Философия

Философия, если подойти к предмету обобщенно, имеет ценность лишь постольку, поскольку ее можно применить на практике. Философия, которую нельзя использовать, склонна способствовать созданию рабов – обычно ее навязывают людям. В этом случае реальное знание подменяется верой. Если поближе познакомиться с философией саентологии, можно увидеть, что любую из ее составных частей можно проверить на практике. С ней можно работать. Ее можно самостоятельно наблюдать и познавать.

Хаббард очень рано понял, что студенты, изучающие саентологию, пытаются сделать из него некий авторитет, не проводя самостоятельного анализа выдвинутых им философских положений, считая, что-то, что сказал Хаббард – верно и не подлежит сомнению. Во многих своих лекциях и книгах он постоянно указывал на то, что к каждому высказыванию или утверждению необходимо подходить критически, вне зависимости от того, носят ли они научный или философский характер. Учащиеся должны постоянно подвергать сомнению изучаемый предмет, исследовать его. Они должны быть в состоянии увидеть суть высказываний. Не достаточно только того, что преподаватель или профессор заявит об их существовании. Каждый обучающийся должен самостоятельно установить, верно ли заявление, и только после этого сделать его частью своего духовного богатства.

Хаббард пытался объяснить своим студентам, что важность того или иного высказывания состоит не столько в том, что его сделал авторитетный человек, сколько в том, ценно ли оно с точки зрения практики. Важность информации определяется в процессе ее проверки и оценки. Любое данное, единичная информация, может быть разумно оценено только в сравнении с другими данными. Масштаб и ценность любого высказывания можно определить, задав вопрос, какое количество другой информации может быть объяснено с его помощью. Тем самым появляется возможность найти наиважнейшие данные или наивысшую истину – то, что объясняет и идентифицирует все знания человека о материальной вселенной. Глобальная задача философии и науки – найти подобную высшую истину.

В этой связи Хаббард упоминал об индуктивной и дедуктивной логике как о методах мышления [56]. Индуктивный метод пытается на основе одного отдельно взятого данного сделать выводы относительно целого, состоящего из множества частей, в то время как дедуктивный метод мышления на основе всей совокупности имеющихся в распоряжении данных делает выводы о конкретной отдельной части. Оба вида мышления являются крайностями и дают приемлемые результаты только в разумном сочетании.

Но может быть, в этой вселенной не существует ничего подобного "наивысшей истине", которая была бы в состоянии объяснить все другие предметы и явления? Многие философы потратили всю свою жизнь на поиски этой одной, главной правды. Многие из них зашли в тупик, отдав все свои силы и здоровье в стремлении найти ее.

История свидетельствует, что человек склонен оценивать информацию до какого-то предела, а затем, натолкнувшись на временную границу своего знания, приписывать остаток Богу как "высшей инстанции". Всю эту "непознаваемую" информацию пытаются объяснить Богом и тем самым создают "высшую правду". Но чтобы ввести данную "правду" в систему отношений и сравнений, и чтобы иметь действительное представление о Боге, поневоле приходится привлекать черта – в качестве величины, с которой можно сравнивать.

Если бы в нашей науке и философии было нечто, подобное "высшей правде", правде, объясняющей все остальное, то следовало бы задать вопрос, а не заменило бы знание данной правды всю нашу вселенную, пусть даже чисто теоретически. Абсолютная правда содержала бы в себе всю другую информацию. Эта правда не выжила бы в наших условиях, поскольку ей не нужно было бы выживать. Ей не нужно было бы доказывать способность к выживанию, поскольку невозможно было бы не выжить. Для этой правды не было бы окружения, в котором она демонстрировала бы свою живучесть. С абсолютной правдой "игра" была бы невозможна. С одной стороны, отсутствовала бы конкуренция, при которой она могла бы вступать в сравнение, а с другой стороны – отсутствовала бы опасность, необходимая для выживания.

Вселенная, в которой мы живем, полна противоречий. Набор противоположных понятий, вроде плюс – минус, выживание – гибель, добрый – злой. Бог – черт, бесконечен. Очевидно, жизнь ведет свою игру где-то между этими крайностями. Если бы одно из этих противоречий взяло верх, то чисто теоретически это означало бы конец.

Говорят, "правда разрешает любые проблемы". Может быть, в этом-то и кроется причина, почему правду не любят? Является лионаинструментом власти? Или она – нечто подобное святому Граалю? Господствует ли в этой вселенной тот, кто контролирует эту правду? Живя "по правде", люди уже успели пережить множество разочарований. Соблазн не поддаться при обращении с этой правдой диктаторским замашкам не всем под силу.

В ходе развития дианетики и саентологии Хаббард пытался выкристаллизовать правду, которой подчиняется развитие всей Вселенной. Он называл это "статикой". Она не имеет длины волны, не обладает энергией, у нее нет веса и положения в пространстве и времени; однако ей присуща способность творить [57]. Статика является творцом вселенной. В последующем мы остановимся на этом подробнее.

Хаббард называл саентологию изучением жизни, причем Жизнь, по его мнению, состоит из симбиоза материи и духа. Хотя это звучит благозвучно, но, казалось бы, изучение жизни – это вотчина таких наук, как биология, химия, физика. Однако здесь есть принципиальное различие. Материальные науки изучают преимущественно структуру жизни. Они сравнивают одну информацию этой вселенной с другой информацией этой же вселенной. И становятся похожи на того червяка из известной притчи, который всю жизнь жил в двух измерениях и вдруг наткнулся на палку и таким образом начал осознавать, что существует третье измерение. Но он никак не может этого объяснить, поскольку сам живет в двухмерном пространстве.

Американский ученый Брайан О'Лири [58] сравнивает современную науку с выдвижным ящиком. Внутри этого ящика находится признаваемое нами, общеизвестные понятия, наши нынешние знания, официальная история человечества. А вне этого ящика находятся вещи, вроде внеземных цивилизаций, предсказаний, феномен преобладания духа над материей, телепатия и многое другое.

Оставив в стороне этот научный ящик, саентология занимается в первую очередь природой, назначением жизни. Тезис о том, что, только разобравшись с функциональным назначением можно затем объяснить структуру чего-либо, находит в данном случае подтверждение. Все без исключения структурные образования – будь то тело человека или атом – являются выражением их функционального назначения. По Хаббарду функция – это творение мысли, а структура – следствие реализации функции. Таким образом, существует зависимость: мысль – функция – структура [59].

В каком же направлении развивается "жизнь", если она занимается преимущественно выживанием? Каждый биологический вид во Вселенной стремится к этому. А в чем же тогда заключается мотивация жизни? Разве не интересно найти ответы на эти вопросы?





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх