Загрузка...


  • ПАНКРАТИОН
  • ПЕНЧАК-СИЛАТ (Поединок молний)
  • ПРАЩА
  • ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА К БОЮ
  • ПУТЬ БОЕВЫХ ИСКУССТВ
  • П

    ПАНКРАТИОН

    В программе древних олимпийских игр этот вид единоборства появился позже борьбы и кулачного боя (в 648 году до н.э.).

    Это дает основание некоторым исследователям считать, что причиной его появления стали частые нарушения правил в борьбе и кулачном бою, что и вызвало к жизни единоборство практически без всяких правил. Действительно, особенностью панкратиона было то, что в нем почти не было ограничений. Похоже, запрещалось только кусаться. Судья, тем не менее, на поединках присутствовал. Задача его заключалась в том, чтобы не допустить смертельного исхода поединка или тяжелого увечья. Для пущей убедительности он был вооружен палкой. На одной из античных ваз представлены бойцы, один из которых давит пальцами рук в глаза противника, другой раздирает сопернику рот, а также судья, который приготовился ударами палки разнять противников.

    Одна из особенностей панкратиона состоит в том, что к борьбе в стойке присоединяется борьба на земле после падения обоих борцов. Борьба на земле завершалась не в силу какого-то заранее определенного условия, как, например, после троекратного падения в античной борьбе, а в результате отказа одного из соперников от дальнейшего поединка. Смысл схватки заключался в достижении такой ситуации, при которой продолжение ее соперником стало бы невозможным.

    При этом допускались удары кулаком или ладонью (без ремней и перчаток) по всем участкам тела, удары ногой, ступней, коленями, удушение, выкручивание суставов.

    Удары открытой рукой в панкратионе зачастую были призваны облегчить применение какого-либо борцовского приема. Если они и использовались в нападении, то представляли собой более резко и сильно выполненные приемы борьбы. Удары кулаком в этом виде единоборства ни в коем случае не могли быть такими же тяжелыми, как это было в кулачном бою, особенно когда они направлялись в голову. Ибо повреждения рук, вполне вероятные в этом случае, мало способствовали бы продолжению поединка, как и в кулачном бою, будь руки бойцов там не защищены.

    В то же время в обороне удар кулаком имел гораздо больше «прав на применение», даже если при этом спортсмен рисковал повредить руки. При многих приемах и во многих ситуациях в панкратионе удар кулаком в уязвимые точки (например, в нос или подбородок) мог быть последней попыткой избежать грозящего поражения. Когда необходимость вынуждает атлета с помощью удара кулаком избавить себя от невыносимой боли в до предела выкрученном суставе, он непременно нанесет удар, даже рискуя заплатить за это травмой руки. Такая же ситуация возникает при удушении, когда у атлета возникает страх смерти, когда он задыхается и просто не думает о возможной травме руки.

    Одним из важнейших и эффективных приемов классической борьбы являлся захват снизу. Правила Панкратиона чрезвычайно усложняли возможность применения этого приема. Если бы панкратиаст с помощью захвата снизу-спереди попытался приподнять соперника, то последний мог мощными ударами кулаком в неприкрытое лицо атакующего (удары ведь не запрещались), обе руки которого были задействованы в захвате, не только свести на нет его усилия, но и, нанеся ему травму, осложнить его дальнейшие действия или же сделать вовсе невозможным продолжение поединка. Хотя эти удары и несравнимы по силе с ударами кулачного боя (поскольку поднятый в захвате панкратиаст не имел такой свободы движений), тем не менее их было вполне достаточно, чтобы привести соперника в шоковое состояние, в котором он наверняка ослабил бы захват и рисковал тем самым попасть в довольно невыгодное для него положение.

    Бросок имел в панкратионе столь же малое значение, как и захват. Предшествующий броску наклон головы с целью защиты от захвата за шею можно было легко остановить превентивными ударами кулаков. Даже если одному из борцов удавалось схватить противника для броска, последний имел достаточно возможностей ударами ног в голову и лицо атакующего заставить его отказаться от приема. Если атакующему все же удавалось бросить соперника на землю, то для последнего, согласно правилам панкратиона, падение не означало проигранного раунда, как это имело место в классической борьбе.

    Итак, что же сохранилось в борьбе в стойке в панкратионе от классической борьбы? Опасность, с которой был сопряжен для панкратиаста захват соперника обеими руками, требовала от первого прежде всего предотвратить опасные удары кулаком по наиболее чувствительным участкам тела, то есть панкратиаст должен был сделать все возможное, чтобы нейтрализовать руки и кисти рук соперника. Это можно было осуществить, молниеносно схватив противника за руки и обезопасив себя от его ударов и приемов.

    Чаще случалось, что панкратиасту удавалось схватить только одну руку соперника. Скорее всего делал он это обеими руками. Затем, чтобы предотвратить ответный удар кулаком, уклониться от которого в данной ситуации гораздо труднее, чем в кулачном бою, он должен был быстро привести соперника в такое положение, когда тот не смог бы ударами кулака сорвать прием. Этого можно было добиться, приведя резким движением захваченную руку в такое положение относительно туловища, при котором соперник предпочел бы сдаться, нежели терпеть сильную боль (например, вывернуть его руку за спину, загибая ее вверх по направлению к голове). Если соперник оказывается наклоненным вперед или же на коленях – ничего другого ему и не остается; если он не желает признать поражение – в этом случае у атакующего появляется возможность удерживать соперника в таком положении одной только рукой, вторую же использовать каким-либо иным образом. Описанная ситуация представляет собой, очевидно, единственную в панкратионе возможность добиться победы уже на этапе борьбы в стойке. Но гораздо чаще исход поединка решался на земле.

    Схватка на земле предполагала падение обоих борцов из положения в стойке на песок, причем в панкратионе не имело значения, кто из атлетов вызвал падение. В этом состоит одно из важных отличий панкратиона от Классической борьбы. Обоюдное падение здесь еще ничего не решает. И если считать приемы, ведущие к нему в панкратионе маловероятными, то по другой причине.

    Бросок предполагает охват каким-либо образом тела соперника, причем в классической борьбе атакующий не рискует получить удар, ибо удары запрещены правилами. А в панкратионе такой охват легко предотвратить, действуя кулаками. Поэтому можно предположить, что в панкратионе броски, как и захваты снизу, были маловероятны и даже опасны, поскольку противодействие им было слишком эффективным.

    У панкратиаста, ухватившего соперника за руку или за кисть, в случае, если сила соперника или недостаток собственных сил не позволяли ему прибегнуть к выкручиванию суставов, оставалась в распоряжении только группа приемов-бросков, из них в первую очередь бросок через плечо. Осуществить его весьма удобно, держа соперника за руку. Этими бросками через плечо в основном и осуществлялся переход от борьбы в стойке к борьбе на земле. Рассматривая изображения этого приема на древних сосудах, остается лишь гадать, представлен ли здесь эпизод из панкратиона или из классической борьбы, и чаще всего точный ответ на этот вопрос будет невозможен. Помочь может разве что стремительность, с которой осуществляется бросок, если только эта стремительность отражена на рисунке.

    Разумеется, борьба в стойке в панкратионе не ограничивалась двумя описанными схемами (выкручивание суставов рук и бросок через плечо). Древние рисунки, на которых изображены «побочные» действия из панкратиона (например, захват части тела противника с одновременным ударом кулаком), свидетельствуют о том, что атлеты имели для атаки и другие возможности. Однако то, что изображено, является, по сути промежуточными стадиями борьбы, отвлекающими маневрами или более или менее удавшимися попытками уклониться от приемов соперника.

    По внешнему облику атлета-панкратиаста следует поставить между кулачным бойцом и классическим борцом. Он был тяжелее кулачного бойца, но не отличался его великолепной гибкостью и подвижностью. В то же время он отличался от классического борца меньшим весом, более мягким очертанием мускулов и более высокой подвижностью и ловкостью. Открытый, свободный стиль панкратиона, предпочтение толчкам и броскам, нежели захватам, зачастую непредсказуемые варианты перехода к борьбе на земле, отреагировать на которые атлет мог лишь ловкими и быстрыми движениями тела, – это те факторы, которые делали внешний вид панкратиаста гораздо более изящным, чем тело классического борца, как бы воплощавшего в себе вес и мощь. От кулачного бойца панкратиаст должен был отличаться большей подвижностью бедер, что было обусловлено бросками при борьбе в стойке и особенностями борьбы на земле.

    Столь подробное рассмотрение особенностей панкратиона связано с тем, что этот вид единоборства без всяких оговорок можно отнести к первому достаточно нам известному боевому единоборству, а также тем обстоятельством, что боевые единоборства многих европейских народов (и не только их, то же самое относится к Индии и Ирану) прямо восходят к нему и немало заимствовали из его технического арсенала.

    ПЕНЧАК-СИЛАТ

    (Поединок молний)

    Общее название индонезийских боевых искусств, включающих в себя два основных раздела – бой голыми руками и бой с оружием. В основе современных стилей пенчак-силата (их насчитывают более 50), лежат боевые приемы различных племен и народов, населяющих Индонезию, страну «ста тысяч островов». Бой голыми руками включает разнообразные удары руками и ногами, локтями и коленями, сбивающие, блокирующие и отвлекающие движения руками, удущения и укусы, захваты, броски, болевые приемы. В бою с оружием используется традиционный арсенал: крис (длинный кинжал с волнистым лезвием), писау (нож с широким клинком), паранг и голок (разновидности ножа-мачете), келеванг (сабля), педанг (меч), тоя (длинная палка), пен-чонг (короткая палка), томбак (копье), арит (серп).

    На рубеже XIX-XX веков пендекар (мастер-наставник) Соэродивирджо (умер в 1944 году) впервые попытался объединить разрозненные боевые приемы жителей наиболее многолюдного острова Ява в единую систему. Так возник первый кодифицированный стиль пенчак-силата – Сэтья-хати-терате (1903 год). В более поздних системах отчетливо прослеживается влияние китайских и японских боевых искусств, тогда как Сэтья-хати-терате наиболее оригинален в аспекте своего происхождения.

    Дирджоатмоджо разработал три основных способа ведения боя голыми руками: технику кобры, технику удава и технику тигра. Первый из них заключается в том, что боец описывает круги вокруг противника, внезапно атакуя его сериями из двух-трех ударов– ног и рук, с немедленным отходом после каждой серии. Первым обычно идет удар ногой в пах или по ноге противника, а за ним удар рукой в глаза либо в горло. Защита от вражеских атак включает стопорящие удары по бьющим конечностям и зигзагообразные уходы с линии атаки, ставящие своей целью зайти ему в бок. Оказавшись сбоку от противника, с ним резко сближаются, атакуя локтями и коленями.

    Способ удава заключается в том, чтобы наступить на ногу противника или обвить ее своей ногой, входя с ним таким образом в плотный контакт. Затем впиться зубами ему в шею или в плечо и резким скручивающим движением корпуса и рук сломать либо шею, либо ногу, либо позвоночник. Способ тигра предназначен для боя на скользкой и мокрой земле. Для этого боец становится на четвереньки, нанося из такого положения удары ногами по голени, колену и в пах противника.

    Кроме приемов рукопашного боя, в систему Сэтья-хати-терате были включены приемы психической самонастройки и воздействия на противника. Это «изгнание страха» (из собственной психики), «глаза в глаза» (поймать взгляд противника и как бы загипнотизировать его), «устрашение в атаке» (леденящий душу крик). Для развития возможностей психологического самоконтроля 'и подавления вражеской воли используются оригинальные методы, например, суточное пребывание в глубокой яме, хождение по оживленным улицам с завязанными глазами и другие.

    В старых стилях пенчак-силата сохранился обычай дарить учителю при поступлении в его школу живого цыпленка, отрез белой ткани, нож и определенную сумму денег. Кровь цыпленка, орошая землю, символизирует кровь ученика, которую он прольет на тренировках. Белая ткань пойдет на саван, если он погибнет во время занятий. Нож символизирует остроту ума и чистоту помыслов ученика. А деньги понадобятся учителю для покупки новой одежды, если он порвет старую во время занятий. Этот обычай косвенно свидетельствует о том, насколько суровыми были раньше тренировки.

    К числу наиболее известных стилей пенчак-си-лата относятся Делима, Будожа, Чампака-пути, Перисай-дири и Перисай-сакти (остров Ява), Атчех и Бару (остров Суматра), Бакти-негара и Эка-сентоза (остров Бали), Батумерах (Молуккские острова). Подавляющее большинство стилевых школ входят в одну из двух федераций: Ика-тан-Пенчак-Силат-Индонезия (учреждена в 1947 году) и Персатуан-Пенчак-Силат-Индонезия. Пенчак-силат весьма популярен в исламских странах.

    ПРАЩА

    Кто и когда изобрел пращу – неизвестно. Она изображена на самых древних памятниках Египта, Ассирии, Персии, Эллады. Можно полагать, что праща была известна человеку за несколько тысяч лет до н.э. Но с самых древних времен и до конца своего существования в качестве оружия войск, праща оставалась по своему устройству одной и той же. Это ремень (либо веревка) длиной около 150 см, с уширением в средней части (нашитым или плетеным). Один из концов ремня (веревки) имел петлю для более удобного удержания пращи в руке при выбрасывании из нее камня; другой конец был гладким.

    Для метания снаряда (камня-голыша, либо свинцовой пули, весом от 100 до 400 грамм) ремень одевали петлей через кисть руки, пращу складывали пополам, в уширение укладывали камень, другой конец (без петли) держали между большим и указательным пальцами той же руки. Сложенной пополам пращой делали в воздухе несколько круговых оборотов (снизу-вперед-вверх), а затем сильным размахом выпускали из пальцев свободный конец ремня. Снаряд, вырвавшись из пращи, летел на расстояние до 400 шагов (284 метра).

    Хороший пращник до 100 шагов (70-71 метр) редко когда давал промах по стоящему человеку, попадая ему почти всегда в голову. При таком попадании человек обычно падал мертвым. На расстояниях до –480-190 метров пращник попадал в корпус, нанося серьезные ранения. Древний автор (Диодор Сицилийский) говорит: «Не было шлема или щита, который бы они (пращные пули, отлитые из свинца) не пробивали»…

    Дешевизна пращи и снарядов к ней, а также достаточно высокие боевые качества явились причинами того, что она продержалась в европейских армиях почти до конца XVI века, служа рядом с луками, арбалетами и огнестрельным оружием. Во время войны между гугенотами и католиками во Франции праща употреблялась как оружие даже в 1572 году. В XX веке пращу широко использовали (в основном на охоте) афганцы, готтентоты, американские индейцы, жители Канар-ских островов и Полинезии, эскимосы.

    Праща в современных условиях может служить прекрасным оружием самозащиты, а также спортивным развлечением. Ее нетрудно сделать из брючного ремня, камни же всегда под рукой.

    ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА К БОЮ

    Человечество за свою долгую историю перепробовало множество методов преодоления чувства страха, возникающего у большинства людей перед боем и сопровождающего многих из них в процессе схватки. Например, прусский король Фридрих Второй (царствовал в 1786-1797 гг.) заявлял, что «солдат должен бояться палки фельдфебеля больше, чем вражеской пули»! На языке науки его рекомендация означает выработку привычки действовать нужным образом независимо от того, что творится в душе. Может быть, сердце уходит в пятки, но человек получил приказ (или сам себе приказал) и ринулся в бой.

    Известно также, что люди совершали и совершают чудеса героизма из ненависти к врагу, благодаря пониманию своего долга перед родиной (или перед семьей, кланом, партией, друзьями). Однако все методы такого рода не решают главной проблемы: чувство страха никуда не уходит, просто человек его преодолевает сознательным усилием воли.

    К числу именно психологических методов следует отнести, прежде всего, прием наркотических препаратов. Так, знаменитые берсерки (см. статью) принимали перед битвой настойку мухомора. В результате у них полностью исчезал страх, возникала неистовая ярость, обострялись реакции, возрастала мышечная сила. В нынешнюю эпоху этот метод нередко используют бойцы спецподразделений и секретные агенты, действующие в одиночку в сложной ситуации.

    Следующий метод состоит в том, что все внимание бойца сосредоточено на процессе действия. При этом сознание не привязано к возможным результатам и последствиям, как положительным, так и негативным. Его оценочная функция как бы отключена, работают только механизмы ориентации в пространстве, восприятия противника, управления движениями, причем работают они в автоматическом режиме. Противник для бойца, полностью погруженного в действие, не более, чем оживший манекен, стимулирующий необходимые двигательные реакции. Поэтому он абсолютно спокоен, раскован, действует решительно и последовательно. Подобный алгоритм действий становится возможен благодаря самопрограммированию, но только при условии наработки соответствующих стереотипов поведения на многочисленных тренировках (спарринги, работа на тренажерах).

    Третий метод – это вхождение в образ. Он широко использовался и используется в так называемых «звериных стилях» ушу (см. статью), в нин-дзюцу, в некоторых индийских школах. Суть метода в том, что человек внушает сам себе посредством определенных процедур (либо это делает его наставник) будто он стал кем-то другим. Например, хищным зверем, являющимся тотемом его рода, или существом божественного происхождения. Собственная психика полностью подчиняется этому существу (а фактически, некой модели собственного сознания), которое полностью берет на себя управление поведением данного субъекта во время схватки.

    Еще один метод связан с религиозным экстазом самопожертвования. Примером достижения подобного состояния могут служить смертники-террористы в Иране, Ираке, Палестине, Ливане, Индии и других странах. Существенно то, что все они являются глубоко верующими людьми. В частности, они искренне убеждены, что существует «жизнь после смерти», что они окажутся в раю, где будут наслаждаться вечным блаженством в награду за свой подвиг.

    Наконец, существует метод обретения невозмутимости духа. Его культивируют даосы, чань и дзэн-буддисты. Невовлеченность в переживания позволяет им сохранять стабильное состояние психики в любых экстремальных условиях. Боец, находящийся в подобном состоянии, реагирует на события целостно и спонтанно, действует молниеносно. Здесь сознание и бессознательная сферы интегрированы в единое целое, вследствие чего эмоции не могут влиять на поведение. Однако дойти до подобного результата удается немногим, и то лишь через несколько лет ежедневных психофизических упражнений.

    Таким образом, наиболее приемлемыми для большинства практиков являются – в принципе – второй и третий способы из числа названных.

    ПУТЬ БОЕВЫХ ИСКУССТВ

    Путь боевых искусств – это процесс превращения обычного человека в воина. А как выразился Карлос Кастанеда, «стать воином – значит сознательно выработать у себя набор специфических качеств и соответствующее этим качества поведение». Мае Ояма сказал по существу то же самое, но иными словами: «путь боевых искусств сводится к обретению истинного смысла жизни через воинскую практику».

    Занятия боевыми искусствами позволяет удовлетворять те глубинные потребности, которые определяют все человеческие поступки. Эти потребности разделяются на три основные группы: витальные, социальные и идеальные (или духовные). Удовлетворение витальных потребностей (от латинского слова «вита» – жизнь) обеспечивает биологическое существование индивида. Признание со стороны себе подобных (что связано с понятиями популярности, любви, власти, авторитета) относится к социальным потребностям. Что же касается третьей группы, то именно здесь скрыта причина творчества, поисков истины, добра, красоты, справедливости, всего того, что в совокупности составляет смысл жизни.

    Так вот, прикладной аспект боевых искусств (то, что в Будо называют «дзюцу» – техника, приемы) отвечает инстинкту самосохранения, присущему человеку как виду живых существ. Практика соревнований, показательных и трюковых выступлений («сиай»), а также исполнение роли наставника, главы школы или федерации соответствует той стороне человеческой природы, которая жаждет признания окружающими ее достижений и личных качеств. Наконец, третий аспект боевых искусств, именуемый «Путь», связан с совершенствованием личности, с поиском смысла жизни, с обретением духовных ценностей. Принципиально важно то, что в рамках одних школ эти стороны боевых искусств сливаются воедино, в других же (и таких большинство) реализуются по отдельности: только техника боя, толь-' ко спорт, только психофизическая практика.

    Говоря о человеческих потребностях, следует особо подчеркнуть, что человек отличается от животных не витальными и даже не социальными потребностями, а идеальными. Иными словами, в каждом из нас тем больше человеческого, чем сильнее наши поступки определяются стимулами духовного плана. В конечном счете (потому что на первый взгляд это не очевидно) жажда материального благополучия и сексуальных наслаждений, стремления к власти или к славе – все это в людях от первобытного стада человекообразных обезьян.

    Для того, чтобы пройти «школу боевого искусства», понимаемую лишь как определенную техническую систему, не требуется ничего иного, кроме времени, здоровья и усердия. Для овладения «голой» техникой, приемами нападения и защиты, образ жизни адепта, наличие либо отсутствие у него совести, чести, чувства красоты и прочих духовных качеств не имеют никакого значения. Хватило бы ему ресурсов сердечно-сосудистой и дыхательной систем организма, не получил бы он на тренировках тяжелую травму, достало бы ему упорства.

    А вот для того, чтобы все три аспекта боевых искусств (дзюцу, сиай, до) соединить в одно целое, чтобы пойти значительно дальше техники конкретной системы – для этого преображение психики и тела через аскетизм, нравственный образ жизни, непрерывный психический и физический тренинг абсолютно необходимы. В результате человек будет оставаться грозным бойцом до глубокой старости, а не до обычных 30 – 40 лет (вспомним Такэда Сокаку из Дайто-рю или Саваи Кзнъичи из Тайки-кэн). Но гораздо важнее другое, то, что повседневная жизнь станет для него непрерывно длящимся счастьем!

    Итак, Путь боевых искусств – это такой образ жизни, главную роль в котором играет ежедневная практика конкретного вида единоборств и психофизического тренинга. Истинный воин живет «здесь и сейчас», не волнуясь из-за того, что было в прошлом или случится в будущем. Он мастер не только смерти (искусства убивать), но и жизни (искусства жить полноценно всегда и везде).







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх