Возникновение Морской организации

В конце 1966 года, в самый разгар нападок, Хаббард продал свои именные права за 100.000 фунтов стерлингов "саентологическому движению" (8, стр. 157) и уехал в Африку, чтобы проводить там саентологические исследования уровня ОТ III (произносится "о-ти три"), называемого также "стеной огня" (The Wall of Fire) (11). Результаты этих исследований Хаббард записал в виде лекции на аудиокассету, которая позже вышла под названием "Журнал Рона-67":

"Это было самым сложным, с чем я столкнулся за последние 18 лет… После всех этих акций, проводившихся против нас в течение долгого времени, я хотел бы вывести на чистую воду тех, кто осуществлял на нас нападки на этой планете. Все враждебные действия имели одинаковый сценарий. Они постоянно проводились в соответствии с установками прессы. Они использовали один и тот же тип парламентариев… Все наши враги на этой планете в целом составляли не более 12 человек. Это люди, входящие в правление банка Англии и других высоких финансовых учреждений. Они владеют и контролируют сеть газет, являясь в то же время, как ни странно, директорами крупнейших ассоциаций психического здоровья, тех, что постоянно ведут войну против нас, Контролируя основные золотые запасы, они решили осуществить программу, которая делает любое правительство банкротом и тем самым ставит его под их контроль. Согласно их планам ни одно из правительств вскоре не будет в состоянии действовать без их разрешения. Другая часть их программы заключалась в том, чтобы использовать "психическое здоровье" – а если говорить точнее, психиатрический электрошок и префронтальную лоботомию – для устранения с их пути любого инакомыслящего. Эти люди создали группы "психического здоровья", которые расплодились по всему миру.‹…›. Сами того не сознавая, в 1950 году мы встали на их пути и были втянуты в крупный заговор.

…Эти ребята контролируют сети газет по всему миру. Заправляет всем некто Сесил Кинг. Эти газеты появляются в Южной Африке и Австралии. Затем они расходятся во все уголки мира. Именно при помощи данной сети газет они пытаются создать нам плохую репутацию. У них нет ни малейшего сомнения в том, что наша технология работает… Функционирующая невероятным образом техника саентологии и вызвала их гнев". (6, стр. 1-3)

В августе 1967 года Хаббард сформировал так называемую Морскую организацию (Sea Org) для того, чтобы детально отработать на практике новые открытия, которые сделал в Африке. Он считал, что дальнейшие исследования нужно проводить на море, в более безопасном окружении, вдали от суматохи крупных городов и нападок на саентологию. Кроме того, в то время он был уверен, что уровень ОТ III может быть достигнут только в специальном окружении, в условиях теплого климата и при хорошем медицинском обслуживании (11).

В течение нескольких лет были куплены три судна. Флагманом стал отслуживший свой срок паром под названием "Королевский шотландец" (Royal Scotsman), переименованный затем в “Аполло”. Два других судна, “Диана” и “Афина”, были меньше и предназначались для специальных задач. (2, стр. 27)


Тайная война против кораблей


В конце 60-х годов тайная война американских спецслужб против саентологической церкви приобрела международных характер. Основной мишенью стало судно “Аполло”. В этой тайной войне участвовали:

• ЦРУ;

• Управление по борьбе с наркотиками;

• американские посольства и дипломатические представительства;

• сотрудничающие с ЦРУ иностранные спецслужбы.

В донесениях сотрудников ЦРУ сообщалось, что нет никаких свидетельств того, что деятельность судов представляет угрозу безопасности. Другие спецслужбы также не нашли ничего, над чем бы они смогли поработать. (10, стр. 75) Управлению по борьбе с наркотиками тоже было известно, что саентология не занимается ни использованием, ни торговлей наркотиками (как выяснилось позже, на борту “Аполло” находился агент, который сообщал обо всем происходившем на судне). (10, стр. 81)

В марте 1969 года греческое правительство распорядилось, чтобы саентологи покинули пределы Греции. Газета “Нью-Йорк Тайме” сообщала по этому поводу:

Распоряжение о выдворении последовало после многомесячного дипломатического давления со стороны американских, английских и австралийских дипломатов в Афинах, требовавших от греческих высших должностных лиц провести расследование деятельности группы, находящейся на борту “Аполло””.

Подоплека этой истории такова. Судно “Аполло”, принадлежащее Морской организации встало на якорь в порту Корфу (греческий остров в Ионическом море). Хаббард и около 200 его сотрудников и студентов жили на корабле. Местное население казалось дружелюбным. Через пять или шесть месяцев саентологов предупредили, что их враги втайне от них пытаются вновь посеять подозрения в умах местных чиновников, и распространяют ложные слухи среди населения. Главным организатором провокаций был почетный британский вице-консул майор Джои Форте.

Греческому посольству в Лондоне представили копию парламентского протокола, содержащего полный текст дебатов от 06.03.1967 по вопросу о саентологии, а также принципиальное заявление министра здравоохранения от 25.07.1968, в котором выдвигалось требование выдворить из страны иностранцев.

Подключился и американский госсекретарь, обратившийся с запросом в греческие инстанции относительно 31-летней женщины из Лас-Вегаса, родители которой утверждали, что она была похищена саентологами с целью получения выкупа. Женщина действительно находилась на борту “Аполло”, однако покинула корабль несколько раньше, чем началась вся эта шумиха вокруг ее имени. Позже она появилась в Афинах и была очень удивлена тем, что весь мир ее разыскивает.

Некоторое время спустя, когда проведенное самими греческими инстанциями расследование вскрыло правду о саентологии, греческий министр внутренних дел Стилианос Паттакос принес извинения за инцидент и пригласил Хаббарда вернуться в Грецию. (1, стр. 195-196)

Сотрудники Морской организации утверждают, что британские агенты распространяли о ней ложные слухи и среди других иностранных правительств.

Один из членов Морской организации получил доступ к документам испанского министерства ВМС и нашел доклады британского министерства внутренних дел и министерства иностранных дел. В этих докладах намекалось, что персонал саентологических судов состоит из контрабандистов и должен быть проверен Интерполом.

В Касабланке в панамском консульстве появился человек, выдававший себя за корреспондента газеты “Манчестер Гардиан”, и заявил, что обладает материалами, компрометирующими саентологию (“Аполло” ходил тогда под панамским флагом). Этот "репортер" должен был представить панамскому консулу, а также местным газетам сведения о том, что саентологи являются торговцами наркотиками и разыскиваются Интерполом в связи с контрабандой гашиша во Францию и Южную Америку. (10, стр. 79-80)

В сентябре “Аполло” вошел в док Касабланки. Но грязная машина провокаций уже работала на полную мощь. Американское посольство постаралось заблаговременно распространить лживые сообщения о саентологии и о судне. Копии этих сообщений, содержавших клеветнические высказывания, были отправлены также в Рабат, Танжер, Гамбург, Лондон и Панаму. В послании американского вице-консула говорилось, что корабль втянут в проституцию, торговлю наркотиками, шпионаж и контрабанду. Кроме того, распространялась информация о том, что “Аполло” является частью порнографической сети, имеющей связи с Данией и Лос-Анджелесом. (10, стр. 79-80)

В декабре 1969 года испанское правительство издало распоряжение, ограничивающее пребывание судна в любом испанском порту восемью днями. Сотрудник испанского министерства сообщил двум членам экипажа корабля, что имеются некоторые официальные документы о деятельности судна. Он не сообщил подробности, однако намекнул, что содержимое документов представляет саентологов в очень невыгодном свете. (10, стр. 80)

Многолетний сотрудник Хаббарда Уильям Б. Робертсон, капитан “Аполло”, так вспоминал об этих событиях:

"Шаги по преодолению ситуации в Испании были довольно успешными. Мы установили, что основное недовольство, в отношении нас исходило из Мадрида. Выяснили также, что информацию испанскому правительству поставляет Интерпол. Фамилии всех людей, имеющих хоть какое-либо отношение к нашему кораблю (старшие офицеры, матросы, обслуживающий персонал и т.д.) были занесены в базу данных Интерпола и в так называемые "списки врагов": это означало, что они зачислены в разряд государственных врагов Соединенных Штатов".(стр. 11)

Позже было установлено, что постоянные трения и сложности возникали из-за ложной информации, которую вашингтонское управление дипломатического корпуса распространяло в посольствах и консульствах в различных портах, откуда она доходила до высших должностных лиц государств.

"Они приписывали нам контрабанду наркотиков, работу совместно с сутенерами, предлагающими маленьких девочек, поставки женщин в дома терпимости и все такое. Они обвиняли нас в принадлежности к ЦРУ, и широко распространили эту информацию среди коммунистических партий разных стран, отчего у нас потом были большие неприятности".(11, стр. 10)

Послание государственного департамента США от апреля 1972 года, направленное в адрес американского посольства в Испании, вновь распространяло различные слухи об “Аполло”, включая спекуляции на тему о возможном злоупотреблении наркотиками на борту корабля. (10, стр. 80)

Отделом по борьбе с наркотиками тайной полиции Испании была досмотрена посылка с шоколадом, отправленная церковью. Сперва утверждалось, что в ней нашли ЛСД. Были арестованы шесть американцев и двое англичан, а допрашивали в действительности агента американского управления по борьбе с наркотиками. Арестованным лишь угрожали и обвиняли их в торговле наркотиками.

Через несколько дней выяснилось, что ЛСД в посылке не было, и людей освободили. (10, стр. 80-81)

Показания капитана Билла Робертсона:

"Они были задержаны по сумасшедшему обвинению, с подачи правительства Соединенных Штатов. Основным пунктом обвинения являлось, что в Испании мы, якобы, занимались торговлей наркотиков. Ворвалась полиция, бросила всех в тюрьму, началось постоянное давление и угрозы. Напрямую они их не пытали, однако давали им недостаточно еды, содержали в одиночных камерах и не позволяли их адвокатам ни встречаться, ни разговаривать с ними. Наконец от одного человека мы узнали, в какой тюрьме их содержат. Наняли адвокатов, и их освободили".

1972 год, декабрь. Полиция Танжера потребовала, чтобы “Аполло” покинул марокканские территориальные воды. (10, стр. 80) Хаббард и сопровождающие его лица должны были покинуть Марокко в течение 24 часов (12).

"Мы посетили различные порты: Дакар, Лас-Пальмас, Мадейру и Азру. ‹…› Они пытались внедрить на наш корабль лжерепортеров, чтобы те набрали материал и писали потом байки о нас. Еще мы получили двух или трех новобранцев, находившихся под влиянием гипноза и наркотиков. Их задача состояла в том, чтобы, проникнуть на судно и убить Рона".(11, стр. 14)

1974 год, май-август. Судно бросило якорь в испанском порту Кадиц. Сразу же стало ясно, что правительственные круги настроены враждебно. Члены экипажа пытались выяснить причины и, наконец, получили заявление, что американский консул в порту Кадиц распространил слухи о том, что судно, якобы, связано с ЦРУ. После этого и в других портах Испании экипаж сталкивался с неприязнью со стороны чиновников, а также с запретом заходить в определенные порты.

Слухи о том, что “Аполло” является судном ЦРУ, распространились по побережью Средиземного моря со скоростью лесного пожара. В португальском порту Сетубал население, которое обычно дружелюбно встречало “Аполло”, было настроено агрессивно и угрожало кораблю, что вынудило его покинуть порт. (10, стр. 82)

Нужна была безопасная база для саентологии на материке, и для этого налаживались многообещающие контакты с Португалией. В Лиссабоне был организован офис с телексом, а суда стояли на якоре вблизи острова Мадейра. Надежды рухнули, когда в октябре флагманский корабль подвергся штурму разъяренной толпы в Фунхале, главном городе Мадейры. Толпа была уверена, что корабль и церковь являются тайной операцией ЦРУ. Вскоре после этого и в телексное бюро в Лиссабоне ворвались португальские правительственные чиновники. (2, стр. 36)

Робертсон:

"Это произошло после того, как американское посольство намекнуло местным коммунистическим партиям, что “Аполло”, якобы, является судном ЦРУ. Португалия только что залечила раны революции. В это время она придерживалась крайне левой ориентации. Коммунисты собрали разный сброд с факелами и камнями и пытались поджечь корабль… их было около 250 человек. Мы оборонялись приблизительно 2 часа. Наконец появилась полиция с автоматами и разогнала беснующуюся толпу. ЛРХ решил, что настало время покинуть этот район. Было слишком много ненависти. Корни событий были в Соединенных Штатах. Это был тот период, когда министром иностранных дел был парень по имени Генри Киссенджер. Нити тянулись из его кабинета в посольства"(11, стр. 15).

10.10.1974 года корабль покинул Европу и взял курс на Чарльстоун, США. (13)

30.10.1974 года. Шпион на борту “Аполло” донес правительству США порт назначения и дату прибытия корабля. Американское Министерство юстиции дало указание чиновникам различных ведомств встретить корабль “как положено”. К встрече готовились представители управления по делам иммиграции, управления по борьбе с наркотиками, американская таможня, береговая охрана и судебные исполнители.

Но ветер донес слухи о надвигающейся акции до экипажа “Аполло”. За несколько миль до берега он изменил свой курс. (10, стр. 83-84)

Статья в Ньюс Курьер, Чарльстоун: "По сообщениям официальных источников во вторник в порту было столько агентов американской таможенной службы, что они могли бы одновременно досмотреть и задержать по подозрению в возможной контрабанде наркотиков каждого члена экипажа судна".

Капитан Робертсон:

"Так мы повернули в Карибское море, и пошли вдоль Багамских островов, преследуемые проклятьями министра иностранных дел Киссинджера. Он посылал телексы в свои посольства на Барбадосе, Тринидаде и Куракао. Во всех этих местах против нас предпринимались различного рода враждебные акции. Нам предлагали покинуть некоторые порты, и никто не мог объяснить это иначе как тем, что Соединенные Штаты, оказывали на них давление – если бы к нам отнеслись дружелюбно, США прекратили бы оказание им помощи.

Мы перехватили пару телексов от государственного департамента, где содержались данные приказы, и они должны были пригодиться для судебного разбирательства, которое Хаббард намеривался начать против Киссенджера, госдепартамента и различных чиновников посольств и консульств на сумму 800 миллионов долларов".(11, стр. 16)

1975 год, октябрь. Было решено создать постоянную наземную базу в городе Клирвотер, штат Флорида. Она должна была стать основным центром для подготовки руководства саентологии по всему миру. По аналогии с флагманским кораблем базу назвали “Флаг”.


Проникновение


В начале 70-х годов разложение саентологической церкви, декларированное в ранних распоряжениях ФБР и Управления по санитарному контролю над качеством пищевых продуктов и медикаментов, стало приобретать конкретные формы. Если проанализировать всю информацию, то становится ясным, что акция была довольно успешной.

Хаббард выделил два различных направления в структуре церкви саентологии. Одним направлением была Морская организация, другим – Офис охраны (Guardian Office). Морская организация занималась вопросами руководства саентологической церкви, а Офис охраны выполнял задачу по защите саентологических организаций.


Офис охраны


Основной целью для проникновения был Офис охраны. Он состоял из следующих подразделений:

• правового отдела;

• отдела по связям с общественностью;

• финансового отдела;

• разведывательного отдела, выполнявшего в интересах церкви секретные функции.

Последний был известен под названием "отдела информации", или Б1 (бюро 1). Данный отдел снабжал руководство церкви информацией о явных и потенциальных врагах как внутри церкви, так и за ее пределами.

Возглавляла Офис охраны Джейн Кембер, выполнявшая функции так называемого "всемирного стража". Руководство перечисленными выше отделами осуществлялось ее заместителями. Сам Офис охраны подчинялся только "инспектору", и этот пост занимала супруга Хаббарда Мэри Сью.

Офис охраны, и, прежде всего разведывательный отдел, все больше и больше ввязывались в проведение нелегальных мероприятий, хотя сам Хаббард издал директиву, запрещающую подобные действия. Даже внутри церкви репутация Офиса охраны становилась все хуже и хуже.

Хаббард предупредил свою жену и весь Офис охраны: "Вы действуете так, как будто вы не на нашей стороне". (11, стр. 19)

Вначале создавалось впечатление, что люди, которые, вероятно, не видели ничего хорошего в саентологии, просто скрывали свои намерения. В дальнейшем стали происходить вещи, которые уже было невозможно отнести на счет небрежности: проводились мероприятия, которые серьезно порочили церковь. "Случались" ситуации, когда правительственная сторона использовала действия Офиса охраны в качестве предлога для своих акций. Вначале это были мелочи.

Однажды молодой человек по фамилии Джон Коул пришел в саентологическую организацию и захотел купить конфиденциальные материалы (описание уровней ОТ. – Прим. ред.), предложив за них 10000 $. Его отправили в Офис охраны, который не принял никаких мер.

Две недели спустя Коул попытался украсть те же материалы. Его передали полиции и посадили в тюрьму. Боб Томас, высокопоставленный сотрудник Офиса охраны, вызволил его оттуда. (11, стр. 10) Позже Томас был разоблачен как агент, тайно работавший консультантом правительства по вопросам борьбы с саентологией. (11, стр. 8)

Коул обвинил сотрудников Офиса охраны Терри Мильнера и Хеннинга Хелдта, которые, по его показаниям, напали на него в здании церкви. Он находился там, чтобы найти определенную информацию, за которую, как он заявил обоим, был готов заплатить.

27.01.1971 г. адвокат Коула направил письмо в адвокатуру Лос-Анджелеса. Он указывал на то, что обвиняемые (Мильнер и Хелдт) хотели получить информацию о прошлом Коула, его деятельности в качестве информатора различных правительственных заведений, включая управление юстиции, комитета сенатора Истлэнда, ФБР, ЦРУ, С-11 и т.д.

Терри Мильнер был освобожден от своей должности в Б-1 (бюро 1, информационный отдел Офиса охраны). Таким образом, у Боба Томаса были развязаны руки и он мог назначить на этот пост того, кого хотел. (11, стр.10)

Различными путями установлено, что лица, выдававшие себя за интересующихся проблемой саентологической церкви, направлялись в разные саентологические организации определенными психиатрами. Предварительно эти лица получали психиатрическое лечение – типичное имплантирование с установкой на проникновение в сферу документов и отчетности. Это вынуждало очень критично относиться к новым людям, поскольку было неизвестно, пришел ли человек в саентологическую церковь добровольно или его направили с задачей "сойти с ума от саентологии" и тем самым вызвать проблемы (11, стр. 10).

В начале 1975 года Джейн Кембер издала приказ по Офису охраны за номером 1361, требовавший проведения решительной программы действий против IRS (американской налоговой службы). Данная программа включала в себя правовые меры, пропагандистскую кампанию и меры по разложению разведывательного отдела IRS, спецслужб и бюро правления с помощью собственных тайных агентов, задача которых состояла бы в том, чтобы собрать и скопировать все документы против саентологии, которые имелись, но не предоставлялись даже на запросы согласно Акту о свободе информации. Мишенями приказа 1361 становились представительства IRS в Вашингтоне, Лос-Анджелесе и Лондоне. (10, стр. 100)

Приблизительно до середины 1976 года агентами Офиса охраны было скопировано громадное количество документов в различных правительственных заведениях. Кроме того, было подслушано заседание IRS, на котором обсуждался вопрос об саентологии. Затем последовали собственно мероприятия. Основными действующими лицами этих секретных операций были Геральд Вольф и Михаэль Майснер; последний являлся сотрудником разведывательного отдела Офиса охраны. Вольфа арестовали, Майснер скрылся на какое-то время, но 20.06.1977 г. и он предстал перед правоохранительными органами. (10, стр. 100-117)

Апрель 1977 г. Другим тайным осведомителем ФБР был Джек Грэхем. Он должен был установить, втянуты ли члены церкви в проведение незаконных операций. Грэхем предложил ФБР привлечь к этому своего друга из Офиса охраны, который бы мог достать документы. Связной ФБР не заинтересовался этим предложением, заявив что "в ФБР этим хламом завален весь склад". Вместо этого он хотел получить фамилии членов церкви, ответственных за внедрение агентов в правительственные учреждения с целью похищения документов.

20.06.1977. Михаэль Майснер, ответственный за внедрение и копирование документов о саентологии в различных правительственных заведениях принял решение о сотрудничестве с властями для снятия выдвинутого против него обвинения. (10, стр. 117-118)

Он сделал обширное признание, на основе которого ФБР подготовила ордер на обыск, крупнейший за всю историю бюро, проведенный сразу в трех церквях.

Капитан Робертсон:

"…Вся причина, почему Мэри Сью и "девятке" (руководителям церкви саентологии) было предъявлено обвинение, состоит в том, что Офис охраны проник в Вашингтон, чтобы похитить документы, касающиеся саентологии.

…Михаель Майснер был тем человеком, кто предложил осуществить это внедрение. Об этом знали два саентолога в Вашингтоне, и у них были доказательства, что он является агентом правительства. Эти двое написали доклад Мэри Сью, чтобы сообщить ей, что Майснер является агентом правительства и должен быть отстранен от дела. В нем, в частности, говорилось:

"Это не человек Офиса охраны. Он мыслит не так, как мы. Он поступает не так, как мы. У него связи с правительством, он пытается создать сложности для церкви…" Маллигэн скрыл этот доклад от Мэри Сью. Мари Сью не получила данное послание".

Было два человека, входивших в состав контрольного комитета и работавших на правительство. Ими были Джеймс и Анне Маллигэн. (11, стр.19)

08.07.1977. ФБР провело обыск в трех саентологических церквях в Лос-Анджелесе, Голливуде и Вашингтоне. Было задействовано около 170 агентов. Они использовали ломы и кувалды. Это была самая крупная облава в истории ФБР и в правовой истории Америки.

Ордер на обыск основывался на 162 доказательствах. (10, стр. 129- 168) Облава продолжалась в общей сложности 48 часов. Каждый кусочек бумаги был перевернут, было изъято и вывезено 48.149 папок, состоящих из 100.124 страниц, из которых 2-3 были позднее классифицированы как безобидные – т.е. "не подпадающие под ордер на обыск". (10, стр. 169-175)

28.03.1978 г. На основе дела Майснера, началось судебное разбирательство в отношении 11 членов церкви, среди которых была и Мэри Сью Хаббард. С Майснера как с главного свидетеля обвинение было снято. (10, стр. 209)

Двумя другими обвиняемыми были Джейн Кембер, руководитель международного Офиса охраны, и Моррис Бадлонг, работавший в отделе информации. (10, стр. 210)

Хаббард приказал Офису охраны и адвокатам обменять это дело на процесс против Киссенджера, стоимостью 800 миллионов долларов (см. выше).

Приказ не был выполнен. Они обменяли дело Киссенджера на безобидную жалобу министерства финансов.

Связь между Хаббардом и его супругой была прервана. Он предупреждал, что в Офисе охраны не все в порядке, но она не получила данного сообщения, поскольку его перехватили два человека из ее контрольного комитета. Это были Джим и Анне Малигэн. Они были связующим звеном между ней и Джейн Кембер, возглавлявшей Офис охраны. Позже стало известно, что они работали на правительство. (11, стр. 19)

До 1978 года было подано более 1.000 запросов в рамках Акта о свободе информации и проведено 30 судебных расследований против правительства, которое уклонялось от предоставления документов. Было получено около 100.000 страниц документов в результате проведения административных мероприятий и примерно столько же при помощи правовых мер. Это позволило раскрыть масштабы правительственного заговора против церкви.

Стали доступными данные о явной систематической дезинформации, которая распространялась в более чем 14 государствах, от Австралии в 60-х годах до Франции в 70-х. Были найдены документы, объясняющие все случаи непонятных препятствий и сложностей, которые возникали у церкви: подобным ситуациям неизменно предшествовали злонамеренные, фальшивые сообщения, ложные слухи и бездоказательные обвинения в уголовных преступлениях, которые своевременно распространялись американской стороной.

После тщательной систематизации и проверки данных документов вскрылась следующая картина:

302 случая лживых высказываний о церкви и ее основателе;

117 удавшихся и неудавшихся попыток внедрения тайных агентов в церковь;

171 случай подстрекания налоговых инстанций к действиям против церкви;

322 случая, при которых начальник санкционировал действия подчиненных против церкви;

32 случая краж, облав и незаконного присвоения имущества церкви.

На основе документов, полученных в рамках Акта о свободе информации, церковь возбудила процесс о возмещении многомиллионного ущерба против правительств пяти стран. Отдельные иски были предъявлены ФБР и государственному департаменту. (10, стр. 97).

В период между 1978 и 1980 годами капитан Билл Робертсон [43] установил, что некоторые посты в церкви и в Офисе охраны были заняты шпионами. Он сообщил об этом соответствующему отделу Офиса охраны, но не был услышан. Его сообщение назвали "галлюцинациями". Одним из тех, кто отверг предупреждения Робертсона, был сотрудник отдела информации Офиса охраны в Лос-Анджелесе Алан Хаббард, который затем пытался убить Робертсона, надрезав ему покрышки на мотоцикле. (11, стр. 19)


Руководство церкви


С середины 70-х годов среди руководства церкви распространилась практика издания технических и административных распоряжений от имени Хаббарда.

В то время Хаббард постоянно скрывался, чтобы обеспечить себе безопасность, поскольку ему были предъявлены различные обвинения и иски. В результате из-за того, что его местонахождение постоянно держалось в тайне, стало невозможно определить, какие технические и административные распоряжения действительно отдавались им самим. Хаббарду приходилось время от времени лично издавать бюллетени, отменяющие чужие распоряжения. (2, стр. 38)

С этого момента стал все больше возвышаться Пат Брокер. Он произвел впечатление на Хаббарда своими способностями в обеспечении безопасности. И именно Брокер начал обрывать линию связи между Хаббардом и его супругой, занимаясь цензурой получаемой и отправляемой корреспонденции.

Мери Сью, которая после облавы находилась под контролем правительства и должна была всегда сообщать, где находится, покинула общую резиденцию, чтобы обеспечить безопасность Рону. Ее почта перехватывалась, так как существовало опасение, что она может вернуться опять. (13, стр. 51)

В сентябре 1978 года Л. Рон Хаббард тяжело заболел (13).

Ему помогал Дэвид Мэйо, лично посвященный Хаббардом во все тонкости саентологической технологии и высший по рангу представитель по всем техническим вопросам внутри саентологической церкви. Большинство новых технических приемов, являющихся сегодня частью упомянутых выше уровней ОТ [44], были разработаны им именно в это время. (Дэвид Мэйо в Comm-line, Журнал свободной зоны, № 7-85)

Болезнь Хаббарда стала предлогом для того, чтобы скрывать от него все плохие новости. Связь с ним еще больше сократилась. (13, стр. 51)

В период приблизительно между 1978 и 1979 годами у Хаббарда случился инфаркт, и он был прооперирован. (2, стр. 37) Состояние здоровья Л. Рона Хаббарда ухудшилось. В 1979 году ему должны были прооперировать раковую опухоль на лобной части головы (13).

Супруга Хаббарда Мэри Сью сообщила, что последний раз она лично виделась с ним в августе 1979 года. (из comm-line, журнал свободной зоны, № 4-84, 28.12.84)


Заключительный этап


Стало очевидным, что посланники, являющиеся для Хаббарда связующим звеном в его общении с внешним миром, все больше изолировали его. Для некоторых лиц из его ближайшего окружения возникли отличные условия для укрепления личной власти. В сентябре 1979 года произошло первое крупное изменение в руководящем составе. Организация "Посланники командора" (Commodore Messengers Org) [45] фактически взяла на себя все руководство церковью.

1980 г. Очевидной становилась возможная скорая смерть Л.Р. Хаббарда. Каждому своему ребенку он направил письмо, в котором намекал, что не думает, что проживет более пяти лет. Многие сотрудники Посланников командора также получили подобные письма. Начинают осуществляться мероприятия по подготовке опекунов.

Опекунами были назначены Дэвид Мицкевич, Пат и Анне Брокер (14).

О Мицкевиче говорили, что он из тех, "кто может справиться с делами, которые другим не под силу, крича во все горло". Кроме того, он был близким другом Пата Брокера (14). Мицкевич обошел всех своих начальников и создал с Патом Брокером руководящий тандем. (13, стр. 52) В середине 1981 года Мицкевич, Пат и Анне Брокер приняли решение о том, что Офис охраны как независимый орган внутри церкви должен быть упразднен (13).

В июне 1981 года двадцатилетний Мицкевич взял на себя руководство саентологической церковью. Его методы отличались классической простотой. Он пошел к своему бывшему начальнику, руководительнице Посланников командора, передал ей депешу, якобы подписанную самим Хаббардом, в которой ей предписывалось освободить занимаемое кресло. Она повиновалась. В действительности же эта бумажка была написана самим Мицкевичем. Он создал такую обстановку, при которой никто не осмеливался выступать против него.

Когда однажды Брокера спросили о том, был ли Мицкевич в действительности виновен в перевороте, он ответил, что переворотом называется только неудачное выступление, если же оно удается, то его следует называть государственным деянием. Мицкевич оправдывал свой стремительный захват власти тем, что он это, якобы, делал "для Рона" (Change of Viewpoint № 5, 13.02.1984, Свободная зона, том № II, стр. 37).

В июле 1981 года Мицкевич организовал встречу с Мэри Сью Хаббард. Он убедил ее в том, что как главный инспектор церкви она наносит вред [46] всему делу. Он подтвердил это сфальсифицированным письмом от Хаббарда. Должно быть, состоялся нелицеприятный разговор, однако он закончился тем, что Мэри Сью отказалась от своей должности. После этого в штаб-квартиры Офиса охраны в Англии и Лос-Анджелесе были направлены 20 сотрудников Посланников командора, от которых ожидалось, что они смогут довольно просто взять на себя управление отделениями Офиса охраны. Сложности возникли только с Джейн Кембер. Она отказывалась сложить с себя полномочия, и только с помощью сфальсифицированного телекса ее удалось убедить, что ее отставки желает сам Хаббард. (доклад Джона Цегеля, записанный на пленку)

В ноябре 1981 года Билл Франке, пожизненно назначенный Хаббардом исполнительным международным директором, организовал первую встречу директоров миссий на флагманском корабле. Директорами миссий назывались руководители саентологических и дианетических центров. В прошлом со многими из них плохо обошлись представители Офиса охраны, у многих Офис охраны отобрал их миссии. С целью навести порядок Франке попытался провести реформу Офиса охраны. Тем самым он встал на пути Мицкевича к полной централизации власти.

На встрече на флагманском корабле Рей Кемп (руководитель миссии и близкий друг Хаббарда) и другие, пострадавшие от Офиса охраны, были реабилитированы. В результате этого в саентологических организациях вновь пробудилась надежда. Сторонники Кемпа рассказывали людям, что сейчас могут вновь восстановить справедливость. К ним примкнули другие бывшие саентологи и руководители миссий. (письмо Питера Грина, стр. 8-10)

В это время Хаббард впервые обратил внимание Дэвида Мэйо на изменения в его сообщениях. Это произошло, когда Мэйо представил ему на подпись полностью искаженное его послание. Обратившись к оригиналам, он установил, что три его сообщения были грубо искажены. Мэйо получил от Хаббарда указание провести проверку в отношении Пата Брокера, что и было сделано. Результаты были не в пользу Пата. Чтобы представить Брокера в лучшем свете, заключительный доклад Мэйо Хаббарду был составлен заново.

Мэйо осудил фальсификации докладов Мицкевичем и Брокером и настаивал на их пресечении. После разговора Пата с Анне, оба обещали исправить эту ситуацию. (17, стр. 1-2) Брокеры и Мицкевич были очень рассержены, что Мэйо направил результаты проверки Хаббарду. Доклад был перехвачен. (13, стр. 52)

С этого момента на Мэйо был поставлен крест. Нужно было его убрать, так как он знал об их тайне. (14, стр. 8)

06.12.1981 года состоялась вторая встреча директоров миссий. Она продолжалась пять дней. Выяснилось, что кто-то запретил Франксу участвовать в данной встрече. (Это было сделано тайным руководством саентологией, причем никто еще не знал, что оно существует). Возникал вопрос, кто же обладал такой властью, чтобы заключить Франкса под стражу, прослушивать его телефоны, несмотря на то, что Билл являлся заместителем Л. Рона Хаббарда. Руководству анонимного совета был заявлен протест.

Франкса немедленно разыскали и допросили. Однако он не мог дать удовлетворительного ответа относительно происшедшего. Руководству был вновь направлен протест. Многие высказывали предположение, что данная группа состоит из подчиненной Биллу молодежи.

Во вторник собралось около 200 человек. Члены Морской организации, Офиса охраны и представители миссий делились своими переживаниями. Было рассказано много историй об ужасах, угрозах, шантаже, снятии с должностей и т.д. Вся ложная информация уступила место правде. Бывшие враги рассказывали друг другу свои истории. Всем казалось, что дух саентологии возвращается.

Сью Андерсон, отвечавшая за личные дела Хаббарда, плакала и рассказывала, что ее послания ему искажались. В качестве доказательства она показала письмо, которое подверглось цензорской правке. Целые абзацы были выброшены или переделаны. Она получила письмо назад, чем ей как бы дали понять, что руководство еще существует.

Алан Хаббард встал и сказал, что в течение своей семилетней карьеры в Офисе охраны никогда не совершал уголовных поступков. Другие встали и доказали ему обратное.

Благодаря этой встрече в церковь вернулось большое количество бывших саентологов. Билл Франкс снял блокаду. Он сказал: "Вы можете делать, что захотите, главное, чтобы ваши дела соответствовали указаниям Хаббарда".

Было вскрыто очень много правды, поэтому собравшиеся потребовали, чтобы появились и представители тайного руководства саентологией, организации “Посланники командора” и контрольно-наблюдательного комитета, чтобы внести свой вклад в дело раскрытия правды. На основании каких приказов они действовали? На основании каких указаний они были вообще созданы? Что дало им право снимать людей с постов и прослушивать их телефоны?

Однако с руководством не удалось придти к какому-либо единству. Позже было обнародовано заявление о том, что главы миссий затевали заговор с целью захвата церкви и смещения законного руководства. (письмо Питера Грина, стр. 8-18) Руководителей миссий убедили в том, что Билл Франкс не оправдал их доверия и его следовало бы освободить от занимаемых должностей. (Письмо Бентона Соридона, стр. 4) В январе 1982 года Билл Франкс подчинился и был тайно освобожден от должности. Реформаторское движение закончилось. (письмо Питера Грина, стр. 23)

В 1981 году Мэри Сью и несколько ключевых фигур из Офиса охраны были приговорены к лишению свободы от одного года до четырех лет за кражу правительственных документов. (2, стр. 54)

01.01.1982. В Калифорнии под видом общественного объединения был зарегистрирован Центр религиозных технологий (RTC). Этим шагом Мицкевич окончательно захватил всю власть в свои руки. Центр религиозных технологий стал высшей управляющей инстанцией с огромнейшим влиянием на церковь. Он мог направлять в церковь своих сотрудников, осуществлять бухгалтерские проверки, назначать персонал и проводить инспектирование. Воспрепятствовать этим мероприятиям было невозможно.

Каждая церковь отныне должна была платить RTC определенную часть своего совокупного дохода в качестве компенсации за разрешение использовать товарный знак. На тот момент эта дань составляла 5% от совокупного дохода. (Доклад Джона Цегеля, записанный на пленку)

В 1992 году Викки Азнаран, в то время генеральный инспектор RTC, в своем заявлении, равносильном показанию под присягой, сказала следующее:

"Существование множества различных, юридически независимых саентологических организаций преследовало цель защитить правление RTC от правовых санкций в случае, если какая-либо подчиненная организация будет привлечена к ответственности за нелегальные деяния. Кроме того, подобная структура использовалась для того, чтобы, запутать любое дальнейшее расследование в случае доказательства противозаконных действий какой-либо конкретной саентологической организацией или ее членов".(Викки Азнаран, заявление, равносильное показанию под присягой, 27.02.1992).

В марте 1982 года началась массированная кампания по "изоблачению" лиц, подозреваемых в подрыве саентологии (так называемые "подавляющие личности" (Suppressive Person), то есть лица, обвиненные в преступлении против саентологии и отлученные от церкви). Только в районе Лос-Анджелеса было уволено свыше 600 человек. Все они были высокопоставленными руководящими сотрудниками в технической или административной областях.

Эти люди обвинялись в изменении техники саентологии, в намерении добиться финансового обогащения или затормозить развитие саентологии. На них же списали плохую финансовую ситуацию в церкви. (2, стр. 60)

Тяжелый удар пришлось выдержать многим семьям саентологов. Если одного из супругов обвиняли, то другому было запрещено поддерживать с ним связь, или его самого обвиняли. Были еще худшие случаи, когда в это вовлекались дети. О подобных фактах свидетельствуют судебные материалы. (2, стр. 62)

Бывший саентолог так описывает тогдашнее состояние: "Когда я приехал из Австралии в Лос-Анджелес, он стал для меня одним из самых прекрасных мест в мире. Сотрудники были дружелюбны и готовы оказать любую помощь. Но вдруг все изменилось. В течение одной ночи организация превратилась в нечто вроде застенков СС. Все пришло в смятение".

В апреле 1982 года Хаббард направил Дэвиду Мэйо, а также еще целому ряду важных персон Морской организации, письмо, в котором сообщал, что рассчитывает прожить еще пару месяцев, максимум – пару лет. В этом письме он давал Дэвиду Мэйо поручение сохранять чистоту технологии на протяжении последующих 20-25 лет (12). Примечание: несколько лет спустя Дэвид Мэйо отказался от выполнения данного поручения, назвав его обманом. Причины такого поведения неизвестны, хотя другие люди подтверждают наличие такого письма.

Мэйо:

"В апреле 1982 года я получил длинное и содержательное письмо от ЛРХ. В нем он возлагал на меня всю ответственность за техническую сторону и за технические задачи на последующие 20 – 25 лет". (открытое письмо саентологам от Давида Мэйо)

16.05.1982. Хаббард и RTC подписали договор о фирменном знаке. Две графологические экспертизы поставили под сомнение подлинность подписи Хаббарда.

Первая датирована 26.03.1984 г. и подписана Ирмгардом Базарадем, членом датского графологического общества. Другая подписана Джоном Д. Свэнсоном.

Нотариусом, заверившим подписи Хаббарда, был Дэвид Мицкевич. В этом договоре Хаббард передавал все свои права, собственность и права пользования имуществом, а также право на использование товарного знака. (можно найти копии оригинала договора, его перевода в издании "Свободной зоны", том 2)

17.10.1982 состоялась пресловутая встреча руководящих миссионеров Сан-Франциско. Каждые 10-20 секунд присутствовавших ослепляли фотовспышками, и так на протяжении всех четырех часов. Все были обязаны смотреть вперед, на выступающего. Тех же, кто вставал и хотел выйти, моментально объявляли “подавляющей личностью” (13).

Были объявлены функции RTC. Тот, кто не выполнял указания RTC, лишался права на использование технологии саентологии, а также права называть себя саентологом.

Сначала были направлены группы для проверки дианетических центров. Их задача состояла в том, чтобы с пристрастием изучить бухгалтерскую отчетность, проверить правильность применения саентологической технологии и так далее, и за эти привилегии руководители центров должны были платить. Тариф на эти услуги составлял 15.000 долларов в день, причем по распоряжению RTC вся сумма должна была оплачиваться наличными и вперед.

В течение последующих 10 дней RTC получил, таким образом, более 2.000.000 долларов наличными.

25 из 98 миссий американской сети либо вышли из состава церкви, либо обанкротились и закрылись (13; 14). К тому моменту имелось 19 высококвалифицированных саентологических одиторов (класс XII). Минимум 8 из них были объявлены “подавляющими личностями”. Большая часть этих людей были подготовлены самим Хаббардом.

До конца 1983 года еще 611 человек в церкви были объявлены “подавляющими личностями”. Фамилии были опубликованы в приказе SO ED 2192 INT от 27.01.1983. (13, стр. 159)

В канун нового 1983 года вышло записанное на пленке послание Л. Рона Хаббарда, “Журнал Рона-83”. Сутью данного послания являлось перечисление успехов нового режима и осуждение предшественников.

Однако голос на пленке достаточно сильно отличался от привычного голоса Л. Рона Хаббарда, так что возникли сомнения относительно его подлинности. (2, стр. 66) По итогам 24-страничной экспертизы было сделано заключение, что голос на пленке не идентичен голосу Хаббарда. Было доказано, что человек, записанный на пленке, имеет "более молодой голос и абсолютно другой прикус".

Мэри Сью Хаббард, находившейся в это время в тюрьме, продемонстрировали копию пленки. Она была очень обеспокоена, спрашивала, что случилось с Роном. По ее заявлению, это был не его голос.

03.02.1983 г. В ходе судебного разбирательства в отношении Рональда де Вольфа, сына Л. Рона Хаббарда, утверждалось, что Хаббард исчез; он либо очень болен и не в состоянии действовать самостоятельно, либо его похитили. Имущество ЛРХ распределили, якобы, среди саентологов. В связи с этим сын Хаббарда потребовал свою долю наследства. Адвокаты RTC представили суду документ, датированный 03.02.1983 г., который, по их мнению, опровергал вышеназванные утверждения и свидетельствовал о том, что Л. Рон Хаббард находится в добром здравии и в безопасности. Этим документом было личное письмо, якобы написанное самим Хаббардом. Суд отклонил данное доказательство и потребовал его личной явки.

15.05.1983 RTC вновь попытался доказать подлинность документа, предложив суду снять с письма отпечатки пальцев. Суд принял во внимание эту просьбу, и отпечатки пальцев Хаббарда действительно были найдены, что оказалось достаточным для заключения о том, что Хаббард еще жив. Таким образом, необходимость личного присутствия Хаббарда в суде смогли обойти.

12.03.1983 Хаббард передал все полномочия Лиману Спарлоку. Нотариусом вновь был Дэвид Мицкевич. 12.03.1984 г. завещание было дополнено. Нотариус – Мицкевич.

04.12.1983. Строго конфиденциальное сообщение Дэвида Мицкевича, начальника отдела специальных операций. Марку Ягеру, исполнительному директору организации "Посланники коммандора" – СО СМО INT, касающееся проекта разгрома "сквирел". (Примечание: "сквирел" назывались люди, занимавшиеся независимой от RTC практикой саентологии. Проект имел целью их устранение.)

Мицкевич обругал Ягера, поскольку этот "беличий проект" имел очень низкую эффективность и многие саентологи продолжали уходить из церкви и объединяться в независимые группы. По мнению Мицкевича, хватит производить кассеты ЛРХ, поскольку их все равно никто не слушает. Необходимо видео. Публика полагает, что Хаббард умер, болен или исчез. И только видео сможет убедить их в обратном. Ягер должен создать из старых видеозаписей Хаббарда новые. И если хоть кто-нибудь заподозрит, что это не ЛРХ, это будет стоить Ягеру жизни. Мицкевич продолжал угрожать, что если Мэйо или кто-либо из "сквирел" будут продолжать работать, то разработчики проекта навсегда окажутся на улице.

Викки Азнаран в период между 1984 и 1987 гг. был президентом и председателем правления RTC. Он говорил:

"Мицкевич имел абсолютный контроль над всеми сотрудниками и членами правления RTC. Он имел заявления об увольнении с не проставленной датой от каждого из них. Мицкевич занимался сам и требовал от подчиненных проведения стратегических и тактических мероприятий по выявлению тех, кто предположительно мог угрожать церкви или его личному, абсолютному контролю над саентологией. Он отдал приказ не жалеть средств для данных акций и объявлять "подавляющими" всех, кого считал своими врагами. В отношении них он приказал применить инструктивное письмо "Честные игры" [47].0н приказал создать список частных и правительственных организаций, которые, как он считал, угрожали его абсолютному контролю над саентологией. Он приказал создать внутри саентологической организации группы наблюдения за теми, в ком видел своих врагов. Выполняя указания Мицкевича, я переправлял деньги в Испанию и присутствовал при беседах между Мицкевичем и Хебером Ентшем. Последний являлся президентом-марионеткой и служил прикрытием для Мицкевича при проведении таких мероприятий, как в Испании… Эти операции включали в себя обыски с участием частных детективов и имели целью любой ценой получить информацию, на основании которой можно было бы посадить в тюрьму руководителей реформаторского движения, которых не смогли заставить замолчать ранние указания Мицкевича и практика объявления вне закона.

В это время в качестве составной части данных операций был разработан план подрыва реформаторского движения в Европе путем полного устранения его руководителей – Уильяма Робертсона, Джона Кобэна и других. Он предполагал инфильтрацию реформистских групп в Испании при помощи тайных агентов RTC, Курта Вайланда и Вильяма Найта, постоянные проверки и навязчивое внимание со стороны детективов, нанятых саентологическими организациями в Испании, и привлечение других, кто мог бы оказать помощь в расколе реформаторского движения и тем самым лишить его эффективности.

Офис охраны был выделен в отдельную самостоятельную сеть организаций и приведен в соответствие с организационной структурой саентологической церкви. Задачи и большинство сотрудников остались прежними.

Благодаря этим преобразованиям Мицкевичу удалось поставить все саентологические организации под свой контроль. (заявление, равносильное показанию под присягой Викки Азнарав, 27.01.1992)

В 1984 году церковь форсирует свои правовые шаги против независимых, подав жалобу в окружной суд Калифорнии.

Проблема церкви заключалась в том, что независимое окружение с трудом поддавалось судебному преследованию. Эту проблему решили, обвинив 100 человек по следующим пунктам: гангстерские методы, ложные сведения о происхождении, приобретение и сокрытии украденных материалов, нечестная конкуренция, нарушение доверия, нарушение договоров и неправомерное использование торговых секретов. (2, стр. 69) В это же время волна выходов из церкви достигла своего апогея.

27.01.1986 года саентологическая церковь сообщила о смерти Л. Рона Хаббарда. Официальной причиной смерти был назван инсульт, случившийся 24.01. в 20.00. По сведениям лечащего врача, в последние дни ЛРХ страдал от кровоизлияния в мозг.(16, №.3/86, 20.03.86)

Завещание Хаббарда было подписано 23.01.1986 - то есть за деньдо смерти.

По свидетельству Викки Азнаран: "Было ясно, что незадолго до смерти Хаббарда несколько судебных процессов по искам налоговой инспекции складывались явно не в его пользу. Мицкевич сказал, что единственное, что может остановить это, – смерть старика” (то есть Хаббарда) (заявление, равносильное показанию под присягой Викки Азнаран, сделанное 04.04.1994 г. в ходе судебного процесса “саентологическая церковь / Стивен Фишмэн и Уве Гиртц”. Позже, после заключения договора с саентологической церковью, В. Азнаран забрала свое показание).

Мало что известно о том, что происходило в первые 12 часов после его смерти, вплоть до того момента, когда представители церкви попросили похоронных агентов забрать тело. Роберт Вайли, пенсионер, в прошлом руководитель рекламного отдела, вспоминает об оживленном движении в ту ночь.

На следующее утро адвокат саентологической церкви Эрл Кули позвонил в часовню Сан Луис Обиспо, которая находилась в 35 километрах юго-западнее ранчо, где умер Хаббард. "Он спросил меня, проводим ли мы кремации", – вспоминает Ирене Райс, владелица часовни. Она ответила, что для подобных мероприятий у них есть крематорий, но он в выходные не работает. В конце концов, адвокат убедил ее в том, что кремацию необходимо провести не откладывая, и Джин Райе, ее муж, забрал труп Л. Рона Хаббарда с ранчо.

Кули сопровождал труп в часовню и оставался при нем постоянно, даже когда представители похоронного бюро уходили на обед. "Господин Кули настаивал на том, чтобы труп всегда находился под присмотром", – говорит Джун Родригес, участвовавшая в подготовке похорон в часовне.

Представители церкви заявили, что хотели бы "провести все в частном порядке, без сообщений прессе", сказал Райс. Как только служащие часовни узнали, кем был Хаббард, они тут же вызвали окружного шерифа. Джун Родригес заявила, что люди, работавшие в часовне, были озадачены тем, что представители похоронной процессии приказали провести "очень тщательную кремацию".

Когда в часовню прибыл заместитель шерифа округа Сан Луис Обиспо дон Хайнс, он остановил кремацию, чтобы независимый патологоанатом смог провести экспертизу трупа и взять анализ крови.

Тогда Кули представил Хайнсу письменный документ, подписанный Хаббардом, в котором тот отказывался от проведения вскрытия по религиозным мотивам. Далее Хайнсу представили как минимум одно завещание. По словам Родригес, их могло быть и два, причем одно из них с более поздней датой. "Кули заявил, что по новому завещанию его жене причитается больше, чем по старому", – сказала Родригес. Хаббард завещал несколько десятков миллионов долларов церкви, своей жене и четырем из пяти своих сыновей. Сын Рон де Вольф был лишен наследства, поскольку за несколько лет до этого отвернулся от церкви. Родригес сказала, что шериф Хайнс и служащие часовни долго обсуждали законность завещания. По словам Райса, консультировались даже с окружным адвокатом. "Они хотели удостовериться, что это не было обманом", – сказала Родригес. Все было так необычно, никакого вскрытия или что-либо еще. Пока Хайнс проверял документы, патологоанатом Карл Киршнер осматривал труп на наличие шрамов, но не нашел их. Затем в сопровождении личного врача Хаббарда Ойгене Денк он направился в лабораторию для проведения экспертизы крови. Киршнер отказался сообщить результаты, однако позже стало известно, что они нашли в крови большое количество противоинсультного препарата. После того как Хайнс ознакомился с результатами экспертиз, он, приблизительно в половине четвертого разрешил кремацию трупа. Однажды, в 1978 году Хаббард уже перенес инсульт, однако еще за несколько месяцев до смерти был в довольно хорошей форме. "Он выглядел как человек, который вел активный образ жизни", – сказал Райс. ("Его мускулы были хорошо развиты",- говорится в докладе Рони Смит). (16, №.3/8б, 20.3.86)

“Сан-Хосе Меркури Ньюс”: "С трупа ЛРХ взяли отпечатки пальцев и сравнили их с отпечатками, хранящимися в его личных делах в ФБР и Министерстве юстиции. Окружной уполномоченный по осмотру трупов Джордж С. Витней, заявил, что они идентичны."

В связи с особыми обстоятельствами, возникшими вокруг смерти Л. Рона Хаббарда, – писала газета, – многие считают, что был кремирован не труп Хаббарда. Возможно также, что образцы отпечатков пальцев, имеющиеся у властей, не являются настоящими отпечатками Л. Рона Хаббарда."

"Труп, кремированный 25.01.1986 года, был идентифицирован как труп Л. Рона Хаббарда людьми, которые либо были куплены церковью, либо вообще никогда его не знали." (16, №. 3/86Б 20.3.86)

Кроме того, из источников становится ясно, что дата смерти ЛРХ – 24.01.1986 – была исключительно удобна, так как в это время ЛРХ был вовлечен во множество судебных процессов. "Одним из важнейших было судебное разбирательство между саентологической церковью и Давидом Мэйо, на которое Хаббард должен был явиться лично, чтобы решить вопрос о происхождении материалов верхних уровней ОТ (NOT's) u вытекающих из этого прав на издание". (16, № 3/86, 20.3.86)





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх