Загрузка...


  • МАЛЛЯВЕША
  • МАЦУБАЯСИ-РЮ (Школа соснового леса)
  • МЕДИТАЦИЯ В БОЕВЫХ ИСКУССТВАХ
  • 1. Общая теория
  • 2. Медитация в движении и покое
  • 3. Статическая медитация
  • 4. Медитации-состояния
  • МОТОБУ-РЮ, или МОТОБУ-РЮ-КЭНПО-КАРАТЭ
  • МУАЙ-ТАЙ
  • 1.
  • 2.
  • 3.
  • 4.
  • 5.
  • 6.
  • 7.
  • 6.
  • МУККИ-БАЗИ
  • МУКНА
  • МУСИНДО-РЮ (Школа пути отрешенного духа)
  • МУ-ТАУ
  • М

    МАЛЛЯВЕША

    Вид единоборства, широко распространенный в северо-западных и центральных районах Индии древней и средневековой эпохи. Он берет начало от эллинского панкратиона, занесенного на индийскую землю воинами Александра Македонского, находившимися здесь в составе гарнизонов в 327-318 гг. до н.э.

    Маллявеша широко использовался для физической подготовки молодежи, а также в ритуальных (см. ваджра-мукти) и коммерческих целях. Говоря о призовых поединках, надо отметить, что во времена шаха Акбара (правил в 1556-1605) победители турниров по маллявеша получали до 400-450 дирхемов серебром, огромные деньги для тех времен. Существовали целые общины профессиональных борцов («малля»). Представители данной профессии есть еще и сегодня в Гуджарате, Майсоре, Махараштре, Раджастхане, Хайдарабаде и некоторых других штатах Индии.

    Известны три или четыре стиля борьбы маллявеша: (малля-крида, малля-юддха, ниюддха-крида). Маллявешу часто путают с кушти (см. статью), однако различие между ними в том, что кушти – это борьба, а маллявеша – комбинированное боевое искусство, сочетающее силовые, болевые и ударные приемы.

    Достаточно ясное представление о данном виде дает старинная рукопись, своего рода «священное предание» профессиональных борцов – «Малля-пурана», написанная на санскрите, литературном языке древней Индии, в 1731 году. Всего в рукописи, опубликованной индийскими учеными в 1964 году, насчитывается 18 глав, посвященных истории борьбы, классификации борцов, описанию методов тренировок и правил поединков, вопросам питания, гигиены и т.д.

    Первые пять глав рукописи посвящены классификации борцов по их морально-психологическим, физическим и техническим качествам. Далее идет подробное описание методов общефизической и специальной подготовки борцов. Тренировочные занятия рекомендуется проводить ежедневно, но в наиболее прохладное время суток – по утрам. С учетом особенностей климата (жара, зной, духота и т.д.), в период с декабря по апрель тренировки должны быть более тяжелыми по объему нагрузки, с августа по ноябрь – более легкими, а в мае-июле – средними.

    Для правильного выбора тренировочных упражнений надо учитывать возраст занимающихся: подростки ли это, юноши или же мужчины в расцвете сил. В качестве факторов, препятствующих полноценным занятиям, рукопись выделяет расстройства пищеварения, общее недомогание и слабость, половые сношения, повышенную температуру тела, травмы и опухоли, насморк и кашель, а также неблагоприятное психическое состояние – тревогу, беспокойство, гнев и т.д.

    Подготовку борцов рекомендуется начинать с развития выносливости, гибкости и силы. Так, для постановки дыхания и развития выносливости надо бегать и прыгать, плавать, сидеть под водой, взбегать вверх по лестнице или на крутые холмы, таскать мешки с песком на плечах и на спине. Для увеличения подвижности суставов и развития гибкости рукопись рекомендует всевозможные растяжки, круговые движения и махи руками и ногами, повороты, прогибы и скручивание торса. При занятиях силовыми упражнениями особое внимание следует уделять укреплению пальцев, запястий, плечевого пояса, спины и брюшного пресса.

    Силовые упражнения следует выполнять с каменными кольцами (своего рода гантелями) и деревянными булавами различных размеров и веса. Однако наиболее оригинальным видом силовых упражнений является так называемый «малляхамб» – лазание вверх и вниз по гладкому деревянному столбу, врытому в землю и достигающему в высоту 5-7 метров. Выглядит это упражнение (практикуемое, кстати сказать, в Индии по сей день) следующим образом: сначала борец лезет вверх по столбу, крепко обхватывая его руками и ногами. Достигнув вершины столба, он взбирается на крохотную площадку, а затем спускается назад, но уже головой вниз!

    Вслед за общефизической подготовкой наступает пора изучения приемов борьбы. Согласно тексту «Малляпураны», в поединке нельзя убивать друг друга, а проигравшим считается тот, кто падает на землю. Можно, однако, выбивать зубы, вырывать волосы, ломать пальцы и сдавливать горло. Приемы поединка включают в себя захваты, броски, удушения, подножки, подсечки, удары кулаками, локтями, коленями и стопами ног, толчки, отбивы, блоки и т.д. Удары можно наносить только в верхнюю часть тела и в голову.

    Дальше в рукописи описываются методы массажа для восстановления сил после тренировок и способы расслабления мышц, снятия психического напряжения. Подчеркивается важность заблаговременной настройки борца на поединок, изучения особенностей его вероятных противников, разработки плана схватки с каждым из них, описываются 12 наиболее эффективных способов проведения схваток. Что касается питания, то рукопись запрещает борцам употреблять мясо и алкоголь, а также наркотики. Рекомендуется молочно-растительная диета.

    В описании места для тренировок и соревнований указаны размеры площадки в локтях: в длину 101 локоть, в ширину 50 локтей. Говорится о том, что эта площадка должна быть покрыта чистым речным песком, просеянным с добавлением растительного масла, охры и других компонентов. Раз в 3 дня ее надо поливать водой.

    Надо признать, что все эти и другие рекомендации рукописи вполне соответствуют нашим сегодняшним знаниям и представлениям. Однако следует добавить к сказанному в рукописи то, что запрет на убийство противника профессиональными борцами нередко нарушался (в ритуальных, а позже и в коммерческих, поединках по правилам ваджра-мукти. Именно распространение таких поединков и дало основание для отождествления «маллявеша» и «ваджра-мукти», хотя в действительности с кастетами в руках сходились и борцы «кушти».

    МАЦУБАЯСИ-РЮ

    (Школа соснового леса)

    Стиль окинавского каратэ, созданный в 1947 году мастером Нагаминэ Сёсин (1907 г. р.). Он учился у семи окинавских мастеров, в том числе у Кяна Чотоку и Мотобу Чоки. В этом стиле 18 ката: Ананку, Ванкан, Ванею, Годзюсихо, Кусан-ку, Пассай, Рохай, Чинто, 2 ката Фукю, 3 ката Найханчи и 5 ката Пинан.

    МЕДИТАЦИЯ В БОЕВЫХ ИСКУССТВАХ

    1. Общая теория

    Пытаясь постигнуть смысл старинных восточных трактатов, мы почти никогда не можем понять эти тексты адекватно потому, что говорим с их авторами на разных языках. Перевести слова восточного трактата еще не значит передать его смысл, но наши переводчики об этом, как правило, забывают, стремясь к наиболее возможной дословности перевода. При этом нередко утрачивается практический смысл руководства, поскольку об этой части работы с текстом теоретик не думает, а практик, к сожалению, не может понять его дословный перевод.

    Привожу пример: выражение «намылить шею» в русском языке означает кого-либо обругать, побить. В японском языке оно означает признать свою неправоту и быть готовым искупить ее ценой своей жизни. Это следует из обычая, по которому попавший в немилость самурай вынужден был совершить харакири, дабы доказать чистоту своих помыслов. При этом обряде ему, как правило, помогал друг, срубавший голову после вспарывания живота, чтобы избавить от долгих мучений. Поэтому перед церемонией харакири считалось необходимым хотя бы намылить шею и живот, чтобы не умирать, подобно свинье, в грязи. Английское выражение «пройдись в моих туфлях» переводится на русский совсем другими словами: «стань на мое место» или «попробуй побыть в моей шкуре». Т.е. при переводах обращать внимание следовало бы, преимущественно, на смысл всего текста, чего переводчики, не имеющие практического опыта, сделать не в состоянии.

    Так и то, что на Востоке понимают под понятием «медитация», и обо что спотыкаются многие наши любители, способен, и более того, умеет делать каждый человек, независимо от его религиозной принадлежности.

    Термин «медитация» впервые был применен к восточным психотехникам отцами-иезуитами, попавшими на Восток и столкнувшимися там с практикой Дхъяны или Чань. Имея широко разработанную практику умственных упражнений (meditatio – лат. «размышление»), канонизированных преподобным Игнатием Лойолой, они сочли восточную практику чем-то схожей с католической схоластикой. Впоследствии оказалось, что здесь больше различий, чем сходства, однако привычка употреблять слово «медитация» сохранилась до сих пор.

    На Востоке «дхъяна» означает не что иное, как «готовность», «внимание», «осознавание», но в отличие от западного термина имеет гораздо более широкий смысл. Дхъяна может присутствовать в любой деятельности. Ее часто определяют еще как «созерцание». Но, учитывая сложившиеся привычки, мы в дальнейшем будем использовать термин «медитация».

    Итак, медитация – это состояние полного внимания к малейшему сигналу и вместе с этим способность восприятия каждого такого сигнала одновременно с другими. Состояние медитации подразумевает также возможность одновременной обработки поступающих данных и постоянной коррекции программы действий в соответствии с ними.

    В любом виде деятельности необходимо понимание сути происходящего, четкий расчет и максимальное управление процессом, а также высокая чувствительность к возникновению любых возможных нарушений и вмешательств, полная готовность на них отреагировать. Эти качества необходимы как в рукопашном бое, так и в ловле рыбы или игре в теннис.

    Любой процесс осуществляется посредством превращения каких-либо энергий. Кинетической энергии мяча и ракетки, импульса распрямляющейся ноги и т.д. Так, тонкая и чувствительная рапира при усилии всего 500 грамм пронзает насквозь свиную тушу, пробивая при этом лопатку. А более мощную дубину такое усилие даже не сдвинет с места. Так же точно сокрушительный размашной свинг боксера-тяжеловеса можно поставить рядом с молниеносным и точным тычком пальца тщедушного старика-ушуиста. Разрушительный эффект, производимый этими действиями, будет абсолютно разным, но конечный результат – победа – один и тот же.

    Разные формы воздействия требуют разных затрат энергии, связанных, прежде всего, с перемещением разного количества массы. Здесь существует забавный парадокс: с точки зрения силы выгоднее задействовать большую массу, но чем она больше, тем труднее ею управлять в процессе ее движения. Многие стремятся нарабатывать скорость и силу, – но при этом признают, что важна не скорость, как таковая, а реакция. «Как же наработать скорость реакции?» – звучит один и тот же наболевший вопрос. Самое смешное, что ее и не надо нарабатывать. Реактивность человека поистине фантастична. Максимальная частота прохождения нервного импульса равна 55 импульсов в секунду – это частота слияния мельканий. Хватит? Глаз реагирует на количество света в 5 – 6 фотонов, палец ощущает вес в десятые доли грамма.

    Почему же, обладая такой чувствительностю, мы не успеваем вовремя прореагировать на атаку противника, скорость которой в десятки раз ниже той, которую мы способны воспринять? – Потому, что задав двигательную программу телу, не успеваем ее изменить в необходимые для ответной реакции сроки. Чем большее количество массы «запущено» в удар, или другое движение, тем труднее будет изменить направление ее полета. Это значит, что для быстрой реакции необходимо, чтобы ударная масса была как можно меньшей. Чем легче управлять – рапирой или дубиной?

    Любители «врезать» посильнее могут сказать, что быстрый удар не нуждается в корректировке, и если большая масса будет лететь с большой скоростью; то это само по себе гарантирует нужный эффект.

    Сравним, однако, время, за которое набирает скорость эта «дубина», со временем, необходимым для рапиры. Очевидно, что меньшая масса разгоняется быстрее, т.к. обладает меньшей инерцией. Следовательно, при одновременном старте дубина опоздает нанести свой удар, а рапира достигнет цели.

    Далее, время торможения или изменения траектории большой и малой масс также несравнимы. Из этого всего следует вывод, что пока будет длиться один удар дубины, рапира может совершить несколько атак, причем в самых разных направлениях. Кто-нибудь может сказать, что рапира, несмотря на свою эффективность в атаке, вряд ли сможет остановить удар дубины, которая, таким образом, все равно достигнет цели. На это следует вопрос – а зачем его останавливать?

    Здесь огромную роль играет соотношение веса оружия, т.е. двигающейся ударной массы и опоры, т.е. массы, остающейся в покое, чтобы обеспечить необходимое движение.

    Если опорная масса сопоставима с ударной, то мы имеем дело с двумя центрами масс, дающими общий центр тяжести, который в процессе движения существенно отклоняется от первоначального положения. Это движение управляемо только в том случае, если суммарный центр тяжести не выходит за пределы опорной базы, которая по этой причине должна быть достаточно широкой.

    Т.е. при работе тяжелым оружием мы должны принимать широкую стойку, тем самым существенно снижая свои двигательные возможности. В этой ситуации мы вынуждены для защиты использовать опять-таки сильно инертные формы-подставки, сходные с базовыми блоками каратэ, полагаясь на то, что кинетическая энергия ударной массы будет поглощена полностью инертной массой «подставки»; таким образом, мы принимаем удар дубины, подставляя под него такую же дубину. Это вовсе не самый лучший способ защиты – просто мы не можем отреагировать иначе.

    Человек с рапирой не столь скован своим оружием – он может нанести молниеносный упреждающий укол, и тогда дубина просто не закончит свой разгон; он также может уйти с линии атаки и спокойно проткнуть врага, прежде чем тот управится со своим оружием. Так легко двигаться он может потому, что ему практически не мешают перемещения суммарного центра тяжести, какие бы манипуляции он ни совершал своим легким оружием. Защитой здесь будет высокая маневренность и скорость перемещения.

    Подводя итог этому «поединку», мы можем отметить, что при равных физических данных рапирист куда более реактивен, и, следовательно, куда более эффективен, чем незадачливый поклонник дубины.»

    Каким образом это касается медитации? – Все очень просто. Медитация, как состояние полного внимания, в котором находится ум,– лишенный своего обычного пережевывания собственных мыслей, образов и настроений, дает нам возможность реагировать на самые слабые сигналы, поступающие в мозг от мельчайших частей нашего тела. Раньше они попросту терялись в постоянном мельтешении «мыслительного процесса». Еще один парадокс – не обращая внимания на свой внутренний мир, человек тем самым оказывался так глубоко погруженным в него, что практически не в состоянии вовремя и правильно реагировать на мир внешний. Теперь же, обратившись «внутрь», как многие и понимают медитацию, он впервые получает возможность полностью видеть, слышать и чувствовать окружающее и, конечно, прежде всего, самого себя, собственное тело, его состояние и возможности.

    Через преграду мысленного шума – как в ту, так и в другую сторону – могут пробиться только очень мощные сигналы, сравнимые с пресловутым ударом дубины. Поэтому большинство людей, находящихся в омраченном состоянии сознания, могут пользоваться только большими, заметными для них величинами. Так в букваре используются большие буквы, чтобы дети могли их распознать. Так и в современных единоборствах применяются широкие, размашистые движения, которые хорошо видны и понятны зрителям даже на галерке.

    Человек, не стремящийся развивать способности восприятия, тем самым лишает себя возможности прогрессировать в развитии своих двигательных возможностей. Дело в том, что здесь не идет речь о простом количественом наращивании разных, не зависящих друг от друга движений – развитие возможно лишь на основании уже освоенных форм: так десять домиков, стоящих рядом, не равны одному десятиэтажному дому. Такое сравнение не случайно: сложное движение представляет собой многоступенчатый процесс, где задействована цепь ударных масс, одновременно являющихся опорными массами. Движение развивается не поэтапно, а «поэтажно», т.е. не является ни последовательно выполненными его элементами, ни простой их суммой.

    Каждый этаж движения живет самостоятельно, но при этом опирается на другие, более низкие этажи. Такой принцип построения движения дает возможность выполнять быстрые, не скованные друг другом движения одновременно, гарантируя полное вложение силы на любой точке их траектории.

    Естественно, для овладения искусством взаимосвязанности движений мы должны уметь рассеивать свое внимание заранее, не концентрируя его ни на чем, и оставаться при этом в состоянии чуткого восприятия, чтобы успеть среагировать на малейший сигнал, поступивший от любого звена нашего тела.

    Удержание нескольких центров сознания – обязательное условие успешного ведения боя, поскольку это дает нам возможность не только изменять траекторию своего движения, переходить с приема на прием, но и учитывать движения противников, «успевать не спеша», встречать каждую атаку так, как будто мы к ней готовились заранее.

    Хороший мастер гордится тем, что его можно фотографировать в любой момент, – его движения неизменны и безупречны, – все равно, выполняет ли он ката или ведет поединок. Не многие чемпионы спортивных единоборств могут похвастаться этим. Те же, кто может, обязательно практиковали медитацию.

    Энергия, о которой все так много говорят, прежде всего является именно функцией внимания, активным осознанием, активным контролем своего тела в процессе выполнения какого-либо действия. Чем большим уровнем энергии мы обладаем, тем обширнее сфера контроля нашего сознания и тем легче поддерживать этот контроль.

    2. Медитация в движении и покое

    Начальным этапом обучения в любой школе является статическая и динамическая медитация. Одной лишь мышечной тренировки недостаточно, чтобы сделать из человека бойца – упор на физические упражнения дает в итоге лишь самоходную макивару.

    Внешне человек выглядит, как движущийся костяной каркас, стянутый мышцами и перевитый нервами. Но это все равно, что сказать, что «Война и мир» – пачка бумажных листов, переплетенных между собой и испачканных брызгами черной краски. Сущностью романа является его содержание, так же, как сущностью, отличающей гения Леонардо да Винчи от простака Тартарена, является СОЗНАНИЕ.

    Сознание – это наша внутренняя природа. Его тоже можно представить похожим на тело – недаром говорят, что человек зачастую снаружи таков, как и внутри. Давайте сейчас рассмотрим сознание с этой точки зрения и обсудим методы его тренировки-медитации.

    Если вы спросите у человека – каждого встречного – что такое его сознание, он не задумываясь скажет: «Ум!» Ум лезет на первый план, беззастенчиво отпихивая всех остальных, и, естественно, объявляет себя единственным «законным представителем» всего сознания. Такую картину можно наблюдать на выборах – побеждает тот, у кого глотка больше, и народ-простофиля голосует «за», забывая о том, что такая глотка и ест больше других. Ум, интеллект – это тоже только рот нашего сознания.

    Интеллект – «рот». Логика – «язык», способность к анализу – «зубы», память – «желудок», способность забывать – гм… «прямая кишка».

    Как должна функционировать такая система? – Известно как – откусывать, жевать, поглощать, усваивать и отбрасывать. Все должно идти туда и ничего назад, тогда хозяин этого «тракта» будет здоров и доволен.

    Как «ест» сознание «нормального» человека? – прежде всего, во рту у него все время находятся какие-то полу переваренные остатки, которые он называет «принципами» и «идеями». Более того, извне поступает все новая и новая «пища» – впечатления (информация + эмоциональный заряд). Они перемешиваются с содержимым «рта», переполняют его и вываливаются наружу, портя аппетит окружающим. В довершение всего измученный «желудок» периодически выбрасывает наружу свое содержимое, так как часть пищи попадает в него вовсе не прожеванной, а другая часть, принятая за пищу ошалевшим «языком», оказывается просто мусором. Несчастное сознание остается вечно голодным, постоянно пытается есть – но опять и опять хватает «ртом» собственную «рвоту». Беспорядок усугубляется тем, что больной «желудок» страдает еще и совершенно неуправляемым «поносом» забывчивости…

    Именно так и живет почти всю свою жизнь обычный человек и еще пытается гордиться «вечным голодом пытливого ума». Почти ничто пережитое им не идет на пользу. Мало никто, всячески терзая свое сознание, не удосужился натренировать его работать правильно.

    Многие, говоря о медитации, подразумевают некий умственый наркотик, который облегчит страдания больного сознания. Другие, более близкие к реальной практике, принимают за медитацию предшествующую ей стадию концентрации, и изнуряют себя тупым бормотанием мантр и заклинаний. Знайте – это не медитация. Это только способ подойти к медитации.

    Нашему сознания нужны не наркотики, дающие возможность безболезненной смерти. Ему необходимо лечение. Медитация в быту – это уже не лечение, это здоровая жизнь с правильным питанием. Динамическая медитация – это правильная диета, статическая – лечебное голодание. Концентрация на мантрах здесь выступает как прием таблеток и микстур, но, согласитесь, нельзя же питаться таблетками?

    Итак, перейдем непосредственно к рецептам: Самое простое и доступное средство – сделать «пищу» менее острой и более однообразной. Перестаньте читать газеты – их стоит просматривать лишь изредка, в поисках необходимой рабочей информации – кстати, вы сразу увидите, насколько ее там мало. Не смотрите телевизор – смотрите КОНКРЕТНЫЕ фильмы. Увидите, что это не смертельно, зато сколько появится времени!

    Потом перейдем к «диете»: концентрация может быть непроизвольной и сознательной. Первый вариант проще – мы просто прячем подальше все вредное. Не общайтесь с лишними людьми. Не разговаривайте просто так. Молчите. Говорите только на определенные темы, создайте себе определенное окружение – будто вы хотите бросить курить. Мысли, появляющиеся в вашем сознании, направляйте на то, что вы хотите вылечить его от болезни интеллекта. Сам по себе он несомненно необходим – но какой?

    Далее переходим к дыханию. Пойте. Как можно чаще и громче. Желательно, чтобы содержание песен было стимулирующим ваше стремление на пути к здоровью. Если вы поклоняетесь Всемогущему Богу – пойте молитвы. Если вы буддист – пойте. Если вы атеист – пойте старинные песни. Пение делает ваше дыхание размеренным, вибрации музыки наполняют вас, очищая тело и сознание от застоявшихся отходов, ваш ум получает должное устремление – ум, тело, дух сливаются воедино – вот и достигнута непроизвольная концентрация!

    Повторение заклинаний, заговоров и мантр – следующий шаг. Они тоже дают определенный ритм дыхания, но уже удерживаются вполне сознательно. Это укрепляет новорожденное единство дух – ум – тело (которое, кстати, и есть воля). Следующей ступенью будет не произнесение слов, а «слышание» их в шумах, окружающих вас, например, в том же дыхании. Потом попытайтесь концентрироваться на естественности дыхания. Это очень важный рубеж – здесь ваше устремление должно потерять конкретную форму. К этому времени весь склад вашей жизни должен обеспечить верный курс.

    Вы выходите за пределы тела! Начните с осязания и координации движений. Концентрируйтесь на них – это и есть углубление в суть движения. Далее, шаг за шагом вы не должны забывать предыдущие – они должны оставаться с вами всегда, но не требовать к себе вниманиея, а просто быть рядом – это и будет медитацией на них. Преодолевая очередную ступень, вы просто расширяете область своей медитации, одновременно с ее углублением. Медитация должна быть всеобъемлющей, тотальной, иначе цель ее не будет достигнута. Итак, вы осознали, что вы сидите. А вот вы двигаетесь. А вот уже двигаете одновременно рукой и ногой. А вот вы танцуете. Танец – это песня тела, здесь те же законы.

    Танцуйте больше. Танцуйте свою работу, свою походку, свои жесты! Научитесь наполнять собой мир. А потом дайте миру наполнить вас. Остановитесь. Наблюдайте. Теперь вы можете учиться. Вы достаточно здоровы, чтобы понемногу начинать «есть».

    Это – медитация. Расширяйте и совершенствуйте ее до тех пор, пока она не будет занимать 24 часа в сутки. Только тогда ваше «лечение» будет закончено.

    3. Статическая медитация

    В традиционных боевых школах используется поза лотоса или поза «на коленях». Но, учитывая наставления куда более опытных в этом деле индийских йогов, можно сказать, что эти позы далеко не единственные, ведь Шива передал им 8 400 000 асан. То есть, практически любая поза тела годится для медитации – Патанджали предупреждает лишь, что вам в ней должно быть удобно.

    Начнем с позы «лягушки» – она очень удобна, годится и для новичка и для мастера. Сядьте на пол, соединив подошва к подошве и подтянув их к себе. Колени «развалены» в стороны, ноги расслаблены. Подсуньте руки под колени чуть выше щиколоток, ладонями вниз – теперь они плотно прижаты к полу, и, несмотря на то, что тело полностью расслаблено, они не дают ему упасть на спину.

    Сперва – медитация (вернее, концентрация) на дыхании. Медленно вдыхайте воздух через нос, как бы вдыхая тонкий, невыразимо прекрасный аромат. Постепенно легкие наполняются до отказа, и струйка воздуха медленно иссякает, хотя вы стремитесь вдохнуть еще, – это дает непроизвольную задержку дыхания. Потом, убедившись, что вдохнуть больше нельзя, с облегчением дайте воздуху вырваться из вас – как будто вы переводите дух после тяжелой работы. Воздух должен выйти естественно, под тяжестью вашей расслабленной грудной клетки. Сбросив воздух сидите тихо: ведь вдыхать вам сейчас совсем не обязательно. Да и не хочется. Захочется – повторите весь цикл, ловя наслаждение от этого процесса. Постепенно ваши вдохи станут почти незаметными, выдохи – неуловимыми, и вам самим будет казаться, что дышать вам вообще не надо. В этот момент мысли, которые очень тесно связаны с дыханием, тоже останавливаются – тело наполняют приятный покой и тишина.

    А вот теперь можно медитировать на стихии: представьте себе горное озеро. До мельчайших ощущений и подробностей. Огонь в уютном камине – теплый и яркий. Высокий солнечный утес над морем. Добейтесь эффекта присутствия. Никуда не спешите – просто отдыхайте. Пусть вам это понравится – тогда можно будет говорить и о пользе.

    4. Медитации-состояния

    Чтобы ответить на вопрос, как медитация может помочь в бою, я приведу здесь пример техники динамической медитации на СОСТОЯНИИ.

    Мы можем не думать. Мы можем не медитировать. Мы можем просто не существовать, но все это будут наши состояния. Мы не можем не находится в состоянии, но обычно они навязываются нам извне людьми и обстоятельствами. Если вы научитесь произвольно вызывать у себя какое-то состояние, то тем самым вы приобретете власть над обстоятельствами и над теми, кто их создает.

    Чтобы быть в состоянии драться, вы должны уметь приводить себя по крайней мере в состояние боя. Всем известные «звериные» стили кун-фу базируются именно на этом, а не на технических премудростях. Их базой является классика шао-линь-цюань, а вот наполнением…

    Боец стиля «обезьяны» вступает в бой и… исчезает. Его нет в бою. Он наблюдает его со стороны, как будто смотрит фильм. Вместо него в его теле действует искусственно созданный боевой «автопилот» – псев до личность, этакий боевой монстр, сконструированный на основе повадок непоседливого животного. Не человек проводит захват – это «обезьяна рвет фрукты», нет удара – просто мартышке захотелось схватить банан. Выглядит это почти несерьезно, да, почти, – если не считать того, что роль банана выполняет, к примеру, селезенка противника, а то, что она находится в его животе… ну что ж, «непоседа» просто его не заметила.

    Такой автопилот не знает ни страха, ни ярости – это все «сэкономилось» при его строительстве. Он знает только одно – быть обезьяной, – и он останется ею, пока не погибнет, или пока не вернется «хозяин»: ведь страх смерти в него тоже не закладывали.

    МОТОБУ-РЮ, или МОТОБУ-РЮ-КЭНПО-КАРАТЭ

    Окинавский стиль каратэ и кэнпо-каратэ, созданный Мотобу Чоки (1871-1944) на основе семейного стиля Го-Тэн-Тэ (или Мотобу-тэ, Косё-рю-кэнпо-каратэ) и некоторых других окинав-ских стилей: Сёрин-рю (варианты Томари и Сюри), а также Наха-тэ.

    В свою очередь, стиль Мотобу-рю стал источником трех других стилей кэнпб-каратэ: Кэнпо-кан-рю, Косё-Сёрэй-рю, Окинава-кэнпо-каратэ.

    МУАЙ-ТАЙ

    Боевое искусство, называемое в Европе таиландским боксом, или просто тай-боксом, или, по-тайски, «муай тай», обрело свой классический вид во второй половине XVI века.

    1.

    Тогда оно еще не называлось муай тай. Первоначально это боевое искусство носило имя «май си сок», а затем, с образованием на территории нынешнего Таиланда государства Аютия, было принято название «пахуют», что значит «многосторонний бой». Нынешнее название впервые появилось двумя веками позже, уже после падения Аютии в 1767 году и возникновения нового государства Сиам, со столицей в Бангкоке. Долгое время оба названия сосуществовали. Термин «муай тай» окончательно закрепился только после буржуазной революции 1934 года, когда Сиам сменил свое название на Таиланд. «Тай» значит «свободный», поэтому «муай тай» можно перевести и как «тайский бокс», и как «свободный бокс», и как «схватка свободных».

    Существует много легенд о муай тай, повествующих о зарождении его более двух тысяч лет назад, о связях этого боевого искусства с индийскими системами рукопашного боя, о его не превзойденных достоинствах. Однако это только легенды. Достоверно известно лишь то, что со времен государства Аютия, возникшего в XVI веке, в сиамском войске существовало обучение воинов бою голыми руками и ногами. Особо выдающиеся бойцы ценились так высоко, что их зачисляли в королевскую гвардию и давали им дворянский титул. Такое же обучение было обязательным для членов королевской семьи.

    Помимо Наресуана, правившего в 1590– 1605 гг., историки муай тай часто упоминают еще двух королей – Прачао Сыа и Пья Таксина. Первый из них настолько любил кулачный бой, что часто сам, загримировавшись, участвовал в поединках наряду со своими подданными (менять свою внешность ему приходилось потому, что личность короля считалась неприкосновенной для простолюдинов). Второй тоже считался выдающимся бойцом и, кроме того, прославился как выдающийся полководец и создатель нового тайского государства после падения Аютии.

    Легендарным бойцом прошлого, упоминаемым в школьных учебниках, был Най Кханом Том. Его история такова. В 1774 году бирманский король решил устроить большой праздник, в программу которого включил соревнования кулачных .бойцов. Один из его сановников предложил начать турнир с поединка лучшего бирманского мастера кулачного боя с одним из захваченных в плен тайских воинов. На бой вызвался ничем внешне не примечательный, изможденный пленник, утверждавший, что он – знаток «паху юта». До того, как бой начался, тайский воин пустился в странный танец вокруг своего противника. Этот танец называется «рам муай» и служит одновременно и для подготовки к схватке и для выражения уважения к противнику и публике. Схватка была почти мгновенной, но сановник не засчитал победу тайцу, заявив, что побежденный был введен в заблуждение танцем. Най Кханом Тому пришлось сразиться еще с девятью бирманскими бойцами (по другой версии, даже с одиннадцатью), которых он одолел одного за другим. Бирманский правитель был так потрясен, что предложил победителю свободу и награду на выбор: деньги или прекрасных девушек. Най Кханом Том без колебаний выбрал последнее, считая, что деньги найти значительно проще, после чего был отпущен домой.

    2.

    Как бы там ни было, муай тай долгое время развивался в качестве жесткого прикладного стиля рукопашного боя тайской армии, владеющие которым могли с успехом продолжать бой и лишившись оружия. Типичным примером тому может служить история воина по имени Прайя Пичай, прозванного «Сломанный меч». Сражаясь в войске Пья Таксина против бирманских захватчиков, он бился так яростно, что когда его меч переломился пополам, он продолжал бой кулаками, локтями и коленями, и благодаря своему мастерству вышел из битвы живым и невредимым.

    Первый дошедший до нас письменный источник по муай тай относится к временам короля Рамы Третьего, правившего в 1824-1851 годах. На традиционной тайской рисовой бумаге «кхой» изображены в рисунках основные приемы защиты и нападения. Облик боксеров отличается от современного, однако техника практически та же. Успешно развивался муай тай и при короле Раме Пятом, непременно посещавшем состязания с участием лучших бойцов. Многим он присвоил почетные имена, что всегда ценилось среди тай-цев. Имя человека в Таиланде считалось и считается самой важной и яркой его характеристикой. Даже сейчас политических деятелей тайские газеты предпочитают называть только по именам.

    В 1929 году традиционная обвязка рук ремнями из конской шкуры уступила место боксерским перчаткам европейского типа (шести и восьмиунцовым), хотя ноги остались босыми (впрочем, разрешается их бинтовать). Было введено разделение на семь весовых категорий, а продолжительность боя ограничили пятью раундами по три минуты каждый, с двухминутными перерывами между ними. Раньше бой шел без перерывов, вплоть до победы одного из участников. Помимо судьи на площадке, ввели двоих боковых судей. Согласно новым правилам, запрещались захваты и броски борцовского типа (например, через бедро и через плечо), удары головой, удушения, а также атаки упавшего противника. Победа стала присуждаться за нокаут (если на счет «десять» противник не в состоянии продолжать бой), по очкам и в случае технического нокаута. Было разрешено сдаваться, что раньше осуждалось. (Бой продолжался до тех пор, пока один из соперников не покидал площадку мертвым либо жестоко избитым. Но и теперь, согласно официальной статистике, один бой из 1500 заканчивается гибелью спортсмена). Земляную площадку заменил ринг 6 х 6 метров. Так муай тай принял свой нынешний вид.

    Бум муай тай в Европе начался после того, как 12 марта 1977 года его мастера одержали в Бангкоке красивую победу над кикбоксерами, несмотря на необходимость драться по правилам кик-боксинга, т.е. не прибегая к помощи локтей и коленей, работа которыми является одним из главных козырей муай тай. 6 мая того же года там был проведен аналогичный матч с каратистами, и с тем же результатом. Сейчас муай тай распространился по всему миру, однако его лучшие мастера по-прежнему находятся в Таиланде. Наиболее известные среди них – Сурачай Сирисуте, Утпад Ной Воравут и Панья Крайтас.

    3.

    Занятия муай тай обычно начинаются с раннего детства, так что восьмилетний малыш, пинающий тяжелый мешок для набивки, вовсе не редкость. На тренировках основной упор делается на развитие скорости ударов и выносливости. Широко используется массаж. Для набивки применяют различные снаряды, преимущественно типа боксерских мешков и груш, как подвесные, так и укрепляемые на подставках. Для защиты от ударов в голову на тренировках одевают шлем-маску, в рот берут «капу» (резиновую прокладку для зубов), на пах одевают «ракушку». Ракушка обязательна и на соревнованиях, а вот шлем там не полагается. Тренировки проходят в достаточно жесткой, даже суровой манере.

    Схема типичной тренировки в муай тай выглядит следующим образом: разминка (чаще всего это пятнадцать минут упражнений со скакалкой); пять трехминутных раундов (с минутными перерывами между ними) боя с тенью, с использованием всех типов у даров; пять трехминутных раундов (с минутными перерывами) спарринг с партнером, но без ударов локтями и коленями; пять трехминутных раундов (с минутными перерывами) работа на снарядах, с использованием всех типов ударов; пять трехминутных раундов (с минутными перерывами) отработка техники с тренером; силовые упражнения (особенно популярны отжимания в упоре, укрепление мышц брюшного пресса, вращения корпуса) и растяжки. По утрам рекомендуется тридцатиминутный бег и гимнастические упражнения.

    4.

    Муай тай почти не связан с буддийской религией Тхеравады, являющейся государственной в стране. Дело в том, что это направление буддизма проповедует пассивность, покорность судьбе, непротивление злу насилием, поэтому между буддийской идеологией и боевыми искусствами не произошло того слияния, которое характерно для Китая (Шаолинь!), Кореи или Японии. Отсутствие подобной связи компенсируется местной магией, правилами «честного боя» и мифологией, пришедшей из Индии.

    Магическое значение имеет татуировка, в изобилии покрывающая тела профессиональных боксеров. Она изображает различные «волшебные» знаки и схемы, либо «покровительствующих» животных. Магической силой обладает, по мнению адептов муай тай, и головная повязка, скрученная из куска полотна с нарисованными на нем символами, и освященная специалистом по магическим обрядам. Эту повязку называют «монгкон» и носят постоянно, не снимая даже во время боя. Вторая повязка того же рода носится на одном из бицепсов. Развита в муай тай практика заклинаний (мантр), используемая на тренировках и перед началом поединка, чтобы войти в необходимое психологическое состояние.

    Вот как, например, звучит заклинание, произносимое перед боем:

    НА ян бот сонгкрам

    МА тид там campy

    БУД тор су пай рин

    ДХА прав син пол край

    Я чок чай чана

    НА в месте, где идет война

    МА следую за врагом

    БУД сражаюсь с врагом

    ДХА собрав все силы

    Я для славной победы

    Прочитав первые слога по вертикали, получим слова «Нама Буддхая», что на санскрите означает «Слава Будде!». Считается, что подобная анаграмма усиливает магическое значение и силу заклинания.

    Магическими ритуалами пронизана церемония посвящения в бойцы. Она включает ритуальное подношение цветов и благовонных палочек статуэтке бога Вишну-Нараяна, вручение отрезов ткани и небольшой суммы денег учителю, угощение всех участников церемонии мясом и вином. Церемония происходит, как правило, в доме учителя, и называется «ёк кру». (Вообще, почитание учителя очень развито в муай тай, и такой день недели, как четверг, традиционно считается днем почитания учителей). Сейчас, правда, вера в магию слабеет. Татуировку, например, все чаще воспринимают просто как знак принадлежности к определенной школе, а не магическую символику.

    5.

    Хотя поединки в муай тай проходят в боксерских перчатках, традиционная техника бинтования кистей и запястий тоже сохранилась, особенно в деревнях (откуда, кстати, выходит подавляющее большинство профессиональных бойцов муай тай). Длина такого бинта из мягкой ткани около 2,5 метров, ширина – 4,5 сантиметра. В давние времена руки бинтовали либо ремнями, либо веревками. Это называлось «кад чеуг». Многочисленные порезы и кровоподтеки, возникавшие при ударах такой рукой, породили легенду о том, что в старину бойцы якобы окунали свои забинтованные руки в специальный клей, а затем в битое стекло. Однако в действительности подобным образом поступали лишь наемные убийцы. Нормальное бинтование кистей и запястий мягкой тканью помогает смягчать удары, защищает пальцы от переломов, экономит энергию, необходимую для того, чтобы сжимать кулаки, и в то же время оставляет достаточную свободу для движений пальцами и кистями.

    В отличие от китайских, японских, вьетнамских боевых искусств, в муай тай нет комплексов формальных упражнений (ката), хотя базовые упражнения представляют собой короткие связки основных приемов. Большинство этих связок известно с тех времен, когда муай тай назывался «пахуют». Они подразделяются на основные (маэ май) и дополнительные (лук май).

    В муай тай выделяют два основных стиля: муай лак и муай киеу. Муай, лак (твердый бой) сейчас можно увидеть достаточно редко, в основном в деревнях. В нем главное внимание обращают на твердую, устойчивую позицию, надежную защиту, относительно медленные, но четкие перемещения и мощные удары. Тактика зиждется на контратаках. Движения прямолинейны, финты не используются, очень развита техника боя на ближней дистанции. Муай киеу (щегольской бой) напротив, строится на финтах и уклонах. Передвижения быстрые, много боковых и круговых ударов, а также ударов коленями. Правда, атаки, строящиеся на финтах, требуют больше времени, чем прямолинейные, но на силе ударов это не сказывается. К сожалению, сейчас все чаще многие боксеры муай тай сводят бой к простому обмену ударами – сказывается влияние европейского бокса и кик-боксинга.

    6.

    Каждая схватка в муай тай начинается с церемониального танца «рам муай». Значение его многозначно. Это демонстрация почитания и благодарности за заботу родителям и учителям; своеобразная разминка для ног, рук и корпуса, включающая ритуальные приветственные жесты и чисто танцевальные движения; связки боевых приемов, в частности, «ян саам кхум». Это также психологическая настройка на бой, поскольку танец включает декламацию заклинаний и сопровождается музыкой. Таких танцев существует очень много. Они красивы, и разговор о них мог бы составить отдельную тему. По исполнению «рам муай» знаток тайского бокса может определить принадлежность бойца к той или иной школе, его стиль ведения боя и даже главные человеческие качества. С обучения «рам муайя» начинается тренинг, а когда ученик просит учителя разъяснить особенности их школы, ответом ему служит опять же танец «рам муай». В свою очередь, танцу-приветствию, танцу-разминке, танцу-ритуалу предшествует своеобразная короткая медитация, именуемая «уай кру».

    Все поединки в муай тай проходят под традиционную тайскую музыку, задающую их ритм и исполняемую на четырех инструментах: пи джава (яванский кларнет), клонг как (двойной барабан), шинг (металлические цимбалы) и конг (тайский тип барабана). Ведущую партию исполняет кларнет, звук которого считается наделенным .магическими свойствами (поэтому хорошего музыканта нередко приравнивают к магу).

    7.

    В классическом муай тай насчитывали 108 базовых приемов. Однако в современном его варианте осталось всего 30 вариантов. Попробую их перечислить:


    Маэ-май:

    1. Уход по диагонали;

    2. Птица чирикает в гнезде;

    3. Джава метает копье;

    4. Инао втыкает крис;

    5. Поднять гору Сумиеру;

    6. Старик держит дыню;

    7. Мон поддерживает колонну;

    8. Проткнуть змею копьем;

    9. Крокодил бьет хвостом;

    10. Сломать бивни слону;

    11. Змея вертит хвостом;

    12. Кувырок птицы;

    13. Погасить светильник;

    14. Сломать шею слону;

    15. Великан ловит обезьяну.


    Лук-май:

    1. Слон колет бивнями;

    2. Нога гладит лицо;

    3. Великан похищает девушку;

    4. Рама натягивает тетиву;

    5. Тигр спускается к ручью;

    6. Олень оглядывается назад;

    7. Гора рушится на землю;

    8. Змея устремляется в море;

    9. Хануман дарит кольцо;

    10. Рыбак забрасывает сеть;

    11. Тайэ поддерживает колонну;

    12. Сломать крыло лебедю;

    13. Одеть ожерелье;

    14. Послушник подметает пол;

    15. Фон режет дыню.


    Удар кулаком в муай тай наносят как изолированно, так и в серии связок. Основной ударной поверхностью являются костяшки пальцев, а в перчатках – их «фасад». Раскрытая перчатка используется для того, чтобы накрыть прямой удар или отвести его в сторону. Удары ладонью, пальцами, тыльной стороной запястья не применяются. Техника работы кулаками похожа на технику обычного европейского бокса: хук, свинг, апперкот, прямой удар, против каждого из них используют несколько способов контратаки или блокировки.

    Большое внимание бойцы муай тай уделяют локтю, считая его оружием столь же острым и опасным, как лезвие меча. Удары локтем очень сильны, их трудно остановить, они часто вызывают кровотечение. Наиболее распространенный удар локтем в муай тай – «сок та», по принципу исполнения напоминающий боксерский свинг. Впрочем, удары локтем наносят практически во всех направлениях и под любым углом: снизу-вверх (сок хад), по диагонали наружу (сок чи-енг), сверху-вниз по вертикали (сок саб и сок тонг). Такими ударами можно запросто сломать противнику руку или перебить позвоночник). Есть работа двумя локтями сразу, как на блок, так и на удар (сок ку), но самым сложным приемом считается удар локтем назад (сок клаб), выполняемый и по прямой, и круговым движением.

    Методов использования колена тоже немало, но в основном, это прямой удар (као тоун) и круговой, в самых разнообразных вариантах, в том числе с подпрыгиванием. Высоко поднятое колено может служить блоком при ударах ногами и в то же время позволяет проводить «колющие» удары стопой. А положение, когда мастер муай тай захватывает голову противника или входит в клинч в сочетании с ударом коленом, вообще может считаться визитной карточкой тайского бокса. Коленом бьют и в прыжке, даже в подбородок или в лицо (као лой), но развита и техника работы коленом в нижнем уровне, против коленей противника и против попыток подойти поближе (као ной и као кратай). Часто удары коленом применяют в сочетании с ударами локтем.

    Техника ударов ногой (точнее, стопой) разработана в меньшей степени. В ее арсенале отсутствуют подсечки и удары в прыжке. Базовый удар стопой (тэ пиен тхан) – это прямой удар, направленный в пах или в солнечное сплетение. Боковых ударов немного, их наносят, как правило, с разворота или в круговом движении. Есть и аналог «маваси-гэри», удар, который называется «крокодил взмахивает хвостом». Зато хорошо разработана система ударов, нацеленных в подколенную ямку и цепляющих противника за ноги (тэ пааб и тэ таад). Стопы и особенно колени столь часто используют в бою, что муай тай нередко называют «боем восьмируких».

    Многие иностранцы-путешественники, не разбирающиеся в боевых искусствах, воспринимают муай тай просто как драку без ограничений. В этом есть некоторая доля истины, потому что по сравнению с другими видами и направлениями боевых искусств, муай тай наиболее эффективен в уличной драке. Или, по крайней мере, относится к числу самых эффективных. Жесткий характер тренировок, высокая скорость движений, активная отработка всех приемов в спарринге делают бойцов муай тай чрезвычайно опасными противниками в реальных уличных столкновениях. К тому же в этом виде единоборств период выработки боевых навыков очень короток. Если человек, который занимается, к примеру, айкидо, может реально противостоять противнику в лучшем случае через пару лет ежедневных тренировок, то приемы муай тай можно достаточно уверенно применять на улице уже через месяц интенсивного обучения.

    6.

    Боец муай тай должен быть вежливым по отношению к своему противнику. Всякие оскорбления на ринге запрещены, перед началом поединка бойцы должны обменяться рукопожатиями, а сам бой начинается только после исполнения обоими участниками «рам муай». Вообще, комплекс требований к боксеру включает в себя требования нравственного характера. Это мужество и самообладание, способность принимать решения на ринге и вне его в соответствии с правилами чести и нормами морали, это уважение к старшим, это спортивный дух, свободный от зависти и чувства мести. Боец муай тай должен являть собой пример благородства, скромности, честности, уважения к законам и обычаям своей страны. Клятва, которую дает всякий, кто вступает в любой клуб муай тай, звучит в Таиланде следующим образом:

    «Я буду сильным и чистым, всегда поступать честно, всегда следить за своим поведением. Я никогда не стану кичиться своей силой и задирать слабых. Я буду стараться совершать добрые поступки, отзывающиеся в сердцах других людей. Я буду повиноваться своим наставникам и верен своей нации. Мы все, ученики и учителя, будем любить друг друга, будем едины в своих целях и помыслах и всегда помогать друг другу».

    Правда, эта клятва, хоть и считается наделенной магической силой, не мешает накалу страстей, связанных с тотализатором, активно работающим в профессиональном муай тай. Ставки бывают очень большими. Бывает также, притом достаточно часто, что после объявления победителя, выигравшего по очкам, недовольные зрители забрасывают спортсменов и судей пустыми банками и бутылками. Иногда они даже требуют остановки боя и дисквалификации боксера, который, по их мнению, сражается не в полную силу.

    Тайский бокс популярен сейчас во всем мире. Достаточно сказать, что это единственный вид иностранных боевых искусств, который практикуют в Японии, и что правила китайского «сань-да» в основном скопированы с муай тай. В самом Таиланде муай тай практикуют более 120 тысяч любителей, и около 10 тысяч профессионалов, насчитывается около 2-х тысяч клубов. Это очень много для страны с населением в 55 миллионов человек. Военнослужащие и полицейские в эту цифру не входят, так как занимаются муай тай в обязательном порядке.

    МУККИ-БАЗИ

    Эта школа сохранилась с древних времен в индийском штате Уттар-Прадеш, хотя в связи с запретами полиции и ростом популярности английского бокса число ее последователей в нынешнем веке неуклонно снижалось. Еще в тридцатые годы в Варанаси (Бенаресе), столице штата, ежегодно устраивали большие состязания по «мукки-бази». Во время парных поединков «выясняли отношения» наиболее известные мастера, а в групповых схватках сходились их ученики. В последнем случае победителями считались представители той команды, которым удалось оттеснить соперников за линию, обозначенную на земле. За боем наблюдали несколько судей, стремившихся не допустить излишней жестокости. Однако тяжелые травмы и даже смертельные случаи в ходе подобных турниров бывали довольно часто, почему, собственно говоря, их и запретили вообще.

    В настоящее время данная школа немногочисленна до своему составу, фактически это секта. Впрочем, все, или почти все традиционные индийские школы боевых искусств являются религиозно-клановыми, куда нет доступа посторонним.

    Ее характерная особенность – акцент на силовой тренинг. Бойцы выполняют множество разнообразных отжиманий и приседаний, большое внимание уделяют изометрическим и дыхательным упражнениям. Кроме того, в мукки-бази широко практикуется набивка рук на твердых «макиварах» из камня или металла. Но больше всего поражает в этом искусстве умение «держать удар» в любую часть тела, даже в самую уязвимую, вроде губ, носа, горла, паха и т.д. Методика овладения подобным умением держится в секрете. Что же касается кулаков, закаленных о стальные пластины, то бойцы легко разбивают ими булыжники и кокосовые орехи.

    Разумеется, подобные методы тренинга предполагают глубокое знание традиционной индийской медицины, в противном случае были бы неизбежны серьезные повреждения костей и суставов рук, а также сопутствующие им заболевания.

    МУКНА

    Традиционно индийское единоборство, распространенное в штате Манипур (особенно в деревнях). Возникло, согласно преданиям, в XII веке. Суть единоборства в том, что соперники одевают специальные фартуки из плотной ткани (кипи) и шлемы-протекторы, после чего вступают в схватку. Во время ее можно бить кулаком, толкать и бить открытой ладонью, обхватывать соперника руками, производить захваты его конечностей, уклоняться, прыгать.

    Цель поединка – заставить противника коснуться земли коленями, плечами, спиной или головой, любой из этих частей тела. Чаще всего противники кружат по площадке, делая ложные выпады до тех пор, пока одному из них не удастся неожиданным ударом либо толчком лишить своего соперника равновесия и заставить прикоснуться к земле. Или же поймать руку противника на захват и бросить его приемом, похожим на технику айки-дзюцу. Затем победитель совершает ритуальный танец «ятра» с мечом и копьем в руках.

    МУСИНДО-РЮ

    (Школа пути отрешенного духа)

    Стиль окинавского каратэ, созданный в 50-х годах XX века монахом Отомо Рюсё на основе каратэ Уэчи-рю и различных «внешних» стилей китайского ушу, в первую очередь стиля Пангай-нун. Наиболее известные представители стиля (его «хонбу-додзё находится на Окинаве в храме Чистой любви – Бякурэн-дзи), это Осима Такэ-си, Ямамото Тэйичиро, Дан Рассел и Терри Дьюкс.

    МУ-ТАУ

    Метод ведения боя, созданный в США в 60-х годах Джеймсом Арванитисом. Основная идея метода состоит в том, что в зависимости от ситуации (соотношения росто-весовых показателей противников, условий местности, наличия или отсутствия оружия и других) необходимо использовать приемы разного типа. Эти приемы Д. Арванитис берет из каратэ, тхэквондо, бокса, ушу, дзюдо, айкидо, греко-римской борьбы и кик-боксинга.







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх