Загрузка...


НА ТРАССЕ СТРЕЛЬБЫ

Приближение назначенного срока испытаний и осени не могло не беспокоить командование флота.

С целью проверки готовности стартовой позиции и боевого поля начальником вооружения и судоремонта флота капитаном 1 ранга Павлом Петровичем Еременко была организована инспекционная поездка. В его группу вошли капитан 1 ранга В.П.Соловьев, инженер-капитан 2 ранга Н.А.Страхов, капитан-лейтенант Г.И.Винокуров от штаба флота, старший техник-лейтенант В.С.Кошелев и автор.

Из Владивостока ранним утром мы вылетели на военном "ЛИ-2". Через несколько часов приземлились в районе одной из военно-морских баз. После короткой остановки продолжили движение уже на борту большого "охотника". Корабль набирает ход и идет вдоль берега. На море штиль, солнечно и достаточно тепло. Мы все на верхней палубе, любуемся живописным, покрытым плотным кудрявым лесом берегом. Затем берег становится выше и переходит в крутые скалистые отроги гор. Невольно задумываюсь о том, как удалось разместить в этих условиях кинофототеодолитные посты для слежения за траекторией полета ракеты.

Через некоторое время с левого борта наблюдаем людей и палатки, расположенные на узкой осушке между урезом воды и почти отвесными скалами. Мы на стартовой позиции.

Охотник бросает якорь, за борт вываливается шлюпка – 4-весельный ялик. П.П.Еременко спускается в нее первым и садится на корму за руль, беря на себя обязанности старшины. Не удивляюсь этому, во-первых, потому, что он старший в нашей команде, а во- вторых, даже внешне похож на моряка: крепкого телосложения, мужественный, уверенный в себе, простой в обращении человек.

Шлюпка ходит на зыби, и я одной ногой случайно попадаю на банку, невольно нарушив неписаный морской закон. Это не остается без внимания, немедленно следует замечание от старшины шлюпки. Члены группы разбирают весла и по команде "Весла на воду!" гребут к берегу.

Несмотря на то что инспекция обычно не сулит ничего хорошего, "туземцы" во главе с начальником стартовой позиции встречают нас радостно и помогают втянуть шлюпку на берег.

Все тяжелые авральные работы по выгрузке техники и снаряжения на необорудованный участок суши, установке теодолитов, устройству быта уже закончены. О трудностях никто не говорит, но они очевидны. Вспоминают, как один из офицеров сорвался с обрыва и чудом удержался на выступе, с которого его удалось поднять с помощью пенькового конца. Рассказывают с улыбкой, но понятно, что тогда было совсем не смешно. Моряки обжились, уже подготовились и ждут того дня, ради которого они проделали всю эту тяжелейшую работу.

Сразу же после знакомства и доклада неутомимый П.П. Еременко начинает осмотр измерительных постов. Но до них еще нужно добраться. Пройдя через узкую полосу густой и высокой, почти в человеческий рост, какой-то невиданной травы с огромными яркими цветами без запаха, по узкой и крутой тропе поднимаемся на плато и попадаем на зеленую поляну с огромными соснами. Океан под нами. На поляне постройки, которые ранее занимали пограничники. Здесь, на краю поляны, находится центральный кинофототеодолитный пост. Два других, подобно ласточкиным гнездам, разместились на склонах гор.

На берегу установлены телеметрическая и радиостанции, а также аппаратура службы единого времени, которая по сигналу с подводной лодки будет выдавать временные отметки на все посты траекторных и телеметрических измерений.

Удаленность стартовой позиции от полигона и отсутствие телефонной связи усложняли решение возникавших вопросов, однако и это не помешало: все было отлажено, быт устроен, настроение личного состава боевое.

Во второй половине дня направляемся к боевому полю. Снова на большом "охотнике", а потом, ввиду мелководья, пересаживаемся на небольшое суденышко – гидрографический промерный бот. Все продумано и четко организовано, нас везде уже ожидают, нигде ни минуты простоя. Пересекаем пролив, и вот мы в районе боевого поля. Песчаный берег, сосны, дюны и солнце. Впечатление такое, что мы на Рижском взморье. Добираемся к зданиям, где размещаются службы и личный состав боевого поля. Находятся они на территории бывшего лагеря. Постройки рубленые, добротные, из толстых бревен, особенно бывший карцер, напоминающий древний скит.

Боевое поле должно отвечать вполне определенным требованиям: занимать достаточную площадь, учитывающую, с запасом, конечно, величину максимального рассеивания точек падения ракет, давать возможность визуального наблюдения и привязки этих точек, для чего местность должна быть ровной и открытой, быть удаленным на безопасное расстояние от населенных пунктов. Выполнение всех этих условий усложняло не только выбор самого района, но и доставку необходимых технических средств. Большую помощь в организации наблюдений и измерений оказал командированный сюда с северного полигона, начальник поисковой партии старший лейтенант Эдуард Александрович Денисенко, очень толковый и оперативный офицер.

Убедившись в готовности боевого поля к работе и переночевав в лагере, наша группа двинулась в обратный путь, снова на перекладных по морю и воздуху и к вечеру прибыла во Владивосток.

Общее мнение группы: полигон к обеспечению стрельбы готов. В выполненной работе чувствовалась рука главного инженера Н.А.Страхова. Он прекрасно ориентировался и владел обстановкой.

Предпринятый П.П.Еременко вояж имел положительные результаты. Во-первых, командование высокого уровня, следуя петровским традициям и надев сапоги, смогло правильно оценить состояние отдаленных точек на трассе стрельбы и их готовность к работе и понять, ценой каких усилий все это было достигнуто. А во-вторых, личный состав проверяемых "гарнизонов" воспринял приезд командования как факт, подтверждающий значение той операции, ради которой они самоотверженно трудились, длительное время находясь в отрыве от семьи, от своей части. Все это ободряло людей, уменьшало ощущение заброшенности, поднимало настроение.







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх