Загрузка...


У КОМАНДУЮЩЕГО ФЛОТОМ

Ознакомившись детально с обстановкой, я убедился, что ранее изданный приказ командующего флотом о подготовке к проведению первой ракетной стрельбы с подводной лодки по ряду позиций оказался не выполненным. Задерживалось развертывание стартовой позиции и боевого поля. Сложность этих мероприятий заключалась в значительном удалении указанных объектов от полигона и главной базы флота, а также в географических особенностях выбранных районов, куда техника могла быть доставлена только с использованием десантных судов и авиации. Приказ охватывал начальный этап подготовки к испытаниям.

Складывалась какая-то неопределенная ситуация, когда не выполненные в срок и невостребованные мероприятия продолжались уже самотеком, как получится. Зная по опыту, какое примерно время требуется для окончательного развертывания всех сил и средств флота, нетрудно было определить, что имеющееся отставание не позволит уложиться в срок, установленный главнокомандующим ВМФ – сентябрь месяц.

Нужен был импульс для активизации подготовки, необходимо было привлечь внимание командования флота.

И как нельзя кстати, в один из дней произошла такая нужная встреча с командующим Тихоокеанским флотом адмиралом Виталием Алексеевичем Фокиным. Командующий прибыл на техническую позицию полигона, ходил по всем помещениям, внимательно осматривал их, делая отдельные замечания, из которых я запомнил его высказывание, что "строить нужно на века". В отличие от северного полигона (здесь было отведено достаточно времени для строительства), все сооружения были каменные, добротные, с бетонными дорогами между ними, да и грунт другой, не болото.

Я представился командующему, доложил, кем и с какой целью командирован на флот, и попросил принять меня для доклада о моей оценке состояния дел и своих предложениях. Адмирал назначил встречу через три дня в штабе флота. Разговор происходил в присутствии А.С.Пасечника и Н.А,Страхова. Чтобы предстоящая встреча не осталась только беседой, я решил подготовить проект нового приказа. Согласовал его с руководством полигона, хотя, по-моему, оно не очень верило в результативность моих действий.

В назначенное время я прибыл в штаб флота и вскоре был приглашен к командующему. Хотя по званию и занимаемой должности между нами была "дистанция огромного размера", адмирал вышел из-за стола, поздоровался со мной за руку и пригласил сесть напротив. Чтобы не отнимать у него много времени, я сразу подал проект приказа. Командующий стал внимательно его читать. Документ был объемным, на 12-ти листах. В нем не только ставились задачи перед задействованными службами флота, но и были показаны место и роль каждой в достижении конечной цели всей операции. Проект был составлен так, что в нем шла речь о заключительном этапе операции. Каких-либо оргвыводов в связи с невыполнением в срок отдельных мероприятий на начальном этапе согласно прошлому приказу он не содержал, однако срок завершения всей операции был оставлен прежним, соответствующим указаниям главкома ВМФ. Так что отстающим нужно было мобилизовываться и форсировать свои действия.

Не поворачивая головы, я рассматривал кабинет адмирала. Запомнился стоящий на полу большой глобус. Впечатляли просторы Тихого океана и протяженность нашего тихоокеанского побережья, вдоль которого располагались военно-морские базы и другие объекты флота, и становилось понятным, почему значительную часть времени командующий флотом проводил вне своего кабинета. Хозяйство было огромным и к тому же рассредоточенным на большие расстояния.

Закончив чтение, В.А.Фокин перелистал проект еще раз, а затем, взяв карандаш, стал в раздумье что-то вычеркивать в конце текста. Скосив глаза, я увидел, что корректируется число выделяемых специальных автомашин, естественно, в сторону уменьшения. Я попросил оставить их количество прежним и пояснил почему. Он согласился. По-моему, проект приказа его удовлетворил.

Затем командующий пригласил к себе начальника штаба флота контр-адмирала Н.Н.Амелъко и передал документ ему "на оформление для подписи". Прощаясь, я попросил поскорее подписать приказ. Дня через два, поднимаясь по ступеням крыльца штаба, я встретил выходящего командующего. На мое приветствие он ответил: "Я приказ подписал!"

Полагаю, что вышедший приказ возымел свое действие. Повышенное внимание командующего к подготовке пуска баллистической ракеты с подводной лодки, проводимого впервые на флоте, и жесткие ограничения по времени заставили принять все меры к выполнению приказа, но уже срочно.

Забегая вперед, скажу, что даже при форсировании событий стрельбу удалось провести только в сентябре. Нетрудно предположить, что без приказа командующего готовность стартовой позиции и боевого поля была бы сдвинута на конец осени – начало зимы, когда наступает период вероятных штормов и даже ледостава в районе стартовой позиции. И как следствие невозможность ее использования в этом году.







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх