над противником, а не за умение лучше соперника останавливать свою руку либо ногу в нескольких миллиметрах от цели. Чемпионом тогда стал Ояма Масутацу, боец, которым вполне мог бы гордиться Мотобу Чоки!

    5. Каратэ в Соединенных Штатах

    Гавайские острова. На Гавайях окинавское каратэ появилось в конце XIX века вместе с многочисленными эмигрантами. Но местные виды единоборства, включавшие в себя китайские и окинавские элементы, существовали на островах и до начала массового наплыва эмигрантов из Азии. Впрочем, конкретных сведений о том периоде почти нет.

    Официальная история гавайского каратэ началась в 1905 году, когда один из учеников Хигаон-ны Канрё начал обучать Наха-тэ-кэнпо. В 1920 году здешний мастер Шунган Ваиалуа-Тарю (1879 – 1945), живший в то время на Гавайях, создал Сёрэй-Кё-кэнпо-каратэ, которому он потом обучал Мацуяма Синсукэ, создателя Кэнпокан-рю. В 1927 году мастер Ябу Кэнцу (ученик Мацумуры Сокона и Итосу Ясуцунэ) преподавал Сюри-тэ в Гонолулу и Кауаи. Среди его первых учеников был Миясиро Томас, который в 1933 году учредил «Гавайскую молодежную ассоциацию каратэ» (в ней в 1933 – 34 гг. преподавали приехавшие с Окинавы Хигаонна Камэсукэ и Муцу Дзуйхо, а в 1935 – 36 гг. мастер Окадзаки Сэйичиро).

    В 1934 году на Гавайях побывал Мияги Чод-зюн, основатель Годзю-рю. Вспоминая два года спустя о своей поездке, он сказал: «Каратэ вызывает на островах исключительно живой интерес… По приглашению нескольких влиятельных лиц и одной газеты я побывал там, чтобы вести пропаганду и развивать каратэ на месте. И сейчас мы можем говорить уже о многочисленных группах энтузиастов на Гавайях».

    В 1936 году в Гонолулу вернулся ученик Мото-бу Чоки, гаваец японского происхождения Мито-сэ Масаёси, или Джеймс (1916-1981). Его возвращение означало начало нового этапа в развитии гавайского каратэ. Митосэ начал преподавать стиль Мотобу под названием «Косё-Сёрэй-рю-кэнпо-каратэ». В 1942 году он открыл клуб самозащиты, которым руководил до 1953 года. Обучение было суровым и требовательным, достаточно сказать, что только пятеро учеников Митосэ получили черные пояса. Это Томас Юнг, Пол Ямагучи, Уильям Квай-Сун Чжоу, Артур Кив и Эдвард Лав.

    В 1953 году Юнг взял на себя руководство клу бом самозащиты, Ямагучи и Кив открыли свою собственную школу, где преподавали стиль Митосэ, Лав с 1958 года начал пропагандировать на Гавайях стиль Кёкусин-рю. Что касается Уильяма Чжоу, самого известного среди учеников Митосэ, то он объявил о создании своего собственного стиля, названного им просто «кэнпо-каратэ». В свою очередь, Чжоу вошел в историю как учитель Эдмунда Паркера, одного из пионеров каратэ на американском континенте.

    В 1956 году Карлтон Симоми открыл в Гонолулу клуб Сёрин-рю-каратэ. В 1957 Уолтер Нисио-ка основал там же школу каратэ Госинкай. А в 1959-м была учреждена Гавайская ассоциация каратэ, руководящий совет которой составили П. Ямагучи (кэнпо-каратэ), К. Симоми (Сито-рю) и трое экспертов Годзк>рю (М. Кобаяси, К. Мура-ками, Д. Миядзаки). Начиная с 1961 года на Гавайях стали проводиться различные чемпионаты и показательные выступления, среди которых особо надо выделить турнир 1968 года «Гавайи-США», с участием таких знаменитостей, как Чак Норрис, Майк Стоун, Рон Марчини, Глен Ояма, Арнольд Уркидес.

    Сегодня гавайское каратэ представлено несколькими стилями, главными из которых являются Косё-Сёрэй-рю-кэнпо-каратэ (Митосэ), Гавайское кэнпо-каратэ (Чжоу), Кадзюкэнбо-кэнпо (Эмперадо), Кара-Хо-кэнпо-каратэ (Куоха).

    Пионеры континентальных штатов. Одним из первых попытался пропагандировать каратэ в США окинавский мастер Ябэ Норимичи, который в 1920 году провел несколько эффектных показательных выступлений в городах западного побережья. Однако тогда это не имело никаких последствий, зрители восприняли его демонстрацию как экзотическое шоу.

    Поэтому истинным первопроходцем американского каратэ следует называть Роберта Трайеса (1922-1990), ученика Мотобу Чоки. В 1946 году он основал в штате Аризона первое додзё каратэ. Всего два года спустя Трайес создал всеамериканскую организацию – Ассоциацию каратэ Соединенных Штатов. В 1963 году этот неутомимый человек устроил в Чикаго Всемирный турнир каратэ (по существу, первый неофициальный чемпионат мира) с участием нескольких команд из США, Японии и стран Юго-Восточной Азии.

    В 1952 – 54 годах мастер Ояма Масутацу, будущий создатель каратэ Кёкусин, предпринял турне по Америке. По воспоминаниям очевидцев, успех его выступлений был грандиозным: «Ояма воплотил в своем облике образ восточного супермена… Он представил ошеломленной публике каратэ как мистическое искусство, наделяющее своих приверженцев способностью побеждать толпу противников и разламывать неодушевленные предметы» . За два года турне Ояма около 50 раз сражался с быками, одержал десятки побед над профессиональными боксерами и борцами, разбил несчетное множество досок, черепиц и кирпичей.

    Следующая заметная фигура в истории американского каратэ, это Эдмунд Кеалоха Паркер (1931 – 1990). Гаваец по происхождению, он свое детство и юность провел в Гонолулу. Там в 15 лет Паркер стал учеником Уильяма Чжоу. Через 3 года он уехал на континент, в город Прово (штат Юта), где поступил в университет. Но с 1951 по 54 год, во время войны в Корее, он проходил службу в Гонолулу и благодаря такому стечению обстоятельств еще 3 года занимался у мастера Чжоу. Вернувшись после демобилизации в Прово, Паркер открыл осенью 1954 года свое додзё кэнпо-каратэ при университете.

    В 1956 году, получив диплом, он переехал в Пасадену (штат Калифорния), где создал Американскую ассоциацию кэнпо-каратэ, которую в 1960 году преобразовал в Международную ассоциацию кзнпо-каратэ. В 1964 году Паркер организовал международный чемпионат кэнпо-каратэ, победу на котором одержал американец гавайского происхождения Майк Стоун. В 1970 году он в сотрудничестве с Майком Стоуном, Чаком Нор-рисом, Дутому Осима и Фумио Дэмура учредил Конгресс каратэ Соединенных Штатов, организацию, многое сделавшую для распространения каратэ в этой стране.

    Среди других «зачинателей» американского каратэ выделяются Дон Нейгл, Сесиль Паттерсон, Джордж Маттсон, Питер Урбан, Аарон Бэнкс. Нейгл, ученик Симабуку Тацуо, с 1957 года распространял стиль Иссин-рю в штате Нью-Джерси. Годом позже С. Паттерсон основал додзё Вадо-рю в штате Теннесси (к 1975 году он стоял во главе 20 додзё!). В том же 1958 году Д. Маттсон открыл додзё Уэчи-рю в Бостоне. Благодаря ему, этот окинавский стиль получил распространение на всей территории США. В 1959 году П. Урбан открыл додзё Годзю-рю в городе Юнион-сити (штат Нью-Джерси). А на следующий год он создал Американскую ассоциацию Годзю, являющуюся крупнейшей в мире организацией этого стиля после японско-окинавской. Наконец, А. Бэнкс создал в 1968 году Всемирную организацию профессионального каратэ и провел первый чемпионат мира по каратэ для профессионалов.

    6. Каратэ во Франции

    Деятельность Анри Пле. Каратэ в этой стране (да и вообще в Европе) началось с Анри Пле, одного из первых французских «черных поясов» в дзюд-о. Он вспоминает: «Когда я в 1948 году стал пионером европейского каратэ, никто до этого не слышал такого слова. Поэтому некоторые утверждали, будто я сам все придумал, и что надо говорить не каратэ, а «карапле». В течение 10 лет я пытался постичь искусство каратэ без учителя»…

    А. Пле изучал каратэ по книгам и фильмам, которые присылал ему из Японии американец Донн Дрэгер. Этот человек несколько лет жизни посвятил-изучению истории японских боевых искусств. В первые послевоенные годы он жил в Японии и был в довольно близких отношениях с руководителями ЯАК – Обата Исао, Нисияма Хидэтака и Накаяма Масатоси. Так что Пле получал вполне достоверную информацию. Но, к сожалению, это была информация о каратэ, уже превращенном в военизированную гимнастику. Данное обстоятельство наложило заметный отпечаток на характер развития каратэ во Франции и в других странах европейского континента.

    Пле и возглавлявшиеся им организации французского каратэ, начиная с 1954 года приглашали во Францию японских наставников для проведения более или менее длительного обучения инструкторских кадров. Первым приехал Мочидзуки Хироо, вторым My раками Тэцудзи, следом Осима Дутому, потом Харада Мицусукэ, затем Нанбу Ёсинао и, наконец, Касэ Тайдзи. За исключением Нанбу, все они представляли Сётокан-рю, стиль Фу накоси, отца и сына. Соответственно, именно этот стиль каратэ получил преобладающее развитие во Франции.

    В 1954 году Пле основал Французскую федерацию каратэ и вольного бокса, которая просуществовала до I960 года, когда она по финансовым причинам вошла на правах секции в состав федерации дзюдо, дзю-дзюцу и сходных дисциплин. Еще через 10 лет эта секция преобразовалась во французский союз карата, и так одна реорганизация следовала за другой.

    Соревнования и стили. По 1975-й год включительно все соревнования каратэ во Франции проводились согласно правилам «бесконтактного» поединка ЯАК. В 1976 году были проведены первые соревнования по фулл-контакт каратэ согласно правилам Ассоциации профессионального каратэ (А. Бэнкса) и Всемирной всестилевой организации каратэ (ВАКО). Известность в соревнованиях по фулл-контакт каратэ получили в те годы Доминик Валера, Роже Паши и Франсуа Птитдеманж. В 1978 году Ален Сетрук провел первый кубок Франции по каратэ Кёкусин. В декабре 1980 состоялся первый чемпионат Франции по контактному каратэ, и с тех пор соревнования проводятся по самым разным правилам.

    Сегодня во Франции известны следующие стили каратэ: Вадо-рю, Годзю-рю (в трех вариантах), Кёкусин-рю, Кэнпокан-рю, Сёриндзи-рю, Сёрин-рю, Сётокай-рю, Сётокан-рю, Сидокан-рю, Сито-рю, Уэчи-рю.

    7. Техника и стили каратэ

    Каратэ – это боевое искусство, рационально использующее– все, что доступно человеческому телу в целях самозащиты. В современных стилях преобладают удары и блоки. В традиционных наряду с ними широко представлены захваты, вывихи, броски, удушения, толчки, подножки, подсечки. Бросково-болевая техника «старого» каратэ во многом аналогична технике айки-дзюцу и дзю-дзюцу.

    Традиционное каратэ должно было обеспечить максимальную эффективность на всех дистанциях: дальней (расстояние удара стопой), средней (расстояние удара кулаком), ближней (дистанция захвата за корпус) и в любой ситуации: стоя, на коленях, сидя, лицом к лицу, сбоку, при нападении сзади, с оружием, без оружия, с одним противником, с несколькими и т.д.

    Правильное использование техники каратэ требует соблюдения ряда принципов, таких как «ки-мэ» (соединение силы тела с силой духа), «хара» (соединение внутренней энергии с силой мышц бедер, живота и поясницы), «дачи» (правильной позиции), а также целого ряда других. Все они постигаются длительной упорной практикой «ката», формальных комплексов, в которых зашифрована вся техника и, что гораздо важнее, вся «идеология» традиционных школ. В традиционном каратэ Окинавы ката и кумитэ (вольный бой) были сбалансированы. Одно предполагало другое. В современном каратэ произошел явный сдвиг в сторону ката. Если трактовать каратэ как искусство самозащиты (чем оно и являлось по крайней мере 500 лет), то одной только практикой ката его не постичь: «В реальном бою я познал эффективность. Эффективность, это умение убивать как можно быстрее» (Мочидзуки Минору)…

    Общее число стилей каратэ сегодня неизвестно, то ли их несколько сотен, то ли более тысячи. Можно лишь сказать, что по своей сути любой современный стиль так или иначе связан с одним из четырех направлений: кэнпо-каратэ (боевым искусством китайско-окинавского происхождения), каратэ-дзюцу (японской боевой версией в духе Мотобу), каратэ-до (японской философско-педагогической версией в духе Фунакоси), спортивным каратэ (полуконтактным или контактным).

    Ниже я даю перечень наиболее известных стилей. В скобках указаны основатели стиля, сначала идет фамилия, потом имя.

    1. Американское Годзю-рю (Урбан Питер)

    2. Американское кэнпо-каратэ (Паркер Эдмунд)

    3. Асихара-рю (Асихара Хюдэюки)

    4. Бутокукан-рю (Кэичи Рэичи)

    5. Вадо-рю (Оцука Хиронори)

    6. Дайдо-дзюку (Адзума Такаси)

    7 Джо Льюис-каратэ (Джо Льюис)

    8. Дзёсинмон-рю (Икэда Хосю)

    9. Дзэндо-рю (Дзэн Ки)

    10. Дзюкэндо (Кинрю)

    11. Досинкан-рю (Йтикава Исао)

    12. Ёсэйкан-рю (Джанкарло Луккези-Борелли)

    13. Ёсюкай-рю (Ямамото Мамору)

    14. Исиминэ-рю (Канэсима Синбу)

    15. Иссин-рю (Симабуку Тацуо)

    16. Кадзюкэнбо-кэнпо (Эмперадо Адриано)

    17 Кара-Хо-кэнпо (Куоха Сэм)

    18. Кёкусин-рю (Ояма Масутацу)

    19. Китайское Годзю-рю (Ван Клиф Рон)

    20. Кобаяси-рю (Чибана Сёсин)

    21 Кодзё-рю (семья Кодзё)

    22. Косё-Сёрэй-рю-кэнпо-каратэ (Митосэ Масаёси)

    23. Косики-каратэ (Хисатака Масаюки)

    24. Кохэйкан-рю (Ониси Эйдзо)

    25. Кусин-рю (Киндзо Кэнсэй и Уэсима Сансукэ)

    26. Кэнкокан-Сёрин-дзи-рю (Хисатака Кори)

    27. Кэнпокан-рю (Мацуяма Синсукэ)

    28. Кэнпо-каратэ (Чжоу Уильям Квай-Сун)

    29. Кюдокан-Сёрин-рю (Хига Ючоку)

    30. Мацубаяси-рю (Нагаминэ Сёсин)

    31. Мацумура-Сёрин-рю (Мацумура Сокон)

    32. Мотобу-рю (Уэхара Сэйкичи)

    33. Мотобу-рю-кэнпо-каратэ (Мотобу Чоки)

    34. Мусиндо-рю (Отомо Рюсё)

    35. Нанбу-до (Нанбу Ёсинао)

    36. Окинава Годзю-рю (Мияги Чодзюн)

    37. Окинава-кэнпо-каратэ (Накамура Сигэру) ,

    38. Осака-кэнпо-каратэ (Аоки Ганрю)

    39. Ото-рю (Тамаэ Хирояси)

    40. Ояма-рю (Ояма Сигэру)

    41. Рюкю-кэнпо-каратэ (Оята Сэйю)

    42. Рюкю-Сёрин-рю (Инаминэ Сэйдзин)

    43. Рюэй-рю (Накаима Кэнко)

    44. Санкюкай-рю, или Нанбу-кэйсэй-рю (Нанбу Ёсинао)

    45. Сано-рю, или Ёсэйкан-рю (Сано Тэруо)

    46. Сато-дзюку (Сато Кацуаки)

    47. Сёбаяси-рю, или Сёрин-рю (Кян Чотоку)

    48. Сёрин-дзи-рю, или Кян-рю (Накадзато Дзоэн)

    49. Сёриндзи-рю (Ким Ричард)

    50. Сёринкан-рю (Накадзато Сюгоро)

    51. Сёрин-рю: (Симабуку Эйдзо)

    52. Сётокай-рю (Эгами Сигэру)

    53. Сётокан-рю (семья Фунакоси)

    54. Сидокан-рю (Соэно Ёсидзи)

    55. Синдо-Сидзэн-рю (Кониси Ясухиро)

    56. Сито-рю (Мабуни Кэнва)

    57. Сито-рю (Сирома Синпан)

    58. Сито-рю-кэнпо-каратэ (Уэчи Канэй)

    59. Сэйдо-дзюку (Накамура Тадаси)

    60. Сэйдокан-рю (Тома Сиан)

    61. Сэйдокан-рю (Исии Кадзуёси)

    62. Сюдокан-рю (Ханауэ Тоси)

    63. Сюкокай-рю, или Тани-Ха-Сито-рю (Тани Ходзиро)

    64. Тайсиндо-рю (шри Кантарао)

    65. Тодзан-рю (Канасиро Кэнсэй)

    66. Тодзан-рю (Канэсима Синсукэ)

    67. Тун-рю (Киода Юхацу)

    68. Уэчи-рю (Уэчи Канбун)

    69. Чак Норрис каратэ (Норрис Чак)

    70. Чито-рю (Читосэ Цуёси)

    71. Чубу-Сёрин-рю, или Сэйбукан-рю (Симабукуро Дзэнрё)

    72. Хакучо-рю, или Сукунай-Хаяси-рю (Сокэн Хохан)

    КАРА-ХО-КЭНПО

    Этот стиль гавайского кэнпо-каратэ основал в 1987 году Сэм Алама Куоха. Он занимался кэнпо-каратэ под руководством своего деда, бывшего ученика Уильяма Квай-Сун Чжоу. Затем Куоха отправился в Гонолулу, чтобы учиться у самого Чжоу. Позже он стал его главным помощником. Вдвоем они усовершенствовали технику гавайского кэнпо-каратэ, в частности, дополнили ее двенадцатью приемами Косё-сёрэй-рю Джеймса Ми-тосэ.

    После смерти Чжоу в 1987 году, Сэм Куоха возглавил школу своего учителя. Именно тогда он дал ей название «кара-хо-кэнпо», чтобы подчеркнуть, с одной стороны, приверженность традициям Чжоу и Митосэ, а с другой – указать на ее отличие от американского кэнпо-каратэ Эдмунда Паркера и кэнпо-каратэ Ника Серио.

    КВОНБОП

    1.

    Корейский термин, аналогичный китайскому «цюань-фа», т.е. «кулачный бой». Им обозначают корейские боевые искусства в целом.

    Традиция боевых искусств началась в Корее с периода Трех Государств (Когурё, Пэкчё и Сил-ла), существовавших на территории Корейского полуострова с I века до н.э. по 668 г. н. э. В каждом из них имелись свои системы боя. Например, в Когурё, располагавшемся в северной части полуострова и на значительной части территории современной Маньчжурии, существовала система «сонбэ». Выросшее и окрепшее в борьбе с Китаем, Когурё имело сильную, хорошо обученную армию, которая не раз громила захватчиков.

    В государстве Пэкчё боевые искусства были известны под названием «субак». Любопытно, что теми же иероглифами записывалось древнейшее название боевых искусств Китая («шоубо»). То есть, название корейского искусства боя передавалось китайским термином. Это понятно, поскольку в описываемое время древнекитайский язык вэньянь играл на Дальнем Востоке роль, сходную с ролью латинского языка в средневековой Европе.

    Наиболее интересно государство Силла, прославившееся своим военно-религиозным институтом хваранов («цветущая молодежь»). Эти юноши, отбираемые в возрасте 14 – 15 лет из дворянских семей, в мирное время занимались изучением целого комплекса боевых искусств, распевали песни, наделенные «магической силой», учились управлять страной, а на войне сражались в первых рядах и были наиболее подготовленными боевыми отрядами, о подвигах которых немало сведений в корейских летописях. Тренировка хваранов включала в себя не только упражнения в медитации, поэзии, музыке и танцах, но и джигитовку, занятия фехтованием и стрельбой из лука, а также – субак. Задачей такой комплексной подготовки было воспитание совершенной, гармонической личности.

    В борьбе между тремя государствами роль объединителя страны сыграла Силла, использовавшая помощь танского Китая. В 668 г. Корея стала единым государством, тесно связанным с соседним Китаем. Квонбоп обогатился китайской традицией, и ряд его направлений, например, «тан-су до» («танская рука»), эту связь подтверждает. Однако внедрение китайских элементов способствовало расслоению квонбоп на две ветви. Одна, более китаизированная, включила в себя боевые искусства, распространенные при дворе или в буддийских монастырях, а также применяемые для обучения элитных подразделений войск. Другая сохранила свою корейскую самобытность и была популярна среди простых людей как в городах, так и в сельской местности. Эта тенденция продолжалась и после 976 г., когда на смену Объединенному Силла пришло государство Коре. В это время многие направления развития боевых искусств оформились в определенные школы и стили. В частности такие как тхэккён, чхарёк, субак, орёнквон и юсуль сформировались именно в это время.

    2.

    Наиболее самобытным и наиболее корейским из перечисленных является тхэккён. Техника тхэккён не отличается разнообразием стоек, зато характеризуется развитой техникой ног с большим арсеналом разнообразных подножек и подсечек. Выше грудной клетки ногами не бьют, поэтому круговые удары ногами встречаются чаще проникающих. В поединках главным было повалить противника, а не нанести ему какое-то серьезное телесное повреждение.

    Техника рук – круговые движения, причем кулаки не используются вообще. Руки применяются для тычковых ударов ладонью в лино и в горло, а также для захватов руки или ноги противника, позволяющих нанести ему сильный удар ногой. Основная борьба ведется именно ими, поэтому блоки ногами, подножки, зацепы, подсечки составляют основной арсенал приемов. Система тренировок достаточно жесткая: ученики тренируются, набивая ноги на камнях, на стволах деревьев, прыгая через колючие кусты или отталкиваясь от деревьев. Предусмотрено боевое применение «колеса» и сальто назад.

    Субак в Силла-Корё превратился в конкретный стиль, в котором, в отличие от тхэккён, нога бьет в основном выше пояса, используется кулак и ударная работа локтями. Одной из наиболее распространенных стоек этого стиля является положение с руками, сложенными перед грудью как для молитвы. Из этой стойки производятся все основные удары руками.

    Наряду с такими «внешними» стилями, как су-бак и тхэккён, широко распространенными среди крестьянства, существовали направления «внутреннего» плана, культивировавшиеся корейскими горными отшельниками, близкими китайским даосским монахам и японским ямабуси. В их среде было развито «мягкое искусство» юсуль, построенное на бросках, болевых замках, захватах и точечных ударах в уязвимые места, топография которых была детально разработана. Естественно, такой отшельник занимался не только и не столько боевым искусством, сколько своим духовным совершенствованием, предполагавшим осознание себя как части природы, умение жить в гармонии с окружающим миром, и способность гармонизировать мир вокруг себя.

    Другой системой подобного типа был чхарёк («заимствование силы»). Она сводилась к тому, что после долгих лет тренировок в горах тело и чувства отшельника приобретали качества, свойственные окружающим его животным, а сам он достигал гармонии с миром природы, благодаря чему получал возможность собирать от нее энергию, реализовывая ее, например, в форме «железной рубашки». Типично корейская техника работы ногами (куда входят удары из сидячего положения) сочетается в чхарёк с любопытной системой блоков, где кулак противника захватывается согнутой в локте рукой; удержания чередуются с заломами и жесткими ударами. Искусство использования внутренней энергии включает в себя способность прицельной «стрельбы» ею, когда например, от легкого удара по горке кирпичей нижний разлетается вдребезги, а остальные остаются целыми.

    В более позднее время подобная техника была известна под названием кидо или кихап, мастера ее встречаются и среди советских корейцев (Си-дэо Кин и другие).

    При дворе правителей королевства Коре культивировались направления, близкие к китайским.

    Правда, уровень подготовки корейского солдата к концу династии Коре упал, поэтому искусство боя голыми руками изучала не вся солдатская масса, а лишь ее спецформирования, подобные «трем особым корпусам» самбёльчхо – личным войскам дома Чхве, узурпировавшего в конце династии власть в стране и установившего нечто вроде японского сёгуната, который смогло сокрушить только монгольское вторжение. Самбёльчхо, ставшие основной силой сопротивления монголам, изучали так называемый орёнквон («кулак пяти видов»), в который входили направления «кулак пушечного удара», «кулак свирепого тигра», «кулак обезьяны», «кулак журавля» и «кулак семи звезд».

    К концу XIII века монголы прочно осели в Корее и даже использовали ее как основной плацдарм для двух неудавшихся попыток захватить Японские острова. Однако сопротивление населения Кореи вынудило их сохранить правящую династию Коре и ввести систему, похожую на ту, которой удостоились русские княжества, а именно косвенное управление через систему чиновников, аналогичных баскакам на Руси, которая существовала вплоть до конца монгольской династии Юань на территории Китая (1368 г.).

    Монгольское влияние в Корее проявилось в разных областях, в том числе в боевых искусствах, куда они занесли ссирым – обычную борьбу на поясах, в которой запрещены удары, допускаются только броски с применением корпуса, бедер, рук и ног. Большое внимание уделяется весу бойца. В этом ссирым похоже на японское сумо и на другие виды борьбы алтайгко-монгольского происхождения.

    В 1392 г. в Корее пришла к власти династия Ли, правившая вплоть до японской аннексии в 1910 г. Новое правление принесло значительные перемены в государственном строе. Буддизм утратил былое влияние, место его заняло конфуцианство. На судьбе боевых искусств это отразилось двояко. С одной стороны, искусство рукопашного боя по-прежнему входило в состав дисциплин, которые будущие чиновники и офицеры должны были сдавать на государственном экзамене. Претенденты экзаменовались в знании древних трактатов, стрельбе из лука и вольтижировке, кроме того, «абитуриент» должен был победить в кулачном бою не менее трех соискателей. Впрочем, это относилось к офицерам. А солдат учили по китайскому принципу, предполагающему ограниченное умение владеть всем понемногу. Поэтому общий уровень подготовки солдат корейской армии (равно как и современной ей китайской) был невысок. Поднимали его только особо талантливые и думающие командиры. Одним из которых был, например, национальный герой Кореи, выдающийся полководец Ли Сунсин (1545 – 1598). В тренировку его воинов входили и прыжки через стену (зачастую – в полном вооружении) и силовые упражнения с мешками земли и многое другое.

    В 1592 г. на Корею обрушились серьезные испытания – в страну вторглась японская армия, боевые качества которой были в то время лучшими на Дальнем Востоке. Корейские войска потерпели ряд поражений, меньше чем за полгода японцы захватили почти всю страну. Тогда на борьбу с захватчиками поднялся народ. Партизанские отряды «армии справедливости» (ыйбён) нередко возглавляли местные мастера боевых искусств. С помощью умелых действий корейского флота, возглавляемого Ли Сунсином, партизан и пришедших на помощь китайских войск, японцы в конце концов были изгнаны, но закончилась война лишь в 1598 г. с большими потерями для Кореи.

    В сражениях против японцев принимали также участие отряды монахов-воителей, вооруженных своими боевыми посохами. Число занимающихся боевыми искусствами в связи с войной резко увеличилось. Тренировались воины и крестьяне, ремесленники и торговцы, чиновники и монахи. Много нового принесли китайские инструкторы из состава экспедиционного корпуса. Они, например, занесли в Корею соримквон, представляющий собой несколько кореизированный вариант шаолиньской школы ушу, хотя буддийские системы самообороны, не связанные с нею, тоже существовали в Корее достаточно давно.

    Примером тому может быть хёльдо, которое включает в себя броски и обездвиживание противника через воздействие на биологически активные точки. Мастер хёльдо мог легким прикосновением заставить своего противника потерять сознание, вызвать у него болевой шок, «отключить» руку или ногу, парализовать все тело. Другой буддийский стиль – пульмудо – более разнообразен, он похож на китайские стили, предпочитающие мягкую технику работы рук. Ладонь обычно открыта и двигается по кругу, темп исполнения форм значительно медленнее, чем в других направлениях, а сами движения иногда напоминают «журавля» или «богомола».

    В XVI веке в северо-западных провинциях Кореи возникла интересная техника, построенная главным образом на работе локтями, плечами и головой. Особо была известна работа косой, которая использовалась в качестве плетки. В кончик косы вставлялся острый гребень или вплеталась металлическая гирька. Техника получила название пакчхиги. Оригинальный стиль оказался популярным во всем регионе, в том числе в Китае, где вероятно, функционировал в виде семейной школы с основателем корейского происхождения.

    После войны 1592 – 1598 гг. снова наступил застой. Преподавание боевых искусств не поощрялось.

    В условиях усиливающейся стагнации корейского общества уровень требований к военным понижался, и самобытная традиция корейских боевых искусств была полузабыта. Можно только сожалеть о тех направлениях, которые были навсегда утрачены из-за небрежения государства к этой ветви национальной культуры.

    4.

    В 1905 г. Корее был навязан японский протекторат, а в 1910 г. аннексированная страна превратилась в японскую колонию и сразу же испытала на себе ее империалистическую политику, направленную на уничтожение корейского менталитета и замену его японским. Насильственно вводился синтоизм, корейские имена переделывались на японский манер, а в школах под названием «родная речь» изучался японский язык. Преследование корейского и насаждение японского проявилось и в боевых искусствах. Как атрибуты японского образа жизни, в Корее появились залы для занятий дзюдо, кэндо, каратэ. Последнее, правда, не прижилось, а вот дзюдо и кэндо завоевали популярность и ныне даже считаются чуть-ли не корейскими традиционными боевыми искусствами.

    Произошла замена смысла термина «юсуль» («мягкое искусство»), под которым теперь стали понимать не исчезнувший корейский внутренний стиль, а японское дзю-дзюцу. Традиция же корейских боевых искусств в этот период приобрела новые формы. Если раньше «подпитка» ее шла из Китая, то теперь источником косвенного влияния стали японские школы.

    В 1919 г. у известного японского мастера школы «Дайто-рю» айки-дзюцу, учителя самого Морихэя Уэсибы – создателя айкидо, Сокаку Такэда появился корейский ученик по имени Чхве Ёнсоль. Овладев искусством настолько, что сумел победить сына учителя, он вернулся в Корею, где соединил обретенные в Японии знания с остатками корейского юсуль, которое в то время носило название «кидо», что значит «путь энергии», и традиционной корейской техникой высокой ноги.

    Родившийся в результате этого новый стиль получил название хапкидо («путь соединения энергии»). Иероглифами это название записывается так же, как айкидо, но если после плавного обхода противника по круговой траектории адепты направления, разработанного Уэсибой, стремятся вывести его из равновесия и бросить, то ученики Чхве Ёнсоля применяют ломающий кости захват или просто удар. Есть в хапкидо и мощные прыжки, и детально разработанная система использования подсобных предметов (трость, палочки для еды и др.). Поэтому, если айкидо называют сугубо внутренним стилем, то хапкидо имеет репутацию гармоничного сочетания твердого и мягкого, внешнего и внутреннего.

    Сейчас хапкидо второе по известности корейское боевое искусство. Как и в любом большом направлении, единого руководства в нем нет. В Корее наиболее известными считаются федерации, которыми руководят Мён Дженам, развивающий мягкое направление, и Хван Доккю, делающий упор на более жесткие техники. В Соединенных Штатах, где хапкидо завоевывает все большую популярность, наиболее известны Мён Гвансик и, особенно, мастер Чи Ханджэ, считающийся одним из наиболее продвинутых учеников ныне покойного Чхве Ёнсоля. Его направление в хапкидо, названное синмудо, меньше других похоже на айки-дзюцу, а сам мастер Чи, невзирая на свой возраст (75 лет), до сих пор считается прекрасным бойцом.

    Когда после освобождения Кореи в 1945 г. квонбоп вышел из подполья, выяснилось, что хотя большинство технических приемов сохранилось, духовно-философская традиция во многом утрачена. Открывались все новые и новые залы, число инструкторов, преподающих разные виды боевых искусств, множилось, но мало кто из них серьезно знал историю своей школы или мог объяснить ее философские принципы. Очень часто все сводилось к освоению голой техники. Процесс этот подстегнула Корейская война 1950– 1953 гг., во время которой резко увеличился спрос именно на инструкторов-прикладников. Основная масса инструкторов практиковала различные направления, близкие к субак. Названий было много: тэгён, тосудо, тансудо, тэквонбоп и так далее. Как и собственно субак, это были направления, испытавшие на ранних этапах своего становления китайское влияние, но отличающиеся характерным для Кореи вниманием к технике ног и высоким ударам ими.

    После Корейской войны возникла явная тенденция к унификации квонбоп и созданию единого корейского боевого искусства, которое могло бы символизировать «дух нации». Таковое было создано генералом Чхве Хонхи на базе девяти исходных направлений (кванов, разница между которыми значительно меньше, чем между различными направлениями каратэ-до), одним из которых руководил он сам. Новое искусство после долгих споров нарекли тхэквондо, хотя многие отдавали предпочтение названию субак.

    Тхэквондо буквально значит «путь ноги и кулака». Этим он как бы инкорпорирует в себя все разновидности боевых искусств, являясь собирательным названием типа «кулачный бой», под которым можно понимать все что угодно. Принцип его создания напоминает китайский «длинный кулак», новый «внешний» стиль ушу, созданный за счет использования элементов различных старых. Тхэквондо было более доступным, упрощенным и менее опасным для здоровья тренирующихся, чем другие современные ему школы, и получило поэтому активную поддержку государства.

    Большинство иных школ отошло в тень или получило развитие среди корейцев за рубежом, главным образом в США. Способствовало этому и то, что в Южной Корее, где было создано тхэквондо, другие боевые искусства периодически попадали под запрет.

    В 1961 г. Чхве Хонхи по политическим мотивам эмигрировал в Канаду. Сейчас организованная им Международная федерация тхэквондо (ИТФ) поддерживается в основном, Северной Кореей и базируется на техниках тех кванов, которые подержали ИТФ. На Юге же существует более признанная в мире Всемирная федерация тхэквондо (ВТФ), руководимая Ким Унъёном, со штаб-квартирой в Сеуле, в Академии тхэквондо Куккивоне. Ким Унъён много сделал для пропаганды тхэквондо. Его стараниями оно в недалеком будущем станет олимпийским видом спорта. Однако его стремление превратить тхэквондо из боевого искусства в спорт на манер кикбокеинга, часто критикуется «хранителями старины». Поэтому с созданием тхэквондо процесс формирования корейских боевых искусств не завершился и продолжается до сих пор.

    С середины 70-х годов в Корее и США возникло много стилей корейского происхождения, вобравших в себя элементы, не включенные в тхэквондо.

    Наиболее известные среди них следующие:

    Куксуль, что можно перевести как «государственное» или «дворцовое» искусство, было создано мастером Со Инхёком, тридцать лет странствовавшим по храмам в поисках забытых приемов и написавшим книгу, посвященную историю корейских боевых искусств.

    Адепты куксуль – одни из немногих, чья форма черного цвета. Это необычно для тех, кому привычен белый цвет кимоно. И вообще, в куксуль много интересных сочетаний. Традиционная высокая нога с прыжками и ударами сразу по двум противникам сочетается с очень мягкими основными стойками. Применяется множество разнообразных положений руки, из которых наиболее типична ладонь с сильно согнутыми пальцами, но согнутыми в верхних фалангах. Техника бросков, захватов и падений похожа на хапкидо, но захваты, в основном, на кисть. Захваты преобладают щипковые и когтевые. При работе с двумя противниками мастер куксуль не вертится, разворачивая корпус, а активно работает руками во всех направлениях. Много работы с колена и в партере. Разработан большой арсенал приемов из положений лежа и сидя против стоящего противника. Оружие куксуль также богато и разнообразно: костыль, короткая палка, шест, пояс, меч, веер, кинжал. В формах много сложных кувырков и перехватов, применяется обратный хват меча. Кроме того, куксуль – одно из немногих направлений, где учат спаррингу с оружием.

    Самым таинственным корейским боевым искусством считается хварандо, которое, согласно открывшему его широкой публике мастеру Ли Банд-жу, длительное время укрывалось в буддийских храмах. Техника хварандо и основные принципы этого боевого искусства близки к хапкидо, но дополнены упражнениями кихап, благодаря которым продвинутые ученики в состоянии разбивать о собственную голову каменные валуны. Арсенал оружия разнообразен, а искусство боя различными типами шестов считается одним из наиболее развитых и функциональных.

    Повлияло хапкидо и на систему, созданную мастером Ли Донгу – сонму до. Круговых движений в ней меньше, самооборона построена на достаточно жестких правилах, но нацелено сонму-до на комплексную тренировку духа и тела, имеется система упражнений, развивающих способность управления внутренней энергией, умение работать вслепую, в том числе с оружием.

    Брат одного из упомянутых патриархов хапки-до Мён Джэнама – Мён Жэок на базе хапкидо создал свою систему – хведжон мусуль, где развороты корпуса используются, в основном, для обхода противника и нанесения ударов. Особой техникой хведжон мусуль является чоксульдо – детально разработанная техника ударов ногами.

    Популярны сейчас в Корее и некоторые традиционные стили, особенно тхэккён, для восстановления и пропаганды которого много сделал недавно умерший мастер Сон Докки.

    Стали более доступными для изучения светской публике и буддийские стили. В частности, в Сеуле уже в течение ряда лет существует научно-исследовательский институт пульмудо, который возглавляет Чо Джарён, изучавший это боевое искусство под руководством высших буддийских священнослужителей. Включив в пульмудо традиционные китайские оздоровительные системы (например, комплекс тайцзицюань из 24-х форм, который, правда, выдается за исконно корейский), он разработал лечебно-прикладное направление и называет пульмудо «искусством жизни», в отличие от прочих боевых искусств, главная цель которых – уничтожить противника. Сейчас у института есть филиалы в Гонконге и Парагвае.

    Опыт Брюса Ли (по созданию своего боевого стиля) в Корее встретили с интересом. Среди вновь созданных боевых искусств много построенных по аналогичному принципу. Например, техника рук – от каратэ, ног – от тхэккён (стиль ханпхуль). Даже небезызвестный Мун Сон Мён попытался создать собственное направление боевых искусств, включающее элементы хапкидо, дзюдо и тхэквондо, назвав его вонхвадо. Среди студентов распространяется кёккидо, которое чаще называют по-европейски триатлон. Зародившийся среди студентов военной академии, этот стиль включает в себя поединок из трех раундов, в каждом из которых соперники ведут бой, используя разные техники: в первом раунде – тхэквондо, во втором – дзюдо, в третьем – вольная борьба. Есть и кёктхуги, корейский вариант кикбоксинга.

    Тенденция новотворчества коснулась также работы с оружием. Мастер А. Санго на базе традиционных корейских техник работы с мечом, японских кэн-дзюцу и нин-дзюцу, а также элементов фехтования стран Юго-Восточной Азии, создал любопытное направление, называемое чхонмёдо. Основным оружием здесь является меч, хотя воспринимая любой предмет как потенциальное оружие и умея раскрыть его боевые возможности на основе неких общих принципов, адепты чхонмёдо в состоянии вести бой чем угодно, будто то китайские боевые кольца, японские тонфы или обычные палки. Другой системой, похожей на чхонмёдо работой с оружием является «еольсадо, которое одни воспринимают как «оружейную приставку» к тхэквондо, а другие возводят к корейским ниндзя «сульса». В арсенале сольсадо – меч, саи, нунтяку, серп, шест, короткая палка, парные дубинки и кинжалы, хотя работа пустой рукой тоже присутствует.

    Если попытаться систематизировать известные корейские боевые искусства, число которых превышает три десятка, то можно сказать, что они распадаются на несколько больших групп. К первой относится тхэквондо и сопутствующие ему направления с их высокой ногой, приматом ноги над руками и практическим отсутствием форм с оружием (за исключением куксуквон, в котором есть формы с мечом и шестом): су бак, тансудо, куксуквон и др. Ко второй – хапкидо и сопутствующие ему стили, объединенные развитой техникой рук (в основном, бросков и захватов), и разработанными техниками с оружием: куксуль, хварандо, сонмудо и др. К третьей – буддийские стили, превращенные сейчас в лечебно-оздоровительное направление: хёльдо, пульмудо и др. К четвертой – аутентичные корейские традиционные виды боевых искусств: тхэккён, чхарёк, сси-рым и др. К пятой – всякого рода новации: во-нхвадо, ханпхуль, чондосуль и др.

    КЁКУСИН-РЮ

    (Школа Окончательной Истины)

    Широко распространенный в мире стиль каратэ, созданный в 1957 году японским мастером корейского происхождения Ояма Масутацу (1923 – 1994), настоящее имя которого Чхве Ёнъи (или ЦойЮн).

    1. Начало пути

    С 9 лет у себя на родине Ояма изучал корейские боевые системы «тхэккён», «чаби» и «чхарёк». В возрасте 14 лет он уехал в Японию, в Токио, где с 1938 года изучал каратэ Сётокан-рю у отца и сына Фунакоси, и параллельно дзю-до в Кодокане. В 1940 году Ояма покинул додзё Фунакоси, полностью разочаровавшись в практикуемой там «гимнастике». Он поступил в додзё мастера Со Нэйсю, тоже корейца по происхождению, ученика Ямагучи Гогэна, преподавашего каратэ Годзю-рю. Кроме того, мастер Со был членом религиозной организации Сока Гаккай (основана в 1937), распространявшей идеи японской буддийской школы Нитирэн Сёсю. Учение Нитирэна глубоко впечатлило Ояму и стало его идеологией на всю последующую жизнь.

    По рекомендации Со Нэйсю, Ояма был принят на обучение самим Ямагучи Гогэном. К концу войны он уже обладал 4-м даном в этом стиле. В 1947 году Ояма стал победителем первого всеяпонского турнира каратэ, нокаутировав всех своих соперников. На следующий год он, подражая трем своим кумирам (святому Нитирэну, Му-саси Миямото и Мотобу Чоки) удалился отшельником в горы, где провел 10 месяцев в полном уединении. Вот как он сам описывает свое отшельничество:

    «В 1948 году, когда мне было уже 25, и я имел десятилетний опыт практики боевого искусства, я уединился на горе Киёдзуми, расположенной в 10 км от станции Ясубо Коминато. Густой кустарник, могучие дубы и высокие клены покрывают эту гору. Там течет река с многочисленными водопадами и стоит знаменитый буддийскихй храм Сэйдзёдзи, в котором когда-то жил прославленный монах Нитирэн. Поселился я недалеко от этого храма в полуразвалившейся сторожке. Большинство моих друзей пытались удержать меня от ухода в горы для усиленных занятий каратэ. Они считали, что глупо тратить так много времени и сил на то, что не может защитить от одной пистолетной пули. Другие же в противовес им утверждали, что хотя бы один человек из восьмидесятимиллионного населения тогдашней Японии может позволить себе делать глупости.

    Так или иначе, я отправился в горы, взяв с собой книгу о Миямото Мусаси, величайшем японском мастере фехтования на мечах, написанную Эйдзи Ётикавой. Помимо книги, я взял с собою меч, копье, ружье, котелок для приготовления пищи, чайник и посуду. Из продуктов я взял чай, рис и бобы. Мой день начинался в 4 часа утра. Сразу же после пробуждения я бежал к ближайшему ручью, чтобы искупаться в его холодной воде. Затем возвращался в хижину и делал там базовые физические упражнения, а потом около часа бегал по горным тропинкам.

    Вместо отдыха я готовил себе завтрак из риса и бобов, после которого читал книгу Ётикавы. Тренировка в каратэ проводилась часов через 5 – 6 после пробуждения. Я обвязал ползучими растениями стволы деревьев около своей лачуги и отрабатывал на них удары кулаками, ребрами ладоней, пальцами и ступнями. Через полгода все эти деревья завяли. Кроме того, я 100 раз повторял какую-нибудь ката. Я не позволил себе уклониться от этих упражнений хотя бы один раз за то время, что жил на горе Киёдзуми.

    Потом я обедал, съедая то же, что и утром и немного отдыхал, продолжая чтение или гуляя в лесу. После этого приступал к силовой тренировке. Я где-то читал, что старые мастера развивали свою прыгучесть, прыгая много раз в день через растущий лен. Лен – это растение, которое растет необыкновенно быстро. Я решил делать то же самое и посадил лен в углу маленького участка, где выращивал овощи для своего стола. За время с утра до вечера, в несколько приемов, я прыгал через лен 300 раз. Каратэ не может позволить себе роскошь пользоваться высоким прыжком с разбега, приходится прыгать с места. Высота взрослого льна превышает два метра. На такую высоту невозможно прыгнуть с фиксированной исходной позиции. Но ежедневные прыжки вверх через лен значительно улучшили мою прыгучесть.

    Еще я делал сотни отжиманий на кулаках и на пальцах, в том числе в стойке вверх ногами, упражнял брюшной пресс, подтягивался на перекладине, поднимал и бросал тяжелые камни, ворочал здоровенные валуны. Разумеется, каждый день утром и вечером и очень часто – ночью, я практиковал различные формы медитации. Среди них было и погружение в реку на полчаса или час, и стояние под струями водопада, и выполнение ката в медленном темпе на краю обрыва, и многочасовое созерцание луны и звезд. Когда наступала темнота, я в своей хижине сквозь полузакрытые глаза смотрел на пламя свечи, одновременно читая наизусть священные тексты. Или же пристально всматривался в круг, нарисованный на стене. Этими способами я достигал освобождения сознания от всех посторонних мыслей и образов, постоянно меня осаждавших.

    Мои дневные тренировки были настолько тяжелыми, что но ночам нередко наступало состояние подавленности, иногда начинались галлюцинации. Однако к концу жизни в горах у меня выработалось умение достигать полного бесстрастия. В этом мне помогло разбивание камней. Я выбрал булыжник подходящего размера и попытался расколоть его ударом ребра ладони. Камень не поддавался моим усилиям. Я упрямо продолжал попытки десять дней подряд. По ночам я сидел в доме, положив камень перед собой и созерцая его, а не круг, нарисованный на стене.

    Однажды ночью я, как обычно, пристально смотрел на камень. Была яркая лунная ночь. Чувство, внезапно охватившее меня, можно назвать вдохновением или как-то иначе, но главное то, что я ощутил: сейчас я смогу разбить этот булыжник. Я вынес его наружу и положил на землю. Потом опустился рядом с ним на одно колено. Ощущение того, что я могу его разбить, теперь переросло в уверенность. Я был совершенно спокоен. В таком состоянии я нанес удар ребром ладони, и камень раскололся пополам. Я долго смотрел на него. Я сделал это, я сделал это!

    После той ночи я разбил бесчисленное множество камней. Когда я покидал свое убежище в горах, рядом со сторожкой валялась большая груда их.осколков. Так я научился достигать полного бесстрастия сознания, позволяющего ощущать свое единство с Вселенной и генерировать в себе огромную мощь. В этом состоянии я адекватно воспринимаю любое движение окружающих и не думая мгновенно реагируя на него. Когда я вернулся к людям, выяснилось, что тренинг дал мне многое. Я смог выдержать трехсуточный спарринговый марафон, где каждый день приходилось проводить без перерывов 100 двухминутных схваток с постоянно меняющимися противниками. Еще я провел 52 боя с быками, сбивая им рога ребром ладони. Трое из них скончались мгновенно, остальные не смогли продолжить поединок. Я провел немало встреч с мастерами английского и тайского бокса, дзюдо, борьбы вольного стиля и во всех этих встречах одержал победу…

    Поэтому я думаю, что каждый, кто хочет полностью посвятить свою жизнь каратэ, или какому-то другому боевому искусству, обязательно должен пройти тренировочный курс в условиях природы, подобный моему, продолжительностью хотя бы полгода»…

    Итогом отшельничества стало намерение доказать всему миру превосходство «настоящего» каратэ над любым другим видом боевых искусств. Для этого Ояма решил повторить подвиги мастеров прошлого.

    2. «Бой быков»

    Начал он с поединков с быками. Но прежде, чем выйти на арену, Ояма посетил несколько скотобоен, где опробовал различные удары на животных. Выяснилось, что наиболее подходящими являются всего два: прямой удар кулаком (цуки) в лоб, между глаз, а также круговой удар нижней частью ребра ладони (сюто-учи) в основание бычьих рогов.

    В 1950 году Ояма впервые сразился с быком на глазах у зрителей. После удара кулаком в лоб животное осело на землю, но не упало на бок. Понадобился еще и удар ребром ладони, сбивший ему рог. Следующий поединок с быком был снят на кинопленку студией Сёчику. Ояма впоследствии вспоминал: «Это было интересное предложение, которого я уже давно ждал. В случае успеха фильма я намеревался сразиться потом с медведем и с тигром. Тем самым я надеялся вызвать еще больший интерес людей к каратэ. Но хотя фильм в самом деле имел успех, продолжения не последовало. Оказалось, что медведь и тигр стоят слишком дорого, к тому же посыпались протесты со стороны общества охраны животных…

    Я намеревался сразу схватить быка за рога, повалить его на землю и сбить ему один рог, прежде чем он снова встанет на ноги. Но этот бык весил не меньше чем 600 кг, он был сильный, и мне не удалось повалить его в первую же минуту. А еще через минуту я ощутил нечто страшное: бык ударил меня своим рогом. Брызнула кровь. Все померкло вокруг меня – и небо, и солнце, и сверкающий песок…

    И в этот момент из глубины моего естества хлынула чудодейственная сила. Через мгновение я забыл о своей боли и слабости. В сияющем неземном свете я отчетливо увидел, как огромная черная масса падает передо мной, унося с собой мою смерть. Я захватил быка одной рукой за шею и пригнул его к земле. Затем четыре раза подряд ударил ребром ладони другой руки по рогам, один раз по одному и три раза по другому. Но тщетно. Тогда я понял, что надо к моей силе прибавить силу быка, ударить его на встречном движении, когда он будет вставать с земли. Я ослабил захват и ударил в момент подъема. Рог наконец сломался, и я показал его публике».

    3. Поездки по США и ЮВА

    В 1952 году Ояма получил приглашение от Ассоциации профессиональной борьбы США. Его просили приехать для показательного выступления в Чикаго. Вместе с ним должны были выступать еще двое приглашенных – японский дзюдоист Эндо Кокичи (б-й дан) и гавайский борец под псевдонимом Великий Того. Ояма вспоминал позже:

    «Рестлинг-Холл» в Чикаго был огромным спортивным залом с местами для 15 тысяч зрителей. В тот вечер ни одно из них не пустовало. Великий Того, которого мне представили как моего ассистента, говорил только по-английски, так что я не понял ни слова из его объяснений…

    Предполагалось, что я продемонстрирую свои таланты каратиста перед началом состязаний по борьбе, которые должны были стать главным событием вечера. Я хотел разбить для начала одну доску толщиной в большой палец, а затем, прибавляя по одной, дойти до пяти таких досок, сложенных вместе. Но когда принесли две доски, моему удивлению не было границ: каждая из них была толщиной в пять пальцев! Тогда я понял, что языковый барьер может обойтись мне слишком дорого…

    Первую доску я сломал одним ударом сюто-учи, и тогда Эндо спросил, хочу ли я продолжать… Он схватил вторую доску двумя руками и отставил одну ногу назад для лучшего упора. Впервые мне предстояло разбивать доску такой толщины, находящуюся в вертикальном положении. Но после короткой настройки я сломал ее первым жецуки…

    Дальше мне надо было эффектно крушить кирпичи. Но я еще не знал, что американские кирпичи намного прочнее японских. К тому же я всегда делал это на твердой подставке, а здесь ринг был покрыт толстым мягким ковром… Первый раз я ударил сюто-учи, безрезультатно. Вторая попытка кончилась тем же. Тогда я решил сосредоточиться, и удивительное спокойствие охватило меня. Гнев и нетерпение ушли прочь, а вместо них меня наполнила небывалая мощь. Удар, и кирпич разлетелся вдребезги, а весь зал обрушился громом рукоплесканий…

    После окончания выступления меня ждал в раздевалке какой-то мужчина. Он очень внимательно рассмотрел мою правую руку, а потом сказал: «Я хотел бы, чтобы у моего сына были такие же сильные руки, как эти!» Оказалось, что передо мной Джек Джемпси, один из сильнейших боксеров мира всех времен»…

    Так началось триумфальное турне Оямы по США, длившееся около двух лет. За это время он примерно 200 раз выступал с демонстрацией различных трюков, а также провел около 40 поединков с профессиональными боксерами и борцами (кэтчерами). Все бои завершились победой Оямы. О том периоде своей жизни мастер вспоминал следующим образом:

    «У меня не было большого желания участвовать в этом турне. Меня смущало то, что я получаю деньги за демонстрацию Будо. Но надо было на что-то жить, содержать семью, а мне предложили 100 долларов в неделю, не считая оплаты всех текущих расходов. Для послевоенной Японии это было целое состояние»…

    В 1954 году, после выступления на Гавайях, Ояма вернулся в Японию и открыл в Токио свое первое додзё. Через два года он на пару месяцев отправился на Окинаву, откуда начал затем почти годовую поездку по странам Юго-Восточной Азии. Поездка свелась к встречам с мастерами различных боевых искусств и к поединкам с ними. Например, в Таиланде Ояма провел поединок с чемпионом муай-тай, имевшим псевдоним «Черная кобра». Все поединки 33-х летний Ояма выиграл.

    Вернувшись в 1957 году домой, он учредил свою знаменитую организацию Кёкусин-кай (Ассоциация Окончательной Истины). С этого времени берет начало его стиль Кёкусин, стоящий особняком в мире японского каратэ.

    4. Развитие организации

    Это развитие неразрывно связано с двумя аспектами: проведением соревнований по правилам Кёкусин-кай, и с пропагандой стиля в книгах Оямы и в многочисленных публикациях периодической печати, телепередачах, показательных выступлениях в большинстве стран мира.

    Самый первый чемпионат по правилам Кёкусин-кай провел в 1959 году Эдвард Лав в Гонолулу. По этому случаю туда приехал Ояма, выступивший с демонстрацией ката и тамэси-вари. В 1960 году во втором гавайском чемпионате участвовали команды из 16 стран мира. В 1962 году в «Мэдисон-сквер Гарден» в Нью-Йорке прошел первый открытый северо-американский чемпионат Кёкусин-кай, который выиграл Гэри Алексан-дер. В 1964 году трое бойцов школы Оямы выступили, в Бангкоке против троих боксеров муай-тай: в двух поединках победили японцы, третьего их товарища сняли с соревнований врачи ввиду травмы.

    В 1965 году была создана Международная организация каратэ (МОК), подразумевается каратэ Кёкусин-рю. С 1966 года она ежегодно проводит Всеяпонские открытые турниры, а с 1975 года также и Всемирные (один раз в 4 года). Первым чемпионом мира в стиле Кёкусин стал Сато Ка-цуаки, чемпион Японии 1971, 74 и 75 годов. Участвовали команды 36 стран. Слово «открытый» означает, что в таких турнирах могут выступать представители любого вида, любого стиля боевых искусств, согласные драться по правилам Кёку-син, то есть без протекторов, нанося удары в полную силу…

    В настоящее время в МОК входят национальные организации более чем130 стран мира. Без сомнения, стиль Кёкусин-рю является одним из самых популярных и массовых стилей каратэ в мире, если не самым популярным!

    Что касается книг, то свою первую – «Что такое каратэ?» – Ояма опубликовал в 1958 году. Ее огромный успех побудил его издать впоследствии еще несколько: «Это каратэ» (1965), «Живое каратэ» (1967), «Продвинутое каратэ» (1970) и другие. Они широко переиздавались во многих странах мира и в большой мере способствовали росту популярности каратэ. Кроме того, по заказу МОК было снято множество рекламных фильмов, как документальных, так и художественных. Надо отметить, однако, что иностранцы, абсолютно не разбиравшиеся в 60-ые и 70-ые годы в каратэ, многие привлекательные аспекты этого искусства, свойственные только стилю Кёкусин-рю, переносили и на другие стили, безнадежно ему уступавшие по всем пунктам…

    5. «Настоящее» каратэ

    Секрет привлекательности Кёкусин-рю заключается в том, что Ояма изначально развивал свой стиль как стиль реального боя. Отсюда его глубокое презрение к большинству других стилей каратэ, выродившихся, с подачи Фунакоси Гичина, –в военизированную гимнастику, в «танцы», по определению самого Оямы.

    «Настоящий» каратист тот, кто способен пройти сквозь самые суровые испытания духа и тела. Отсюда знаменитое кумитэ «100 боев». В начале 50-х годов сам Ояма, находившийся тогда в расцвете сил, провел однажды 300 поединков за 3 дня, по 100 поединков в день. Ему противостояли сильные бойцы, достаточно сказать, что Ояма был тогда серьезно травмирован. Однако он выиграл все схватки!

    В 1956 году, после пребывания на Окинаве, Ояма решил возродить в своей ассоциации это испытание, практиковавшееся в школах старого Окинава-тэ. Тот, кто выдержит 100 боев подряд, тот настоящий мужчина, Боец с большой буквы. Первым, кто успешно прошел через 100 боев (то есть, выиграл их все до одного!), был англичанин Стив Арнейл в 1965 году. За ним последовали Накамура Тадаси (1965), Ояма Сигэру (1966), Лоек Холлаидер (1967), Джек Джарвис (1967), Говард Коллинс (1973), Миура Миюки (1973), Мацуи Акиёси (1986) и Адемир Да Коста (1987). Особенно впечатляющим был успех Мацуи. 100 поединков он провел за 2 часа 25 минут в присутствии 500 зрителей. При этом в своих ладонях он сжимал маленькие деревяшки, что исключало использование им ударов открытой рукой и захватов, тогда как его противникам можно было делать то и другое. Говоря словами Оямы, «способ проведения 100 кумитэ Мацуи был великолепен. Более 50 боев он выиграл иппоном. Он сделал это для каратэ Кёкусин, для Японии и для мировой истории каратэ»…

    Разумеется, тех, кто выдерживает 100 боев, но не во всех побеждает, можно насчитать по меньшей мере несколько тысяч в разных странах за 40 лет прошедших с момента введения этого теста.

    Другая категория испытаний в каратэ Оямы, это тесты на силу, скорость, точность, закалку тела и им подобные. Среди них надо назвать следующие: гашение свечи на расстоянии различными ударами рук и ног, разрубание ребром ладони спичечного коробка со спичками, выдергивание бумажного листа из-под пачки сигарет, стакана или стоящей сигареты, «стряхивание пепла» с зажженной сигареты в зубах у партнера ударом ноги и тому подобные.

    Тесты на разламывание:

    – пробивание подвешенного на двух нитках листа тонкой рисовой бумаги ударами кулака и пальцев руки;

    – раскалывание подвешенной на веревке доски (или кирпича) ударами кулака, локтя, ребром ладони, ребром стопы, передней частью стопы из положения стоя на земле и в прыжке;

    – раскалывание нескольких дюймовых досок в руках двух ассистентов ударами рук и ног, в том числе и в прыжке на высоте около двух метров;

    – раскалывание плавающей в бочке с водой дюймовой доски;

    – раскалывание руками, ногами и головой до двадцати слоев черепицы;

    – раскалывание ударом «рука-меч» (или «железный молот») трех положенных друг на друга кирпичей;

    – раскалывание ударом «рука-меч» трех уложенных друг над другом с промежутками ледяных плит толщиной в три дюйма каждая;

    – пробивание рукой и головой ледяной глыбы;

    – раскалывание массивных булыжников основанием ребра ладони;

    – отрубание горлышка стоящей бутылки;

    – «проникновение» ударом «рука-копье» в плотно связанный пучок бамбуковых прутьев;

    – «пронзание» ударом «рука-копье» подвешенной коровьей туши.

    Не менее важное место в программе Кёкусин-кай занимают тесты, раскрывающие способность организма к пассивному сопротивлению. Например, палка толщиной в два дюйма ломается при ударе о голову, спину, грудь, руки или ноги стоящего человека.

    В стиле Кёкусин-рю существует градация мастерства по поясам следующих цветов: белого, синего, желтого, зеленого, коричневого, черного. Для перехода в каждый следующий разряд требуется сдать экзамен, включающий спарринг с сильнейшим, ката и проверку умения разламывать твердые предметы. В частности, необходимо выдержать подряд десять схваток с противниками разрядом выше и выиграть как минимум половину.

    6. Кёкусин-рю в Европе

    Самыми известными европейскими учениками Оямы были англичанин Стив Арнейл и голландец Джон Блюминг (1933 года рождения). Арнейл стал вторым (после самого Оямы) человеком в истории каратэ Кёкусин, который успешно прошел через 100 кумитэ. Он создал Британское Кёкусин Каратэ (Б.К.К.), которое много лет являлось самой крупной на Западе организацией этого стиля.

    Джон Блюминг стал учеником Оямы в 1959 году. Он вспоминает: «ежедневные тренировки были очень тяжелыми. Сначала разминка 30 минут, потом спарринг около часа без перерывов, с постоянной сменой партнеров, и еще после этой изнурительной работы полтора часа мы повторяли всю базовую технику». В 1976 году Блюминг получил из рук Оямы б-й дан! Патриарх стиля так характеризовал этого бойца: «Найдите человека, способного победить Блюминга. Я заберу тогда его 6-й дан, а свой 8-й отдам его победителю»…

    Среди учеников Блюминга прославились голландец Янн Калленбах и француз Ален Сетрук. Блюминг следующим образом излагает свое кредо: «Я всегда хотел, чтобы мои черные пояса были настоящими черными поясами. Первое, что я сказал Алену, когда мы с ним встретились: «Ты считаешься каратистом, но это еще не настоящее каратэ. В бою боксер тебя нокаутирует, борец скрутит, дзюдоист бросит… Ты должен превзойти их всех. Если ты член семьи Кёкусинкай, ты должен показывать всем, что наш стиль самый эффективный.

    Раньше Ален никогда не дрался. Я научил его этому. Он стал настоящим фанатом. Лучшим во Франции! Когда Ален приехал в Амстердам, все мои ученики хотели сразиться с ним. Они тоже хотели быть лучше всех. Ну, он им показал!»

    КИАЙ-ДЗЮЦУ

    Если спросить преподавателей восточных боевых искусств о киай-дзюцу, то по их реакции легко можно понять, что нет искусства более неясного, таинственного и противоречивого. Услышав этот вопрос, одни улыбнутся, другие с уважением кивнут головой, третьи пожмут плечами и посоветуют нам, чтобы мы поговорили с каким-нибудь столетним китайцем. Другими словами, мы встретим как решительных скептиков киай-дзюцу, так и самых страстных последователей.

    Если рассматривать этот термин с точки зрения этимологии, то «аи» в свободном толковании означает «соединять в одно целое», «ки»… – слово, которое трудно объяснить. Чаще всего под ним понимается «внутренняя энергия», «жизненная энергия», «поток энергии», «освобождение энергии», «дух», «воля», «желание», «стремление», «энергизация воли». Как видно, уже сам термин «ки» говорит о его неоднозначности. В этом нет ничего странного, потому что «ки» – понятие, относящееся к сфере интуиции и переживаний, своего рода психологическим впечатлениям, трудным для четкого определения.

    Почти каждый человек, пытаясь выяснить значение «ки», будет скорее оперировать примерами, чем определениями, будет ссылаться на сферу чувств, а не на мир вещей материальных или каноны логики. Во всяком случае неправильно представлять «ки» как силу, разрушающую стены или приводящую в негодность внутренние органы.

    Умение осознавать «ки» неотделимо связано с определенными практическими навыками и, между прочим, с многолетней практикой боевых искусств. Кто занимается этим, может в нескольких словах объяснить ту или иную вещь, а непосвященные будут всю ночь вести оживленную дискуссию ни о чем.

    Подходя к вопросу несколько более практически, можно сказать, что «киай» означает возглас, акцентирующий определенную фазу приема.

    Это явление встречается не только в боевых искусствах, но и во многих видах спорта, где требуется миг исключительной концентрации силы, внимания или точности. Часто помогают себе возгласом волейболисты и гандболисты, фехтовальщики и метатели, тяжелоатлеты и борцы, именно в тот момент, когда определенный прием входит в решающую фазу. По-видимому, задержка дыхания на миг имеет решающее значение для точности приема, в то время как резкое выпускание воздуха – для выдачи динамической силы. Это, вероятно, сложный дыхательно-мышечный рефлекс, весьма распространенный как среди людей, так и в мире зверей, например хищников, атакующих с характерным хриплым рычанием. Следует отметить, что возглас в боевых искусствах как метод акцентирования решающей фазы приема, является всего лишь частью киай. В это понятие входит также совершенство временной и пространственной координации движений.

    Примером тому может быть прием в каратэ, называемый ой-цуки или «прямой удар с шагом». Несмотря на кажущуюся легкость и относительную простоту, это один из самых трудных приемов «искусства кулака» в смысле точного координирования во времени и пространстве.

    В процессе тренировки упражняющиеся должны прежде всего овладеть приставным шагом. Освоив тонкость этого движения, переходят к ударам на месте, которые в каратэ также являются трудным приемом. Наконец они соединяют шаг с ударом и… у 99% начинающих каратистов попадание в цель наступает через долю секунды после задержания шаговой ноги. И это – фундаментальная ошибка, потому что оно должно на долю секунды опережать задержание ноги!

    Что решает эта разница? Удар в тот миг, когда вперед движется не только рука, но и все тело, подобен удару дышлом, подталкиваемым, скажем, 80-килограммовой повозкой. Ударяя мгновением позже, мы оперируем массой только одной руки, а это огромная потеря. Немаловажно учитывать и скорость. При правильно выполненном ударе она равняется векторной сумме скоростей руки и тела. Допустим, 4 м/сек+ 8 м/сек– 12 м/сек – показатель техники мастерства. Но если задержать движение тела хотя бы на мгновение, скорость удара уменьшится сразу на одну треть.

    Для наблюдателей, не знакомых с тонкостями приемов каратэ, ой-цуки двух тренирующихся кажутся одинаковыми, хотя результат, например, удар в мешок, будет диаметрально противоположным! И если мы скажем, что просто-напросто мастер умеет освобождать свою «ки» и что именно она, «внутренняя энергия», отбросила мешок, то многие поверят в это…

    Давайте посмотрим, как это понятие вводится в общественное сознание. Цитируемые ниже фрагменты взяты из статьи о Цутомо Осима, известном японском каратисте, ведущем занятия в своей школе в Южной Калифорнии. Вот что пишет журналист. «Осима – худощавый, подвижный человек. Он разговаривал с нами в кабинете на предложенную тему и вдруг прервал беседу. «Позвольте мне показать то, что я имею в виду, говоря о силе «ки», – попросил он. Сняв с руки часы и осторожно положив их на стол, он подошел к нам. Двигался он быстро и энергично, как человек, чем-то переполненный и страстно желающий это «что-то» выдать из себя… «Разрешите мне привести один пример, – сказал Осима. – Если я стану спереди и легко вас толкну, то с вами ничего не произойдет». Он быстро подошел ко мне и толкнул меня в грудь. Эффект был таким, как он говорил, то есть почти никакого. Его длинные блестящие черные волосы упали на лоб, и он резко отбросил их назад. «А сейчас сделаем с «ки». Я напряг мышцы в ожидании. Немного отступив назад, он снова слегка ударил. Удар был нанесен с расстояния нескольких дюймов, и мне казалось, что силы в нем было не больше, чем в первом случае. Но я закачался так, что ударился плечом о стенку. По-видимому, я выглядел перепуганным, потому что Осима радостно хлопнул в ладони и показал на меня пальцем. «Видите, вот это то, что я понимаю под «ки». Слегка помассажировав место удара и почувствовав всю его интенсивность, разгоравшуюся во мне все глубже и распространявшуюся по телу, я думал о том, как долго это будет продолжаться. Наконец жар внутри прекратился, но еще в течение получаса мне казалось, что удар пришелся в середину грудной клетки. Затем Осима вышел на середину комнаты и попросил, чтобы я его поднял. «Попробуйте, пожалуйста! – сказал он. – Это просто: мой вес – всего 146 фунтов (59,5 кг)». Я без труда поднял его. «А попробуйте меня поднять сейчас, когда я употреблю против вас мое «ки». Я схватил его под локти и попробовал поднять. Он даже не двинулся с места. Я пробовал еще и еще, но с каждым разом он казался мне все более тяжелым, как будто врос в землю. «Смелее! – побуждал он меня. – Ведь мой вес такой же, всего 146 фунтов. Почему Вы меня не можете поднять?» Я признался, что не знаю».

    Ну что же, следует попросить товарища, который никогда не слышал о «ки», чтобы он как можно сильнее напряг все мышцы. Тогда поднять его не составит большого труда. Затем попросим его полностью расслабиться, как будто через мгновение он должен потерять сознание. С уверенностью можно сказать, что на этот раз мы поднимем его с большим трудом.

    Тайны «ки» в виде загадочной энергии попросту не существует. Она состоит в безупречном приеме, по-мастерски исполненном. Как говорят каратисты – нет ничего удивительного в том, чтобы разбить двадцать черепичин, а искусство состоит в том, чтобы в воздухе ребром ладони рассечь на двое лист из школьной тетради.

    Кроме всего прочего, «киай» выполняет в боевых искусствах еще одну роль. Речь идет о напряжении мышц живота, которое защищает эту область тела от возможного контрудара, а также для уменьшения боли, которая может возникнуть в столкновении с противником. А то, что возглас помогает переносить боль, известно каждому.

    «Киай», выраженное возгласом, является также способом придания надежды и смелости самому себе. До недавнего времени все армии мира, идя в атаку, кричали как одержимые, даже когда враг был слишком далеко для того, чтобы его можно было поразить криком. Киай-дзюцу является искусством воздействия не только на противника, но и на себя.

    Звук человеческого голоса, окрашенный страхом или отчаянием, вызывает мгновенное беспокойство, «звериные» окрики, дикие и хриплые – испуг и даже ужас. Заключенная в них примитивная ненависть, дикость и необузданная агрессия способны вывести из равновесия людей даже с так называемыми стальными нервами. Интересно то, что в качестве постоянного метода киай-дзюцу возникло в Японии в средневековье, и по-видимому, оно неразрывно связано с фехтованием. Здесь получение хотя бы мгновенного психического или физического преимущества давало возможность для выполнения определенного удара. Даже в современном спортивном каратэ, несмотря на всю условность поединка, психологический эффект хорошо выполненного «киай» кажется довольно выразительным.

    И наконец возможно ли киай-дзюцу как искусство побеждать одним лишь криком или угрожающим жестом?

    Всякая борьба, обусловленная какими-либо правилами, не позволяет киай-дзюцу проявиться как самостоятельному искусству, потому что существует своего рода психологическая ширма, которая действует так, как решетка в зоопарке. Даже когда огромный тигр погружает на нас взгляд своих красивых и одновременно ужасающих глаз, мы спокойны и с аппетитом уплетаем мороженое. Однако, если мы находимся в бамбуковом лесу Индокитая, даже от тихого мурлыкания у нас встают дыбом волосы на голове, не говоря уже о встрече с животным. Киай-дзюцу, как искусство, возможно только в реальной борьбе, в синкэнсёбу-но-ката – в войне не на жизнь, а на смерть. В этой ситуации не только возглас, но даже некоторые жесты, либо полный решимости взгляд могут решить борьбу до того, как она началась. Знаменитые фехтовальщики были известны тем, что умели подчинить себе противника лишь взглядом, без единого жеста или слова.

    Когда говорят о киай-дзюцу как об искусстве, можно легко представить себе ситуацию, в которой дикое, примитивное и хриплое «киай», выполненное резко и с предельной решительностью, может выбить оружие из рук противника или вызвать у него потерю сознания. Следует заметить, что очень многое зависит от тренировок. Возможности, скрывающиеся в человеческом голосе, прямо-таки необычны, иногда их талантливо используют актеры.

    Боевое «киай» состоит не в том, чтобы «рыкнуть, сколько есть силы в легких», а в умении выразить в этом звуке заряд эмоций – информации грозной, устрашающей, говорящей о решимости и силе мастера.

    КИК-БОКСИНГ

    Термин «кик-боксинг» впервые появился в 1974 году. Его придумал менеджер соревнований профессиональных спортсменов Георг Брюкнер из Западного Берлина (до 1991 года Западный Берлин являлся особой административной единицей, формально не входившей в состав ФРГ). В 1977 году Г. Брюкнер создал Всемирную ассоциацию организаций кик-боксинга.

    Основная идея этого вида единоборства, заключается в соединении техники ударов руками (боксинг) из англо-американского бокса с азиатской^ техникой ударов ступнями («кик» по-английски означает «удар ногой»). При этом на ступни одеты специальные протекторы из мягкого пластика – футы. Бить кулаками и ступнями можно по всему телу, от головы до пяток. Однако удары локтями, коленями, головой, подножки, подсечки, захваты, броски, удушения в кик-боксинге запрещены. То есть, это своеобразный ку-лачно-ножной бокс.

    Кик-боксинг явился попыткой создания нового зрелищного вида единоборства, рассчитанного в основном на профессионалов. Поэтому он неразрывно связан с шоу-бизнесом и сопровождается всевозможными закулисными махинациями. Называть кик-боксинг «квинтэссенцией» боевых искусств, как это делают некоторые журналисты, значит, абсолютно не понимать сути последних.

    В профессиональные кик-боксеры чаще всего идут бывшие боксеры, редко и плохо использующие удары ногами, и бывшие каратисты, кое-как познакомившиеся с боксерской техникой, а потому не умеющие уходить от молниеносных серий ударов руками в голову. В 90-е годы в Европе и в СНГ кик-боксинг постепенно вытесняется тайским боксом (т.е. муай-тай).

    КИМ-КЕ

    (Золотой петух)

    Оригинальный вьетнамский стиль рукопашного боя, который создал в конце XVIII века один из предводителей грандиозного восстания тэйшо-нов (1773-1802 гг.), мастер Нгуэн Лы. Этот стиль родился в результате наблюдений за петушиными боями, чрезвычайно популярными среди вьетнамцев. Нет такой деревни в стране, где не разводили бы бойцовых петухов и не устраивали каждую неделю состязания между ними. Поэтому никому из повстанцев не требовалось долго объяснять технику и тактику данного стиля. Достаточно было ссылок на то как дерутся петухи. Обычно тот петух, что поменьше или слабее, старается уворачиваться от атак и пытается зайти сбоку к своему противнику. В качестве оружия петухи используют клюв и крылья, но главное – ноги. Они часто подскакивают вверх, чтобы ударить всей массой тела, делают много финтов (ложных выпадов), стремятся выклевать глаза. Примерно так же действуют адепты стиля «ким-ке». Для их тактики характерны прыжки с ударами ногами, финты, всевозможные уловки (например, притворное отступление). Популярны атаки головой в лицо, грудь и в живот противника. Много размашистых ударов ребром ладони, напоминающих удары крыльями.

    Если в некоторых стилях уходят с линии атаки Шагом в сторону от нее, или вперед под углом к противнику, то в «ким-ке» предпочитают нырять под удар или уходить от него вращением вокруг своей оси. Вслед за этим немедленно следует контратака в ребра, солнечное сплетение, висок или затылок, по почкам, по позвоночнику. Основное оружие тела здесь не кулаки, а пальцы, согнутые подобно петушиным когтям или собранные вместе, словно клюв. Ими стремятся поражать глаза, горло, подмышки, виски, ребра… Широко используются удары ногой с разворота, подсечки, удары двумя ногами одновременно (знаменитый «сонг пхи кык»).

    Ударные поверхности ступней – это пятки («шпоры») и пальцы («когти»), особенно последние. Ведь простолюдины сражались, как правило, босиком. В «ким-ке» широко применяются колени и локти. В «петушином стиле» используют даже зубы, которыми рекомендуется перекусывать горло, вырывать из тела куски мяса, перегрызать сухожилия. Темп ведения схватки высокий, это очень динамичный и быстрый стиль. Траектории ударов в большинстве своем направлены по дуге (как в горизонтальной, так и в вертикальной плоскости) и по диагонали…

    Свое понимание созданного им стиля кулачного боя Нгуэн Лы выразил в коротком стихотворении, написанном иероглифами на классический манер, восемью вертикальными строками, по восемь иероглифов в строке:

    1. Два петуха сходятся и наносят пробные удары.

    2. Они подпрыгивают и пронзают врага когтями обеих ног.

    3. Золотое копье (голова) бьет в уязвимое место.

    4. Серебряный меч (крыло) защищает уязвимое место.

    5. Отравленная стрела (клюв) глубоко проникает в горло.

    6. Петух поворачивает голову и сбоку разит врага.

    7. Он взлетает вверх и припадает к земле.

    8. Мягкость и твердость, податливость и напор – все есть у него.

    В современном Вьетнаме стиль «Ким-Ке» остается одним из наиболее популярных традиционных стилей.

    КОБАЯСИ-РЮ

    (Школа Молодого Леса)

    Стиль окинавского каратэ, созданный в 1920 году мастером Чибана Сёсин (1885-1969). Он был учеником Итосу Ясуцунэ (стиль Сюри-тэ) и ЯбуКэнцу (1863-1937).

    Среди известных учеников мастера Чибана выделяются Нагаминэ Сёсин (основатель Мацубая-си-рю), Канасиро Кэнсэй (создатель Тодзан-рю), Мияхира Кацуя (учитель Чинэн Кэню), Накадза-то Сюгоро (учитель знаменитого Ямасита Тадаси) и Хига Ючоку.

    КО-БУ-ДЗЮЦУ

    (Старинные Воинские Искусства)

    Это комплекс окинавских искусств владения традиционным, так называемым «крестьянским» оружием (в отличие от самурайского – меча, алебарды, секиры и т.п.). Эти искусства зародились на Окинаве в XV веке, но основное развитие получило значительно позже, в XVII –XVIII веках. Развитие кобу-дзюцу неразрывно связано с каратэ. Фактически, старые мастера этих искусств одновременно являлись мастерами первых школ каратэ.

    1. Мастера и организации

    Прежде всего, это Яра из деревни Чатана и Сакугава (1733 –1815). Яра работал в основном с палками ("бо" или "кон") и трезубцами ("сай"). Он оставил две ката: Чатан-Яра-но-Бо и Чатан-Яра-но-Сай, практикуемые и сегодня. Сакугава специализировался в технике работы с палкой. Он создал ката Сакугава-но Кон, тоже сохранившуюся до наших дней. Позже один из его учеников, Гинован Тунчи, вдохновленный этой ката, разработал свою собственную – Гинован-но-Кон.

    Сакугава передал свое искусство Чинэну Пэй-чину, а тот своему сыну, Чинэну Санда. Этот последний имел четырех основных учеников, среди которых выделяется Ябику Модэн (1882 – 1945). Мастер Ябику занимался также под руководством Канакусику Санда (1841 – 1926), а его учеником был Тайра Синкэн. Канакусику известен как основатель школы Уфучику. Кроме Ябику Модэна, его учениками являлись Такахаси Сабуро, Кина Сёсэй и пятеро собственных сыновей.

    Еще один выдающийся мастер прошлого, это Сакияма Китоку (известный также под именами Сакияма Таро и Сакияма Вакуда), учившийся у китайского мастера У Лу-циня. Сакияма передал свое искусство Куниёси Синкичи. Современник Хигаонны Канрё, с которым его связывала дружба, Куниёси, известный как «буси» (воин) Куниёси и еще как Куниси, разработал несколько ката. Среди них Куниси-но-Бо и Куниси-но-Ку-ми-Бо.

    Последний выдающийся мастер довоенного периода, это Матаёси Синко (1888– 1947), учителями которого были Хига Танмэй (он же Кусикава Тиракава) и Ирэ Мосикава. Кроме того, он несколько лет учился в Китае.

    Главным систематизатором старинных стилей кобу-дзюцу стал мастер Тайра Синкэн (1897 – 1970). Он изучал кобу-дзюцу у Ябику Модэна, а каратэ у Фунакоси Гичина и Мабуни Кэнва. В 1955 году Тайра основал Рюкю-Кобудо-Ходзон-Синко-кай, а в 1970, незадолго до смерти, Всеяпон-ская Федерация кобудо присвоила ему 10-й дан.

    Преемником Тайра Синкэна стал Акаминэ Эй-сукэ. Он поступил в ученичество к мастеру в 1959 году, уже имея неплохую подготовку от других учителей. В 1965 году Акаминэ получил от Тайра «мэнкё-кайдэн», документ, дающий право преподавать стиль в полном объеме. В 1971 году он открыл свое додзё, которому дал название Синбу-кан.

    Наряду с Акаминэ, еще одним выдающимся мастером современного кобу-дзюцу (правильнее сказать ко-будо) является Матаёси Синпо (1921 года рождения). Его учил собственный отец, Матаёси Синко, а позже мастер Хига Сэко (каратэ Годзю-рю). Среди учеников мастера Синпо известны Ито-кадзу Сэко, Мияги Коки, Киндзо Кэничи, Одо Сэйкичи, Чинэн Кэню и Адания Сэйсукэ.

    В настоящее время кобу-дзюцу Окинавы развивается в форме ко-будо по двум основным направлениям: окинавскому и японскому. Каждое из них представлено несколькими организациями. На Окинаве их 7, в Японии 3.

    Окинавские:

    – Дзэн-Окинава-Кобудо-Рэнмэй (Матаёси Синпо);

    – Рюкю-Кобудо-Ходзон-Синко-кай (Акаминэ Эйсукэ);

    – Дзэн-Окинава-Каратэ-Кобудо-Рэнго-кай (Хига Сэйтоку);

    – Окинава-Кэнпо-Каратэ-Кобудо-Рэнмэй (Одо Сэйкичи);

    – Мотобу-рю-Кобудо-Дзюцу-Кёкай (Уэхара Сэйкичи);

    – Кокусай-Каратэ-Кобудо-Рэнсэй (Такаминэ Чубуку);

    – Рюэй-рю-Каратэ-Кобудо-Ходзон-кай (Накаима Кэнко).

    Японские:

    – Рюкю-Кобудо-Синко-кай (Иноуэ Мотокацу);

    – Итосу-Каратэ-Кобудо-Ходзон-Синко-кай (Сакагами Саадаки);

    – Международная конфедерация пропаганды каратэ и кобудо (Огура Цунэёси).

    2. Оружие кобу-дзюцу

    Специфика окинавского кобу-дзюцу заключается именно в том, что здесь как оружие используют сельскохозяйственные инструменты и предметы повседневного обихода, по логике вещей оружием быть не предназначенные. Наиболее известные виды такого оружия следующие:

    – Бо (палка). Чаще всего употребляют року-сяку-бо (длиной 180 см). Менее популярны другие варианты: кю-сяку-бо (280 см) и сан-сяку-бо (100 см);

    – Нунтяку (короткий цеп для молотьбы). Вероятно, наиболее известное в мире оружие Окинавы. Представляет собой две короткие палки (по 25 – 32 см), соединенные веревочным или цепным звеном (длиной 8-10 см).

    – Сай (трезубец, укороченный до размеров кинжала). В сечении его зубцы не граненые, а круглые. Используется попарно, а третий сай носят за поясом в качестве запасного. Иногда сай прикрепляют к концу палки, такое гибридное оружие называется нунти;

    – Тонфа (рукоятка мельничного жернова). Используется как парное оружие, преимущественно для блокировки;

    – Кама (серп). В отличие от славянских серпов, здесь лезвие насажено на прямую рукоятку под прямым углом. С нашей точки зрения это скорее миниатюрная коса. Используется в одиночном и парном вариантах;

    – Эку (весло). Техника работы с веслом (эку-дзюцу) представляет разновидность техники работы с палкой (бо-дзюцу);

    – Тэкко (кастет). Существует в разнообразных вариантах, но характерной особенностью окинавского тэкко является выступающий спереди (из пальцев) острый шип, или два шипа. Похож на индийскую ваджру и микронезийский никкумвуч;

    – Суручин (веревка с грузилами по обеим концам). Различают «нага-суручин» длиной три метра, и «тан-суручин», длиной полтора метра. Применяется для захлестывания рук или ног противника, для ударов в голову и по рукам с дальней дистанции;

    – Фундо (короткая цепь с рукоятками по концам, играющими роль грузил). Существует в двух вариантах: «кусари-фундо» (50 см длины) и хо-со-фундо» (70 см длины);

    – Кува (мотыга), тэчу (лом), тимбэ (щит в сочетании с секачом для разделки крупной рыбы и туш. животных) относятся к видам оружия, мало известным за пределами Окинавы. Щит – это круглая крышка от больших емкостей, сплетенная из молодых побегов бамбука и обтянутая кожей животных.

    Говоря словами 75-летнего Матаёси Синпо, «постижение искусств кобудо (прежнего кобу-дзю-цу) сопряжено с большим риском. Оно требует совершенного владения как телом, так и оружием, такого мастерства, когда тело и оружие становятся одним целым… Цель кобудо заключается в познании самого себя, в испытании собственного терпения, в умении разделять добро и зло».

    КО-ВО-ДАО,

    или ВУ-КХИ-ТУАТ

    Общее название вьетнамских искусств владения оружием. Так же, как на Окинаве и в Китае, работа с оружием изучается параллельно с техникой боя голыми руками. Это относится и к старым, и к новым школам Во-Вьетнам. Оружие во Вьетнаме традиционно разделяется на ручное (ву-кхи) и метательное (ам-кхи).

    Ручное, это: дао (классическая сабля), ма-дао (кавалерийская сабля монгольского происхождения), дай-дао-тхан-куат (большая сабля, рукоять и клинок которой имеют одинаковую длину), тан-нгуэт-гым (сабля с гардой в форме полумесяца), сонг-кау (сабля с крючками, парное оружие китайского происхождения), кьем (прямой меч с двусторонней заточкой, аналог китайского прямого меча «цзянь»), тхан-лонг-дао (алебарда), юэнь-дао (ножи-ласточки, парное оружие), сонг-дьеп-дао (ножи-бабочки, парное оружие), тхыонг (классическое копье), там-тьем-тхыонг (копье с наконечником в виде трезубца), хоан-туен-нгуэт-хунг (оружие в виде металлического кольца с острым краем большей части окружности), дан-бай (короткий трезубец), чыонг-бонг (длинная палка), бонг (дубинка), бат (шест), буа-као (грабли), бут-чи (лопата), мок-кань (рукоятки жерновов, аналог окинавской тонфа), лонг-зян (двухвостый бич), там-тхиет-зян (трехвостый бич), ку-чык-нхуэн-тьен (цепь из девяти коротких секций), нъя (вилы), риу (топор), гай-нгань (разновидность деревянного кистеня) и другие.

    Метательное оружие: но (арбалет), куш (лук), пхи-тин-чам (звезды), пхи-дан (каменные или металлические шары), пхи-чам (иглы), пхи-тьен (металлические стрелки), пхи-дуа (заостренные с обеих концов палочки из твердой тяжелой древесины), пхи-дич-чам (духовая трубка для выстреливания отравленных иголок) и так далее.

    Два вида вьетнамского оружия заслуживают особого упоминания. Это «тью-сонг-кон», и «вьет-лонг-гым». Первое представляет две короткие палки (по 70 см), немного скошенные к краям, которые используют одновременно. Техника работы ими похожа на технику стиля Синавали в Арнис де мано или на Нитэн-Бо-дзюцу в школе Кэнпокан-рю. Второе – это сабля вьетнамского образца (клинки китайского происхождения называются «дао»). Вьетнамская сабля мало известна. Ее никогда не изготовляли серийно. Каждый образец делался под конкретного человека. Это отражалось прежде всего в ее длине, которая равнялась длине руки владельца, плюс толщину кулака, положенного на плечо. Длина рукояти определялась расстоянием между кончиками среднего и большого пальцев руки, максимально разведенных в противоположные стороны.

    Тренинг первые три года осуществляется .только с саблей из пальмового дерева. Шлем из плетеного бамбука защищает голову и плечи. Такие меры предосторожности позволяют хорошо овладеть базовой техникой и ее многочисленными вариациями. Затем, когда переходят к работе со стальной саблей, важное место в тренинге занимают специфические вьетнамские методы. Например, рубка бамбука, растущего у берегов водоемов, под поверхностью воды, на глубине примерно в один метр. А также отработка ударов саблей по плодам (типа ананасов) с завязанными глазами.

    Вот что говорит Эрик Ла Рокка, ученик мастера Фам Хуан Тонга: «Обучение владению оружием является важнейшей составной частью стиля Кван-Ки-До… Что касается удара с завязанными глазами (да-ма-конг), то речь идет о развитии некоторых качеств, которые невозможно приобрести другими способами. Одно из наиболее распространенных упражнений заключается в том, чтобы с завязанными глазами разрубить фрукт. Этот фрукт лежит на дощечке, покрытой воском. Лезвие должно пройти сквозь весь фрукт, но при этом не оставить следа на воске. Для усложнения упражнения и проверки самообладания, фрукт можно положить на горло партнера!

    Излишне говорить, что такой удар требует от исполнителя полной сосредоточенности на том, что он делает, абсолютной веры в себя и безупречной техники. Мастер Фам Хуан Тонг впервые показал его во Франции в 1973 году…

    Он придает одинаковое значение технике боя с оружием в руках и без оружия. Получение очередных степеней в его стиле обязательно предполагает показ умения работать с одним или несколькими видами оружия».

    КОДЗЁ-РЮ

    (Школа Кодзё)

    Стиль окинавского каратэ, созданный семьей Кодзё. Эта семья является прямой наследницей одной из знаменитых «36 семей» китайцев, поселившихся в Кумэ (недалеко от Наха) в 1391 году.

    Основал семейный стиль Кодзё Уэката (он же Сай Ко), живший в XVIII веке. Он ездил учиться в Китай, а позже передал свое искусство сыну Сэйдзину (он же Сай Сё, 1816-1906). Кодзё Сэйдзин изучал сначала семейный стиль под руководством отца, а затем различные стили окинавского кэнпо. В 1848 году он вместе со своим сыном Исэем уехал в Китай (провинция Фуц-зянь), где они пробыли 20 лет. Там они изучали, в частности, технику работы с палкой. Исэй в Китае занимался под руководством мастера Хи Хуа, того самого, который обучал Мацумуру Сокона. Вернувшись в 1868 году на Окинаву, Исэй (1832-1891) основал собственное додзё (его отец после недолгого пребывания на Окинаве навсегда уехал в Китай).

    Сын Исэя, Кодзё Кахо (1849-1925) родился на Окинаве, в Кумэ. Сначала его учителем был отец, потом он уехал в Китай, где создал свое додзё с помощью некоего Макабэ Удуна. В последние годы XIX века именно здесь учился Уэчи Канбун, будущий создатель известного стиля Уэ-чи-рю. Кахо передал знания и умения сыну Сайко, а тот своему – Кодзё Кафу. Кодзё Кафу учился не только у отца, но еще и у деда, а также у дяди, Кодзё Сюрэна. Именно он дал семейному стилю название «Кодзё-рю» после Второй мировой войны.

    Взгляды Кодзё Кафу хорошо выражены в следующих словах: «Каратэ – это искусство реального боя. Оно не сводится только к ударам кулаками и ногами. Защищающийся должен быть способен, кроме этого, схватить, бросить, вывихнуть конечность, задушить».

    В Кодзё-рю шесть ката без оружия и два с палкой. Ката без оружия имеют следующие названия: Хаку-Рю (Белый дракон), Хаку-Тора (Белый тигр), Хаку-Цуру (Белый журавль), Тэн (Небо), Ку (Пустота), Дзи (Земля).

    КОСЁ-СЁРЭЙ-РЮ

    Стиль кэнпо-каратэ, созданный в 1942 году Джеймсом (Масаёси) Митосэ (1916-1981), гавайцем японского происхождения. Он родился в Кона (на Гавайях), нов 1920 году его семья вернулась на родину, в город Кумамото (остров Кюсю). Семья Митосэ принадлежала к самурайскому роду, известному еще до XVII века. Как следствие, в ней передавались традиции боевых искусств. Еще подростком Митосэ изучал под руководством отца яри-дзюцу (искусство копья), кю-дзюцу (стрельбу из лука) и дзю-дзюцу (рукопашный бой).

    В 1930 году Митосэ стал учеником своего дальнего родственника, знаменитого окинавского мастера Мотобу Чоки. В течение 6 лет Мотобу преподавал юноше науку ведения боя, а также различные тонкости своей любимой ката Найхан-чи. В 1936 году, когда Мотобу вернулся на Окинаву, Джеймс-Масаёси уехал в Гонолулу. Там он начал преподавать то, чему научился от мастера Мотобу, называя это дзю-дзюцу-кэнпо-каратэ.

    Когда 7 декабря 1941 года японская авиация атаковала американский флот в гавани ПёрлХарбор на острове, Оаху, Митосэ оказался перед трудным выбором: «Я счастливо жил в Америке как ее гражданин. Я любил Америку и ее порядки, и чувствовал, что обязан защищать ее с оружием в руках. Ведь эта страна столь щедро предоставила мне свои блага. Но с другой стороны, детство и юность я провел в Японии, и там жили мои родители, а также другие родственники». Как бы там ни было, на следующий день, 8 декабря, Митосэ вступил добровольцем в территориальную гвардию Гаваев.

    В январе 1942 года он открыл в Гонолулу Официальный клуб самозащиты, и с этого времени стал называть свой стиль Косё-Сёрэй-рю. Наиболее известными его учениками стали П. Ямагучи, Т. Юнг, А. Кив, Э. Лав, У. К.-С. Чжоу. В 1953 году Митосэ покинул Гавайи и обосновался на континенте, в штате Калифорния. Там он основал христианскую секту. Его харизматическая личность быстро начала притягивать к себе многочисленных фанатиков, увидевших в нем нового духовного наставника.

    Однако в секте не утихали распри между ее членами. В результате его учение, совмещавшее высокие идеалы традиционного кэнпо и заветы христианской веры, было скомпрометировано. В конце-концов Митосэ оказался замешанным в убийстве одного из членов секты и его осудили на пожизненное заключение. В тюрьме он погиб при загадочных обстоятельствах.

    В настоящее время существуют две организации, пропагандирующие этот стиль: Международная ассоциация Косё-Сёрэй (ее возглавляет сын основателя, Томас Митосэ) и Всемирная Косё-рю кэнпо ассоциация (которой руководит Брюс Юх-ник).

    КОСИКИ-КАРАТЭ

    Спортивный вариант окинавского стиля Сё-риндзи-рю-кэнпо-кан. Главная особенность коси-ки-каратэ заключается в обязательном использовании во время поединков удобного и надежного защитного снаряжения, изготовленного на основе новейших технологий. Оно включает шлем с маской из прозрачного пластика, полностью закрывающий голову со всех сторон, жилет на корпус и раковину на область паха. Руки и ноги голые.

    Это снаряжение разработал Хисатака Масаюки (1940 г. р.), сын и преемник знаменитого Хисатака Кори. В 1958-62 гг. Масаюки был бессменным чемпионом турниров каратэ Сёриндзи-рю-кэнпо-кан, а в 1961-62 гг. дважды стал победителем Всеяпонского открытого чемпионата каратэ. В 1963 году, в возрасте 23-х лет, он уже обладал 4-м даном дзю-до и 5-м даном каратэ. Он уехал тогда в США, где преподавал обе дисциплины во многих университетских клубах, а с 1967 года еще и в Канаде. В возрасте 30 лет мастер Хисатака Масаюки стал самым молодым в истории японского каратэ обладателем 7-го дана.

    Он говорит: «Соревнования являются важной составной частью каратэ. Ведь каждому каратисту необходимо проверять время от времени свои силы, видеть свой прогресс. Раньше для этого можно было выйти на улицу и там подраться. Сегодня такой способ не подходит. Остаются соревнования. Но и там нельзя калечить друг друга. Чтобы стал возможен ощутимый контакт, но при этом существенно снизился бы травматизм, я изобрел новое защитное снаряжение («андзэн богу») и пересмотрел правила соревнований».

    В результате новшеств мастера Масаюки, коси-ки-каратэ сегодня популярно более чем в 40 странах мира, включая такие как Канада, Россия, Иран, Китай, и сама Япония.

    КРАБИ-КРАБОНГ

    (дословно «Мечи и палки»)

    Таиландское искусство владения оружием, сформировавшееся на основе индийских, китайских и японских методов боя. Основными видами оружия являются: «дааб» (меч средней длины, используемый как в одиночном, так и в парном варианте), «нгоу» (алебарда), «тхуан» (копье), палки разной длины в одиночном и парном вариантах, кинжалы, дротики, щиты трех разных образцов. Есть и метательное оружие – «тхану» (лук), «наа май» (арбалет). Известен также двуручный тяжелый меч.

    Когда в 1767 году бирманские войска взяли штурмом древнюю столицу Сиама (прежнее название Таиланда) – Аютию, там впервые закрылась школа краби-крабонг «Буддхай-саван», существовавшая более 400 лет. Но позже она была возрождена национальным героем тайцев, полководцем Пхрая Таксином.

    В настоящее время школа Буддхай-саван продолжает существовать. Ею руководит энтузиаст тайских боевых искусств Кру Самай. Срок обучения в школе 2 года, занятия ведутся по 5 часов в день. Число учеников составляет 30 человек, это подростки в возрасте от 10 до 16 лет. Сначала ученики работают с деревянными мечами и палками, потом осваивают и стальные клинки. Таким образом, традиции краби-крабонг в Таиланде сохраняются.

    КРАВ-МАГА

    (Контактный бой)

    Израильская система самозащиты, созданная в конце 40-х годов XX века. Ее создатель – Имай (Имрэ) Лихтенфельд (1910 г.р.), венгерский еврей. Он родился в Будапеште, в семье инспектора полиции, преподававшего дзю-дзюцу. Лихтенфёльд-отец был, кроме того, чемпионом по боксу и классической борьбе. Имаю с детства пришлось применять на практике уроки отца, сражаясь на улицах Будапешта с фашистскими молодчиками. Именно в то время у него выработался предельно реалистический подход к уличным дракам и методам подготовки к ним.

    В 1941 году Имай эмигрировал через Египет в Палестину. Там он поступил на службу в английские части «коммандос», в составе которых сражался до конца войны. Затем он создавал боевые группы еврейских сил самообороны в Палестине (Хагана-Палмах), а после образования государства Израиль (декабрь 1947 года) до самого последнего времени являлся главным инструктором по рукопашному бою вооруженных сил, спецслужб и полиции.

    Постепенно израильская система вызвала интерес в ряде стран. В настоящее время ее изучают спецподразделения Франции, Бельгии, Швейцарии, Польши, США. Главным инструктором в Европе является Ришар Дуэб (1956 г.р.), обладатель черного пояса в дзю-дзюцу, экс-чемпион Франции в фулл-контакт каратэ. В самом Израиле продолжателем дела 86-летнего основателя является один из его первых учеников Рафи Эгрисси.

    Основные принципы Крав-Мага, это простота, быстрота, надежность. Изучаются только те приемы, которые отвечают этим, трем требованиям. Соображения эстетики, традиций, гуманности в расчет не принимаются. Поэтому здесь популярны укусы, переломы конечностей, удары в глаза, в горло, в половые органы и другие предельно жестокие действия. По мнению И. Лихтенфельд а и его учеников, традиционные боевые искусства Востока слишком сложны. Именно поэтому многие их приемы, эффектно демонстрируемые на показательных выступлениях и квалификационных экзаменах, в уличной драке, в боевом столкновении с преступниками или террористами не работают.

    В традиционных стилях (например, в дзю-дзюцу) чем выше уровень бойца, тем сложнее освоенная им техника. Целью Крав-Мага является все большее упрощение техники по мере обретения бойцовского опыта и уверенности в себе. Главная трудность освоения данной системы заключается именно в этом, в избавлении от любых бесполезных движений, в умении действовать необыкновенно просто. И в то же время молниеносно, с максимальной эффективностью. Вторая трудность – умение контролировать свои эмоции. Без такого контроля довольно сложно ограничиваться необходимым минимумом приемов и контратаковать только тогда, когда это действительно надо и только в те места, которые являются у противника наиболее уязвимыми.

    «Главное в бою, – говорит Ришар Дуэб, – не дать себя серьезно ранить… Ваш ответный удар должен быть прямым, быстрым, коротким, и не оставлять нападающим ни малейшей возможности защититься от него».

    КУКСУЛЬ-ВОН

    Этот термин в переводе на русский язык обозначает «национальное искусство».

    1.

    Куксуль принадлежит к числу школ, появившихся в Корее в 70-е годы, когда после создания Академии Тхэквондо «Куккивон» курс правительства Южной Кореи на развитие этого оспор-тивленного варианта единоборства и подавление других корейских традиционных единоборств определился как нельзя более четко. Стремясь противостоять этому курсу, многие мастера начали тогда работу по сохранению тех традиций, которые не нашли официальной поддержки государства. В числе этих мастеров был человек по имени Со Инхёк, который тридцать лет странствовал по монастырям и селениям своей страны, собирая по крупицам то, что сохранилось от старинных боевых систем. В результате своих поисков он написал книгу «История корейских боевых искусств», весьма непохожую на официальную версию.

    По мнению Со Инхёка, боевые искусства в Корее развивались по трем основным направлениям: «садо мусуль» – семейные и клановые школы; «пульдо мусуль» – боевые искусства, практиковавшиеся в буддийских монастырях; «кунджун мусуль» – так называемые «дворцовые» искусства, использовавшиеся для подготовки армии. На базе сохранившихся элементов всех трех направлений Со Инхёк начал создавать свое собственное, стараясь включить в него самое лучшее из них. При этом он стремился создать такую систему, которая бы отражала наиболее характерные особенности корейской традиции рукопашного боя и психофизической подготовки. Подобные устремления встретили определенное противодействие со стороны властей. Поэтому в 1975 году Со Инхёк покинул Корею и перебрался в США. В настоящее время он живет в Сан-Франциско, где находится центр созданной им Всемирной Ассоциации Куксуль (ВКСА). В Южной Корее кук-суль получил наибольшее распространение в юго-восточных районах страны, особенно в городе Пусане.

    Есть сходство между куксуль и хапкидо. Не меньшее, чем между тхэквондо и каратэ. И куксуль, и хапкидо сочетают «высокую ногу» с действиями руками, направленными на захваты, заломы, болевые удержания и броски. Но в куксуль меньше круговых движений, взятых из дзюдзю-цу, развита техника борьбы на коленях, в партере и лежа против лежащего, сидящего или стоящего противника (чего в хапкидо нет вообще). Удары руками наносятся более изощренно при различных позициях пальцев, довольно много акробатических элементов типа «работы от стен». Кроме того, куксуль имеет целый арсенал традиционного оружия.

    Как и в хапкидо, в куксуль носят черную униформу, в которой нижняя часть куртки по крою напоминает старинную «латную юбку». В кук-суль существует 10 данов и 4 подготовительных ступени. Начальная – «чхогып», продолжающая – «чунгып», продвинутая – «когып» и высшая – «тэгып». Обучение идет по принципу «руки – ноги – броски».

    Хотя употребляемые в куксуль стойки достаточно мягкие и напоминают айкидо, ударная работа руками поставлена жестко. Удары наносят кулаком, тыльной стороной ладони, «рукой-плетью» (кор. «пхёнсу»), растопыренными и чуть согнутыми пальцами, напоминающими китайские «когти тигра», «рукой-ножом» (кор. «судо»). Захваты преобладают, в основном, за кисть или ущемлением точки хэ-ry с последующим рывком. Многие захваты за лицо или шею следуют вслед за ударом «когтями». Высвобождение от захватов связано с развитой техникой падений (в том числе на противника) и кувырков, а также с нажатием на нервные центры предплечий противника. Адепты куксуль, любят демонстрировать акробатические прыжки, вроде приземления на живот после перелета через несколько человек (обычно их пять, но некоторые могут перелетать и через девять).

    Ногами бьют, в основном, выше пояса. Это могут быть прямые отбрасывающие удары и «надевающие» противника на ногу. Распространены боковые удары и удары в прыжке (часто по двум мишеням сразу, когда боец как бы садится в воздухе на шпагат). При ударе одной ногой в прыжке вторая не идет параллельно ей, как в хапкидо, а подгибается.

    «Фирменной карточкой» куксуль является изучаемая на продвинутых этапах «хвальджан-чаги», техника работы от стен. Со Инхёк выводит происхождение этой техники со времен государства Силла, чьи легендарные хвараны (юноши-цветы) учились использовать в бою все виды препятствий (включая скачущих лошадей) для того, чтобы отталкиваться от них. Сейчас подобные трюки с неизменным успехом демонстрирует его сын Алекс (Со Сонъу). Существуют три этапа освоения техники «хвальджан-чаги». На первом в качестве «поддерживающего препятствия» используют стену. Она не прогибается, не «уходит» под ударом ногами, а помогает сохранить равновесие для сложного разворота в воздухе, предшествующего атаке противника. Второй этап – атака «or противника», которую часто показывают в кино. Проведя удар по одному из врагов, боец отталкивается от него ногами и атакует другого. На третьем, самом сложном этапе, первый удар идет «в пустоту», здесь используется только инерция тела и упругость воздуха. Угол между двумя ударами может достигать 180°, но чаще всего используется и считается менее сложным удар под углом в 45° по отношению к направлению первого удара-прыжка-толчка. При помощи такой техники, овладение которой требует немало времени и большого числа дополнительных упражнений, можно выбить вражеское оружие, расколоть деревянную доску и т.д. Удар хорош тем, что является неожиданным и мощным.

    Синкретичность куксуль как стиля, вобравшего в себя традиции нескольких разноплановых корейских видов боевых искусств, и его ориентация на реальный бой сформировали специфическое отношение к спаррингу. Напоминая, что боевые искусства – это боевые искусства, адепты куксуль делают ставку на разностороннюю подготовку, считая, что истинный боец должен использовать целую гамму приемов, а не одни только удары (как в тхэквондо) или захваты и броски (как в дзюдзюцу). Поэтому существуют как бы три основных разновидности спарринга: бой на захватах и бросках, бой в протекторах и свободный бой.

    Бой на захватах построен, в основном, действительно на захватах и бросках, но они с самого начала включают в себя не только болевые заломы или удары по нервным центрам, но также использование локтей и кулаков. Бой направлен на то, чтобы научиться чувствовать противника, читать его намерения и обращать против него его же собственные движения и силу. Этим бой на захватах очень близок по своей сути к «толкающим рукам» в тайцзицюань. Во время такого боя тело человека расслаблено, но не пассивно, а подобно гибкой плети, в любой момент способной нанести удар. Бой на захватах дает хороший опыт противостояния более крупному и сильному противнику.

    Бой в протекторах напоминает спортивный соревновательный поединок. Он ведется в полный контакт, но на руки, ноги, грудь и голову надеты протекторы, а правилам ведения поединка уделено большое внимание. Во время такого боя части тела, по которым можно бить, строго лимитированы, к тому же боксерская перчатка затрудняет любые иные способы использования руки, кроме сжатого кулака. Что дает бой в протекторах, так это работу на полную скорость и в полную силу (надо ли говорить, что расход энергии, построение удара, расчет и распределение силы значительно отличаются от удара в легкий контакт) и умение принимать удары. Не умеющий держать удар в реальном бою будет выведен из строя первым же серьезным попаданием. Еще одна важная особенность боя в протекторах – это отработка в нем действительно реальной техники. Можно знать много приемов и красиво двигаться, но не уметь использовать это в реальном бою.

    Свободный бой действительно является свободным. Нет никаких правил, хотя понятно, что ломать кости и наносить иные увечья не рекомендуется. Можно использовать все: броски, захваты, заломы, удары ногами и руками, атаки нервных центров, подсечки и даже удушения. Бой заканчивается в том случае, когда противник сдается, хлопнув ладонью по мату во время залома или удушения, или при получении такого удара, который бы в реальной ситуации его убил. Конечно, большое внимание уделяется контролированию силы удара: если в грудь можно бить почти в полную силу, то удар в колено или в нервный центр лишь намечают легким касанием. Свободный бой нацелен на отработку реальной самообороны с минимумом ограничений, и с использованием в качестве мишени всего тела. Именно в этом виде спарринга отрабатывается умение использовать все многообразие приемов куксуль, не фиксируясь на какой-то одной особенно полюбившейся технике. Только в этом случае, считают инструкторы, человек реально готов к схватке на улице.

    2.

    Начиная с первого дана, адепты куксуль приступают к освоению традиционного оружия. Поначалу это просто короткая палочка, часто используемая в парном варианте. Держат ее обычно за середину, используя для ударов или дополнительного контролирования выступающие концы. Рука с зажатой в ней палочкой красуется на эмблеме ВКСА.

    «Чунбон» – короткий шест длиной в 120-140 см. Многие удары им напоминают удары самурайским мечом, а техника ведения боя включает в себя кувырки, перехваты через спину, атаки с колена. Есть в куксуль и работа тростью «чипхэ-нъи», которая считается «табельным» оружием хапкидо. Работа ею в куксуль проще, она включает простые захваты крюкообразной рукоятью или просовывание древка между рук противника.

    Длинный шест применяется в куксуль не только для исполнения формальных упражнений, но и для свободного или полусвободного спарринга. Такой спарринг – прекрасное упражнение для развития контроля над своим дыханием и скоростью, учит умению четко фиксировать удары. Обучение технике боя шестом начинается с разнообразных вращений и прокруток при неизменном положении тела. На следующем этапе, наоборот, шест неподвижен, изучается работа ногами, правильная техника передвижений. Затем идут формы, за ними – условный бой, когда партнеры обмениваются ударами, отрабатывая заданные связки, и в заключение – реальный бой.

    Движения осуществляются по кругу. Оба противника, движутся друг против друга, стараясь зеркально повторять движения. В случае, когда одному из них это не удалось, следует атака через центр. Приемов существует много. Наиболее часто употребляемые – боковые удары в голову, подсекающие удары по лодыжкам и икрам, атаки в колени и в горло, прямые тычки, в том числе в нервные центры. Блоки встречаются как стандартные жесткие, так и отбиванием с линии атаки вниз или в сторону. Большое внимание уделяется умению крепко держать шест и не выпускать его из рук. Ведь уронивший свое оружие на поле битвы платил за это жизнью.

    Со второго дана начинается работа с мечом. Он имеет одностороннюю заточку и почти прямую форму. Рукоять мощная, отделенная небольшой гардой. Форма меча напоминает японскую ката-ну. Обучение работе с мечом делится на четыре этапа: работа прямым хватом («чонгом»), обратным хватом («ёкком»), парными короткими мечами, парными длинными мечами.

    При работе длинным мечом его вращают одной рукой, подхватывая второй для концентрации во время нанесения удара. Она может и подстраховать лезвие. Такой жесткий блок «широким хватом» обычно сопровождается контратакой ногой. Меч часто заводят за спину или держат над головой подобно китайскому мечу цзянь. Много работы мечом в положении стоя на одном колене.

    Интересной и хорошо разработанной техникой, встречающейся кроме куксуль разве что еще в паре корейских школ и в ниндзюцу, является работа мечом на обратном хвате. Ее происхождение связывают с хваранами. Обратный хват очень эффективен в ближнем бою или в тесном помещении, где для широких ударов прямым хватом попросту нет возможности. Он не менее эффективен и при обороне против нескольких противников – за счет разворота тела меч может порезать сразу нескольких. Обратным хватом меча удобно работать вслепую. Техника работы обратным хватом включает в себя мощные удары снизу вверх, отводящие блоки, заканчивающиеся разрезающим движением на реверсивном повороте кисти, постоянные перехваты из обратного хвата на прямой, прямые тычки назад, развороты тела, часто с уходом вниз.

    Короткий меч, употребляемый в паре, своим эфесом и строением гарды похож на китайский нож-бабочку, но его лезвие имеет прямую или слегка изогнутую форму того же сечения, что и длинный меч. Работают им, в основном, на параллельных движениях или крестообразных блоках. В технике много акробатики. Например, «колесо», выполняемое с опорой на руки с оружием. Работают парным коротким мечом, в основном, против длинного. Парный длинный меч держат прямым хватом. Техника работы им похожа на работу одним мечом.

    Среди других видов оружия, применяемого в куксуль, надо выделить железный веер, состоящий из металлических пластин с заточенными острыми краями. Техника работы им осваивается, начиная с восьмого дана.

    Куксуль – один из тех стилей, в которых самое серьезное внимание уделяется работе с внутренней энергией. Методы тренировки и развития жизненных сил и внутренней энергии «ки» (кит. «чи», или «ци») куксуль заимствовал из богатейшего опыта буддийских монастырей. О выдающихся энергетических способностях и боевых подвигах буддийских монахов корейская история сохранила немало примеров.

    В своих представлениях об энергии «ки» мастера куксуль опираются на концепции китайской натурфилософии. Так работа,: направленная на развитие внутренней энергии, называется «нэгон» (кит. «нэйгун»), а внешней – «вэгон» (кит. «вайгун»). Подобно принципу взаимодействия начал Инь и Ян, внутренняя работа проявляется на внешнем уровне, а внешняя – на внутреннем. Поэтому тренировка должна вестись по двум направлениям одновременно и быть сбалансированной.

    КУЛАЧНЫЙ БОЙ

    Это поединок, суть которого в обмене ударами кулаков и, реже, ступней, локтей, коленей, головы. В кулачном бою часто допускались захваты, силовые и болевые удержания, подсечки, подножки, удушения. Чего никогда не было в кулачном бою, так это борьбы в обхват и продолжения поединка на земле.

    Графические либо скульптурные изображения мужчин в типичных для кулачного боя позах известны по «раскопкам в Месопотамии, по декоративному оформлению некоторых индийских храмов (возраст наиболее старых фресок и рельефов составляет 4800-4500 лет). Первые письменные упоминания о кулачных боях в европейской тра-диции относятся к временам Гомера (рубеж IX – VIII веков до н.э.), описавшего их в поэме «Илиада». Они состоялись на тризне в честь воинов, погибших в битве за Трою.

    Двумя веками позже, в 688 году до н.э., кулачный бой был включен в программу эллинских Олимпийских игр. Рисунки и письменные свидетельств говорят, что уже тогда существовали специальные снаряды, на которых кулачные бойцы отрабатывали удары. Бились либо голыми кулаками, либо бинтуя их ремнями из мягкой кожи. Сам бой длился до полного изнеможения участников. В период упадка древней Греции, начавшегося в V веке до н.э., кулачные бои постепенно приняли зрелищный характер. Появились профессиональные бойцы, переезжавшие из города в город и дававшие показательные выступления за плату. Они надевали на руки ремни из грубой кожи, которые очень часто вызывали тяжелые телесные повреждения. Во 2-м веке до н.э. начали употреблять «цесты» – тяжелые перчатки со свинцом, что изменило прежнюю технику боя. Одну руку боец держал теперь перед собой для защиты, а другой старался нанести удар в голову противника.

    О занятиях кулачным боем в средневековой Европе сохранилось мало сведений. Известно лишь, что он был распространен повсеместно: и у латинских народов, и у германских, и у славян. В Англии к началу XVII века сложились три стиля кулачного боя – вестморлендский, девоншир-ский, кумберлендский. Позже, в XVIII-XIX веках на их основе родился бокс.

    КУНГ-ФУ

    Этот термин пришел в русский язык с Запада. Он происходит от искаженного китайского слова «гунфу). В Китае данное слово всегда употреблялось в двух значениях – прямом и переносном. Прямое значение термина «гунфу» тройственно: «работа над собой», «повышение мастерства в чем-либо», само это «мастерство». Переносное – «воинские искусства» (в смысле практики самосовершенствования).

    На Западе, а вслед за тем в странах СНГ термин «кунг-фу» стал использоваться для обозначения китайских боевых искусств. С позиций его употребления вне Китая, он является синонимом таких терминов как «цюань-шу» (искусство кулачного боя), «чуань-фа» (то же самое на кантонском диалекте), «ушу» (боевая, или воинская техника), «чжунго-цюань» (китайский бокс), «кэнпо» (метод кулака).

    Трудно сказать, почему произошла подмена содержания данного термина. Ведь еще в 1779 году во Франции была издана книга миссионера-иезуита Сибо, озаглавленная «Заметки о гунфу даосских бонз». В ней автор с поразительной даже для нашего времени точностью описал многие особенности практики «внутренних стилей» ушу. Ученый иезуит более 200 лет назад увидел в нэйц-зя гунфу ушу «утонченную и разумную систему физических упражнений», ставящую своей целью «достижение бессмертия».

    КУН-ТАО

    (Путь кулака)

    Этим термином обозначают китайские боевые искусства, практикуемые в Индонезии и Малайзии. Имея чисто китайское происхождение, эти искусства за сто лет своего распространения в регионе подверглись многочисленным влияниям других систем, в частности, индонезийского пен-чак-силата, малайского берсилата, филиппинского кали, индийской кушти.

    Среди основных стилей Кун-Тао находятся Тхай-Кек (индо-малайская версия Тайцзи-цю-ань), Пен-Хо (Бай-Хао-цюань), Ков-Кун, Тхик-Кун, Танг-Кёк.

    КУСИН-РЮ

    (Школа Небесного Духа)

    Стиль японского каратэ, основанный в Осака в 1937 году Киндзо Кэнсэем, при помощи Уэсима Саносукэ. Киндзо был учеником Чибана Сёсин (основателя Кобаяси-рю) и Мияги Чодзюна (основателя Годзю-рю). Помогавший ему Уэсима являлся экспертом в стиле дзю-дзюцу Консин-рю (Золотого Духа). Позже, в 1960 году, ученик Киндзо по имени Ёсидзато Синтаро ввел этот стиль и на Окинаве.

    Основные ката данного стиля, это Годзюсихо, Кусанку, Пассай-Дай, Пассай-Сё, Санчин, Супа-ринпэй, Сэйпай, Сэйсан, Сэюнчин, Чинто, всего 10 ката.

    КУШТИ

    Самый известный и популярный вид национальной борьбы в Индии. Слово «кушти» существует в языке хинди с глубокой древности. В мифах и легендах есть немало историй о борцовских поединках между богами и героями. Кушти пользовалась покровительством местных правителей, в старину большинство состязаний проходило в их присутствии. Боролись чаще всего до смерти одного из соперников. С тех пор нравы смягчились и кушти теперь относительно безопасный спорт, хотя многие приемы, разрешенные в этой борьбе, в дзюдо, самбо и вольной борьбе являются запрещенными.

    Существует много школ кушти, названия которых происходят от имен их легендарных или реальных основателей. Самые известные среди них три: Бхимасени, Джарасандхи и Хануманти. В тренировке борцов (пахалванов) главное внимание уделяется общефизической и атлетической подготовке. Она включает в себя сотни и тысячи отжиманий (данд) с волнообразным движением позвоночника (джор), выполняемых ежедневно, с опорой на обе руки и ноги, на руки и колени, на обе руки и одну ногу, на пальцах, на одну руку и одну ногу в положении на боку. Точно также обязательными являются многочисленные ежедневные приседания (байтхак) на одной ноге с вытянутой другой. Часто приседают с тяжелым каменным кольцом, одетым на шею или с партнером, сидящим на плечах.

    В кушти используют немало любопытных тренировочных снарядов. Это «наль» – тяжелая каменная гиря в форме «бублика» с поперечной рукояткой в середине; «сумтола» – большое бревно с прорезанными в нем пазами для захвата руками; «гада», «карела» и «экка» – деревянные и каменные дубины для укрепления мышц плечевого пояса, особенно кистей. Тренинг пахалванов отводит важное место массажу и специальной диете.

    Несмотря на большой вес и мощное телосложение, они быстрые и ловкие.

    Цель схватки в кушти сводится к тому; чтобы повалить противника на лопатки, используя приемы четырех основных типов. Первый тип – это захваты и броски, построенные на грубой силе. Второй – захваты и броски, основанные на использовании инерции движений противника. Третий – приемы обездвиживания и ослабления противника. Наиболее опасны приемы четвертого типа: болевые замки, позволяющие ломать конечности, пальцы, позвоночник, а также удушения.

    Обычно состязания по борьбе кушти проводятся в неглубокой яме квадратной формы, называемой «акхада», хотя иногда схватка может происходить и на деревянном полу. Перед поединком борцы растирают землю в ладонях, чтобы обеспечить лучший захват. Чемпиона («рустама») награждают большой деревянной булавой с резьбой и украшениями, покрытой позолотой. Название титула победителя восходит к имени легендарного героя персидского эпоса, могучего богатыря. Одним из самых выдающихся мастеров кушти считался Гама, по прозвищу «Великий» (1878– 1960), на протяжении многих лет обладавший званием всеиндийского чемпиона. В 1926 году чемпион мира по классической борьбе в тяжелом весе и мастер американского кэтча Станислав Збышко из Гродно прибыл в Индию, чтобы сразиться с Гамой. В течение двух месяцев он старательно изучал приемы кушти при дворе махарад-жи Патиалы. Тем не менее его схватка с Гамой закончилась через 90 секунд победой индийца! В 1947 году, когда Индия стала независимой, кушти объявили национальным видом спорта.

    Кушти явилась также источником (или основой) для нескольких связанных с ней видов борьбы. «МАСТИ» заключается в том, что один борец отбивается от группы противников. Однако опасные приемы четвертого типа здесь запрещены, это своего рода атлетическая игра, немного напоминающая регби, только без мяча. «БИНОТ» – это оборона с помощью приемов кушти от атак противника, вооруженного ножом, мечом, шестом, копьем и т.д. Другая похожая система самозащиты голыми руками называется «БАНДЕШ». В ней главное – это обернуть оружие агрессора против него же.

    КЭН-ДЗЮЦУ

    Это самурайское искусство владения мечом, зародившееся приблизительно в Х веке. Его техника существенно отличалась от других методов владения клинковым оружием, принятых как в Европе, так и в Азии.

    В кэн-дзюцу (другие термины: гэккэн, татига-ки, хэйхо) сравнительно мало фехтовальных элементов, к которым привыкли европейцы.

    Бойцы, как правило, становились в исходную позицию и выжидали, когда противник откроется для нанесения удара. Затем следовал решающий удар или серия ударов. Чем меньше было взмахов мечом – тем выше ценилось искусство бойца. Такая схема поединка была основной для более чем 1500 школ кэн-дзюцу (а позднее и кэндо). Главным лозунгом кэн-дзюцу всегда был «одним ударом наповал!»

    Меч принято было держать двумя руками, хотя допускалось фехтование и одной рукой и фехтование двумя мечами сразу – большим и малым.

    Школы кэн-дзюцу различались между собой стойками, которых насчитывалось около трехсот и приемами (их было несколько тысяч), но в каждой отдельной школе (рю) основных стоек и ударов предусматривалось не так уж и много – от 10 до 15. Считалось, что при твердом усвоении этого вполне достаточно, чтобы выйти победителем из любой схватки.

    Первые сформировавшиеся школы кэн-дзюцу появились в Японии в период Муромати, в конце XIV века. Направлений и стилей было очень много. Залы для занятий («додзё») существовали при каждом замке, владелец которого тренировал там свою дружину и занимался воспитанием собственных детей. На Востоке образованный человек всегда должен был в равной мере владеть и мечом, и кистью. Трактаты по искусству фехтования, такие, например, как широко известная в мире, переведенная на многие языки «Книга пяти колец», написанная одним из самых известных японских фехтовальщиков Мусаси Миямото (1584-1645 гг.), содержит в себе не только описание техники, но и глубокий философский пласт, в котором отражены универсальные принципы стратегии жизни. Меч также одна из святынь синтоизма. Поэтому при японских храмах тоже существовали школы, а священнослужители ничем не уступали профессиональным воинам в искусстве владения клинком. Во всяком случае, японские монахи-воители «сохэй» были куда более известны, чем их шаолиньские собратья в Китае.

    На протяжении многих веков обучение кэн-дзюцу шло с максимальным приближением к реальным условиям, то есть на стальных мечах и чаще всего без доспехов. Только в 1750-х годах Наканиси Тюта, основатель школы Наканиси Итто-рю внедрил в практику тренировок защитные приспособления для головы, рук и тела, скопировав настоящие доспехи, а также заменил стальной меч на синаи – легкий, удобный меч из плотно перевязанного в нескольких местах пучка бамбуковых полос. Его общая длина 118 см, в том числе длина рукоятки (обтянутой выворотной кожей для того, чтобы не скользила рука) отделенной от «лезвия» небольшой кольцеобразной гардой – 35 см. Вдоль одной из сторон синая натянута леска, условно обозначающая тупую сторону меча («спинку»). До нашего времени синаи используется как основное учебное оружие кэндо.

    Кроме синая, в кэн-дзюцу широко использовался боккэн, деревянная копия катаны – самурайского меча. Боккэн немного короче синая, выполняется из твердых пород дерева и по габаритам в точности соответствует самурайскому мечу, длина лезвия которого, по японским правилам, должна быть от двух до трех сяку (сяку = 32 см). Он был создан как тренировочное оружие значительно раньше синая и завоевал большую популярность благодаря Мусаси Миямото, который активно его использовал и даже не раз одерживал победы, выходя с боккэном против настоящего меча.

    Почему же кэн-дзюцу считалось искусством?

    С началом периода Токугава (сёгунат Токугавы длился с 1603 по 1867 годы) феодальная система приобрела полностью сформировавшийся вид, установилось жесткое деление всего общества на классы, высшим классом в иерархической лестнице стал класс самураев. И, если раньше кэн-дзюцу могли заниматься и крестьяне и горожане, то теперь по закону только воины (буси) имели на это право. В это время кэн-дзюцу слилось с морально-этическим кодексом самурайской чести – бу-сидо (путь воина) и философией дзэн-буддизма, которые внесли в японское фехтование богатое духовное и теоретическое содержание, подняв его от обычного вида единоборства на уровень таких искусств как живопись, каллиграфия, поэзия и т.д.

    А само искусство меча в свою очередь стало рассматриваться как важнейший путь духовного воспитания личности и одним из видов динамичной медитации.

    КЕН-ДО

    После революции Мэйдзи (1868 г.), когда самураи лишились права на ношение меча, кэн-дзюцу временно увяло, но вскоре возродилось уже под новым именем – кэндо и было принято как обязательный предмет в средних школах.

    Всеяпонская федерация кэндо возникла в 1928 году и с тех пор процветает, несмотря на тяжелые испытания военных лет и запрет американских оккупационных властей в послевоенные годы. Дело в том, что кэндо и связанные с ним обряды (например, кимотори) стали символами японской традиции и средством воспитания самурайского духа. Поэтому после поражения Японии во второй мировой войне одновременно с литературой, фильмами и спектаклями на самурайскую тему было запрещено и кэндо. Возродилось оно снова только в 1952 г., но с этого времени стало развиваться уже в спортивном варианте, который сегодня широко известен за пределами Японии…

    В матчах кэндо побеждает выигравший два очка из трех возможных. Очки присуждаются за поражение трех опасных участков головы, а также правого или левого запястий, которые в момент касания меча находятся не ниже уровня плеча, горла и двух определенных участков корпуса.

    Техника кэндо включает в себя стойки, удары, защиту (блоки), уходы и некоторые другие элементы. Большое внимание уделяется формальным упражнениям (ката) и тестам на эффективность ударов с настоящим мечом (тамэси-гири). Мастера высокого класса демонстрируют чудеса, перерубая толстый слой соломы, молодое деревце, бамбук, подброшенный волос, летящую стрекозу. В среде мастеров ценилось умение нанести несколько ударов на одном или разных уровнях – например, разрубить стоящую палку на четыре части. Предания гласят, что иные мастера проделывали такие трюки с завязанными глазами, используя свое «внутреннее видение» и экстремальный разум.

    Большинство ударов наносится из-за головы. 1Три этом левая рука движется почти параллельно позвоночнику вдоль передней срединной линии тела, а правая, которая перед ударом может отводить лезвие в сторону, помогает тем самым выполнить косой удар справа или слева. Допускается тычок в горло или грудь, но ни о каких ударах по ногам и вообще ниже пояса, заходах за спину противника или работе мечом между его руками (не говоря уже об использовании обратного хвата) не может быть и речи. Все удары проводятся в полную силу и скорость и бывают весьма ощутимы, несмотря на крепость доспехов и особенности конструкции синая, позволяющей амортизировать удар. При этом громкий треск бамбуковых пластинок синая о синай или синая о доспехи, сопровождающий вместе с криками сражающихся любой поединок, служит еще и индикатором, позволяющим определять направленность и силу удара.

    Соревнования по кэндо проходят обычно на площадке размером 9x9 или 11 х 11 метров, отделенной от зрителей примерно полутораметровым пространством. К доспехам сражающихся сзади привязаны белые и красные ленточки. Судья после успешного проведения удара поднимает белый или красный флажок, цвет которого такой же, как цвет ленточки у автора удара. Раунд длится 5 минут, но бой заканчивается раньше, если кто-либо из противников уже набрал нужное число очков – два из трех возможных.

    Одежда для занятий кэндо, это кимоно из плот-« ной, простеганной ткани темно-синего цвета и ха-кама, такого же цвета длинная юбка-брюки, в которую заправляется куртка.

    КЭНПО, или КЭМПО (Закон кулака)

    Этот японский термин пишется двумя иероглифами. Первый из них читается как «кэн» (или «кэм»), второй как «по» (или «хо»). По-китайски те же самые иероглифы читаются как «цюань-шу». На русский язык их можно перевести словами «метод кулака», «способ кулака», «закон кулака». В более широком смысле данный термин значит «кулачный бой».

    Данный термин был распространен на острове Окинава. Там он сначала (т.е. в XV –XVI веках) означал приемы китайского ушу. Позже, в XVII –XVIII веках он постепенно стал использоваться для обозначения окинавских стилей кулачного боя (а точнее, рукопашного, т.е. с применением и рук, и ног, и разных предметов в качестве оружия). Такая трансформация значения термина объясняется достаточно просто: как известно, все, или почти все окинавские стили испытали сильное китайское влияние.

    В этой связи надо отметить, что и термин «каратэ» долгое время употреблялся в значении «рука континента», т.е. «китайская рука». Еще до Второй мировой войны термин «кэнпо» фигурировал в названиях книг, посвященных «Окина-ва-тэ» или «каратэ». Например: «Рюкю Кэнпо То-Тэ» Фунакоси Гичина, «Госин-дзюцу Каратэ-Кэнпо» Мабуни Кэнва, «Окинава Кэнпо-Каратэ-дзюцу» Мотобу Чоки и целом ряде других.

    В настоящее время слово «кэнпо» фигурирует в названиях следующих школ боевого искусства:

    – Кэнпокан-рю (Окинава). Основатель Мацуяма Син-сукэ. Преобладает влияние старого и нового Наха-тэ, прослеживается также влияние Сюри-тэ и То-мари-тэ;

    – Окинава-кэнпо (Окинава). Основатель Накамура Си-гэру. Влияние нового Наха-тэ, Сюри-тэ и Томари-тэ. Главные фигуры сегодня, это Одо Сэйкичи (10-й дан) и Оята Сэю (10-й дан);

    – Косё-Сёрэй-рю-кэнпо (Гавайи). Основатель Мито-сэ Джеймс, влияние старого и нового Наха-тэ, а также южного Шаолиня;

    – Кэнсикан-кэнпо (Япония). Основатель Кусано Кэнд-зи. Влияние Тани-Ха-Сито-рю и некоторых школ китайского ушу;

    – Кэнпо-каратэ (Гавайи). Основатель Уильям Квай-Сун Чжоу. Влияние Косё-Сёрэй-рю, и некоторых школ китайского ушу;

    – Кэнпо-каратэ (США). Основатель Эдмунд Паркер. Влияние стиля Уильяма Чжоу, полинезийских методов боя и американского бокса;

    – Кадзюкэнбо-кэнпо (Гавайи). Основатель Адриано Эмперадо. Влияние стиля Уильяма Чжоу, дзю-дзюцу, американского бокса, некоторых окинавских школ;

    – Кэнпо «Фу-Ших». Основатель Рауль Гуттьерес. Влияние стиля Эдмунда Паркера и стиля Джеймса Митосэ;

    – Кэнпо Ника Серио. Основано в 1974 году. Влияние стиля Уильяма Чжоу, стиля Эдмунда Паркера, дзю-дзюцу, дзю-до и японского каратэ;

    – Сёрин-до кэнпо (США). Представитель в США Скотт Прайс. Влияние Сёрин-рю Окинавы.

    КЭНПО-КАРАТЭ

    Строго говоря, не всегда понятно, почему употребляется такое сочетание терминов. В самом деле, «кэнпо» и «каратэ» на Окинаве значило одно и то же, или почти одно и то же. Иногда говорят, что современные стили кэнпо-каратэ, это такие, в которых техника боя представлена в основном ударами, тогда как в старых стилях кэнпо помимо ударов имелось много захватов, вывихов, бросков, удушений.

    КЭНПО-КАРАТЭ ГАВАЙСКОЕ

    Стиль кэнпо, созданный в Гонолулу Уильямом Квай-Сун Чжоу (1914 – 1987). Он сначала учился у своего отца, китайца по происхождению, а потом стал учеником Джеймса Митосэ. В 1946 году Чжоу получил от Митосэ черный пояс и открыл в Гонолулу свое собственное додзё. Там он постепенно разработал свою систему обучения, более продуманную и упорядоченную, чем у Митосэ. Чжоу воспитал много «черных поясов», тогда как Митосэ только пятерых. Первыми среди них были братья Джо и Андриано Эмперадо (см. Кадзю-кэнбо).

    Среди других учеников Чжоу, получивших известность, обычно называют Эдмунда Паркера, Ника Серио, Сэма Куоха, Фреда Лара, Мэнни Де Ла Круза, Осиро Масаичи. Преемником и продолжателем учения Чжоу является Сэм Куоха (см. Кара-Хо-кэнпо).

    КЭНПО-КАРАТЭ ПАРКЕРА

    Это стиль кэнпо, созданный Эдмундом Кеало-ха Паркером (1931 – 1990), американцем гавайского происхождения (он был праправнуком гавайского короля Камехамеха Первого, правившего на Гавайях в начале XIX века).

    Паркер в 1946 – 49 и 1951-54 гг. был учеником Уильяма Квай-Сун Чжоу. В 1951 году Чжоу вручил ему черный пояс. В 1954 году Паркер открыл свое первое додзё в городе Прово (штат Юта), а в 1956 году переехал в штат Калифорния, в город Пасадена, где прожил всю остальную жизнь. К разработке своего стиля Паркер приступил в 1959 году. Он считал, что вклад Уильяма Чжоу в его систему не превышал 15%, а 85% принадлежит ему самому. Поэтому он назвал свой стиль «Американское кэнпо-каратэ», специально для того, чтобы отличать его от гавайского (стиля Чжоу).

    Основу стиля Паркера составили 150 приемов базовой техники, почерпнутые им из японского дзю-дзюцу, окинавского кэнпо, местных гавайских (т.е. полинезийских) методов боя, а также из уличной техники драки. Главным критерием выбора техники была для Паркера степень ее соответствия биомеханическим и моторным возможностям человеческого тела. Этим он радикально отличался от большинства основателей восточных систем, вдохновлявшихся идеями даосско-буддийской философии. В системе Паркера нет места для мистики, легендарных историй и восточной экзотики. Это научно обоснованная система.

    Паркер говорил, что свою концепцию постижения боевого искусства он может сравнить с процессом обучения устной речи и письму: «Когда ребенок учится говорить, он сначала усваивает отдельные звуки, затем начинает составлять из них слова, а еще позже соединяет эти слова в целые фразы. Если представить, что каждое техническое действие – это звук или слог, то станет понятным, что я имею в виду». То есть, 150 элементов базовой техники, это своего рода «словарь», дающий возможность «разговаривать» на языке движений в соответствующих ситуациях.

    Продолжая сравнение с речью, надо отметить, что с помощью одних и тех же слов люди говорят по-разному. Речь одних свободна и выразительна, у других она бедная и косноязычная. Все дело в способностях и в подготовке. Рассматривая подготовку бойца, Паркер говорит, что есть три основных вида письма: машинопись, где каждая буква печатается только после того, как напечатана предыдущая; письмо от руки (курсив), где следующая буква как бы «вытекает» из предшествующей; и стенография, в которой один условный значок обозначает либо слог, либо целое слово. Так и в боевых искусствах.

    Отдельные движения, выполняемые с перерывами между ними, можно сравнить с печатанием. Движения, вытекающие одно из другого – это курсив, а если блок и удар, захват и подножка совпадают в одном приеме, это «стенография». Легче всего научиться печатать на машинке. Быстро и красиво писать от руки значительно труднее, не зря существует такое искусство, как каллиграфия. Ну, а стенографией вообще владеет считанное число людей. Задача наставника боевого искусства заключается в том, чтобы научить своих учеников свободно «стенографировать».

    Итак, оригинальность кэнпо-каратэ Паркера-в его «словаре» базовой техники и в правилах пользования им. И то, и другое он изложил в пятитомном труде «Бесконечное постижение кэнпо», изданном в 80-х годах. Каждый, кто хочет изучить систему Паркера, должен сам подбирать из этого «словаря» ту технику, которая наиболее приемлема для него, с учетом особенностей своего телосложения и нервно-мышечных реакций, своей психологии и предполагаемых опасностей.. Разумеется, такой путь абсолютно неприемлем для многочисленных интеллектуальных лентяев и тупиц, составляющих большинство занимающихся в додзё США-, Европы и стран СНГ. Зато для думающих наставников боевых искусств труды Паркера являются неисчерпаемым источником творчества.

    В 1960 году Паркер создал Международную ассоциацию кэнпо-каратэ, которая в течение 30 лет, до самой его смерти 15 декабря 1990 года, являлась одной из наиболее крупных организаций боевых искусств в мире. Достаточно сказать, что к началу 1990 года она объединяла 35 тысяч человек, состоявших в 170 клубах в 12 странах мира. Когда Паркер умер, возник целый ряд проблем организационного и финансового характера, в результате которых МАКК прекратила свое существование. Но в апреле 1991 года четверо его учеников: Джо Паланцо, Томас Келли, Фрэнк Трэджо и Ричард Планас создали Всемирную федерацию кэнпо-каратэ и таким образом продолжили его дело.

    КЮ-ДЗЮЦУ

    (Искусство лука и стрелы)

    Японской искусство стрельбы из лука, структурно оформившееся в первую школу (рю) в X веке (школа Масацугу-рю, основанная Масацугу Дзэнсё). В XV веке появилась другая мощная школа, Нихон-рю, от которой берут начало еще б школ. Двумя веками позже мастер Морикава Кодзан начал преобразовывать кю-дзюцу в кю-до (т.е. искусство лука и стрелы в путь лука и стрелы) .

    В наши дни практика кю-до почти полностью вытеснила практику кю-дзюцу. Тем не менее, некоторые школы традиционной ориентации (например, Огасавара-рю и Такэда-рю) всегда употребляют термин «кю-дзюцу» (а не «кю-до») для обозначения своих тренировочных методов.

    В тех случаях, когда стрельба производится из седла скачущей лошади техника называется кю-ба-дзюцу, или ябусамэ.

    КЮ-ДО

    (Путь лука и стрелы)

    1.

    Меч и лук со стрелами считались священным оружием самураев. Фраза «юмия-но мити» – «путь лука и стрелы» была в средневековье синонимом выражения «путь самурая» (буси-до). Стрельбе из лука самураи придавали большое значение и посвящали тренировкам в стрельбе много времени, т.к. роль лука в феодальных войнах была очень велика. Так же как и фехтование (кэндо), искусство стрельбы из лука пропитано мистицизмом, что делает их весьма своеобразными видами боевых искусств, в корне отличными от аналогичных спортивных дисциплин в Европе.

    Многое в кюдо (традиционном искусстве стрельбы из лука), по японским понятиям, выходит за рамки человеческого разума. Считается, что стрелок в этом искусстве играет второстепенную роль посредника и исполнителя. Его действия носят двойственный характер: он стреляет и попадает в цель как бы сам, но, с другой стороны, это обусловлено не его волей и желанием, а влиянием сверхъестественных сил. Стреляет «оно», т.е. «дух» или «сам Будда». Стрелок не должен думать в процессе стрельбы ни о цели, ни о попадании в нее – только «оно» хочет стрелять, «оно» стреляет, и «оно» попадает, говорят наставники кюдо.

    В луке и стрелах стрелок должен видеть лишь «путь и средство» для того, чтобы стать причастным к «великому учению Будды». В соответствии с этим кюдо рассматривается не как «техническое», а как абсолютно «духовное» действо. В этом тезисе заложено глубокое религиозно-философское содержание, ибо кюдо – дзэнское искусство. Его цель – «соединение с небытием» (Великой пустотой), при котором человек становится «действующим Буддой».

    Во время выстрела надо обладать совершенным спокойствием. «Все приходит после достижения полного спокойствия», говорят японские мастера кюдо. В дзэнском смысле это и означает «бытие в небытии, или положительное небытие». Только уйдя в состояние «вне себя», когда стрелок отказывается от всех мыслей и желаний, становится возможным установить «связь с небытием», из которого он снова «возвращается в бытие», лишь после отлета стрелы к цели. Поэтому лук со стрелами является, в данном случае, единственным средством достижения просветления (сатори).

    2.

    И поныне стрельбы из лука призводится по классическому ритуалу (дзярэй), сохранившемуся в неизменном виде со времен средневековья. Он включает четыре этапа: приветствие, подготовку к прицеливанию, прицеливание, пуск стрелы, и может производиться из положений стоя, с колена и верхом на коне.

    Одетый подобно древнему воину, стрелок получает лук и стрелу от помощника, изображающего оруженосца. В этот момент он находится в позе для сидячей медитации (дза-дзэн). Взяв оружие, стрелок встает со своего места и, преисполненный собственного достоинства, занимает положение для стрельбы на исходном рубеже. Благодаря контролю за дыханием (имеющим в кюдо большее значение, чем в любом другом виде боевых искусств), он достигает состояния «спокойствия духа и тела», после чего приготовляется к выстрелу. Стрелок поворачивается левым плечом к цели, держа лук в левой руке. Ноги он расставляет на расстояние, равное длине стрелы, стрелу кладет на тетиву, удерживая на ней пальцами, и после того, как полностью расслабит мускулы рук и груди, поднимает лук над головой, для того, чтобы натянуть его в этом положении. Дыхание в этот момент производится не грудью, а животом, что позволяет мускулатуре груди, рук и плечевого пояса пребывать в расслабленном состоянии. Затем лук натягивается и производится выстрел.

    В момент пуска стрелы все физические и психические силы стрелка сосредоточены, по японским понятиям, на «великой цели» (дзансин), т.е. на стремлении уловить божественный дух, слиться с великой пустотой, ни в коем случае не на мишени или желании попасть в цель. Произведя выстрел, стрелок опускает лук, возвращает его помощнику и занимает исходное положение… Наряду с зоркостью лучник должен обладать также большой мускульной силой и выносливостью. Сила и меткость стрелков проверялись раньше не во время соревнований, как это делается сейчас, а в период религиозных праздников. «Рекордсменами» прошлого считаются Дайхаси Вада и Масато-ки. Первый в 1696 году в течение одних суток выпустил 13053 стрелы, из которых попали в мишень 8183. Расстояние до цели было равно 118 метров. А второй в 1852 году выпустил подряд 10050 стрел, попав 5383 раза.

    3.

    Большой самурайский лук (оюми) сохранил свои размеры и форму с древних времен. Наиболее существенной отличительной особенностью японских луков является расположение места для стрельбы, которое помещается не в середине, а немного ниже центра лука. Соотношение «верха» и «низа» определяется пропорцией 9:7.

    Стрелы могут быть самой разнообразной формы. Материалом для наконечников служат сталь, медь, рог или кость, дерево, бамбук. Обычно для поражения деревянных мишеней используют металлические наконечники, роговые или костяные для стрельбы по соломенным мишеням, а тупые деревянные – для стрельбы по бегущей собаке. Веретено стрелы делается из ивы или бамбука.

    Оперение состоит из двух либо четырех перьев орла.

    Колчаны для стрел, в отличие от лука, могут быть самыми разнообразными Их изготовляют из дерева, плетут из ивовых прутьев или бамбука. Сверху их обычно обшивают материей или мехом. Колчан положено прикреплять за спиной с таким расчетом, чтобы стрелы возвышались над плечом и их можно было легко выхватывать оттуда правой рукой. Иногда также используют маленький колчан, который носят на боку (обычно для тренировок). В комплект снаряжения для стрельбы входит еще кожаный нарукавник (томо), предохраняющий левую руку от удара тетивы.

    …Японцы считают, что для европейца стрельба из лука есть лучший способ постижения японского духа.







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх