… ПЛЮС НЕПОЗНАВАЕМОЕ


Незадолго до начала VIII чемпионата мира редакция журнала «Юность» предложила мне на страницах июньского номера сделать прогноз о победителе. В условиях этой затеи было оговорено, что по возвращении из Англии, в октябрьском номере, я отчитаюсь перед читателями за свое предсказание.

Вот что из этого получилось.


Июнь

К прогнозам не возвращаются. Не принято. В самом деле, человек проявил любезность, не стал отделываться круглыми фразами, отвешивать поклоны на все четыре стороны, а смело назвал вероятный исход турнира, ну не угадал, а теперь, выходит, его можно за это высмеять, усомниться в его осведомленности. Так легко всех отвадить, приучить к осторожности: «победит сильнейший», что примерно соответствует суждению «лошади едят овес».

А угадывание нынче в моде. Все более популярны анкеты и конкурсы, любители спорта азартно ворожат: кто кого победит? Недавно, просматривая ответы на такой конкурс, я прочитал на полях письма: «Устраивайте конкурсы почаще, отгадывать – мой отдых».

Значит, «Угадай-ка – интересная игра»?

Но можете вы представить, чтобы в эту игру включился Николай Морозов, тренер сборной команды СССР, и чтобы он тоже отвечал на вопрос, как выступит сборная на чемпионате мира. А ведь он только и думает о предстоящих матчах, только и взвешивает шансы своей команды. Казалось бы, ему и карты в руки. Но для тренера прогноз не игра и не отдых.

Попробуем и мы отнестись к прогнозу серьезно. И тут уж ничего не поделаешь, придется вспомнить о былых прогнозах. Не для того, чтобы кого-то поймать на слове, а просто для иллюстрации.

Весна 1958 года. Как раз в те дни, когда у нас справляли шестидесятилетие отечественного футбола, сборная команда готовилась вылететь в Швецию, на первый в ее истории чемпионат мира. Вот что писал тогда один из спортивных журналов: «Если наши игроки совершат круг почета на стадионе Стокгольма, мы скажем: юбилейный год удался на славу!».

Видите как. Нет, чтобы пообещать празднества по случаю победы, а наоборот – победу извольте к юбилею! Ну что ж, в ту пору мы смутно представляли себе этот турнир. Казалось, если наша сборная привезла из Мельбурна золотую олимпийскую медаль, побеждала тогдашнего чемпиона мира – команду Западной Германии, почему бы, спрашивается, не завладеть и «Золотой богиней»?!

Но вскоре мы убедились, что нет маршрута труднее, чем за «Золотой богиней», что мировой чемпионат-это футбольный Эверест и ни один турнир ни по одному виду спорта не собирает такого числа равных по силам, страстно жаждущих победы, изготовившихся к небывало ожесточенной борьбе противников. Победа в такой борьбе достойна монумента, вроде того, который сооружен в Рио-де-Жанейро перед входом на стадион «Маракана», а поражение не унизительно. Наша молодая сборная после двух попыток не уронила своего достоинства, и в Швеции и в Чили входила в число восьми лучших. Жаль только, что у нас заведено торопиться с самоуничижительными выводами в зависимости от проигрыша какого-либо одного важного матча. Но на футбольное дело волевые разовые решения оказать влияние не в силах. Нельзя же, поменяв тренера, мигом поднять класс игры в масштабе страны!

Как бы то ни было, нынче мы опытнее и относимся к чемпионатам мира гораздо почтительнее.

Не одни мы тогда, в 1958 году, заблуждались. Вот данные западного агентства, опросившего журналистов 66 стран. Прогноз выглядел так: Англия – 164 очка, СССР – 135, Аргентина – 133, ФРГ – 71, Бразилия – 48, Швеция – 21. Как видите, и будущий чемпион – Бразилия и второй призер – Швеция не котировались.

Четыре года спустя, незадолго до открытия следующего, чилийского, чемпионата, в одной из газет можно было прочитать: «Взять Гарринчу. Его секреты стали общим достоянием. Опасность, которую представлял он раньше, сократилась вдвое».

А вскоре в той же газете мы читали: «Гарринча здесь не только любимец публики, но и выглядит лучше, чем в Швеции. Его удары мощны и точны, а пас первоклассен».

За пять месяцев до нынешнего, VIII чемпионата тренер сборной Бразилии Феола свой прогноз о победителе сформулировал так: Англия, или Бразилия, или третий неизвестный. Сообщают, что Феола имеет агентуру наблюдателей за основными противниками. Видимо, в то время Феола еще не собрал всех донесений и потому не мог расшифровать, кто этот третий неизвестный. А чутье ему подсказывало, что «темная лошадка» непременно объявится – ведь так было в Стокгольме (сама Бразилия) и в Сантьяго (третий призер – Чили). Да и вообще, когда на турнир съезжаются более десятка первоклассных команд, какая-то из них непременно удивит мир. Это тоже надо иметь в виду.

Один знаток легкой атлетики не раз удивлял меня своими гороскопами, которые сбывались этак на три четверти. Десятки лет этот человек ведет легкоатлетическую статистику и, принимаясь за свои прогнозы, работает в поте лица, ворошит кипы таблиц. Любопытно, что доверяет он не лучшему броску или прыжку, а постоянству достижений, показанных легкоатлетом во время крупных соревнований на протяжении нескольких лет. С помощью такого анализа он и выводит наиболее вероятного победителя.

Футбол – игра, и, к счастью, его, как легкую атлетику, цифрой не проверишь. Но есть и у него своя историческая арифметика, и пренебрегать ею не следует. Правда, обращаться с нею надо, я бы сказал, смело, презрев формальную логику. Если обнаружено, что одна команда регулярно бьет другую и они примерно одного класса, то имеет смысл подумать: а не пришел ли срок «восстания», не будет ли нарушено это странное обыкновение?

Наша сборная в свои пятнадцать лет – подросток. История у нее хотя и пестрая и бурная, но коротенькая, и теория больших чисел пока к ней неприменима. Но кое-что уже проглядывает. Ну хотя бы ее пикантные взаимоотношения со сборной Австрии. Вроде бы наши сильнее, а как трудно складываются встречи!

Кажется, мы уже начали перечислять, что требуется иметь в виду составителю серьезного прогноза.

«О поле!» Чужое, свое или нейтральное? На чужом, как подсказывает та же статистика, в несколько раз вырастает вероятность схлопотать пенальти в свои ворота, став жертвой судейской слабохарактерности. Жесткое или мягкое, широкое или узкое, каков газон – все это тоже о поле, но уже в точном смысле слова.

Погода. Когда-то москвичи свято верили, что дождик в пользу «Спартака», Потом этот разговор утих. Наверно, потому, что спартаковцы стали играть неважно при любой погоде. Конечно, скользкое, в лужах поле одинаково для обеих команд. Но для кого-то оно может оказаться привычнее.

Состав. Вот уж тайна так тайна! Однажды я был свидетелем, как тренер объявлял игрокам состав, а в это время его помощник прохаживался под окнами, чтобы не подполз вражеский лазутчик. Узнать заранее состав противника равнозначно раскрытию его замыслов. Не случайно многие тренеры открывают свой секрет за несколько минут до начала матча, когда заполняют судейский протокол. Эти одиннадцать фамилий скажут, на оборону или на атаку будет акцент, за каким форвардом надо следить, что предпринимают против лидера нападения соперников, и многое другое.

Тренеры, я уверен, должны коллекционировать сведения об игроках противника. И личные наблюдения, и отзывы прессы, и фотографии, и киноленты… Сборной необходима картотека, досье, архив – дело не в названии. И чтобы кто-то вел это дело постоянно, чтобы все сведения в любую минуту были в распоряжении сборной и не зависели от часто сменяемых тренеров. Пока такая работа ведется у нас дилетантски, частным порядком, от случая к случаю.

Какие-то выводы можно сделать и из знакомства с тренерами противостоящих команд. Один склонен к авантюре, другой опаслив, этот беспринципен, и от его команды можно ждать грубой игры, а тот вечно что-то ищет, придумывает…

Ну, а психологическая подоплека? Рядовые болельщики, которым свойствен житейский взгляд на спортивные события, обычно верно улавливают намечающиеся конфлиты.

«Динамо» им не простит прошлого поражения, накажет в этот раз, будьте уверены…»

«Да разве наши могут выйти в лидеры? С сильными играют что есть духу, а с теми, кто послабее, еле ноги волочат… Сидит в них зазнайство…»

Сколько таких разговоров на трибунах! На мой взгляд, в этом смысле зрители иногда обгоняют специалистов, которые не то чтобы напрочь отрицают психологическую подоплеку, а мало считаются с ней на практике. И хотя так называемая «морально-волевая подготовка» упоминается во всех учебниках, наставлениях и руководящих статьях (причем, как правило, одними и теми же словами нудно доказывается ее важность), дело движется со скрипом. Серьезный прогноз не сделаешь не учитывая этой стороны грядущего матча.

Разумеется, здесь не упомянуто еще многое, что заслуживает внимания при разборе шансов команд. Но моя цель иная – дать понять, что серьезный прогноз не только допустим, но и желателен. Искусство футбольного прогнозирования никогда не достигнет совершенства. А если бы появилась такая перспектива, предсказателей следовало бы изолировать от общества, чтобы они не мешали людям получать удовольствие, поскольку одна из прелестей любого матча заключена в таинственности его исхода.

Непознаваемое останется всегда. И, по-моему, футболу оно присуще в большей степени, чем другим спортивным играм, что, вероятно, и возвышает и выделяет его в глазах миллионов людей. Но значит ли это, что мы не должны познавать то, что познать возможно, что способно служить искусству победы.

Не пришло ли время поставить под сомнение выражения, ставшие чуть не афоризмами: «Прогноз – штука опасная», «Прогнозы беспочвенны», «Прогноз – запрещенный прием» и т. д. Не отговорки ли это, скрывающие либо неискренность, либо боязнь ответственности, либо неумение размышлять, анализировать? Мне кажется, что отказ от прогноза непростителен для знатока.

В конце концов, дело ведь не в том, чтобы наше предположение непременно сходилось с ответом, как в задачнике. Попытка прогноза – это всегда поиск, своеобразная «езда в незнаемое», сулящая открытия.

Рассуждение о прогнозе полагается закончить прогнозом, иначе автора обвинят в голословности.

Думаю, что чемпионами мира на этот раз станут англичане.

Момент для них не только подходящий, а и единственный в своем роде. Об этом будут помнить и игроки сборной Англии, и их противники, и местные болельщики. Этот чемпионат проводится в ознаменование столетия футбола, как известно изобретенного англичанами, и они как бы заранее именинники. Да и, наконец, кто же сомневается в том, что англичане здорово играют в футбол?

Тут же вопрос: а как же наши? Полагаю, что в четвертьфинал они выйдут. А с кем им придется играть там – предположить трудно. Предсказывать же результат матча с неизвестной командой – это уже чистое гадание. А мы с вами уговорились вести разговор о более или менее серьезных материях.


Октябрь

В футболе нельзя отставать. Недаром в характеристиках игры лучших команд все настойчивее употребляют эпитет «современная». Законодателями мод, конечно же, становятся победители. Иные победители не нравятся, их игру перед всем футбольным миром пренебрежительно анатомируют теоретики и эстеты. Мир этот помалкивает, словно бы соглашаясь, а сам исподтишка норовит позаимствовать выкройку.

Бразильцы восемь лет (целая эпоха в наше время!) были объектом зависти, подражания, преклонения, изучения. Теперь они свергнуты. Теперь появилась возможность безбоязненно их лягать. Думаю, что отношение к бразильскому футболу сейчас станет лучшей проверкой добросовестности, объективности и, если хотите, чувства историзма.

Тренер бразильцев Феола, уезжая из Лондона, монотонно твердил, что его лучших игроков, как злой рок, преследовали травмы и это и есть причина неудачи. К проигравшим тренерам надо быть снисходительным. Вряд ли есть другая профессия, где бы человеку вменялось в обязанность безропотно переносить оскорбления и унижения, где бы так часто колебалась его деловая репутация и где бы имел право усомниться в его знаниях и достоинствах каждый невежда. Не мудрено, что многоопытный, имеющий мировую известность Феола ссылался на «злой рок», зная, что для разгневанной толпы такое объяснение наиболее подходяще.

На самом же деле бразильцы, как мне показалось, перестарались, следуя правилу «от добра добра не ищут». Они играют превосходно, и старые их друзья по-прежнему замирают от восторга. А молодые противники уже не замирают от страха. Все знают, как приятно в контрольной работе встретить задачку, которую уже решал. Примерно так же должны были себя чувствовать форварды, играя против защиты бразильцев.

Всего восемь лет назад на стадионах Швеции защитная «линия Беллини» была откровением. Теперь она выглядела наивно. За эти годы люди привыкли к игре на бразильский манер. Некоторые даже считали футбол настоящим лишь в том случае, если можно было на поле и «красненьких» и «голубеньких» пересчитать – «ать – четыре – два – четыре». И пересчитывали. Если же не находили заветную схему, то объявляли тренеров этих команд в лучшем случае профанами.

Но футбол не кегельбан, где шар катают по желобу. Футбол умирает от тоски повторений. Хотим мы того или нет, но игроки и мяч обречены вечно искать новые тропы на зеленом поле. Мудрый тренер помогает им в этом.

Мне трудно дался отчет для «Советского спорта» о финальном матче чемпионата мира. Передавать пришлось в номер, то есть диктовать, импровизируя, глядя на отрывочные заметки в блокноте. Но это полбеды – в конце концов не привыкать. Трудность была в том, что рядом сидел и внимательно слушал мою импровизацию Виктор Александрович Маслов, тренер киевского «Динамо». Держался он безукоризненно, ничем не выдавал своего несогласия или неудовольствия. Он вообще добрый человек. И, крича в трубку какие-то слова о характерных особенностях английской сборной, я вдруг подумал, что примерно то же мог бы сказать и о «масловской» команде, которая мне давно нравилась, и что Маслов, пожалуй, меня контролирует по той простой причине, что победила-то на чемпионате его игра, что у него сегодня хороший день и, быть может, он надеется в словах журналиста услышать этому хотя бы косвенное подтверждение…

Наверное, боевые порядки английских футболистов можно выразить арифметически. Это сделают. Но боюсь, что формула не выразит содержания, сути игры англичан. Отметим главную тенденцию. Кончился период школярского подхода к системе четырех защитников, когда боялись отступить от буквы-цифры. Пришла пора свободного истолкования этой системы. Это проявилось в игре сборных Венгрии, Португалии, Западной Германии, Англии. Досадно, но нашу команду в этот перечень не впишешь. Она блеснула многими достоинствами, и прежде всего стойкостью и мужеством, ее счастье, что она имела в своем составе таких мастеров, как Лев Яшин, Альберт Шестернев, Валерий Воронин, Иосиф Сабо, которые смогли принять на свои плечи основную тяжесть борьбы. Но рисунок ее игры был традиционным.

Может быть, мы отстаем в тактическом мышлении? К счастью, не отстаем. Нас мучает другая беда. Как выяснилось, мы не умеем должным образом ценить собственные достижения, не рискуем удивлять и озадачивать противников. А чемпионы как раз и создают образцы, модели игры, которые подхватываются другими.

Я не думаю, что сборная Англии как эталон просуществует столь же долго, как сборная Бразилии. Скорее всего, провозгласив «Да здравствует организованный беспорядок!», она позволит себя обогнать. Все же она выглядит куда обыкновеннее, чем сборная Бразилии в 1958 году. И может быть, даже пример англичан скорее развяжет инициативу преследователей, чем пример бразильцев. Те стояли на возвышении, а англичане – бок о бок с остальными.

Вот и все, что мне захотелось сказать по поводу прогноза о победителе чемпионата, который я дал в июньском номере «Юности», предсказав победу сборной Англии. Теперь-то мне кажется, что я тогда ничем не рисковал.


1966






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх