«БОЙХОС НОИС»

Оригинальное название: Boixos Nois

Клуб: «Барселона» (Испания)

Численность: — 1000

Хардкор: 250

Политическая окрашенность: патриоты

Поддержка/ хоровое пение: ****

Баннеры: ***

Силовые акции: ****

Авторитет в Испании: *****

Авторитет в Европе:****

В России о них впервые услышали в смутном 1992-м. Фаны ЦСКА, вылетевшие в столицу Каталонии на самый сенсационный, как выснилось позднее, матч евросезона 1992/93 года, стали первыми, кто лицом к лицу столкнулся с «Бойхос ноис». Едва выйдя из автобуса и размахивая флагами ЦСКА, армейские болельщики были моментально окружены толпой бритоголовых парней в черных косухах и прижаты к бетонным стенам, которыми был обнесен стадион «Ноу Камп». Первые ряды россиян бойцы «Бойхос ноис», орудуя кулаками, цепями и железными дубинками, смяли в первые же секунды. К чести приезжих фанатов, остальные российские болельщики сумели каким-то чудом продержаться минут пять, с величайшим трудом сдерживая напор каталонцев. Лишь затем к месту происшествия лениво продефилировали представители местного полицейского департамента.

Словосочетание «Бойхос ноис» переводится с каталонского как «сумасшедшие парни», и на протяжении всей своей истории, насчитывающей без малого 26 лет, бойцы знаковой барселонской фирмы лишь подтверждали свое прозвище.

«Бойхос ноис» — группировка уникальная, и даже остальные мобы и фирмы «Барсы» пытаются до минимума сократить контакты с представителями «сумасшедших». Свой первый бой члены главной каталонской зондербригады провели в начале 80-х годов в городке Бадалона, который находится недалеко от Барселоны и славится, прежде всего, баскетбольным клубом «Ховентуд». Барселонским бойцам противостояли фанаты мадридского «Атлетико». В драке не на жизнь, а на смерть победу одержали «сумасшедшие», продемонстрировав при этом чудеса жестокости. Барселонцы пренебрегали обычным для драк такого рода девизом «Лежачих не бьют», заменив его на клич «Сар oportunitat!», что в дословном переводе означает «Без компромиссов!». Лежащие на земле фанаты-гастролеры получали безжалостные удары ногами. Таким образом, в начале 80-х годов на территории Пиренейского полуострова появилась новая саппорт-организация, сразу же заставившая считаться с собой. Жестокие, по-настоящему «отмороженные» члены «Бойхос ноис» устрашали боевыми акциями всю Испанию, проведя в середине — конце 80-х годов несколько широкомасштабных сражений. Основными врагами «сумасшедших» считаются фирмы Ultras Sur и Brigadas Blanquiazules, представляющие, соответственно, мадридский «Реал» и барселонский «Эспаньол» — двух исторических соперников «Барсы».

Само название «Эспаньол» означает «испанский» и, вполне вероятно, было выбрано в пику звучащему на иностранный манер «Барса». Если последняя символизирует все каталонское и является главным предметом гордости всего каталонского этноса, то «Эспаньол» — эта такая маленькая Испания на территории Каталонии. «Эспаньол» находится в великолепных отношениях с мадридским «Реалом», и нет ничего удивительного в том, что главные фирмы обоих этих клубов пропагандируют фашистские взгляды. За «Эспаньол» болеют мигранты — потомки полицейских и солдат, которых генерал Франко отправил в Барселону, дабы задавить прокаталонские и антииспанские настроения, коими всегда был славен этот богемный город. Невозможно себе представить каталонца, переживающего за «попугаев». Члены Brigadas Blanquiazules побаиваются «сумасшедших» и редко вступают в открытую конфронтацию с многочисленной фирмой «Барсы» — себе дороже.

Несколько по-иному обстоит дело с Ultras Sur. В конце 80-х между фирмами-антагонистами состоялась незабываемая битва, где «сумасшедшие» вновь показали класс. Они пришли на ристалище, распевая «Каталония — не Испания!» и «Саньоль, ты навсегда останешься в наших сердцах!» (Хосеп Саньоль, президент «Барселоны», казненный франкистами в самом начале Гражданской войны в Испании. — А. М.). При этом уже по своему обычаю члены «Бойхос ноис» плевали с высокой колокольни на все предварительные договоренности и использовали в бою многочисленные домашние заготовки — кастеты, цепи и обрезки арматуры. Эта фирма избрала английскую модель саппорт-поведения на секторе, поэтому ее члены не гнушались петь и распивать спиртные напитки во время футбольных матчей. Несмотря на то что стадион «Ноу Камп» вмещает почти сто миллионов зрителей (на самом деле уместятся и все сто двадцать миллионов, но некоторое количество мест не используется из-за установленных норм безопасности УЕФА), он неизменно характеризовался пассивной поддержкой своей команды, то есть поведение зрителей напрямую зависело от счета на табло. Если «Барса» выигрывала, то стадион аплодировал; проигрывала — патетически молчал. «Бойхос ноис» основательно оживили это каталонское уныние — Юг и Север распевали песни, гимны «Барселоны» и Каталонии и всячески подбадривали и подгоняли свою команду вперед — вне зависимости от того, терпела она поражение или одерживала победу.

К началу 90-х годов авторитет «Бойхос ноис» поднялся на заоблачную высь. Вместе с сочувствующими моб легко мог беспроблемно собрать полторы тысячи человек для любой акции. У бригады появился свой собственный сайт в Интернете и таинственный обряд посвящения, завершающим аккордом которого было нанесение татуировки на правое или левое плечо. Тату в виде оскаленной морды бульдога в обрамлении колючего гранатового ошейника стало символом «сумасшедших». Более того, фирма открыла даже службу психологической помощи — телефон доверия «Бульдог лайн», и теперь каждый фанат «Барсы» вне зависимости от того, являлся ли он членом «Бойхос ноис» или нет, мог позвонить по указанному номеру и изложить свои жизненные проблемы. У членов каталонской фирмы появляется даже собственная рок-группа — RASH (Red Anarchy Skin Heads, так называемые красные скины) — коллектив «Opcio-95».

Для середины 90-х годов характерна и реорганизация всего движения «сумасшедших». В первую очередь это связано с уходом старых лидеров и появлением в рядах саппортеров новых вожаков. Во вторую — с политической направленностью группы. Многие годы членов «Бойхос ноис» воспринимали как левую организацию, конечно же, потому, что хардкор группировки позиционировал себя как истые патриоты Каталонии, а следовательно — сепаратисты. Однако молодежная политическая мода 90-х годов ввела в состав моба элементы разной политической направленности — правых каталонских скинхедов, анархистов и даже неонацистов. Невообразимое политическое смешение в составе «Бойхос ноис» отвернуло от фирмы любую поддержку извне. Правые бригады не поддерживали барселонских фирмачей из-за того, что среди них было слишком много левых элементов, а фирмы политической левой направленности не могли примириться с жестокостью «сумасшедших», которая, по их мнению, больше характерна для радикальных правых групп. С тех пор и бытует утверждение о том, что у «сумасшедших» вообще не существует никаких друзей. По большей части это правда.

Совсем скоро от «Бойхос ноис» отвернулись и некоторые другие мобы, поддерживающие «Барсу», — такие, в частности, как Sang Cule. Это связано с волной расизма, которая охватила настроения «сумасшедших парней» после вливания в их ряды правых элементов. В середине 90-х годов в составе «Барселоны» появился нигерийский форвард Эммануэль Амунике, который, обладая умения забивать голы, был чернокожим. На первом открытом тренировочном занятии Амунике забил гол, который «Бойхос ноис» отметили весьма своеобразно: они повернулись к полю спиной, выражая новомодную европейскую тенденцию, развитую среди саппортеров-расистов, — «черные» голы не считаются. Во время представления команды перед новым сезоном, когда зрители на стадионе награждают аплодисментами собственных футболистов и тренеров, Амунике удостоился криков «Negra! Negra!» («Черный! Черный!») и злорадного улюлюканья — имитирующего звуки, издаваемые обезьяной. Естественно, Эммануэль Амунике вскоре покинул команду — совершенно уничтоженный психологически, он получил две тяжелые травмы, после чего «Барселона» решила расстаться с форвардом. Для Патрика Клюйверта часом истины стало интервью, данное газете Магса весной 2001 года. То самое знаменитое интервью, когда он прилюдно припугнул руководство «Барселоны» гипотетическим уходом в мадридский «Реал» в случае, если его заработная плата не будет увеличена.

Естественно, что со стороны радикально настроенных болельщиков «Барселоны» незамедлительно последовала ответная реакция. Следующее появление Патрика Клюйверта на «Ноу Камп» стало для голландского нападающего настоящим кошмаром. Каждое его касание мяча освистывалось трибунами, а во втором тайме с южной трибуны стали доноситься выкрики «Puta!» и «Negra!». В конце концов Карлос Рексач, тогдашний тренер «Барселоны», ее бывший игрок, капитан, скаут и помощник главного тренера, и сам взбешенный интервью, под одобрительный гул стадиона заменил Клюйверта.

На волне же политической разношерстности в составе «Бойхос ноис» произошел раскол — бригаду покинуло большое количество сепаратистов, утверждавших, что «сумасшедшие» идут по опасному пути, над которым не развеваются каталонские стяги, зато витают флагштоки со свастикой. Вполне понятно, что у членов группировки обострились отношения и с администрацией «Барселоны». Последняя вообще никогда не поддерживала радикальных фанатов, а после угроз членов «Бойхос ноис» президенту Хосепу Нуньесу («сумасшедшие» считали методы правления «Императора» слишком авторитарными и не могли простить увольнение Йохана Кройфа) прилюдно стала поддерживать мирный моб Sang Cule. Не сложились у барселонских фирмачей и отношения со следующим правителем «Барсы» — Жоаном Гаспаром, при котором команда не выиграла ни одного титула. «Сумасшедшие» прилюдно называли Гаспара «ослом» и даже изготавливали на сей счет весьма остроумные плакаты. Неоднократно они покушались на Гаспара, которого, как и большинство болельщиков «Барселоны», искренне ненавидели всей душой. Когда «Барса» уступила на своем поле мадридскому «Реалу» в полуфинале Лиги чемпионов в апреле 2002 года, группа фанатов, состоявшая из нескольких «сумасшедших», бросилась к VIP-ложе, чтобы атаковать Гаспара. Но охрана была на месте и добраться до президента «Барсы» не позволила. Тогда хулиганы бросились в ложу прессы, находившуюся неподалеку, и избили нескольких журналистов. Другие члены группировки находились в это время на своем обычном месте (за воротами), где в диком исступлении ломали кресла. В ночь с 26 на 27 января 2003 года около пятидесяти членов «Бойхос ноис» пытались в очередной уже раз добраться до Гаспара. «Барселона» прилетела из Виго, где проиграла «Сельте» со счетом 0:2 и опустилась на двенадцатое место в чемпионате Испании. Неизвестно, что «сумасшедшие» планировали сотворить с Гаспаром и ван Галем (можно только предположить), но фанатов снова сдержали телохранители Гаспара и охранники барселонского аэропорта Prat. На выборах президента каталонского клуба «Бойхос ноис», из тех, кто являлся членом FC Barcelona, все, как один, голосовали за Лапорту. Однако они поддерживали нового президента недолго. Жоан Лапорта повысил цены на билеты и начал осуществлять свою программу по истреблению насилия на стадионе «Ноу Камп», и, естественно, «чистка» началась с «сумасшедших». Фотографии отъявленных радикалов и агрессоров были разосланы во все отделения полиции и розданы всем работникам стадиона, отвечающим за пропускной режим. Естественно, что эти действия вызвали крайне негативную реакцию в рядах «Бойхос ноис». И «сумасшедшие» не замедлили нанести ответный удар. Вскоре Жоан Лапорта, выйдя из своего частного дома ранним утром, обнаружил, что территория около его жилища осквернена надписями оскорбительно-угрожающего содержания, начертанными белой краской на тротуаре, а также близлежащих гараже и магазине. Все надписи были подписаны «Бойхос ноис». «Laporta Hijo de Puta!!!» — гласила одна из них. Hijo de Puta — одно из самых распространенных в Испании ругательств, означает буквально «сын шлюхи» (в русской вариации — «сукин сын»). Впрочем, это было только начало. «Лапорта, мы убьем тебя!», «Лапорта, мы знаем, где ты живешь!», «Ты нас не выгонишь!», «Лапорта, наш дом — «Ноу Камп», а твой — могила!» — гласили выведенные белой краской угрожающие обещания. Один из телохранителей Лапорты начал звонить в полицию, а другой вместе с самим президентом, которому эти послания были адресованы, сфотографировал их, чтобы иметь вещдоки, когда дело коснется расследования. С того самого дня полиция Барселоны вместе со службой безопасности клуба и охранниками Генералитета Каталонии денно и нощно охраняли барселонского президента. Вскоре подозреваемые были задержаны.

Еще большее неприятие в среде «Бойхос ноис» вызвала невиданная доселе акция — Жоан Лапорта подписал контракт с UNICEF, в результате чего на футболках «Барселоны» впервые за ее историю появились лого и инскрипшн, не имеющие никакого отношения к «Барсе». «Ты не просто запятнал наши футболки, ты запятнал нашу честь и свою совесть, Лапорта!» — огромный баннер такого содержания фирмачи приготовили перед матчем Лиги чемпионов «Барселона» — «Левски». Впрочем, на трибуны этот баннер не попал, как и те, кто его изготовил, — таков «Допуск: ноль» в действии.

Весьма неоднозначно члены «Бойхос ноис» относятся и к Франку Райкаарду. Его назначение на пост «Мистера» вызвало новую волну недовольства как среди правых каталонских скинхедов, так и левых радикалов. Представители «Бойхос ноис» прислали Райкаарду электронное письмо с открыто выраженной неприязнью, подкрепленной несколькими, без сомнения расистскими, кличами. Кроме того, «Бойхос ноис» припомнили Райкаарду его увольнение из роттердамской «Спарты» (суринамец, являвшийся в то время тренером этого клуба, получил письмо, где его обвиняли в нависшей над командой угрозе вылета из первого дивизиона и предупреждали, что, если он не уйдет со своего поста, тогда пострадает и его семья. В конверт было вложено две пули. Райкаард подал в отставку) и предупреждали, что на этот раз одними словами дело не кончится. Райкаард множество раз «выхватывал» по ходу своего первого сезона в «Барселоне» от радикальных фанатов этого клуба, но в конце концов «Барса» выиграла Примьеру и Лигу чемпионов, и страсти вокруг тренера потихонечку улеглись.

Правительство Испании сейчас возглавляет Сапатеро — миролюбивый, спокойный и, даже можно сказать, стеснительный человек. «Признаться честно, — сказал он в одном из своих интервью, — меня сводят с ума только две вещи — война в Ираке и "Барселона"». Сапатеро болеет за «Барсу» с детских лет, а вот предыдущий босс правительства болел за «Реал». Члены «Бойхос ноис» вспомнили об этом знаменательном событии относительно недавно и решили написать Сапатеро письмо, дабы он «позволил настоящим фанатам приходить на матчи любимой команды». Как там обернется дело — пока неизвестно, но наверняка не в пользу «сумасшедших».

Таким образом, рассуждая о «Бойхос ноис», необходимо признать, что речь идет о совершенно уникальной фирме, от которой отвернулись все: и правые, и левые, и враги, и друзья, и болельщики любимого клуба, и даже сам любимый клуб.

Вот только вряд ли «сумасшедшим парням» можно винить в этом кого-либо, кроме самих себя…






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх