Загрузка...


ТАЙНА ПОДВОДНОГО СТАРТА РАЗГАДАНА

Восстанавливаемая история создания ракетного оружия стратегических подводных лодок останется неполной, если не вспомнить и не рассказать о старательно, к сожалению, забытых событиях, связанных с осуществлением первого подводного старта. К тому же к ним имеют прямое отношение наш головной подводный ракетоносец "Б-67" и первая морская баллистическая ракета "Р-11ФМ". События эти достойны освещения также и как еще один яркий пример подвижничества первопроходцев. Но по порядку.

Несмотря на то что были уже развернуты работы по теме "Волна", где предусматривался старт ракеты из надводного положения лодки с верхнего среза шахты, военные моряки не расстались с мыслью о подводном старте. По-прежнему оставаясь его приверженцем, уже известный читателю П.Н.Марута продолжает настаивать на необходимости отработки этого способа старта. Ему удается убедить заместителя начальника НИИ-88, согласившегося принять на себя научное руководство темой. Заручившись затем поддержкой руководства судостроительной и оборонной отраслей промышленности, М.В.Егорова и К.Н.Руднева, а также спецкомитета Совмина (впоследствии Комиссии Президиума Совмина по военно-промышленным вопросам) Г.Н.Пашкова, П.Н.Марута готовит проект постановления и представляет его в Совмин. 3 февраля 1955 года постановление подписывает Н.А.Булганин. Согласно этому документу работа поручалась ОКБ-10 НИИ-88 (главный конструктор Е.В.Чарнко), СКБ-626 (главный конструктор Н.А.Семихатов) и ЦКБ-16 (главный конструктор Н.Н.Исанин).

Евгений Владимирович Чарнко, к тому времени известный и заслуженный конструктор артиллерийских систем, четырежды лауреат Сталинской (теперь Государственной) премии взялся за то новое для него дело, веря в творческие силы руководимого им коллектива, доказавшего свою способность успешно и в рекордно короткие сроки решать сложные технические задачи.

Реальные трудности, вставшие на пути OKE-Ш, заключались в отсутствии опыта в ракетостроении, недостаточном представлении характера гидродинамических процессов при подводном старте и в совершенно новых для него морских условиях использования оружия, не говоря уже вообще о необычности флотской специфики. Хотя я допускаю, что эти обстоятельства могли сыграть и положительную роль, в смысле принятия нестандартных решений. В основную группу от ОКБ-10 входили А.Чарнко, В.Исаев, А.Локтев, И.Аврутин и другие.

Очень удачным оказалось назначение ведущим специалистом по теме от ВМФ инженер-капитан-лейтенанта В.К.Свистунова. Он во многом способствовал вхождению Е.В.Чарнко в специфику ракетного оружия подводных лодок и тесному взаимодействию с представителями флота. От моряков в работе также участвовали В.А.Емельянов, К.К.Ильинский, А.Г.Мельник, Б.Ф.Васильев, В.В.Башенков, Н.Н.Григорьев.

Ознакомившись с имевшимися материалами по теоретическим исследованиям и экспериментам, проведенным в ракетном НИИ ВМФ, Е.В.Чарнко принимает решение готовиться сразу к так называемым бросковым испытаниям, предусматривающим отработку старта на натурных макетах ракеты "Р-11ФМ".

Всю же работу предусматривалось провести в три этапа: бросковые испытания с неподвижного погружного стенда, продолжение этих испытаний с движущейся опытной подводной лодки и, наконец, прицельные стрельбы на полную дальность ракетами с движущейся подводной лодки. В своей постановке цели и задачи испытаний становились определенными, но возникало сразу несколько вопросов: с чего производить пуск, где его производить и что следует доработать в ракете и пусковой установке.

Снова активно подключается к работам коллектив ЦКБ-16. Непосредственное участие в испытаниях принимают Н.Н.Ксанин, Н.Н.Зевельт, В.В.Зенкевич, В.М.Ланговой. И.Н.Савинова, Е.И.Кучин, В.И.Ефимов, В.М.Волков и другие сотрудники.

Под руководством главного конструктора Я.Е.Евграфова проектируется и строится специальный погружной стенд. Основой его была натурная шахта высотой 12 и диаметром 2 метра, которая устанавливалась на понтоне. Стенд был рассчитан на погружение до глубины 20 метров. Для проведения испытаний он сначала притапливался в "позиционное" положение путем заполнения балластной цистерны, а затем, после ухода с него людей, затягивался на стартовую глубину лебедкой с помощью троса, соединенного со стендом и пропущенного через блок, установленный на бетонном массиве на дне моря под стендом. Управление подготовкой и производством пуска осуществлялось по кабелям, проложенным по дну от стенда к берегу.

Для испытаний было спроектировано два типа макетов ракеты: один с пороховым ракетным двигателем – С 4.1, другой с жидкостным – С 4.5.

Система управления, бортовая и корабельная (стендовая), разрабатывалась СКБ-626, сотрудники которого В.А.Внутский. И.С.Игдалова, И.И.Величко и другие товарищи участвовали и в испытаниях.

Рекогносцировочной комиссией под председательством инженер-полковника М.Ф.Васильева был выбран район проведения испытаний – в одной из бухт на побережье Черного моря.

К концу 1956 года все было готово к испытаниям, и 23 декабря состоялся первый пуск макета ракеты С 4.1 из-под воды. Три последующих пуска были произведены в марте-апреле 1957 года.

Одновременно с созданием погружного стенда велось проектирование и переоборудование средней подводной лодки проекта 613 "С-229" под проект В-613. На этой лодке в средней ее части по бортам были подвешены две ракетные шахты. Предусматривалась возможность обеспечения старта макетов ракеты с глубины 15-20 метров при скорости хода лодки 3-4 узла.

Второй этап испытаний, с подводной лодки проекта В-613, начался вскоре после выполнения программы пусков макета С 4.1 с погружного стенда. В июне 1957 года было произведено 3 пуска с лодки макета С 4.1. Далее в испытаниях наметился перерыв до февраля следующего года, связанный с изготовлением и поставкой макета ракеты с жидкостным ракетным двигателем – С 4.5. Не дожидаясь завершения всей программы бросковых испытаний, комиссия Президиума Совмина с учетом результатов пусков макета С 4.1 со стенда и лодки принимает решение о переоборудовании подводной лодки "Б-67" под проект ПВ-611 (появившаяся литера "П" означала "подводный" ).

В феврале 1958 года бросковые испытания были продолжены, и до середины апреля произведено 7 пусков макетов С 4.5, четыре со стенда и три с подводной лодки проекта В- 613.

Хочу высказать свое мнение по поводу проведенных бросковых испытаний. В первой половине 70-х годов мне довелось быть техническим руководителем подобных испытаний новой создаваемой в то время ракеты. Я в полной мере имел возможность познать всю технологию этих испытаний как с технической, так и с организационной стороны и поэтому могу утверждать, что испытания, проведенные Е.Б.Чарнко, при которых за 15 месяцев было произведено 14 пусков, прошли в хорошем темпе. Успешное выполнение в относительно короткие сроки всей намеченной программы впервые проводимых испытаний явилось результатом не только их четкой организации под руководством председателя комиссии начальника штаба подводных сил Черноморского флота капитана 1 ранга Г.Ф.Макаренкова и технического руководителя Е.В.Чарнко, но и оперативности предприятий промышленности, своевременно обеспечивавших поставку всех объектов и средств, испытаний с внесением необходимых изменений по результатам очередных пусков.

Третий этап испытаний начался в конце лета 1959 года. К этому времени первая морская баллистическая ракета "Р-11ФМ" была доработана для подводного старта и ей присвоен шифр С 4.7, а подводная лодка "Б-67" была переоборудована под проект ПВ-611.

Наш флагман стратегических подводных ракетоносцев продолжал оставаться лидером в испытаниях морского ракетного оружия. На его счету это были уже, четвертые испытания после летно-конструкторских испытаний в 1955 году, транспортных испытаний в 1956 году, испытаний на взрывостойкость в 1957 году.

Государственную комиссию по проведению предстоящих испытаний возглавил капитан 1 ранга Александр Наумович Кирток. К этому времени сменилось командование подводной лодки "Б-67". Вместо И.И.Гуляева командиром лодки стал капитан 2 ранга Д.Д.Янкин. Прошедший школу испытаний ракетного оружия старший помощник капитан 3 ранга В.К.Коробов был назначен командиром первой вооруженной крылатой ракетой подводной лодки "С-146", командир БЧ-2 С.Ф.Бондин направлен на учебу в Военно-морскую академию.

Первый пуск ракеты из-под воды оказался неудачным, я бы сказал, даже драматичным, и только по чистой случайности не закончился катастрофой. В свое время я знал о нем как о факте, имевшем место, а вот с подробностями меня знакомят непосредственные участники этого пуска мои коллеги В.К.Свистунов и В.И.Лямичев, сменивший меня на полигоне в начале 1958 года и выполнявший обязанности руководителя пуска на этой работе. В состав стартовой команды от полигона входили офицеры Е.А.Зайцев. В.Е.Тринько, Е.Ф.Онанко и Ю.Н.Касков.

События разворачивались следующим образом. При подходе в подводном положении к точке старта были выполнены все штатные операции по подготовке и проведению пуска. Послышался шум в шахте (а до этого звукового сопровождения стартующей ракеты никто слышать не мог, так как на бросковых испытаниях на стенде никого не было), и по показаниям транспарантов старт вроде бы состоялся. Крышку шахты закрыли. Члены экипажа ликовали. Возбуждение понятно: первый старт ракеты с лодки в подводном положении.

А в это время находившиеся на опытовом корабле "Аэронавт" представители флота и промышленности пребывали в ожидании выхода ракеты на поверхность. Она не появлялась. И когда лодка всплыла, их ожидание сменилось недоумением.

Вместо желанного сообщения с "Аэронавта" о достижении ракетой боевого поля на лодку был передан семафор: "Старт, не наблюдали".

Пока озадаченные ракетчики высказывали различные догадки и вообще сочли этот семафор каким-то недоразумением, шло время. К борту лодки подошел и пришвартовался "Аэронавт". На его мостике адмиралы В;Н.Иванов, П.Г.Котов, Л.Г.Осипов, В.П.Цветко, руководители промышленных предприятий. Стали советоваться как быть. Решили открыть крышку и осмотреть шахту.

На мостике лодки под козырьком находились председатель комиссии А.Н.Кирток, командир лодки Д.Д.Яикин и главный конструктор Е.В.Чарнко. Для осмотра к шахте направился В.И.Лямичев, за ним наверх поднялись старпом и сигнальщик. Еще до полного открытия крышки шахты В.И.Лямичсв увидел в ней… ракету, которая должна была улететь около часа тому назад. Начинаются переговоры между оказавшимися рядом мостиками на тему: "что делать дальше?" Дискуссия, однако, не получает развития, так как в этот момент происходит несанкционированный (есть такой термин у ракетчиков) пуск. Вернее сказать, санкционированный, но вовремя не исполненный. На глазах ошеломленных очевидцев ракета с ревом вылетает из шахты, устремляется вверх и уходит из поля зрения. Направление ее полета осталось неизвестным, ибо лодка лежала в дрейфе и ее положение по курсу не контролировалось.

Все происходит так быстро, а на верхнем мостике так тесно, что никто не успевает спрятаться. У присутствовавших запечатлелись отдельные кадры "экстренной эвакуации". В едином порыве командная группа под козырьком бросается к спасительному верхнему рубочному люку. Но так как времени для соблюдения очередности не осталось, да еще прыгнул сверху и застрял вниз головой старпом, дальше комингса люка никому продвинуться не удалось. Кое-кто при этом еще и был легко травмирован.

В.И.Лямичев, до момента старта переговаривавшейся с П.Г.Котовым, посчитав, что с борта на борт продолжать диалог неудобно, вознамерился перейти на "Аэронавт". И только он перекинул ногу, чтобы по скоб-трапу на ограждении рубки спуститься вниз, как заработал двигатель ракеты. Василию Ивановичу, ощутившему неприятное тепло, ничего не оставалось как прыгнуть вниз, на палубу "Аэронавта". Когда он поднялся на мостик, там все лежали. Нет, никто не погиб. Просто каждый застыл в позе, которую ему удалось принять в целях своей безопасности, не веря еще, что пронесло.

Присутствовавший на лодке старший военпред из КБ Н.А.Семихатова подполковник Николай Иванович Захаров, узнав, что ракета осталась в шахте, решил, что благоразумнее перейти на "Аэронавт" и там дождаться развязки. Именно тогда, когда он совершал переход по узкой сходне, перекинутой между кораблями, произошел старт ракеты. Захаров оступился и оказался в воде, попав уже не в предполагаемую, а в реальную опасную ситуацию, рискуя быть раздавленным. Моряки вытащили его, а ракета тем временем улетела.

На своем боевом посту остался лишь один сигнальщик. Он успел только одним боком подлезть под открытую крышку шахты и прикрыть лицо своими флажками. Даже не был опален.

Цепь благоприятных случайностей сопутствовала счастливому исходу этого чрезвычайного происшествия. Двигатель аварийной ракеты заработал при открытой крышке шахты, а с равной вероятностью эта могло произойти в любой момент при закрытой крышке как в подводном, так и в надводном положении лодки.

Никто не пострадай от пламени и газов, выходящих из сопла двигателя ракеты. Небольшие "производственные" травмы и легкий испуг, я думаю, не в счет. Нервных потрясений ни тогда, ни после тоже не отмечалось.

Ракета вышла из шахты с небольшим наклоном в сторону "Аэронавта", благодаря чему на его мостике образовалась мертвая зона, куда не попала газовая струя. Если бы ракета наклонилась в противоположную сторону, последствия могли быть неприятными.

Ракета не упала ни на лодку, ни на "Аэронавт", хотя это могло случиться, так как в полете она была неуправляемой.

Несмотря на произвольное положение лодки и случайную ориентацию ракеты по горизонту перед стартом, она, как потом выяснилось, полетела в сторону малонаселенного берега.

И последняя случайность. Пролетев, как было установлено, несколько десятков километров, ракета упала недалеко от сарая, рядом с которым, к счастью, в тот момент никого не оказалось. Военные моряки, отправившиеся через некоторое время на поиски упавшей ракеты, нашли ее с помощью местных жителей. На замаскированный вопрос, не видели ли те упавший самолет, простодушные, но цивилизованные "аборигены" ответили: "Самолет не видели, а вот ракета ваша лежит там, за сараем!"

Это, вероятно, характерно для всех людей, когда грозившая им беда проходит стороной, вспоминать потом о случившемся с юмором. Однако даже сейчас я отчетливо представляю сложившуюся тогда ситуацию: на ограниченной площади верхнего мостика в районе шахт, от которых до борта ограждения рубки не больше полуметра, бушует огненный шлейф стартующей ракеты – и не могу писать об этом спокойно.

В общем, произошло обыкновенное чудо, обошлось без жертв. А вот испытания были остановлены, и надолго. Возобновились они только через год. За это время был произведен еще один, контрольный, пуск со стенда: Такая длительная пауза объяснялась не только, даже не столько выяснением и устранением причины случившегося, сколько психологическим фактором: всем надо было прийти в себя после потрясения.

14 августа 1960 года лодка, командовать которой стал ветеран испытаний В.К.Коробов, выходит на вторую стрельбу. И снова неудача. Опять в процессе предстартовой подготовки при заполнении шахты водой происходит разрушение корпуса ракеты, на этот раз ее головной части. Сопровождается это снова расстыковкой отрывных разъемов, и ракета с наддутыми топливными баками, аналогично прошлой аварии, остается в шахте. Чтобы исключить ее самопроизвольный пуск, надо стравить давление из баков, но это можно сделать, только восстановив электрическую связь ракеты с корабельной аппаратурой системы управления. Для этого необходимо подстыковать разъем в шахте. Но как это сделать и кому? Никто не имеет права приказать исполнить эту нештатную и опасную операцию.

На обращение В.К.Коробова к личному составу БЧ-2 все выразили готовность выполнить операцию. Нашлись добровольцы и среди офицеров стартовой команды – Н.А.Друин и Е.Ф.Онанко. После осушения шахты первый из них, более изящный по сложению, через горловину в нижней части шахты влез внутрь под ракету. Другой страховал его, находясь в отсеке. Разъем был подстыкован.

Благодаря мужеству отважных молодых офицеров, выполнивших с риском для жизни не предусмотренную никакими инструкциями операцию, ракета была приведена в безопасное состояние, и лодка вернулась в базу. Только сохранив ракету, удалось выяснить причину двух аварийных пусков. К сожалению, подвиг этих людей никак не был отмечен и вообще забыт.

Выход на третью стрельбу состоялся через месяц, 10 сентября 1960 года. На этот раз пуск был нормальным, и ракета, пролетев заданное расстояние, достигла района боевого поля.

Государственная комиссия по результатам бросковых испытаний и успешного пуска ракеты с подводной лодки подтвердила возможность стрельбы ракетами, стартующими из- под веды.

Начинать серийное производство ракет, стартующих из-под воды, на базе ракеты "Р- 11ФМ" смысла уже не имело, так как к тому времени была принята на вооружение следующая ракета с надводным стартом, обладавшая в несколько раз большей дальностью полета. Да и задача такая не ставилась. Значение для развития морского ракетостроения работы, проведенной под руководством главного конструктора Е.В.Чарнко, прежде всего в том, что благодаря ей был преодолен барьер сомнений и скептицизма в отношении этого способа старта. Был пройден наиболее трудный путь познания характерных для него условий, и найдены конструкторские решения, позволившие осуществить пуск ракеты из-под воды. Тайн у подводного старта больше не существовало. Все это, безусловно, было учтено и использовано при создании первой боевой ракеты, стартующей из-под воды.

Важным для истории был еще и тот факт, что в прокладке нового курса в ракетостроении снова участвовали наши первенцы – ракета "Р-11ФМ" и подводная лодка "Б- 67", выполняя лоцманские функции.

Заканчивая эту главу, не могу не сказать о том, что существовавшие в свое время сомнения по поводу подводного старта, затем затянувшаяся его отработка отодвинули принятие на вооружение подводных лодок баллистических ракет, стартующих из-под воды.

И получилось так, что, осуществив первыми в мире пуск ракеты с подводной лодки и опередив в этом США, мы затем заметно отстали, и понадобилось много лет, чтобы их догнать. Таков уж, видно, характерный для нас путь развития: доказав свою способность быть первыми, успокоиться, и только убедившись, что нас обошли, начинать наверстывать упущенное, не считаясь уже с затратами ни материальных средств, ни человеческих сил.







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх