ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ


Права и обязанности футбола?

Существуют правила игры, включающие 17 разделов. В них обобщен столетний опыт, там есть все, от веса мяча до норм поведения игроков на протяжении полутора часов, отведенных на матч. Трудно утверждать, что правила усвоены всеми столь же прочно, как таблица умножения. Напротив, они едва ли не в каждом матче испытываются заново, всегда находятся охотники трактовать их вкривь и вкось. Мы с вами еще вернемся к этому.

Существуют положения о проведении всевозможных турниров, чемпионатов и розыгрышей Кубков. Эти положения обычно несколько условны и часто, в отличие от правил, подвергаются изменениям, так что их тоже при всем желании не отнесешь к разряду законов. Достаточно вспомнить, какой нелепостью обернулся один из пунктов положения о чемпионате Европы 1968 года, когда вопрос о выходе в финал решался игрой в «орла и решку» между капитанами сборных Италии и СССР. Дело не в том, что Факкетти оказался удачливее Шестернева. Игра в «орла и решку» вообще не к лицу футболу, не ей полагается решать такие вопросы, как звание чемпиона континента. Наверное, куда справедливее было четырем финалистам провести турнир в один круг, вместо четырех – шесть матчей.

Уже на протяжении многих лет мы становимся свидетелями бесконечных пертурбаций в условиях нашего чемпионата, и хотя понимаем, что поиски наилучшей формулы-дело не легкое, все же испытываем досаду из-за этого постоянного непостоянства. И ведь как это мешает делу! Ежегодная смена условий вынуждает команды менять планы тренировок, не позволяет им создать такой годовой режим, который бы вошел в привычку, исключил бы перегрузки и лишнюю нервотрепку. У нас без конца экспериментируют с высшей лигой, тогда как именно она должна получить наиболее благоприятные условия для игрового совершенствования. Ведь с нее огромный спрос, она защищает наши общие интересы на всех фронтах мирового футбола! Ее же никак не могут оставить в покое только потому, что желающих находиться в ее составе больше, чем этого требует разум, и они ведут борьбу, защищая свои местные интересы вопреки интересам общим, интересам советского футбола.

Но не эти проблемы станут темой разговора. В конце концов, и правилами и положением о соревнованиях снабжен каждый вид спорта. Футбол же – игра единственная в своем роде, к нему трудно применять общие мерки, он стоит особняком. И вот тут-то и надо обозначить его право.

Футбол привлекает человеческие сердца, исключительное, всепоглощающее внимание многомиллионной аудитории. Доказательства, полагаю, излишни. И что примечательно, эта старая игра в наше время завоевывает все новые территории, а значит, и новые легионы поклонников. Совсем еще недавно высоко котировались два континента-Европа и Южная Америка. Теперь приходится считаться с азиатской школой футбола. Вспомним команду КНДР на английском чемпионате мира и команду Японии – третьего призера Мексиканской олимпиады. Хорошее будущее и у африканского футбола, уже отвоевавшего себе место среди 16 финалистов чемпионата мира. Не избежали футбольного поветрия и Австралия и США. И все это случилось на памяти одного поколения, за считанные годы.

Телевидение? Несомненно, оно сыграло свою роль. Но ведь надо, чтобы новое зрелище пришлось по душе! В чем же дело, в чем секрет футбола, какие стойкие вирусы он несет в себе?

Кому из нас, любящих эту игру, не приходилось размышлять и спорить об удивительном футбольном эффекте?! Я бы рискнул предложить две версии, хотя и не знаю, какой из них отдать предпочтение.

Одна состоит в том, что футбол умеет быть всегда современным, всегда соответствует тем модам, вкусам и представлениям, которые доминируют в данный момент. Будучи, по сути дела, детищем нашего двадцатого века, он проделал в своем развитии примерно тот же путь, что и некоторые другие нововведения века. Пусть это и чисто внешнее сравнение, но футбол с годами совершенствовался так же, как, скажем, самолет от хрупкого би-. плана до реактивного лайнера, как кино от семенящих коротеньких немых лент до широкоформатных цветных боевиков. Едва ли не наилучшей аттестацией игры и команды стал термин «современная» и прямой укоризной звучит отзыв «старомодная».

Ведь оживилась же игра, перестало быть разочаровывающим пугалом скопление защитников перед воротами, осмелели форварды, мобильнее, находчивее стала атака. И это ведь случилось не потому, что сами футболисты условились разрядить гнетущую ситуацию тех лет, когда футбол вдруг поскучнел, упершись в непробиваемость оборонительной стены. Были найдены новые ресурсы в самой игре, которая вновь (в который уже раз!) показала свою жизнеспособность. Все время мы открываем какие-то новые грани футбола, позволяющие ему держаться на уровне века. И вот уже вслед за чередой открытий в области тактики, скоростной техники намечаются открытия психологического порядка, все большее внимание уделяется игроку как человеку. Футбол раньше сам стихийно проводил отбор своих рыцарей, а сейчас появилась тенденция делать это осмысленно и быстро. Это вполне в духе нашего времени.

Итак, футбол умеет потрафлять каждому новому поколению зрителей. Должно это привлекать к нему симпатии? Не рискну ответить напрашивающимся «безусловно», но могу допустить, что это так.

А вот другая версия. Несмотря на всю свою внутреннюю мудренность, на умение представать перед людьми в новом качестве, футбол внешне все же удивительно, обескураживающе прост. Игра покоряюще наглядна, мяч большой, его хорошо видно, играют в него люди самые обыкновенные, такие же, как все мы, для него не требуется громоздкого снаряжения. Словом, он на удивление естествен. Так вот, не в том ли его всевластность, что он удовлетворяет человеческую потребность в безыскусственности, в отсутствии обременяющих условностей, в доходчивости, в возможности самому авторитетно судить обо всем увиденном? Мы порой подтруниваем над всезнающим болельщиком. А имеем ли на это право, не пытаемся ли таким образом отнять у него главную радость? И, быть может, это не так уж плохо, что «о футболе все знают всё»? Ведь вполне возможно, что людям как раз и необходима такая разрядка, которая после трудов праведных возвращает их в иллюзорный мир игры, где все ясно, где давно сделан выбор, на чьей ты стороне, и не надо мудрствовать лукаво, где белое – это белое, а синее – это синее, и ты знаещь твердо, в какие ворота должен влететь мяч, и ждешь не дождешься этого волшебного мгновения. Кто знает, быть может, эти полтора часа ясных и самозабвенных переживаний как раз и необходимы людям, потому и тянутся они на стадионы?!

Не знаю, какой из этих двух версий следует больше доверять. Не удивлюсь также, если когда-нибудь ФИФА, проведя на досуге всемирный опрос болельщиков, установит совершенно точно, что привлекает людей к футболу, и ответ прозвучит совсем иначе.

Возвращаюсь к теме нашего разговора. Готов утверждать, что главное право футбола – в его непоколебимой и все более растущей популярности, нужности многим и многим людям. Из этого ко многому обязывающему права и вытекают многочисленные его обязанности.

Так и просится в качестве первой обязанности – обязанность побеждать. Но справедливо ли это будет? Ведь мы с вами подразумеваем не какую-либо одну, почему-либо нравящуюся нам команду, а весь футбол. Между тем число побед равно числу поражений. А что это за обязанность, если заранее известно, что выполнить ее можно только наполовину!

Наверное, точнее будет сказать, что обязанность – стремление к победе. Лучшие матчи как раз и получаются в том случае, если обе стороны в одинаковом настроении. Вспомним избранные «партии» сезона 1968-1969 годов. «Спартак» – «Динамо» (Киев)-3:3, «Динамо» (Киев)- «Торпедо» (Москва) -2:1, «Спартак» -«Торпедо» (Москва) -3:3, «Спартак» – «Динамо» (Киев) – 2:1, «Динамо» (Киев)-«Аустрия» (Вена)-3:1. Эти встречи, независимо от их турнирного значения, прозвучали для зрителей как торжество футбола, потому что достаточно высокий класс игры был подан командами на фоне истинного воодушевления. Этот показатель улавливается безошибочно. Наша сборная в московском матче с Венгрией в 1968 году дала образец игры на подъеме, а немного спустя она же в рамках финала чемпионата Европы выглядела обескураженной, растерянной. Не проигрыш тогда огорчил нас, а именно эта душевная вялость.

Если послушать голос трибун, станет совершенно ясно, что выше всего ценят люди. Аплодируют красивому приему, проявлению добрых чувств. Стадион взрывается, когда забит гол. Но самый дружный и страстный гул сопровождает атакующий натиск. Тут все понятно людям, и хоть нет еще гола, но они захвачены, увлечены зрелищем неотступного, азартного штурма. И столь же единодушно они, оскорбленные в своих надеждах, выражают негодование, видя одну из команд, а то и обе, играющей холодно, ремесленнически. Потому и любят тех игроков, которые способны повести за собой, всегда увлеченных, всегда волевых.

Футбол весь на виду, у него нет защитных кулис. Некоторых представителей футбольного мира это раздражает: «Ну кому какое дело до нашей жизни, чего суют нос?». А ведь это не что иное, как плата за популярность, за славу, за все те знаки внимания, против которых не возражают те же представители. Оставим в стороне сплетников, разносчиков чепуховых слухов. Эта публика и впрямь докучлива и неразборчива. Но в подавляющем большинстве случаев люди проявляют интерес к подробностям футбольной жизни только потому, что они заинтересованы в классной игре, в ярком зрелище и им нужны гарантии, что так и будет. Потому всех и трогает весть о том, что такой-то полузащитник загулял, такой-то форвард поссорился с партнерами, такой-то защитник по неизвестным причинам не явился на тренировку…

С этим ничего не поделаешь. Люди судят о командах прямо пропорционально их игровым заслугам и с той же закономерностью посещают стадионы. Не случайно ведь в последние годы на матчах киевского «Динамо» и «Спартака» побывало более всего зрителей и меньше их стало, скажем, на матчах с участием «Нефтчи» и тбилисского «Динамо». Эти приливы и отливы закономерны и выразительны.

Другими словами, если популярность футбола вне сомнений, то популярность команды – предмет ее собственной заботы. Тут все получают по заслугам. Скажем, «Локомотив» из года в год имеет меньше всех зрителей. Ну что ж, команда ведь и впрямь играет невыразительно, не имеет собственного игрового лица.

Так что, пожалуй, без обязанности, которую надо сформулировать как «ответственность перед зрителями», не обойдешься.

За последние годы, после того как футбол прочно вышел на домашние голубые экраны (90 матчей в год только по центральному телевидению!), его обязанности перед аудиторией резко изменились. Было время, когда круг зрителей выглядел постоянным, на стадионы ходили люди, вдоволь всего наглядевшиеся, умевшие порой быть снисходительными даже к явным нарушителям футбольных порядков. Сейчас игры смотрят все, и о матчах высшей лиги и сборной взыскательно судят и люди, живущие в городах, далеких от футбольных центров, и сельские жители. Мне, как участвовавшему изредка в телевизионном комментарии, приходилось слышать такие предупреждения от дежурного: «Сегодня идем на 60 областей» или «сегодня по «Орбите» нас смотрят Сибирь и Дальний Восток». За этими «техническими подробностями» стоят ведь без преувеличения миллионы людей!

Редакционная почта недвусмысленно дает понять, что люди с так называемой футбольной периферии наиболее нетерпимы ко всякого рода отклонениям от игровой морали. И это в порядке вещей! Они смотрят на ведущие команды свежим взглядом, ожидая увидеть лучшие образцы, и если не видят их, то разочаровываются и протестуют.

Мне кажется, что наш футбол в целом еще не осознал в полной мере значения своего выхода на телевизионную сцену. Грубый прием с трибун виден далеко не так ясно, как на экране, где он буквально лезет в глаза и оскорбляет. Я уж не говорю о всякого рода заварушках, спорах с арбитром. Уж тут распущенность футболистов благодаря экрану и крупному плану выглядит просто вопиющей. Частенько режиссер в эти моменты стыдливо меняет кадр, ему неловко предлагать вниманию телезрителей безобразия. А может быть, как раз и стоит для острастки показывать дезорганизаторов и комментировать подобающими словами их поведение?

Вот мы в ходе разговора и подошли к еще одной обязанности: «быть правым перед футболом, перед его правилами, перед его моралью». Мне не хочется повторять прописные истины, правила – ведь документ, лежащий под рукой. Но есть одна сторона футбольной жизни, требующая все же пояснения. Блюстители законности, как известно, судьи. Клан этот нельзя сказать, чтобы был в чести, некоторым горячим головам даже мерешится, что именно судьи и мешают хорошо играть.

Однажды, терпеливо выслушав возмущенную речь видного тренера о судьях, я спросил его: «А вы взялись бы сыграть календарный матч со «Спартаком» без судьи?» Мой собеседник только и сказал в ответ: «Ну знаете…»

В том-то и дело, что футбол, как игра по правилам, держится на судьях. Между тем отношение к ним, мягко говоря, неустоявшееся. Чаще всего на них обрушивают-ются за ошибки (иногда действительные, иногда мнимые) технического свойства: не заметил «вне игры», не дал пенальти, пропустил блокировку и т. д. Разумеется, когда судья свистит невпопад либо систематически грубо ошибается, вопрос о его квалификации должен быть поставлен перед судейской коллегией. Но все же наши главные претензии к людям в черной форме должны предъявляться в иной, не в технической плоскости. Смелость, решительность и справедливость – вот первостепенные качества судьи. Нам должно быть дороже всего то, как судьи стоят на страже интересов футбола, как они пресекают грубость, как осаживают возмутителей спокойствия, провокаторов, симулянтов, скандалистов. Был случай, когда руководители федерации публично и недвусмысленно напомнили судейской коллегии об этой ее святой обязанности. И тут же объявилась у судей смелость, последовала целая серия удалений с поля, в том числе многих футболистов с именем. И что же? Мгновенно поутихли страсти, и конец того сезона прошел под знаком дисциплинарного благополучия. Нет, я не хочу сказать, что разом были сняты все проблемы, но, во всяком случае, было продемонстрировано, как это можно сделать.

Подведем итог. Право футбола – его популярность. Отсюда и обязанности: воодушевленное стремление к победе, ответственность перед зрителями и правота перед правилами, перед игровой моралью.

Я понимаю, что упомянуто далеко не все, что требовалось бы упомянуть. О футболе судят пристрастно, каждый на свой вкус, да и вообще футбол вечный должник, такова уж его участь! Если разобраться, то участь эта прекрасна, потому что выполнять любые обязанности тогда радостно и приятно, когда известно, что в этом заинтересованы люди. Поэтому если к упомянутым обязанностям добавить и другие, то все равно они не будут футболу в тягость, ему достаточно много дано его правом.


1969






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх