Глава вторая

Вместе с «красно-белыми» или три счастливых касания (1986-1992)

Приход Зидана в основной состав «Канн» совпал с выходом команды под руководством Жана Фернандеса в Первый дивизион. Вопреки всем прогнозам, небольшой скромный клуб с Лазурного берега в свой первый сезон сумел не только удержаться в высшем обществе, но даже опередить в турнирной таблице такие, более сильные клубы, как «Тулуза» или «Пари Сен-Жермен». Последующие два игровых сезона первоначального, благоприятного мнения о новичке Первого дивизиона не изменили. Клуб заслужил репутацию крепкого середнячка, пусть и не хватающего с неба звёзд, но матчи с которым, ни для кого не являлись лёгкой прогулкой по зеленому полю.

Зидан был приглашён тренироваться вместе с профессиональными игроками «Канн» в возрасте 16 лет. Был конец сезона 1988/89 года, все турнирные задачи, стоявшие перед командой, были уже решены, а потому Жан Фернандес решил проверить в последних матчах сезона ближайший резерв команды.

И 20 мая 1989 года на огромном стадионе «Божуар» в Нанте, Зинедин Зидан дебютирует в Первом дивизионе, всего за месяц до своего 17-летия. Это был матч 37-го тура, где «Канны» вышли с огромным желанием победить, против местного «Нанта», — команды Марселя Десайи и Дидье Дешампа. Матч, по ходу которого, Зидан на 78-й минуте заменил Мартинеса, все же завершился вничью, 1:1.

«Меня выпустили на поле лишь на 15 минут, но с такими мастерами, что… Это были Златко Вуйович и Руди Крол. Я тогда коснулся мяча всего три раза, но никогда после не чувствовал себя более счастливым. И не только потому, что я играл с настоящими звёздами и со своими кумирами. Дело в том, что за четверть часа я заработал почти 5000 франков — это в шесть раз больше моей месячной зарплаты как стажёра!».

Для него в то время, эти деньги казались настоящим богатством, которое Язид, гордый и одновременно щедрый, немедленно отправил родителям.

А зарабатывал он всего 800 франков. Прожить подростку на такие деньги было трудно, поэтому вместе с друзьями изобретательный парнишка регулярно организовал необычное соревнование — турнир по поеданию сосисок. Приходя на пляж, ребята предлагали отдыхающим посостязаться на деньги. Когда кто-нибудь соглашался, во всей красе проявлял себя Зинедин. Аппетит у него был зверским: в скорости и количестве съеденных сосисок ему не было равных. Он так объяснял своё обжорство:

«С родителями, тремя братьями и сестрой мы жили в небольшой квартире обычной многоэтажки. На свою скромную зарплату кладовщика универсама отцу было тяжеловато прокормить такую большую семью».

Надо сказать, что руководство клуба старалось особо не форсировать развитие Зидана, и следующий сезон 1989/90 гг. он проводит под руководством Ги Лякомба, нового патрона Центра подготовки «AS Cannes». Хотя юноша, благодаря своим природным данным, довольно быстро прогрессировал. Вспоминая это время, Лякомб скромно заметит: «Моя задача состояла в том, чтобы просто не мешать его развитию».

Между тем, летом 1990 года в «Каннах» сменился тренер. Клуб возглавил его бывший игрок Боро Приморац, и уже осенью этот шаг стал казаться ужасной ошибкой. В-первых 17-ти матчах нового сезона 1990/1991 года команда одержала лишь 3 победы и опустилась на 18-е место. По итогам первого круга «Канны» имели самую слабую атаку в Первом дивизионе (10 мячей в 19 матчах) и одновременно самую сильную оборону (15 мячей). О крепость обороны клуба разбились все атакующие волны бессменного фаворита тех лет, стремительно рвавшегося к европейским высотам марсельского «Олимпика». Марсельцы на своём поле не то что не забили, но и умудрились даже проиграть (в 10-м туре со счётом 0:1). Это было первое поражение Марселя в новом сезоне. Помимо опоры на прекрасную оборону, возглавлявшуюся переживавшим вторую молодость Луисом Фернандесом, Боро Приморац поневоле должен был пытаться найти скрытые резервы в привлечении талантливой молодёжи из Центра подготовки «Каннов». И действительно, по ходу сезона в клубе появляются вчерашние стажёры — Млинарик, Дюри, Даниэль и Зидан. К тому же, ситуация отнюдь не выглядела безнадёжной. Осенью 1990 года неважные результаты показывала довольно значительная группа команд, разрыв в очках между ними был невелик, и 2—3 победы подряд могли вознести бедствующую команду в верхнюю часть турнирной таблицы.

30 ноября 1990 года «Канны» одолел «Ренн» — 1:0, и с этого момента и берет начало знаменитое «каннское чудо». Мучавшаяся долгое время в самых низах турнирной таблицы команда вдруг выдаёт беспроигрышную серию из 13 матчей, вознёсшую скромный клуб, из зоны вылета (18-е место), в зону УЕФА (4-е место). В этой серии особо выделялось избиение на выезде со счётом 3:0 одного из фаворитов текущего первенства «Осера», а также очередное провансальское дерби с «великим и ужасным» «Марселем» — 0:0. В итоге, «Канны» оказались единственной командой в Первом дивизионе, кого будущий финалист Кубка Чемпионов 1991 года не то чтобы ни разу не смог победить, взяв лишь одно очко из шести возможных, но и, более того, — кому за 180 минут игры ни разу не смог забить.

Отлично в этих матчах проявил себя и 18-летний Зидан, сумевший по ходу сезона закрепиться в основном составе, сыграв за сезон примерно в 2/3 матчей, проведённых «Каннами», причём выступал он тогда на позиции, скорее, опорного хавбека.

«Нант» стал его счастливым талисманом. В матче против этого клуба Зидан дебютировал, ему же и забил 8 февраля 1991 года свой первый официальный гол в Первом дивизионе. По ходу матча хозяева первыми пропустили мяч и никак не могли прорвать оборону гостей, пока на 55-й минуте Зидану не удалась изящная свеча над голкипером «канареек» Давидом Марро. Вдохновлённые успехом, «Канны» вскоре дожали соперника, матч завершился победой со счётом 2:1. И президент клуба ранее пообещавший подарить ему машину в день, когда он забьёт свой первый гол, не изменил своего решения. Зинедин вспоминал:

«Президент клуба Аллен Педретти пообещал подарить мне автомобиль за первый гол во французском чемпионате. И слово своё сдержал. Я помню эту машину: совершено новый красный „Renault Clio“. Мы устроили по этому поводу большую гулянку».

Всю ночь Яз гонял на своём подарке по улицам небольшого города, сумасшедший от радости, как ребёнок, получивший заветный подарок на Рождество.

Между тем, события шли своим чередом, окончание сезона продолжало радовать. В начале марта 1991 года команда с Лазурного берега впервые поднялась на четвёртое место (после матча 29-го тура «Тулуза» — «Канны», 2:2), дававшее по итогам первенства путёвку в Кубок УЕФА. Всю весну команда будет вести упорную тяжёлую борьбу с соперниками за 4-е место и сумеет-таки его отстоять, попутно не без успеха сражаясь в Кубке Франции, где уступит в 1/4 финала лишь будущему победителю турнира — «Монако». В итоге, впервые в своей истории «Канны» получили шанс сыграть в розыгрыше Еврокубков.

В целом же, выступление команды, как уже говорилось раннее, стало одним из главных сюрпризов сезона 1990/91 года. Для того, чтобы оценить значение этого успеха для самих «Канн», надо вспомнить, что более высокое место, чем в 1991 году, клуб занимал лишь в далёком 1933-м, то есть аж 58 лет назад.

Успешная игра Зидана не осталась незамеченной за пределами «Канн», и весной 1991 года его приглашают в молодёжную сборную Франции. Дебют Яза пришёлся на отборочный матч молодёжного первенства Европы 1992 года, Франция — Албания, закончившийся со счётом 3:0).

В новый сезон 1991/92 года, руководство «Канн» вступало с новыми надеждами и с новыми планами — постараться выступить в первенстве Франции не хуже предыдущего сезона, и как можно успешнее дебютировать в Кубке УЕФА. В преддверии игр нового сезона, был предпринят ряд мер по усилению основного состава клуба и прежде всего наиболее слабого его звена — атаки, покупкой довольно известных на тот момент нападающих — Омам-Бийика и Ланжера, а также атакующего полузащитника Асановича.

Однако с самого начала сезона все пошло наперекосяк. До старта в Кубке УЕФА «Канны» провели 10 матчей, набрав в них всего лишь 7 очков, и вновь, как и год назад, оказались в зоне вылета. Одной из причин неудач стала откровенно слабая игра новых нападающих: разрекламированные Ланжер и Омам-Бийик в первые два месяца сумели забить лишь по одному мячу на каждого. Их функции в этот период фактически взяли на себя хавбеки команды, и в какой-то момент Зидан даже был первым в списке лучших снайперов команды.

Единственным светлым пятном в выступлении «Канн» в сезоне 1991/92 года стал дебют в Еврокубках. Компания открылась схваткой с португальским «Салгейрушем» — командой незвездной и примерно одного класса с «Каннами». Оба поединка оказались чрезвычайно нервными. Проиграв минимально в первом матче 0:1, «Канны», имея численное преимущество во 2-м тайме, долгое время не могли забить столь нужный первый гол. Лишь за 4 минуты до конца основного времени вышедший на замену опальный Омам-Бийик точным ударом перевёл игру в овер-тайм. Затем судья ошибочно не засчитал ещё один гол Омам-Бийика, и командам пришлось испытать судьбу в футбольной «русской рулетке» — пенальти — серии послематчевых одиннадцатиметровых. Два блестящих сэйва голкипера Дюссюйе вывели в следующий раунд «Канны». Зидан в этих поединках ничем особым не выделялся, разве что заработал свой первый в матчах Еврокубков, «горчичник».

Следующим соперником французов было московское «Динамо», располагавшее в то время довольно мощной атакой (Кобелев, Колыванов, Кирьяков), причём трудности «Канн» усугублялись тем, что в первом матче из-за дисквалификации не смог принять участия капитан команды Фернандес.

Оправдались самые худшие прогнозы — на своём поле «Канны» не только ни разу не сумели пробить голкипера москвичей Сметанина, но и однажды пропустили смертельный контрвыпад гостей — удачно сыграл на добивании Кирьяков. На послематчевой пресс-конференции Боро Приморацу только и осталось, что сказать: «Мы отправляемся в Москву с намерением наверстать упущенное. Почему бы не верить в это?». И, к удивлению советских журналистов, слова у французского наставника не разошлись с делами.

Перед ответным матчем в зимней Москве перед Приморацем стоял только один сложный вопрос: кого поставить на игру в качестве атакующего хавбека — молодого Зидана (первая игра Язу не очень удалась, хотя при счёте 0:0 Гери мог с его паса вывести хозяев вперёд) или более опытного Асановича? Тренер выбрал опыт, оставив Зидана в запасе, и поначалу события в матче складывались как нельзя лучше для гостей. Французы сразу же удивили хозяев, пойдя в атаку с первых минут, и уже на 9-й минуте сравняли счёт по итогам двух матчей. Однако перед самым перерывом за фол Фернандеса против Кирьякова в ворота «Канн» был назначен пенальти, уверенно реализованный Кобелевым.

Во втором тайме в динамовской штрафной временами становилось просто жарко, но мяч упорно не шёл в ворота. И тогда в конце матча Приморац бросает в бой последние резервы, выпуская на поле Зидана и Ланжера. Сложно сказать, был ли тогда прав тренер, держа Яза в запасе почти весь матч. Но факт остаётся фактом: всего через пару минут после своего появления на поле тот заработал штрафной, после розыгрыша которого гости едва не забили спасительный второй мяч. В конце концов, счёт так и не изменился. «Канны» завершили свой путь в Кубке УЕФА, но оставили яркое воспоминание о своём кураже в Москве, где были так близки к достижению заветной цели.

Впрочем, как выяснится позже, выступление в Кубке УЕФА, хоть и достойное для скромного дебютанта, оказалось второстепенным делом, поскольку на внутренней арене перед «Каннами» стояла простая и суровая дилемма — «быть или не быть». Чуда возрождения, подобного прошлому сезону, когда клуб выдал 13-матчевую беспроигрышную серию, не произошло. Вместо этого «Канны» сотворили 18-матчевую безвыигрышную серию. Над клубом вновь нависла прямая угроза расставания с Первым дивизионом. Все плоды прошлого сезона были утеряны, форварды почти забыли путь к чужим воротам, новички не принесли ожидаемого усиления, и в период зимних каникул Боро Приморацу пришлось подать в отставку.

Команду возглавил новый тренер — Эрик Момбаертс. Однако немедленного улучшения игры не последовало, и лишь после перерыва в пять с половиной месяцев команда одержала свою очередную победу в первенстве Франции. Долгое время клуб балансировал на 18-м месте, дававшем «Каннам» шанс зацепиться в Первом дивизионе (только в случае победы в переходном матче над представителем Второго дивизиона).

Пора решающих встреч наступила в апреле 1992 года. К сожалению, для команды с Лазурного берега, календарь оказался излишне суров: практически каждый матч грозил стать испытанием. И тут одну из главных роковых ролей в судьбе «Канн» сыграло их успешное продвижение в Кубке Франции 1992 года, в рамках которого три матча, каждый из которых был решающим, как раз пришлись на апрель.

Любому клубу, терпящему бедствие в регулярном первенстве, категорически противопоказана борьба на два фронта. Сейчас, руководство клуба попросту бы пожертвовало второстепенным турниром ради спасения в Первом дивизионе, но тогда, были другие времена. В итоге, выигрывая кубковые поединки, «Канны» уступают на выезде в Осере и Марселе. Перед последним туром южане отставали от шедшего на 18-м месте «Ренна» на одно очко.

Несмотря ни на что, минимальный шанс не вылететь, все же сохранялся. Но очень некстати оказался полуфинальный матч Кубка Франции против «Монако», состоявшийся в недельном промежутке между предпоследним и последним турами. Матч был проигран после 120-минутной безрезультатной битвы в нервной серии послематчевых пенальти. А уже через несколько дней «Канны» попытались использовать последний шанс: на своём поле провансальцы принимали идущий на последнем месте и также имевший возможность спастись, «Нанси». При определённых условиях, уже не зависящих от самого клуба, победа могла сохранить «Каннам» 18-е место, хоть и последнее, но все же место в Первом дивизионе.

Более семи тысяч самых преданных поклонников «Канн» собрались на этот решающий матч. Но уже к середине матча их огорчению не было предела: на 26-ой минуте гости забили гол. В параллельно проходящем матче «Ренн» — «Осер», в это время все ещё сохранялась нулевая ничья, вполне устраивавшая бретонцев. И лишь за 7 минут до конца матча в Каннах, Омам-Бийик сумел сравнять счёт. А уже через пару минут стадион вновь радостно взревел. Это в Ренне, после удара Мартинса, «Осер» повёл в счёте. Это означало, что в случае сохранения счета в обоих матчах, 18-е место, «Каннам» обеспечено. Но увы, радость болельщиков длилась всего пять минут: на последней минуте матча в Ренне счёт сравнялся, тем самым окончательно отправив «Канны» во Второй дивизион.

Итак, вместо ожидаемого закрепления блистательного успеха предыдущего сезона, произошло совершенно обратное. Мало того, что из кубка УЕФА команда выбыла на довольно ранней стадии, так ещё и сезон 1991/1992 годов, совершенно неожиданно завершился полным провалом — провансальцы все же вылетели во Второй дивизион.

Конечно же, было хорошо видно, что по игре «Канны» ничем не уступали целому ряду клубов Первого дивизиона (к примеру, таких как «Сошо» или «Ним»), и они это доказали уже через год возвратившись обратно в Первый дивизион и с первого же захода заняв там 6-е место.

Но тогда весной 1992 года, команда оказалась бессильна против рокового стечения обстоятельств, хотя по иронии судьбы, даже если бы «Канны» вышли тогда в финал Кубка Франции, выиграть трофей им все равно бы не удалось. Тогда из-за трагедии на корсиканском стадионе розыгрыш турнира был прекращён. Что касается «Ренна», спихнувшего провансальцев в эту яму, то и ему пришлось последовать вслед за ними, поскольку бретонцы не смогли одолеть в переходном матче соперника из Второго дивизиона.

И в заключение. А нёс ли тогда молодой Зинедин свою персональную долю ответственности за неудачный сезон клуба? Наверное, да, ведь, несмотря на свой возраст, он уже считался игроком основного состава. Взлёт к вершинам мастерства нового футбольного гения было стремительным, и возможно, слишком быстрым для молодого игрока, но ещё не готового к таким физическим, и нервным нагрузкам. Сам Зинедин так вспоминает об этом периоде:

«Это чистая правда, что в последний сезон в „Каннах“ я обнаружил себя на дне ловушки, причём совершенно опустошённым. Казалось, ничего не получается. В это же время я завершал армейскую службу: уходил в понедельник и возвращался в четверг для игры в субботу. Это был сплошной ад. Я не мог больше выдать точный пас даже на 10 метров. Я барахтался на дне, как и вся моя команда».

Язу в то время было всего лишь 19 лет. Катастрофически провальный сезон для него и его клуба завершился. Ему предстояло вновь обрести себя, но главное — как и где? И Зидан решается сделать новый шаг вперёд, дав согласие на переход в клуб «Бордо». Но это уже совсем другая история…





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх