• ОБЩАЯ ОБСТАНОВКА НАКАНУНЕ БОЕВ В КРЫМУ
  • БОИ В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ КРЫМА (СЕНТЯБРЬ — ОКТЯБРЬ 1941 ГОДА)
  • ОБОРОНА КЕРЧЕНСКОГО ПОЛУОСТРОВА (НОЯБРЬ 1941 ГОДА)
  • БОИ ЗА СЕВАСТОПОЛЬ (30 ОКТЯБРЯ — 31 ДЕКАБРЯ 1941 ГОДА)
  • ПЕРВЫЙ ШТУРМ СЕВАСТОПОЛЯ (30 ОКТЯБРЯ  31 НОЯБРЯ 1941 ГОДА)
  • ВТОРОЙ ШТУРМ СЕВАСТОПОЛЯ (17–31 ДЕКАБРЯ 1941 ГОДА)
  • БОРЬБА ЗА КРЫМ В 1941 ГОДУ

    ОБЩАЯ ОБСТАНОВКА НАКАНУНЕ БОЕВ В КРЫМУ

    Общая обстановка на советско-германском фронте к сентябрю 1941 года складывалась для войск Красной Армии крайне неблагоприятно. На юге немецкие армии дошли до Днепра, форсировали его и продвигались на восток. В начале сентября передовые части немецких войск вышли в Северную Таврию. Нависла угроза вторжения противника на Крымский полуостров.

    К началу войны на территории Крыма дислоцировался 9-й стрелковый корпус РККА в составе 156-й и 106-й стрелковых дивизий, 32-я кавалерийская дивизия, Симферопольское интендантское училище, Качинское военное училище ВВС, тыловые части Одесского военного округа и крупные соединения ВМФ. Кроме штатных дивизий РККА побережье в первые дни войны охраняло 33 истребительных батальона ополченцев.

    17 июля 1941 года 9-я общевойсковая армия, действовавшая на левом крыле Южного фронта оставила Кишинев, а в начале двадцатых чисел немцы форсировали Днестр. Именно с этого времени командир 9-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант П. И. Батов решил начать строительство укреплений на Перекопском перешейке.

    Перекопский перешеек, соединяющий Крым с материком, в различных местах имеет ширину от 8 до 23 км. Длина его составляет 30 километров. По нему проходила шоссейная дорога к Каховской пеpепpaве через Днепр и железная дорога Джанкой — Херсон. Самое узкое место находится на севере, у деревни Перекоп, где еще в старину перешеек был перегорожен так называемым Перекопским валом. Несколько южнее его располагается небольшой поселок Армянск. На юге перешеек достигает 15 км ширины, и здесь находятся 5 довольно крупных озер. Дефиле между ними получили название Ишуньских позиций — по имени близлежащей деревни. С востока Перекоп омывают Сиваши, с запада — Каркинитский и Перекопский заливы Черного моря. Как и на севере Крыма, местность в этом районе равнинная. Она трудна для наступающих войск. Но и для обороны ее нужны были современные укрепления. А в распоряжении советских войск находился лишь Перекопский вал — старинная земляная насыпь, полуразрушенная временем. На Ишуньских позициях тоже ничего не было сделано. За ними на огромном ровном поле — ни одного окопа. Гладкой, как стол, равниной воспользовались летчики ВМФ: они оборудовали здесь аэродром для бомбардировщиков.

    В то время как 156-я стрелковая дивизия несла оборону побережья, 106-я дивизия отдельными частями выдвинулась к Перекопу. По требованию командования флота, подтвержденному приказом сверху, пришлось взять в 106-й дивизии один батальон и послать его за пределы Крыма в Скадовск Николаевской области для охраны этого района. Впоследствии выяснилось, что отправка этого батальона была нецелесообразной. Более месяца батальон был вынужден бездействовать в Скадовске, а затем, лишенный связи с командованием, вел ожесточенные бои в полуокружении, в том числе 5 героических дней на Тендровской косе. Только 7 октября по личному указанию начальника Генерального Штаба маршала Б. М. Шапошникова остатки этого батальона в количестве 180 человек были эвакуированы и влились в свою дивизию.

    9-я армия, отступавшая под натиском немецких войск в излучине Днепра, представляла из себя жалкое зрелище. Например, в районе Каховки действовала 51-я стрелковая дивизия РККА, которую 4-10 сентября 1941 года поддерживала танковая группа капитана А. Т. Барвенка в составе 15 боевых машин (2 Т-34, 1 БТ-7, 3 БТ-5, 2 Т-26, 7 Т-38). Больше танков на тот момент в 9-й армии не было. 6 сентября 1941 года в группе, которую уже возглавлял (после ранения капитана А. Т. Барвенка — Прим. авт.) старший лейтенант Ф. Д. Баскин оставалось только 10 танков (3 БТ-5 и 7 Т-38). 10 сентября за неимением матчасти танковая группа была расформирована.

    7 сентября 1941 года в состав 9-й армии прибыло 2 новых танковых батальона в составе: 9 БТ-7, 13 Т-26, 20 Т-38, 15 Т-37, которые распоряжением командующего были приданы 150-й стрелковой дивизии. До середины сентября эти подразделения сражались в районе населенного пункта Чаплинка.

    В этот же период, пытаясь помочь 9-й армии, в район Каховки были выдвинуты 2 разведывательных отряда из состава 106-й и 156-й стрелковых дивизий РККА под командованием майора Л. М. Кудидзе и капитана Н. В. Лисового. Разведывательный батальон 156-й дивизии был целиком выдвинут в Ново-Киевку, километров за 15 севернее перекопских позиций, а собственно разведывательный отряд Лисового состоял из мотострелковой роты и мотоциклетного отделения, усиленных минометной ротой из 530-го полка и противотанковым дивизионом.

    Совместные действия 51-й и 9-й армий продолжались до 12 сентября 1941 года. Впервые отряд капитана Лисового столкнулся с передовыми частями противника 6 сентября неподалеку от села Черная Долина. Захватили «языка». Показания: движутся части 22-й и 72-й пехотных дивизий, а также румынские кавалерийские отряды. На следующий день разведчики установили наличие 170-й и 46-й пехотных дивизий. Было замечено большое движение автоколонн от Каховки в сторону Чаплинки, Любимовки, Ново-Украинки.

    Ефрейтор, взятый в плен майором Л. М. Кудидзе в районе Васильевки, показал, что он служил в дивизии СС «Викинг», переброшенной из-под Киева на Крымское направление.

    Для его прикрытия и для обороны северных подступов к Крыму в Северную Таврию были переброшены 276-я и 271-я стрелковые, 40-я и 42-я кавалерийские дивизии. 14 августа по директиве Генерального Штаба было сформировано управление 51-й армии, в состав которой были включены 156, 106, 271-я и 276-я стрелковые, 40, 42-я и 48-я кавалерийские дивизии. 51-я армия создавалась на правах фронта с оперативным подчинением ей Черноморского флота.

    Командующим армией был назначен генерал-полковник Ф. И. Кузнецов, членом Военного Совета — корпусной комиссар А. С. Николаев, начальником штаба — генерал-майор М. М. Иванов.

    Руководство 51-й армии оказалось в весьма трудном положении. Через 2 недели после его прибытия начались стычки с подходившими со стороны Днепра разведывательными отрядами 11-й армии Манштейна. Надо было создавать новые дивизии, обучать и вооружать их, в Крыму же не имелось никаких запасов оружия, даже винтовок. Соединения, пришедшие в августе с материка — 2 стрелковые и 3 кавалерийские дивизии — были малочисленные, рядовой состав еще не обучен, материальная часть мизерная. Например, у кавалеристов совершенно не было средств связи, не было тачанок, и пулеметы возили на простых телегах. Из-за отсутствия на повозках амортизации пулеметы разбалтывались в узлах крепления и выходили из строя.

    48-я отдельная кавалерийская дивизия под командованием генерал-майора Д. И. Аверкина формировалась в Полтавской области. Небольшая по своему составу дивизия (всего 3000 всадников) должна была в кратчайший срок закончить формирование и быть готовой выполнять оперативное задание.

    Стрелковое вооружение дивизия получила, кроме автоматов ППД, которые были досланы в Крым самолетами из Москвы. Дивизия не имела обоза, что, конечно, сильно осложнило в дальнейшем подвоз и обеспечение частей боеприпасами, фуражом и продовольствием.

    С начала и до конца сражения за Крым осенью 1941 года командующий 51-й армией не имел в своем распоряжении артиллерийского «кулака» в виде армейских артиллерийских бригад, которыми мог бы влиять на ход боев. Единственная возможность — взять артиллерию у рассыпанных по всей территории полуострова и потому обреченных на бездействие дивизий, но на такой риск командарм не решился.

    Последнее по счету, но не по значению затруднение, с которым столкнулся командующий 51-й армией, заключалось в том, что его по-прежнему ориентировали прежде всего на противодесантную оборону. Опасность надвигалась с севера, а имеющиеся силы предлагали разрывать на оборону побережья, на оборону предгорных районов, на оборону перешейков.

    Все это отразилось в решении командарма на оборону Крыма. Он рассредоточил соединения по всей территории, и не подумав массировать силы на перекопском направлении, где была наибольшая вероятность вражеского удара. В грубых цифрах: около 30 тысяч штыков ставилось на оборону Крыма от вторжения со стороны материка (из них 7 тысяч на Перекопе); около 40 тысяч — на оборону побережья и до 25 тысяч внутри Крыма.

    По приказу командарма, изданному после выхода немецких войск на западный берег Днепра в район Каховки, 3 дивизии 9-го корпуса были выдвинуты на север — 276-я дивизия (генерал-майор И. С. Савинов) на Чонгарский полуостров и Арабатскую стрелку, 106-я-растянулась на 70 километров по южному берегу Сиваша на Перекопские позиции. 3 кавалерийские дивизии — 48-я под командованием генерал-майора Д. И. Аверкина, 42-я (командир полковник В. В. Глаголев) и 40-я (командир полковник Ф. Ф. Кудюров) — имели противодесантные задачи; 271-я дивизия полковника М. А. Титова — на противодесантной обороне в районе Симферополя; 4 сформированные в Крыму дивизии — 172-я моторизованная полковника И. Г. Торопцева, 184-я полковника В. Н. Абрамова, 320-я полковника М. В. Виноградова, 321-я полковника И. М. Алиева — ставились на оборону побережья.

    Этот боевой порядок в основном сохранялся в течение всех осенних боев. В результате, например, 321-я дивизия в тяжелые дни сентябрьских и октябрьских боев бездействовала на Евпаторийском полуострове. Штаб армии то двигал ее к перешейку, то приказывал идти обратно. Когда сражение на Перекопе и Ишуньских позициях было проиграно, эта дивизия в одиночку билась с хлынувшими к Евпатории немецкими войсками, нанесла большой урон 132-й пехотной дивизии противника, входившей в состав 54-го армейского корпуса, но и сама понесла большие потери. Лишь немногочисленные ее остатки смогли впоследствии уйти к партизанам. 184-я дивизия вовремя всего сражения на севере Крыма простояла без дела на берегу в районе Балаклава — Судак.

    Бронетанковые силы Крыма состояли из 5-го танкового полка 172-й моторизованной дивизии под командованием майора M. П. Баранова. Материальная часть полка состояла из 10 новых танков Т-34 и 56 танкеток Т-37/Т-38, которые ранее принадлежали 4-му воздушно-десантному корпусу и были вывезены в Крым для ремонта.

    Военно-воздушные силы Крыма состояли из 100 самолетов ВВС флота генерала А. А. Ермаченкова, которые оперативно подчинялись ВВС 51-й отдельной армии. Здесь же сражалась группа бомбардировщиков Краснодарских курсов усовершенствования ВВС (39 самолетов СБ, 9 самолетов ДБ-3) под командованием Героя Советского Союза подполковника Г. М. Прокофьева. ВВС собственно 51-й армии состояли из 82-го истребительного авиаполка и 247-го истребительного авиаполка.

    Силы Военно-Морского Флота из-за мелководья Каркинитского залива не могли оказать существенную помощь обороняющимся войскам. Единственную помощь, которую мог оказать флот, — это береговая батарея ВМФ, установленная на восточном берегу залива, и управляемые минные поля на наиболее танкоопасных направлениях.

    Ко второй половине сентября немецкое командование сосредоточило в Северной Таврии 11-ю армию в составе 11 дивизий и большое количество авиации, поставив этой группировке задачу овладеть Крымским полуостровом.

    Манштейн в своих воспоминаниях писал, что решая задачу прорыва в Крым через Перекоп, он опасался браться за это дело с недостаточными средствами и силами. Между тем 11-я армия Манштейна располагала следующими силами: 30-й армейский корпус генерала Зальмута (22, 72, 170-я пехотные дивизии); 54-й армейский корпус генерала Ганзена (46, 50, 73-я пехотные дивизии); 49-й армейский корпус генерала Коблера (1-я и 4-я горнострелковые дивизии); моторизованные дивизии СС "Адольф Гитлер" и «Викинг». Кроме того, Манштейн имел в своем распоряжении до 40 полков артиллерии. Его поддерживал 4-й авиационный корпус в составе 77-й истребительной эскадры (Mе-109 — 150 самолетов) и двух бомбардировочных эскадр (Ю-87 — свыше 100 самолетов, «Хейнкель-111» — до 100 самолетов).

    БОИ В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ КРЫМА (СЕНТЯБРЬ — ОКТЯБРЬ 1941 ГОДА)

    15 сентября противник перешел в наступление. Его части овладели станцией Сальково и вышли на Арабатскую стрелку. Основные силы противника развивали наступление на Перекоп и Армянск.

    Разведсводка, переданная ночью 23 сентября штабом 51-й армии, не вызывала особой тревоги. Ее вывод был такой: "Противник, продолжая прикрываться на крымском направлении, проявляет главные усилия на мелитопольском направлении". Через 6 часов 11-я армия обрушила на перекопские позиции 156-й дивизии всю свою огневую мощь и двинулась вперед, на Крым.

    Бои за укрепления Перекопского перешейка в сентябре 1941 года:

    46 пд — пехотная дивизия вермахта

    172 сд — стрелковая дивизия РККА

    5 тп — танковый полк РККА

    42 кд — кавалерийская дивизия РККА


    Общая картина военных событий была такова. 24–26 сентября, в течение трех суток, единоборство 156-й дивизии с противником в районе Перекопского вала; немцы вынуждены были буквально прогрызать ее оборону. (У Манштейна: "…противник ожесточенно сражался за каждую траншею, за каждый опорный пункт".) 26 сентября немцы, действуя вдоль Перекопского залива, прорвались частью сил на Перекопский вал и захватили Армянск. В этот момент нанесла контрудар наша оперативная группа войск. 3 дня весьма жестоких боев. Немцы вышиблены из Армянска, часть их сил отброшена за Перекопский вал, часть прижата к нему у берега залива. Контратаковала то одна, то другая сторона. Северо-западная часть Армянска то в наших руках, то в руках немцев. К вечеру 28 сентября по приказу командарма наши войска отошли с боями к Пятиозерью. С 29 сентября по 4 октября немцы пытались прорваться к Ишуни, их здесь снова остановила 156-я дивизия.

    Беззаветную храбрость проявили в первый день боев минеры-моряки. Еще летом адмирал Ф. С. Октябрьский предложил использовать на сухопутье морские мины в качестве фугасов большой мощности. Они были установлены на подступах к Перекопскому валу. Как только вражеские самоходные орудия и пехота вступали на заминированный участок, матросы-минеры включали электрический ток. Взрыв уничтожал все в радиусе нескольких десятков метров. К сожалению, не везде удалось обеспечить надежную защиту проводов, поэтому сработала лишь часть установок. К тому же минные поля управлялись фронтально, а следовало бы иметь двойное управление: как фронтальное, так и по направлениям.

    По утверждению командующего 11-й немецкой армией Манштейна в немецкой группировке фактически не было танков, за исключением 190-го легкого дивизиона штурмовых орудий (18 САУ StuG III Ausf. C/D).

    3 ноября 1941 года в состав немецкой группировки в Крыму вошел 197-й дивизион штурмовых орудий в составе 22 StuG III Ausf. C/D. Данное подразделение вело боевые действия до взятия немецкими войсками Севастополя в июле 1942 года. Не исключено использование какой-либо сводной группы из 13, 14-й или 16-й танковых дивизий, а также до 8 танкеток R-1 румынских кавалерийских частей, однако немецкие источники такой информации не подтверждают.

    Видимо, именно 190-й дивизион штурмовых орудий 25 сентября 1941 года столкнулся в бою с разведбатальоном 156-й стрелковой дивизии, в которую были включены 14 отремонтированных легких танков Т-37/38. Советская атака в этот день не удалась — все 14 машин были подбиты самолетами с воздуха.

    Причина прорыва нашей обороны прежде всего была связана с тем, что несмотря на наличие достаточно крупных сил на территории Крыма вообще, в месте прорыва немецких войск первоначально находилась только 156-я стрелковая дивизия Красной Армии. Когда же на помощь этому соединению выдвинулись другие части резервной группы (271 сд, 172 мд и 42 кд) и, прежде всего 172-я моторизованная дивизия с 5-м танковым полком, было уже поздно.

    За Перекопский вал в его левой части «перевалили» 3 немецкие дивизии: 46, 50-я и 73-я (то есть весь 54-й армейский корпус). Под Щемиловкой вечером взяты пленные из передовых подразделений 22-й пехотной дивизии. За предыдущие дни боев соединения 54-го корпуса немцев понесли основательные потери. Но они обладали мощной и многочисленной артиллерией. У них было явное превосходство в воздухе и штурмовые орудия.

    Оперативная группа генерала П. И. Батова, которую создали для защиты перешейка, имела в общей сложности 15 тысяч активных штыков при крайнем недостатке артиллерии во всех полках, за исключением 442-го. (В 271-й дивизии — 5 батарей; в 172-й — 2 и столько же в кавалерийской дивизии.)

    После захвата Армянска командующий оперативной группой решил отбить город. 28 сентября наши войска перешли в наступление.

    События в течение всего времени контрудара развивались так. До рассвета, в темноте, без выстрела в Армянск к ворвалась 42-я кавдивизия, и только тогда на улицах «заговорили» ее 45-миллиметровые пушки. На рассвете город атаковал 442-й полк. Он тоже ворвался в Армянск и завязал уличные бои. Армянск — небольшой населенный пункт, но в нем есть улица каменных строений, железнодорожный вокзал, здание депо и мастерских, кладбище на высотке, кирпичный завод на северной окраине. Вокруг них и разгорелись схватки. Кавалеристы и стрелки отбросили противника на северо-запад. В 8.30 части 50-й и 73-й пехотных дивизий 11-й немецкой армии оставили Армянск, отходя к кирпичному заводу, куда уже спешил левофланговый батальон нашей 271-й дивизии. С рассветом началась атака 172-й дивизии.

    Исключительную роль сыграл 5-й танковый полк. Он уверенно вел за собой нашу пехоту. Танкисты очистили Волошино. С их помощью была отбита первая контратака со стороны Суворово, и этот населенный пункт взят. Вместе с танками северо-западнее Армянска части 172-й моторизованной дивизии закрепились на кладбище и кирпичном заводе. Здесь, в районе между Армянском и Перекопским валом и непосредственно на валу, весь день шли напряженные бои. После 17.30 противник начал контратаку за контратакой на Щемиловку, Армянск, Волошино. Против каждой нашей части, кроме авиации, действовало от 20 до 30 вражеских танков, поддерживавших наступление своей пехоты. Советские войска отошли к Армянску, на улицах бой продолжался и ночью. Немцы были снова отброшены. Однако Титов (172-я дивизия) вынужден был отойти от кирпичного завода к Щемиловке. С утра 28 сентября войска оперативной группы снова атаковали противника в районе Щемиловки и севернее Армянска. 5-й танковый полк своими боевыми порядками перевалил за Перекопский вал, перехватил дорогу Чаплинка — Армянск, имея задачей преследовать противника в направлении совхоза "Червоний чабан" ["Красный чабан" — Прим. lenok555]. Он вел там бой с 30 танками противника, препятствуя переходу вражеских резервов через Перекопский вал. Наши стрелковые части и подразделения захватили часть Перекопского вала к западу от старой крепости, но вынуждены были покинуть его. В ходе боев были зафиксированы свежие части немцев: пленные оказались из 65-го и 47-го полков 22-й пехотной дивизии, а также из 170-й дивизии 30-го армейского корпуса. В контратаках участвовали подошедшие средние танки противника. Войска оперативной группы (кавалеристы, части Торопцева) отходили опять к Армянску. Несколько часов шел бой в районе кирпичного завода и кладбища. Эти пункты переходили из рук в руки. В кавалерийской дивизии остались исправными всего 2 орудия.

    В 18.35 28 сентября командарм 51-й армии, докладывая обстановку Генштабу, говорил генералу Вечному: "Сегодня шли упорные бои. Наши части овладели Армянском… На ночь мы готовим развитие атаки. Сейчас доложил Батов, что противник силами 5–6 свежих батальонов перешел в контратаку. Наши части отходят на Деде. Резервов на этом участке нет". Далее он заявил: "Буду продолжать борьбу на Ишуньских позициях. Туда направляю все, что возможно направить".[1]

    Учитывая создавшуюся обстановку, Ставка Верховного Главнокомандования 30 сентября приняла решение об эвакуации из Одессы всех войск Приморской армии и подчинении их командующему 51-й армией. Войска получили задачу удержать Арабатскую стрелку, Чонгарский перешеек и Ишуньские позиции и не допустить дальнейшего продвижения противника вглубь Крыма.

    Эвакуация войск, гражданского населения и промышленных предприятий из Одессы в Севастополь была закончена 16 октября. В Крым были эвакуированы из Одессы 157, 95, 25-я и 421-я стрелковые и 2-я кавалерийская дивизии, части боевого обеспечения Одесской военно-морской базы, полевое управление и тылы Приморской армии.

    Однако только 157-я стрелковая дивизия полковника Д. И. Томилова смогла принять участие в боях на севере полуострова, остальные прибыли, когда немцы уже прорвались в Крым.

    Тем временем на Перекопе продолжались напряженные бои. В момент атаки 5-то танкового полка на Волошино осколком снаряда был убит начальник автобронетанкового отдела 51-й армии генерал-майор С. В. Борзилов. Большинство танкеток Т-37/38 к концу сентября уже выбыло из строя, а из Т-34 была потеряна только одна машина. Она угодила в противотанковый ров и ее не удалось вытащить.

    30 сентября в Симферополе была получена директива из Москвы, ставившая перед 51-й армией задачу "всеми силами удерживать крымские перешейки". В период боев за Перекоп Крым не получил ничего, если не считать 5 огнеметных рот и дивизиона PC, который прибыл в район боев вечером 29 сентября. Вечером 29 сентября прибыло 2 батальона пехоты и батальон моряков капитан-лейтенанта Г. Ф. Сонина (955 человек, 36 станковых пулеметов и 8 76-мм орудий).

    Овладев Перекопскими позициями, командование 11-й немецкой армии не решилось начать всеми своими силами бой за Пятиозерье. Если бы решилось, нам бы не устоять. Передовыми отрядами противник прощупывал дефиле, пытаясь захватить ключевые позиции. Представьте район боевых действий. Прилегающая к Сивашу Карпова балка открывает проход между озерами Киятское и Красное (здесь противника встретила 106-я дивизия), голая высотка с развалинами монастыря — отметка 21,8 — контролирует проход между озерами Красное и Старое. Кто владеет ею и лежащей в глубине деревней Пролетарка, тот держит в руках выход к Ишуни (здесь принял оборону 417-й полк, по составу своему не более усиленного батальона); наконец, третий проход — между озером Старое и Каркинистским заливом. С высотки у монастыря все кругом видно как на ладони, все тут безнадежно ровно, лишенные каких-либо укрытий солончаки — местность очень трудная для пехоты.

    В первых числах октября 1941 года противник решил взять штурмом Ишуньские позиции. После ожесточенных боев атаки немецких войск были отражены и никаких активных действий до 16 октября германское командование не предпринимало. Все готовились к новым решительным боям.

    Бои на укреплениях Перекопского перешейка в октябре 1941 года:

    50 пд — пехотная дивизия вермахта

    48 кд — кавалерийская дивизия РККА

    157 сд — стрелковая дивизия РККА


    16 октября 1941 года немецкие войска оттеснили армии Южного фронта в направлении Таганрога. В Крыму приняли это сообщение как первый сигнал о близкой опасности. И действительно, через 48 часов 11-я армия вермахта начала атаки на Ишуньские позиции. После прорыва врага к Красноперекопску развернулось кровопролитное девятидневное сражение на Ишуньском плато — сравнительно небольшом пространстве, ограниченном с севера озерами Старое, Красное, Киятское, с юга — рекой Чатырлык, впадающей в Каркинитский залив, а с востока линией села Уржин (Смушкино) — Воинка. Оборону держали соединения 9-го корпуса, это — 106-я дивизия полковника А. Н. Первушина, 271-я полковника М. А. Титова, 157-я полковника Д. И. Томилова, 48-я кавдивизия генерала Д. П. Аверкина и 42-я — кавдивизия полковника В. В. Глаголева, являвшегося правым соседом 172-й дивизии полковника И. Л. Ласкина.

    Поскольку со стороны Уржина противник лишь прикрылся румынскими кавалерийскими частями, дивизия А. Н. Первушина не приняла непосредственного участия в боях 18–20 октября, но своим огнем оказала неоценимую помощь частям оперативной группы в районе Пролетарки.

    Вечером 19 октября 170-я пехотная дивизия немцев с которой действовало более 30 штурмовых установок StuG III вырвалась к устью Чатырлыка. Контратакой 5-го танкового полка и стрелковых подразделений И. А. Ласкин отбросил противника.

    С этого момента на Чатырлыке не затихал бой. Сюда немцы нацелили большие силы. Но прежде чем изложить ход событий на этом рубеже, обратимся к Ишуни.

    В 15.00 19 октября — контратака на Ишунь 48-й кавалерийской дивизии силою двух полков, без поддерживающей артиллерии. Конники отбросили немецкие части и закрепились севернее Ишуни. 20 октября — яростные атаки противника, которому удалось вклиниться в расположение кавалеристов. Половина батарей, стоявших на открытых позициях, была уничтожена в течение дня непрерывного боя. То одолевали наши и теснили немцев. То немцы теснили 71-й и 62-й кавполки, бомбили их позиции.

    В целом немецкое командование оказалось более оперативным. К началу боев оно, по существу. прикрылось в районе Геническа румынскими частями, а все основные силы бросило на Красноперекопск и Ишунь. Наша 272-я дивизия спокойно оставалась на Чонгаре до своего отхода к Керчи. В то время как командарм Ф. И. Кузнецов в трудный день 20 октября категорически приказывал "оперативной группе Батова упорно удерживать Ишуньские позиции", генералы И. Ф. Дашичев, И. С. Савинов получили от него приказ "упорно оборонять Чонгар, Сиваш…", где немецких атак фактически не было.[2]

    В войсках оперативной группы (считая по номерам, 2 стрелковые дивизии и один батальон морской пехоты) было в общей сложности 15 600 человек. 156-я дивизия вышла из перекопских боев обескровленной, из ее ветеранов можно было составить не более полка. За счет местного пополнения ее состав был доведен до 6 500 человек, восстановили два полка. На третий не было ни бойцов, ни командиров. Его командир майор Николай Федосеевич Зайвый (530-й полк) был убит в начале октября на вышке бромзавода. Орудий в обоих артполках 156-й дивизии осталось 13 стволов. В 172-й дивизии солдат было чуть побольше, а ее артиллерию составляли: 4 152-мм гаубицы, 5 122-мм орудий, 7 орудий 76-мм и 4 45-мм, которые были распределены на 40 км фронта. Существенную помощь в этих нелегких условиях оказали пехоте 29-я и 126-я береговые батареи Черноморского флота (командиры — лейтенант М. С. Тимохин и старший лейтенант В. Я. Грузинцев). Они были поставлены для поддержки стрелковых частей, оборонявших Красноперекопск.

    Позиции советских войск на перешейках были удобны тем, что наступающий лишался возможности маневра фланговым огнем, как было на Пepекопе. Немцам оставалось пробиваться в лоб, причем до прорыва через узости они могли вводить в бой войска острым клином. 2 армейских корпуса были брошены Манштейном на штурм Ишуньских позиций, 30-й корпус, имея боевой порядок в 3 эшелона, последовательно 72, 46-я и 22-я пехотные дивизии, пытался прорваться через пролетарское дефиле, 54-й корпус двумя дивизиями первого эшелона (170-я и 73-я) атаковал наши позиции в районе 8-й Казенный участок — бромзавод, во втором эшелоне — 50-я пехотная дивизия. Оба удара были нацелены на Красноперекопск. Такова в общем картина расстановки сил. Остается добавить, что вскоре Манштейн должен был ввести в действие еще одну дивизию из своего, третьего по счету, армейского корпуса.

    В сводке, переданной советским командованием Генштабу 20 октября, было сказано: "До поздних сумерек 20 октября на всем фронте от участка Танковое и до устья Чатырлыка продолжались упорные бои". К этому времени 156-я дивизия исчерпала свои силы. Большая часть ее батальонов погибла в неравных боях. Подразделения 417-го полка еще бились в окружении, после того как противник, захватив Красноперекопск, отрезал выход на юг от деревни Пролетарка. В оперативной группе остались 172-я дивизия и батальон морской пехоты.

    22 октября из Севастополя на КП оперативной группы прибыл вице-адмирал Г. И. Левченко. Решением Ставки для объединения действий сухопутных и морских сил Крыма создавалось единое командование. Вице-адмирал был назначен командующим, а генерал П. И. Батов — его заместителем.

    Г. И. Левченко трезво оценивал обстановку, трудности обороны и понимал, что исправить ошибки и быстро собрать в кулак разбросанные по побережью и внутри Крыма части и соединения теперь практически невозможно. Единственно, на что можно рассчитывать кроме собственных сил это на дивизии Приморской армий И. Е. Петрова. "Они прибудут к месту боёв 24 октября". Чувствовалось, что морское командование жило одним стремлением и задачей: спасти Севастополь от нападения с суши. Уезжая, вице-адмирал заявил, что в данное время оперативная группа из нескольких дивизий пока остается, но, очевидно, в ближайшее время целесообразнее все войска передать командующему Приморской армией.

    Между тем на Чатырлыке гремели бои. Полковник И. А. Ласкин, как бронированным кулаком, отбивался от наседавших немецких войск танковым полком майора С. П. Баранова. 20 и 21 октября 3 немецкие дивизии (72, 73, 170-я) пытались прорвать оборону. Вражеские танки не смогли пройти заболоченное русло реки, но пехота при поддержке артиллерии и авиации местами ворвалась в наши окопы. 514-й полк И. Ф. Устинова и 383-й полк В. В. Шашло по нескольку раз в день контратаковали противника и отбросили его снова за Чатырлык.

    24 октября советские войска из состава оперативной группы П. И. Батова предприняли последнюю отчаянную контратаку. В это же время начали контратаковать войска высадившейся в Крыму Приморской армии генерала И.Е. Петрова.

    Сразу после разгрузки с судов командующий Приморской Армией приказал немедленно выступить к линии фронта 25, 95-й стрелковым дивизиям и 2-й кавалерийской дивизии, которые были плохо укомплектованы личным составом и особенно артиллерией. Наступление с целью нанесения контрудара по прорвавшемуся противнику на Ишуньском направлении началось и проходило при отсутствии необходимой артиллерийской поддержки.

    Контрудар Приморской армии был встречен массированным огнем артиллерии врага и большой группой немецких бомбардировщиков под прикрытием истребителей. Запланированное участие боевых кораблей Черноморского флота в качестве огневой поддержки со стороны Каркинитского и Перекопского заливов не могло состояться вследствие невозможности подхода к берегу из-за отсутствия глубин для крейсеров. Мелководные суда к этому времени были выведены из строя.

    Таким образом, эта часть сил Приморской армии не имела возможности повлиять на ход и исход боев за Ишуньские позиции. О том же говорит и дата начала ее наступления — 24 октября. Прибывшие первыми из Одессы 157-я стрелковая дивизия и 2-я кавдивизия решением командования 51-й армии были направлены для усиления 9-го корпуса.

    Своими малыми силами соединения оперативной группы и Приморской армии отбивали возобновившиеся атаки противника. Именно в этот день 26 октября Манштейн бросил на Воронцовку новую 132-ю пехотную дивизию из 42-го армейского корпуса, а следом за ней еще и 22-ю пехотную дивизию.

    26-27 октября на ряде участков советская оборона была прорвана. Наши войска стали отходить на юг.

    Немецкие войска начали развивать наступление в двух направлениях: 4 пехотные и моторизованная дивизия — на Севастополь; 5 пехотных, моторизованная дивизии и 2 кавалерийские бригады — на Керченский полуостров.

    31 октября немцы захватили Евпаторию и перерезали шоссе и железную дорогу на Симферополь. Создалась угроза перехвата коммуникаций и разгрома Приморской и 51-й армий в степной части Крыма.

    Советское командование приняло решение отвести 51-ю армию в направлении на Феодосию, Керчь, а Приморскую — на Симферополь, Севастополь для обороны главной базы Черноморского флота.

    ОБОРОНА КЕРЧЕНСКОГО ПОЛУОСТРОВА (НОЯБРЬ 1941 ГОДА)

    В ночь на 1 ноября противник занял Симферополь. Кроме того, немцам удалось упредить наши отходящие части и захватить горные дефиле, через которые проходили кратчайшие маршруты. В результате Приморская армия (вместе со 172-й мотострелковой дивизией — Прим. авт.) была вынуждена отходить через горы по маршруту Алушта, Ялта, Севастополь. 51-я армия с боями отходила на Феодосию и Керчь.

    Отход войск 9-го стрелкового корпуса на Керченский полуостров осуществлялся в труднейших условиях. На Керчь отступали 156, 271-я и 157-я стрелковые дивизии; они героически сражались на Ишуньских позициях и там израсходовали почти все свои силы. Но к Керчи также отходили 2 полнокровные дивизии: 106-я А. Н. Первушина и 276-я И. С. Савинова. Однако они действовали сами по себе, не управляемые командиром корпуса.

    На пути к Керченскому полуострову наши отходящие соединения пользовались каждым рубежом, за который можно было зацепиться, чтобы сдерживать немецкие дивизии. На НП к Первушину (командиру 106-й дивизии) прибыл полковник Титов: "Немцы выходят на железную дорогу Армянск — Джанкой". Здесь, в районе Чокрак (Источное) — Чирик (Чапаево) 106-я дала противнику бой. Комдив выдвинул сюда 534-й стрелковый полк подполковника А. Г. Сергеева и гаубичный полк Г. Б. Авина. И у Источного 534-й полк на рубеже стоял прекрасно, на трое суток задержал противника и тем помешал ему отрезать наши части у Сиваша на Чонгаре.

    Далее дивизия отходила на Джанкой. На улицах уже шла стрельба. Проносились конные разведчики: появились немецкие танки, раздавили одну нашу батарею. Один из командиров имел при штабе батарею 76-миллиметровых пушек и развернул ее вдоль улицы. Вражеская атака сразу заглохла. В течение двух последних дней октября 106-я дивизия вместе с частями из 271-й и 276-й дивизий вела оборонительный бой на рубеже реки Салгир, юго-восточнее Джанкоя.

    Бои на Крымском полуострове в октябре-ноябре 1941 года:

    73 пд пехотная дивизия вермахта

    276 сд стрелковая дивизия РККА

    42 АК армейский корпус вермахта

    ГСК  горнострелковый румынский корпус

    8 кбр (Рум.) румынская кавалерийская бригада


    Но во всех этих жестоких боях, при всей стойкости наших людей, был существенный недостаток — имелась частная цель и упускалась общая. А общей целью в то время должно было стать удержание Акмонайских позиций. Командиры дивизий тут ни при чем, боевые действия имеют свою логику, и горизонт комдива, естественно, ограничен более узкими задачами. Он видит рубеж, на котором его дивизия может дать наседающему врагу "по зубам", и встает на этом рубеже, и дерется до последнего. В результате на Акмонайские позиции, преграждающие противнику путь на собственно Керченский полуостров, наши соединения вышли ночью 4 ноября, понеся большие потери в личном составе, имея несколько снарядов на орудие и десяток-полтора патронов на винтовку. И все же они в течение двух дней отбивали вражеские атаки. Из донесения по оперативной обстановке за 6 ноября: "Группа Дашичева, имея ослабленный боевой состав, под натиском 5 пехотных дивизий, 2 кавбригад (румыны) вынуждена была оставить Акмонайские позиции и отойти на рубеж: Астабань (Камышенка), Карач (Куйбышево), Керлеут (Мошкарово), Копыл (60 километров западнее Керчи)". Тут все правильно, кроме одного: никакой "группы Дашичева" не было.[3]

    Советские войска из-за недостатка сил могли вести только подвижную оборону. После трехдневных боев немецкое командование подтянуло из резерва свежую 170-ю пехотную дивизию 30-го армейского корпуса. Стало ясно, что удержать город и крепость Керчь Красной Армии не удастся. Поэтому по распоряжению Ставки начался отвод войск на Таманский полуостров.

    Артиллерия, не имевшая снарядов, переправилась на Таманский полуостров первой, вместе с госпиталями и медсанбатами. Орудия крупного калибра, благополучно пересекшие на баржах Керченский пролив, 16 ноября стали на огневые позиции на косе Чушка. Там они получили боекомплект снарядов с артиллерийских баз Закавказского фронта. Это позволило усилить огневое прикрытие арьергардов, отходящих через Еникале вслед за основными силами наших дивизий.

    Но даже в момент эвакуации на Керченский полуостров продолжало прибывать подкрепление. К исходу 10 ноября 1941 года 825-й полк 302-й стрелковой дивизии переправился через пролив у Еникале. Это был последний резерв 51-й армии. В обороне Керчи отличились 156-я стрелковая дивизия и 9-я бригада морской пехоты. Отход и эвакуацию войск прикрывала 106-я стрелковая дивизия.

    16 ноября 1941 года, после упорных боев, 51-я армия по приказу Верховного Главнокомандования оставила город Керчь.

    БОИ ЗА СЕВАСТОПОЛЬ (30 ОКТЯБРЯ — 31 ДЕКАБРЯ 1941 ГОДА)



    4 ноября решением Ставки ВГК был создан Севастопольский оборонительный район (СОР), в состав которого вошли Приморская армия, Севастопольская военно-морская база и корабли Черноморского флота. Командующим СОР Ставка ВГК назначила вице-адмирала Ф. С. Октябрьского, а генерал И. Е. Петров, командующий Приморской армией, стал его заместителем по сухопутным войскам.

    Ко времени отхода Приморской армии на Севастополь Севастопольский оборонительный район, начавшийся строиться в начале войны, состоял из трех рубежей — передового, главного и тылового. Протяженность их составляла 27—46 км, глубина 1—5 км.

    Передовой рубеж обороны проходил по линии Камары — Чоргунь — Шули — Черкез-Кермен — Дуванкой — гора Азис-Оба — Аранчи. На передовом рубеже, удаленном на 12—15 км от города, создали опорные пункты на танкоопасных направлениях.

    Передовой рубеж отстоял от центра города на 15—17 км, имел протяженность 46 км, находился в пределах дальности береговой и корабельной артиллерии средних калибров. Малая удаленность рубежа от города позволяла противнику обстреливать город и порт, но только дальнобойной артиллерией. Каждое танкоопасное направление простреливалось огнем не менее 4 орудий, которые эшелонировались в глубину. На каждом километре опорного пункта было подготовлено 4—7 линий стрелковых окопов. Перед отдельными участками переднего края были поставлены мины.

    Ни один из рубежей к началу боевых действий не был завершен. И все же тыловой рубеж, имевший протяженность около 27 км, на отдельных направлениях был оборудован лучше двух первых.

    Основной огневой силой Севастополя были береговые артиллерийские батареи. На 1 ноября их было 13. И хотя их сектор стрельбы был направлен в море, против вражеских кораблей, их можно было использовать и по сухопутным целям.

    Всего в районе главной базы к началу боев было 44 орудия береговой артиллерии калибра от 100 до 350 мм, а также бронепоезд "Войковец".

    В пределах оборонительных рубежей были созданы 15 корректировочных постов, из них 12 — для управления огнем береговых батарей и 3 — огнем кораблей. Акватория рейда позволяла кораблям маневрировать огневыми позициями, а также выходить в море для нанесения удара во фланг наступавшего противника.

    Артиллерийская поддержка войск первого и второго секторов обороны, расположенных на юге СОР, была возложена на крейсера «Красный Крым», «Червона Украина» и несколько эскадренных миноносцев. «Красный Крым» занял огневую позицию в Северной бухте, а «Червона Украина» — в Южной, в районе пристани Совторгфлота (Торговая пристань). Корабль стоял на якорях и бочках носом к выходу из бухты почти на линии Графская пристань — Павловский мысок в полукабельтове от причала.

    В ночь на 1 ноября 1941 года наиболее современные и ценные корабли Черноморского флота: линкор «Парижская коммуна», крейсера «Молотов», «Ворошилов», «Красный Кавказ», лидер «Ташкент» и некоторые другие корабли ушли из Севастополя.

    Созданные рубежи обороны не давали полной уверенности в возможности прочного закрепления на них войск, так как в системе этой обороны отсутствовали полевые укрепления. Их строительство стало одной из приоритетных задач.


    Положение к 1 ноября 1941 года на трёх рубежах обороны Севастополя

    Сооружения Рубежи
    передовой главный тыловой Всего
    Артиллерийские доты, шт. 29 25 28 82
    Пулемётные доты и дзоты, шт. 92 57 71 220
    Стрелковые окопы, для отделения 232 66 91 389
    Противотанковые рвы, км 1,7 31,5 33,2
    Проволочные заграждения, км 8 8 40 56
    Противотанковые и противопехотные мины, шт. 9605 9605
    Землянки 48 48
    Командно-наблюдательные пункты, шт. 1 3 5 9
    Фугасы, шт. 29 29

    ПЕРВЫЙ ШТУРМ СЕВАСТОПОЛЯ (30 ОКТЯБРЯ  31 НОЯБРЯ 1941 ГОДА)



    Первоначальный план немецкого командования сводился к молниеносному овладению Севастополем до подхода Приморской армии в Севастопольский оборонительный район. Гитлер требовал, чтобы войска к 1 ноября овладели Севастополем. Однако этот план остался невыполненным. Выйдя к передовому рубежу, немцы встретили организованное и стойкое сопротивление наших войск.

    К моменту выхода немецких войск к передовому рубежу (5 ноября) общая численность севастопольского гарнизона не превышала 20 тысяч человек; из огневых средств имелось 72 миномета и 63 орудия разного калибра.

    В группировку противника, наступавшую на Севастополь, входили 22, 132, 50-я и 72-я пехотные немецкие дивизии, 5-я румынская кавалерийская бригада и 118-й моторизованный отряд. Действия этой группировки противника поддерживали 13 артиллерийских дивизионов и значительное количество штурмовых орудий, бронемашин и самолетов. Авиация базировалась на аэродромах Крыма. Немцы имели более чем двойное превосходство в живой силе и, по меньшей мере, тройное в технике.

    Развивая наступление в направлении южного берета Крыма, 22-я пехотная дивизия вермахта и 5-я кавбригада румын двигались через Евпаторию и к 5 ноября передовыми частями вышли к северному фасу Севастопольского оборонительного района на участке Аранчи, Эфендикой. 132-я и 50-я пехотные дивизии немцев, двигавшиеся через Симферополь, Бахчисарай, к этому же времени вышли к северо-восточному и восточному фасу на участке Дуванкой, Биюк-Отаркой, Черкез-Кермен, Шули. 72-я пехотная дивизия, продвигаясь в юго-восточном направлении на Ялту, старалась отрезать пути отхода Приморской армии на Севастополь.

    Сбив боевое охранение и выйдя к переднему краю передового рубежа обороны, немецкие части пытались с хода прорвать наши позиции. В период с 6 по 10 ноября немцы, используя автотранспорт, днем и ночью подтягивали свои главные силы и с хода бросали их в бой. Однако прорвать оборону противнику в эти дни не удалось, не смог он и перерезать пути отхода Приморской армии.

    С 7 ноября на усиление севастопольского гарнизона начали прибывать части Приморской армии. В этот день подошли 31-й стрелковый полк 25-й стрелковой дивизии, 514-й стрелковый полк 172-й стрелковой дивизии и 7-я бригада морской пехоты. Силы и сопротивляемость защитников Севастополя стали возрастать.

    8 ноября части Приморской армии и 7-я бригада морской пехоты перешли в контрнаступление в направлении хутора Мекензия. Артиллерийскую поддержку наступления осуществлял крейсер "Червона Украина". Он был первым из кораблей эскадры, открывшим огонь по врагу главным калибром. Вслед за ним в стрельбу включились "Красный Крым" и эскадренные миноносцы. Стрельба велась на предельной дистанции по скоплениям войск и танков противника, наступавшим по Бахчисарайской дороге в направлении хутора Мекензия и долины Кара-Коба. "Червона Украина" произвела 46 пятиорудийных залпов.

    Контратаки 7-й и 8-й морских бригад при поддержке корабельной и береговой артиллерии увенчались успехом, позиции наших войск значительно улучшились.

    Яростные атаки немцев на наш центр и правый фланг не прекращались до 9 ноября. Атаки поддерживались авиацией. Однако, понеся большие потери, противник не продвинулся ни на шаг.

    К исходу 9 ноября Приморская армия закончила сосредоточение в районе Севастополя. Сюда прибыли входившие в ее состав 172, 95, 25-я стрелковые, 40, 42-я кавалерийские дивизии и 1330-й стрелковый полк 421-й стрелковой дивизии — всего около 8 тысяч человек.

    С 10 ноября командование сухопутными войсками в Севастополе было возложено на командующего Приморской армией генерал-майора И. Е. Петрова. Севастопольский оборонительный район был разделен на четыре сектора.

    Первый сектор ограничивался справа берегом моря, слева — разграничительной линией юго-восточная окраина Севастополя, высота 555,3. Комендантом сектора был командир 42-й кавалерийской дивизии полковник П. Г. Новиков. Обороняли сектор 383-й стрелковый полк, 42-я и 40-я кавалерийские дивизии; поддерживали 12 орудий береговых батарей Б-19, Б-18 и Б-35.

    Второй сектор ограничивался слева линией юго-восточная оконечность Северной бухты, (иск.) безымянная высота, что 2 км юго-западнее Черкез-Кермена. Комендантом сектора был командир 172-й стрелковой дивизии полковник И. А. Ласкин. Обороняли сектор 172-я стрелковая дивизия и 31-й стрелковый полк 25-й стрелковой дивизии; поддерживали 51-й и 52-й артиллерийские полки, 1-й и 2-й дивизионы 134-го гаубичного и одна батарея 1-го артиллерийского полков.

    Третий сектор слева ограничивался линией (иск.) Мекензиевы горы, Биюк-Отаркой. Комендантом сектора был командир 25-й Чапаевской стрелковой дивизии генерал-майор Т. К. Коломиец. Обороняли сектор 25-я Чапаевская стрелковая дивизия (3-й полк морской пехоты, 54-й и 287-й стрелковые полки) и 7-я бригада морской пехоты; поддерживали 69-й артиллерийский и 99-й гаубичный полки, 3-й дивизион 134-го гаубичного артиллерийского полка и 265-й конно-артиллерийский полк.

    Четвёртый сектор ограничивался слева берегом моря. Комендантом сектора был командир 95-й стрелковой дивизии генерал-майор Б. Ф. Воробьёв. Обороняли сектор 18-й батальон морской пехоты, 241-й стрелковый полк, 8-я бригада морской пехоты, местный стрелковый полк, 95-я стрелковая дивизия (161-й и 90-й стрелковые полки); поддерживали 57-й и 397-й артиллерийские полки, дивизион 265-го артиллерийского полка (12 орудий) и 12 орудий береговых батарей Б-10, Б-30 и Б-12.

    В общем резерве оборонительного района был оставлен 1330-й стрелковый полк.

    Плотность артиллерии в обороне была в среднем 3,1 орудия на 1 км фронта. Наибольшая плотность была в первом (4 орудия) и во втором (3,7 орудия) секторах. Несмотря на сложность организации централизованного управления в условиях горного театра военных действий, управление артиллерией как в секторах, так и в целом внутри оборонительного района было централизовано.

    План немцев захватить Севастополь с ходу провалился. Немецкое командование решило организовать планомерное наступление. Главный удар в направлении Варнутка, Кадыковка с последующим развитием наступления вдоль Ялтинского шоссе на Севастополь должна была нанести 72-я пехотная дивизия при поддержке танков на левом фланге; вспомогательный — наносили 50-я пехотная дивизия и 118-й моторизованный отряд при поддержке штурмовых орудий в направлении Черкез-Кермена, долина Кара-Кобя.

    Наступление должно было поддерживаться мощными ударами авиации по боевым порядкам наших войск и по Севастополю.

    11 ноября противник перешел в наступление. Передовой рубеж, куда он наносил главный удар, прикрывала слабая по составу 40-я кавалерийская дивизия. Подразделения дивизии в течение дня вели упорные оборонительные бои, отражая огнем атаки немцев. Однако под давлением превосходящих сил противника 40-я кавалерийская дивизия вынуждена была оставить Варнутку и отойти на рубеж высот 471,7 и 508,1.

    12 ноября немецкой авиацией в районе Севастополя был потоплен крейсер "Червона Украина". Из 15 его 130-мм орудий 6 были казематными и не могли быть использованы на берегу, одно палубное орудие было повреждено. Остальные орудия были сняты, из них сформировали 4 береговые двухорудийные батареи, включенные в состав СОР.

    В течение 12 ноября и ночи на 13 ноября немцы производили перегруппировку. С утра 13 ноября они вновь повели наступление двумя батальонами с танками на высоту 440,8 и одним батальоном с танками на Кадыковку.

    Несмотря на упорное сопротивление наших подразделений, немцам удалось оттеснить правый фланг первого сектора, а к исходу дня овладеть районом на высотах 471,7, 440,8. Для восстановления положения в ночь на 14 ноября к участку прорыва был подтянут из второго эшелона второго сектора 514-й стрелковый полк, который с утра 14 ноября совместно с 383-м стрелковым полком отбросил немцев и овладел высотами 386,6 и 440,8.

    С утра 15 ноября противник ввел в бой второй эшелон 72-й пехотной дивизии и несколько танков и к исходу дня оттеснил наши части с передового на главный рубеж.

    Чтобы не допустить продвижения противника на совхоз Благодать, наше командование ввело в бой общий резерв — 1330-й стрелковый полк, а в общий резерв вывело местный и стрелковый полки из четвёртого сектора.

    В течение 18 ноября немцы, возобновив атаки на высоты 212,1, 220,8 и пункт Камары, овладели последним. Наши части предприняли контратаку и 19 ноября отбросили противника от высоты 212,1, а 21 ноября выбили его из пункта Камары. Понеся огромные потери и овладев лишь группой высот перед передним краем главного рубежа обороны, немцы отказались от дальнейших активных действий на правом фланге Севастопольского оборонительного района и перешли на этом участке к обороне.

    Наступление германских войск на вспомогательном участке в направлении Черкез-Кермен, долина Кара-Кобя, начатое 13 ноября двумя батальонами, было отбито огнем наших подразделений. При повторной попытке наступления в этом же направлении 16 ноября противник существенно продвинуться не смог. Таким образом, к 21 ноября первое наступление немцев было отбито. Наши части удержали занимаемые позиции и лишь на участке первого сектора отошли на главный рубеж обороны.

    В результате первого наступления на Севастополь 72-я пехотная дивизия вермахта понесла огромные потери (до 60 %). План захвата Севастополя путем нанесения концентрических ударов на узких участках фронта остался невыполненным.

    Правильная организация обороны, умелое сочетание огня и манёвра, максимальное использование особенностей местности позволили не только отстоять занимаемые рубежи, но и нанести значительный урон противнику.

    ВТОРОЙ ШТУРМ СЕВАСТОПОЛЯ (17–31 ДЕКАБРЯ 1941 ГОДА)

    Севастополь приковал к себе значительное количество немецких войск. Противник не только не мог снять какие-либо силы из-под Севастополя, но и вынужден был перебрасывать сюда резервы для восполнения понесенных потерь. А резервы эти нужны были генералу Клейсту, войска которого Красная Армия в этот период громила под Ростовом.

    Период между концом первого и началом второго наступления немцев (с 21 ноября по 17 декабря) характерен напряжённой подготовкой обеих сторон к дальнейшим боевым действиям.

    Для усиления своей действовавшей под Севастополем группировки противник перебросил из района Харькова 1-ю и 4-ю румынские горнострелковые бригады и 24-ю немецкую дивизию. Одновременно немцы подтянули к району Севастополя тяжелую артиллерию, которая предназначалась для обстрела города и борьбы с нашей береговой артиллерией.

    За указанный период гарнизон Севастопольского оборонительного района был несколько пополнен. 15 декабря в Севастополь прибыла из резерва Ставки 388-я стрелковая дивизия. Были значительно усовершенствованы оборонительные сооружения. С кораблей Черноморского флота были сняты 130-мм орудия, из которых было создано 8 батарей береговой обороны на стационарных установках.

    Наша артиллерия активно воздействовала на противника, нанося удары по боевым порядкам его артиллерии и скоплениям войск. Так, с 22 ноября по 16 декабря огнем артиллерии было уничтожено 300 автомашин с войсками и грузами, 110 повозок, 7 штурмовых орудий, 18 пушек.

    Немецкое командование, готовясь ко второму наступлению на Севастополь, имело следующий план.

    Главный удар противник намечал нанести в направлении долины реки Бельбек, Камышлы, северо-восточная оконечность Северной бухты. Это было наикратчайшее направление на Севастополь. С выходом к Северной бухте противник планировал разорвать наш фронт на две части, отрезать войска четвертого сектора от остальных частей оборонительного района и в то же время, нависая с севера над частями третьего сектора, угрожать им обходом.

    Вспомогательный удар противник решил нанести в направлении на Верхний Чоргунь, Инкерман вдоль долины реки Черной.

    Таким образом, реализация задуманного плана должна была, с точки зрения германского командования привести к быстрому захвату Севастополя и к изоляции и уничтожению частей каждого сектора в отдельности.

    Наши войска имели задачу активной и упорной обороной удержать занимаемые рубежи на подступах к Севастополю.

    В период с 17 по 31 декабря 1941 года немцы предприняли второе наступление на Севастополь.

    Основные события разворачивались в районе реки Бельбек и в районе Мекензия.

    Судьба Севастополя зависела сейчас от того, как быстро будут переброшены резервы. В связи с этим Ставка ВГК 20 декабря обязала командующего Закавказским фронтом срочно доставить в Севастополь необходимые подкрепления и одновременно переподчинила СОР Закавказскому фронту. Переброска войск была возложена на корабли Черноморского флота.

    Утром 20 декабря адмирал Ф. С. Октябрьский поставил задачу крейсерам «Красный Кавказ», «Красный Крым», эскадренным миноносцам «Бодрый», «Незаможник» и лидеру «Харьков», базировавшимся в Новороссийске, принять на борт 79-ю морскую стрелковую бригаду и доставить ее в Севастополь. Одновременно на корабли возлагалась задача поддержать артиллерийским огнем наши сухопутные войска, оборонявшие Севастополь.

    Вечером 20 декабря с наступлением темноты отряд кораблей под флагом командующего флотом Ф. С. Октябрьского вышел из Новороссийска. Флагманским кораблем был крейсер «Красный Кавказ». На переходе удерживалась эскадренная скорость 18 узлов, корабли шли в строю кильватерной колонны. До рассвета отряд вышел к минному фарватеру, ведущему к Севастополю. При подходе к боевым заграждениям бухты корабли атаковала группа немецких самолетов. Отряд по-прежнему шел кильватерной колонной, удерживая дистанцию между кораблями от половины до двух кабельтовых, что повышало плотность заградительного зенитного огня. Но сомкнутый строй и скованность в маневрировании сильно увеличивали вероятность прямого попадания авиабомб. Однако зенитчики кораблей, сумев создать плотный заградительный огонь, лишили немецких летчиков возможности прицельного бомбометания. Корабли на полном ходу проходили боновые ворота и, не сбавляя хода, врывались на Севастопольский рейд. Первым прошел ворота лидер «Харьков», за ним «Красный Кавказ», «Красный Крым» и эсминцы. Резко повернув перед Павловским мыском, крейсер "Красный Крым" направился к Каменной пристани Южной бухты. Остальные корабли ошвартовались, как было предусмотрено планом, в Северной бухте у причалов Сухарной и Клеопиной балок. Корабли немедленно приступили к выгрузке войск и боевой техники. Обрывистый берег Сухарной балки надежно защищал их от артобстрела. Выгрузка длилась менее одного часа. Морская пехота с ходу вступала в бой. Окончив выгрузку, корабли отходили от причалов и сразу же открывали огонь с назначенных им огневых позиций. Крейсер «Красный Кавказ» подавлял дальнобойные батареи немецких войск и обстреливал железнодорожные станции Сирень и Бахчисарай. Стоявший в Южной бухте «Красный Крым» поддерживал своим огнем наши войска в районе Балаклавы. В этот день корабли вели стрельбу в основном по площадям с частичной корректировкой наземных пунктов по заявкам командиров сухопутных частей, с которыми была установлена связь во время швартовки.

    Вслед за 79-й бригадой в Севастополь была доставлена из Туапсе 345-я стрелковая дивизия с 125-м отдельным танковым батальоном в составе 25 машин Т-26.[4] 24–25 декабря артиллерийскую поддержку войск СОР осуществляли прибывшие в Севастополь лидер «Ташкент», эсминцы «Смышленый» и «Безупречный». 29 декабря — линкор "Парижская коммуна" и крейсер «Молотов», но натиск противника не ослабевал.

    В двухнедельных ожесточенных боях стороны понесли значительные потери. В этих боях немцы достигли лишь тактических успехов, но основная задача — разгром наших частей и завоевание Севастополя, — которой добивался противник, не была решена.

    После своего второго наступления немцы вынуждены были снова перейти к обороне, на этот раз на более длительный период.

    В итоге боев наши части, оборонявшие четвертый сектор, были оттеснены на рубеж прикрытия эвакуации — высоту 192,1. Части, действовавшие в третьем и первом секторах, продолжали удерживать главный рубеж обороны, а части второго сектора оставались на передовом рубеже.

    В результате тактического успеха противника плацдарм обороны Севастополя сузился. Передовые части противника находились на расстояния 6—7 км от города. Это давало ему возможность воздействовать огнем артиллерии почти всех калибров, как на город, так и на береговые батареи, базы и аэродромы.

    Во время второго наступления немцев бои с обеих сторон носили особенно упорный и напряженный характер и не раз доходили до рукопашных схваток.

    Действия наших войск были высоко активны.

    Обороняющиеся части как первого, так и второго эшелонов, искусно маневрируя, беспрерывно наносили удары противнику. При этом контратаки наносились, как правило, во фланг наступающим немецким войскам.


    Примечания:



    1

    Батов П. И. В боях и походах. М., Воениздат, 1974, с. 85.



    2

    Там же, с. 119.



    3

    Там же, с. 131.



    4

    Цветков И. Ф. Гвардейский крейсер "Красный Кавказ". Ленинград, «Судостроение», 1990, с. 218.





     

    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх