11 Человек во времени



ЗАМЕДЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ

Одна из главных наших ошибок в том, что мы считаем время человека всегда одинаковым. Мы считаем час детства равным по объему часу старости. Это совершенно ложный взгляд, и теперь мы можем обсудить, на чем он основан.

Человек начинает свое существование как одна клетка, яйцеклетка, в момент оплодотворения ее сперматозоидом. Поэтому его первое стремительное движение происходит на шкале времени крупной клетки, которая по своей скорости, как мы высчитали при изучении времен вселенной, 52, не менее чем в тысячу раз превосходит шкалу измерения и восприятия взрослого человека. Невероятная скорость процессов умножения и дифференциации в дни после зачатия полностью подтверждает эту мысль.

52. Смотрите Главу 2, "Времена Вселенной"

И только в конце жизни, когда он уже приближается к смерти и может пересмотреть весь цикл человеческого опыта, восприятие его достигает широты и понимания, о которых можно сказать, что они вполне характерны для человека.

Таким образом, между зачатием и смертью жизнь человека движется все быстрее и быстрее, а в самом конце часы и минуты проходят для него в тысячу раз быстрее, чем в часы его зачатия. Это значит, что с каждым часом, по мере проживания жизни, с ним все меньше и меньше происходит событий. Его восприятие охватывает все более и более долгий период времени, но фактически этот долгий период - только иллюзия, поскольку он содержит в себе не более, чем мельчайшая частица секунды его первого ощущения.

Он думает приручить время, измеряя его в годах,: но время обманывает его, вкладывая в эти годы все меньше и меньше. Так что, когда он оглядывается назад на свою жизнь и старается измерить ее шкалой своих дней рождений, он странным образом сокращает свое существование, как человек, смотрящий на картину, один край которой незаметно завернут назад и невиден ему. В другом сравнении, мы можем сказать, что человек падает сквозь время так же, как твердые тела падают сквозь воздух - то есть, ускоряясь, или проходя все быстрее и быстрее через среду, в которой он движется.

Итак, время жизни яйцеклетки, как мы ранее узнали, составляет один лунный месяц; полный круг человеческой жизни - около тысячи таких месяцев. Следовательно, чтобы представить его жизнь в ее настоящем виде, мы должны были бы изобразить шкалу от одного до тысячи, с отрезками, разделенными скорее по логарифмической, чем по обычной математической прогрессии. 53.

53. Этой общей идее логарифмического времени человеческой жизни я обязан моему другу, доктору Фрэнсису Роулсу, а идее лунного месяца как единицы такого времени - мисс Хелен Райт. Эта идея, под названием "биологического времени", была первоначально разработана Пьером Лекомте де Нюи (1883 - 1949), во время Первой Мировой войны, на основе изучения скорости заживления ран в зависимости от возраста, и позже развита в его книге, "Le Temps et la Vie". Поскольку равные деления на логарифмической шкале отмечены цифрами 1, 10, 100, 1000, в отличие от 1, 2, 3, 4 арифметической шкалы и 1, 2, 4, 8 геометрической.

Начальная и конечная точки шкалы - от одного до тысячи месяцев - наводят нас на мысли о двух других промежуточных точках. Человек рождается через десять лунных месяцев после зачатия; а его детство, как обычно принято считать, подходит к концу через сто лунных месяцев (7 лет). Это явно ключи к его жизни. Итак, наша шкала, размеченная на 1, 10, 100, 1000 разделяет таким образом весь жизненный путь человека на три логарифмически равные части - созревание плода, детство и зрелость.

Чем больше мы думаем об этих трех периодах, тем яснее видим некое сходство между ними, как если бы последние были отражением первого, как мелодия, повторяющаяся сперва одной, а затем двумя октавами ниже. За время предродового периода созревания постепенно формируется физическое тело, и в конце выталкивается в независимое существование в другой среде, воздухе. За время детства на основе физического тела формируется личность, и это соединение выталкивается в независимое существование в мир людей. За время взрослой жизни этот созданный психо-физический организм использует все свои возможности, и когда они завершены, он выталкивается в вечность.

Природа и возможности воды полностью изменяются в двух точках, когда она превращаетя из пара в жидкость, и из жидкости в лед. Таким же образом, рождение и конец детства означают те две критических точки в жизни человека, когда, посредством какого-то космического вмешательства, вся природа и возможности его существа преобразуются. В эти моменты душа выходит на поверхность и проявляется в новой, более затвердевшей форме.

Давайте возьмем нашу логарифмическую шкалу человеческой жизни, основанную на установленных точках - 1, 10, 100, 1000 месяцев, - отделяющих три основных периода его существования, и расположим ее в форме окружности. Этот круг будет представлять "длинное тело" человеческой жизни, измеряемой не в соответствии с обычным исчислением времени, но в соответствии с той скоростью, с которой жизненный процесс в действительности проходит в нем самом. Это будет шкала его истинного или органического времени, в отличие от шкалы обычного времени, которую представляет календарь. На вершине круга одну и ту же точку будут занимать зачатие и смерть. Позже мы увидим, что то, что кажется кругом, может более правильно рассматриваться как поперечное сечение спирали.

Для удобства разделим каждый из наших основных периодов еще на три. Полученные таким образом девять главных вех человеческой жизни будут находиться примерно на расстоянии 2, 4 1/ 2, 10, 20, 44, 100, 200, 440 и 1000 месяцев от зачатия. То есть, они будут отмечать 2 и 4 1/2 месяца предродовой жизни, рождение, затем 10 месяцев, 2 3/4 года, и 7, 15, 35 и 76 лет. Периоды между этими вехами будут на нашей шкале органического времени иметь одинаковую длину.

Размышляя дальше, мы можем заметить, что эти точки соответствуют определенным стадиям в развитии человека. Как раз около двух месяцев предродового существования утробный плод становится полностью человеческим по форме и строению, с различными органами и членами, очерченными вполне определенно. Через 4 1/ 2 месяца плод начинает шевелиться, он приобретает непроизвольное движение и свою собственную циркуляцию крови. Рождение отмечено началом дыхания. В 10 месяцев ребенок начинает ползать и в общем приобретает контроль над произвольным движением. В 2 3 /4 года он начинает говорить законченными фразами, называть себя "я", и проводить простые интеллектуальные процессы. Это подготовка к тому моменту, около 7 лет, когда достигается возраст, называемый Церковью "возрастом разума", а с ним полное умственное усвоение впечатлений. Пятнадцать лет отмечают половую зрелость, и начало половой функции. Тридцать пять - традиционно расцвет жизни, отмеченный временным равновесием всех сил, и, по утверждению некоторых, возможностью появления совершенно новых функций, потенциальных, но не развитых в обычных людях. 54.

54. Эта возможность изложена, например, Dr. R.M. Bucke в книге "Cosmic Consciousness".


Семьдесят шесть лет представляют естественный конец человеческого срока, смерть, и начало любого нового существования, которое может за этим следовать.

Теперь, если эти точки установлены точно по дням после зачатия, и сделано еще одно, более тонкое деление на промежуточные периоды, то появляются некоторые интересные соответствия. Первая главная веха равна одному Лунному циклу от начала нашей шкалы. Вторая веха отмечена завершением меньшего цикла Меркурия. 55.

55. Чтобы освежить память по теме планетных циклов, обратитесь к Главе 6, 1, "Гармония планет". Третья веха, или рождение, расположена через 10 лунных циклов; четвертая - спустя один меньший цикл Венеры. Сто лунных циклов отмечают шестую веху. Седьмая веха отмечена большим циклом Марса, восьмая - большим циклом Сатурна,, тогда как завершение цикла Урана более или менее совпадает с девятой вехой, смертью.

Это выглядит так, как будто для нового организма в буквальном смысле время начинается с зачатия. Вернее, начинаются все времена; то есть данный организм отсчитывает время каждой планеты с того решающего момента, когда для него начинается все время, - с момента зачатия. В этой точке он начинается не как один из типов, которые мы обсуждали в прошлой главе, но просто как некий новый представитель человечества. Где тогда стояли планеты, как они тогда светили - все это представляет собой его норму, точку отсчета жизненного пути. И когда каждая из планет, в свою очередь и в соответствии со своим собственным циклом, возвращается к этой начальной точке, она запускает механизм соответствующей функции. Стрелки часов через разные промежутки времени возвращаются к нулю; как только одна из них делает это, звенит звонок будильника, и еще одна часть механизма приводится в движение.

Чем мы сможем объяснить это, если не сродствами старинной астрологии? Сродства не только материи, но времени, не только вещества, но ритма.

К счастью, существует современная идея, которая почти идентична с средневековой идеей сродств, но более приемлема для научного ума. Это идея резонанса.


Согласно этой идее, каждая физическая структура имеет некую основную ноту вибрации. Другие вибрации, которые могут быть сообщены ей искусственно, удерживаются в ней только силой и пропорционально переданной энергии. Однако, когда эти сообщаемые вибрации начинают приближаться к ее основной ноте, то структура отвечает совершенно непропорционально. Ее внутренняя вибрация резко возрастает в напряженности, и если сообщаемая нота продолжает усиливаться, то на определенной стадии она может буквально разрушиться. Разрушение стен Иерихона от звуков труб израильтян - вовсе не за пределами теоретических возможностей резонанса. Этому же принципу обязано любопытное дрожание, которое проходит через автомобиль или самолет, когда высота звучания его двигателя достигает определенной ноты; а также вся практика и методы настройки в радиоделе.

На самом деле, разрушение - отнюдь не главное в явлении резонанса. Резонанс означает передачу силы без видимых средств и с сверхнормальным воздействием на то, что отзывается. Одна точная нота скрипки заставляет "петь" стеклянную рюмку. Одно точное слово может освободить в человеке некую врожденную силу, о существовании которой он даже не предполагал. Если некий источник силы издает основную ноту некого инертного объекта, то этот инертный объект наполняется силой. И наоборот, если некий объект изменяется для соответствия ноте передающего - как стакан, в который понемногу добавляют воду, пока он не начнет отражать голос певца, - тогда этот инертный объект вдруг наполняется силой, полученной от того, к чему он был до этого нечувствителен.

Все это в высшей степени напоминает реакцию органов на влияние планет. В момент зачатия какая-то издаваемая планетой нота как бы "устанавливает" эту ноту как основную для еще дремлющей железы. Постепенно эта планта уходит с своей позиции и, как мы видели в Главе 6, ее нота становится выше или ниже в связи с изменением ее скорости относительно Земли. Только когда она, после совершения полного цикла, возвращается к своей первоначальной позиции, ее нота подходит все ближе и ближе к той, ранее сообщенной находящемуся под ее влиянием органу. Когда она вновь точно становится в свое первоначальное отношение к этому органу, ее нота на одно мгновение звучит точно так же, как раньше. Непреодолимый резонанс охватывает железу, тормоз, державший ее в неподвижности, разрушается, и новая функция запускается в действие.

Через один месяц повторяет свою основную ноту Луна, и освобождается функция пищеварения. Через четыре с половиной повторяет свою Меркурий и появляется непроизвольное движение. Через двадцать повторяет свою Венера и в младенце открывается еще один аспект.

Так перед нами вырастает пока еще смутная, но величественная картина того, как во всем сроке человеческой жизни все найденные нами соответствия гармонии планет с гармонией человеческой физиологии чудесным образом сходятся в единое целое и совпадают. Так же, как в человеческом теле различные органы расположены в восходящем порядке от сердца или центра, так и их функции в том же порядке вступают в его жизнь, поочередно доминируя в организме и управляя его судьбой. Более того, периоды их включения и возвышения определены астрономическим циклом планеты, которая ими управляет. Человек является микрокосмом не только статично по своему строению, но также динамично во времени. Человек - это действующая модель Солнечной Системы.

Если расположить небесные тела и человеческие функции, скоординированные таким образом, по нашему кругу в порядке их появления, то можно заметить другую странную параллель. Как мы видели, две самые первые функции, создание физической формы и непроизвольное движение, начинаются еще до рождения и не нуждаются в воздухе. Только на третьей вехе, то есть при рождении, входит шок воздуха. Появляются еще две функции, произвольное движение и способность мышления. Затем, на шестой вехе, еще один шок, сильный эмоциональный толчок впечатлений, основанных на свете, приводит к появлению следующих функций зрелого возраста и потенциальной функции сознания.

Если представить Луну и планеты функциями Солнечной Системы, то в их работе наблюдаются сходные принципы. Эти небесные тела, которые управляют первыми двумя точками, Луна и Меркурий, не имеют атмосферы вообще. Они имеют только физическую форму и непроизвольное движение, то есть вращение вокруг своего светила. Но, как мы видели ранее, Меркурий, не имея собственной атмосферы, тем не менее залит зодиакальным светом, окружен и защищен аурой своей матери. Точно так же Луна объята магнитным полем Земли. Эти тела, не имеющие еще ни собственной атмосферы, ни собственного движения, но лишь участвующие в атмосфере и движении своих родителей, еще как бы не родились.

С другой стороны, те планеты, которые освободились от непосредственного соседства с Солнцем - начиная с Венеры и далее - приобрели, как мы видим, собственную атмосферу. Кроме того, они приобрели нечто, соответствующее произвольному движению, - силу вращения на своей собственной оси. Как ребенок после рождения, они начали и дышать, и двигаться.

Наконец, лишь самые удаленные планеты - в частности, Юпитер и Сатурн - обладают полной семьей спутников, как это бывает у человека только в зрелом возрасте. Кроме того, лишь эти планеты приближаются к тому физическому состоянию, в котором они могли бы полностью усваивать солнечный свет и начать излучать свой собственный. Еще не установлено, излучают ли они какое-либо собственное сияние. Но определенно, что в их настоящем газообразном состоянии они могли бы это делать, тогда как для Меркурия или Земли такое внутреннее излучение невозможно без полного преобразования физического состояния. Можно сказать, что Юпитер и Сатурн имеют возможность излучения, так же как можно сказать,что взрослый человек после шестой вехи имеет возможность самосознания.

Таким образом, в космическом цикле функций, не важно на какой шкале они берутся, можно увидеть три параллельных линии развития, начинающиеся в разных местах - первая, основанная на развитии твердой или физической материи, которая начинается в пункте 9; вторая, основанная на развитии воздуха или атмосферы, которая начинается в пункте 3; и третья, основанная на усвоении света и впечатлений, которая начинается в пункте 6. Что означает цикл дыхания или цикл усвоения света на шкале Солнечной Системы - сказать трудно; но достаточно ясно, что такие циклы - параллельные астрономически признанному циклу твердых или физических тел - существуют.

Человек живет и развивается посредством параллельного усвоения пищи, воздуха и восприятий. Солнечная Система состоит из параллельного развития твердых сфер, атмосферных сфер и сфер света. И фактически это параллельное развитие трех различных уровней материи, начинающееся в различных точках, является основным свойством вселенной и тем свойством, которое позволяет чудесным образом преодолевать неизбежное ослабление какой-то одной линии развития.


ВЕХИ ЖИЗНИ

Все это достаточно убедительно для того, чтобы пожелать изучить эту шкалу жизни человека более детально.

Наша шкала начинается с одного месяца после зачатия. Логарифмически должен существовать еще более ускоренный цикл первого месяца созревания, и даже еще более ускоренный цикл первых трех дней (1/10-я месяца), а теоретически и другие циклы первых семи часов (1/100-я месяца) и первых сорока минут (1 /1000- я месяца). По "проделанной работе" эти периоды будут сопоставимы с основными тремя делениями созревания, детства и зрелости. 156.0

56. Эта идея о более быстрых "жизненных периодах" рассматривается в другой книге, "Теория Вечной Жизни". О таких коротких шкалах известно немного. Шкала трех дней относится, по-видимому, к независимому существованию оплодотворенной яйцеклетки в фаллопиевой трубе. А в течение первого месяца эмбрион в матке, установив связь с материнской циркуляцией, проходит через стадию рыбы, рептилии, и другие дочеловеческие стадии, которые часто приводились в качестве доказательства дарвиновской теории.

Спустя месяц после зачатия начинается "человеческое" развитие эмбриона, и наша главная шкала делает первый шаг. Мы можем теперь рассмотреть вехи жизни в том же порядке, в каком в предыдущей главе мы рассматривали органы и их функции.

У первой вехи, через шестьдесят дней после зачатия, мы видим эмбрион как морское создание, имеющее жабры и плавники и обитающее в амниотической жидкости. Вся его деятельность состоит в получении и преобразовании питательных веществ, получаемых от матери. Это время доминирования материнской печени и поджелудочной железы. Все связанное с этой вехой - либо анатомически, либо во времени - по существу своему жидкое, и будучи под влиянием Луны, протекает, скорее всего, по лунному циклу, составляющему около 29 дней.

Вторая веха, как мы видели, совпадает с коротким циклом Меркурия (117 дней). Каким-то образом завершение этого цикла Меркурия заводит в человеческом эмбрионе следующий механизм, предназначенный для усвоения воздуха. В это время формируется легочная система, приготавливаемая для начала дыхания на третьей вехе; устанавливается независимая циркуляция; утробный плод "шевелится", или приобретает собственное непроизвольное движение. Все эти функции явно связаны с периодом доминирования щитовидной железы.

Рождение - на третьей вехе - кульминация этого приспособления организма к использованию воздуха. Эмбрион попадает в новую среду, дышит и живет. С этого времени он питается не только пищей, но также и воздухом.

В периоде, следующем за рождением, мы находим меньшие циклы Земли, Астероидов, Венеры и Марса, попадающие на последовательные точки логарифмической прогрессии. Детальное значение этих циклов еще не ясно, хотя кажется связанным с формированием различных аспектов физического тела.

Мы можем, однако, рассмотреть более детально соответствие между четвертой вехой и окончанием цикла Венеры. Это связано с простым увеличением в массе, когда тело прибавляет больше веса (17 фунтов) за один год, следующий за рождением, чем в любой другой год существования. Пик этого процесса (10 1/2 месяцев) отмечает доминирование тканестроительной функции околощитовидной железы в соединении с вилочковой. Другими словами, младенец в этой точке представляет собой "маленькое растение".

Планетный ритм, управляющий пятой вехой - ритм более тонкий и трудноразличимый, чем предыдущие примеры. Этот период (1302 дня) очень близок к одной четверти большого цикла Марса (1362 дня) и одной восьмой главного цикла Сатурна (1323 дня). Эти планеты, которые работают в гармонии, по-видимому управляют этим циклом совместно, и несомненно, что именно по этой причине мы обнаруживаем путаницу между так называемыми сатурнианскими или умственными чертами, которые появляются в этой точке, и влиянием Марса, которого можно было бы ожидать здесь из математической последовательности планет и соответствующих им органов.

На этой пятой вехе (2 3/4 года) скорость увеличения массы тела вдруг падает. Мозг, однако, продолжает расти и за пять месяцев достигает 90 % своего взрослого веса, при том, что вес тела в целом останавливается на четверти взрослого. Результат этого неожиданного доминирования функции мозга проявляется в овладении связной речью, в отличие от прежнего называния лишь отдельных объектов. Успенский 57

57. P.D.Ouspenski, "Tertium Organum", стр. 82-83. отмечал, что речь и формирование абстрактных понятий - как главные функции человеческого мозга - это две стороны одного и того же явления, и что одно не существует без другого. Поэтому мы можем сказать, что именно на пятой вехе ребенок приобретает способность к мышлению абстрактными понятиями. И посредством их он начинает формировать индивидуальную личность.

К шестой вехе (7 лет) формирование личности уже более или менее закончено. Мозг уже полностью функционирует как воспринимающий аппарат, и дети проходят через пресловутый возраст "почемучек", когда они полны "трудных" вопросов - то есть вопросов, появляющихся из постоянного притока новых впечатлений, которые для взрослых, вынужденных отвечать на эти вопросы, уже привычны и сами собой разумеются. Эти впечатления деятельно перевариваются в идеи, мнения, в единую модель опыта. С этого времени организм питается не только пищей и воздухом, но также и наиболее полно усвоенными впечатлениями.

Логарифмические точки, следующие после окончания детства, отмечены главными циклами Астероидов, Юпитера и Марса, так же как стадии, непосредственно следующие за рождением, отмечены их же меньшими циклами. В этом случае, однако, эти циклы отсчитываются, видимо, скорее от рождения (то есть, выставления на свет и воздух), чем от зачатия, и несомненно так же влияют на формирование взрослой личности, как их меньшие циклы влияли на формирование физического тела в младенчестве.

Как мы видели в прошлой главе, разные стороны желез имеют различные стартовые точки, и ход планет отсчитывается одной стороной с момента зачатия, другой стороной с момента рождения, и еще одной с неизвестного момента перерождения. Таким образом, ритмы, отсчитывающиеся от зачатия, должны относиться к наследственности, а ритмы, отсчитывающиеся от рождения, должны относиться к индивидуальности. Единственное создание, рабски покорное наследственности, - это эмбрион в утробе, так как при рождении каждому человеческому существу звезды приносят новую и непохожую возможность. Поэтому никогда не нужно забывать, что наследственность Менделя - взятая как точная система разведения животных - может применяться лишь для плодовых мух и морских свинок, на которых основывались его эксперименты и у которых высшие аспекты желез отсутствовали или были неполными. По зачатию или наследственности человек может быть болен гемофилией или быть дальтоником. Но его право рождения всегда дает ему шанс преобразовать его болезнь, - как английский физик Дальтон использовал свою собственную нечувствительность к цвету, чтобы раз и навсегда установить ее природу.

Давайте вернемся к развитию человаека. Его седьмая веха отмечена половой зрелостью. Она совпадает с циклом Марса, и возвышением надпочечников. Это возраст страстной активности, которая выражается в беге, прыжках, лазании по горам, в увлечении опасными видами спорта и играми. Он отмечен развитием воли, решительности, твердости характера. Надпочечники освобождают также половую функцию, до этого сдерживавшуюся вилочковой железой. Или скорее, будет правильнее сказать, что половая функция в своем полном смысле и со всеми значениями, которые мы затронули в прошлой главе, лишь зарождается в период полового созревания, так же как мыслительные процессы, которые преобладали в пятой вехе, лишь зарождаются после структурного завершения мозга в четвертой. У многих людей истинный пол остается в зачаточном состоянии всю жизнь, и лишь имитируется надпочечными страстями отрочества.

На восьмой вехе, в 35 лет, человек оказывается в расцвете жизни, с максимальным развитием всех своих сил и ответственности. Заканчивается цикл Сатурна. Доминирующим теперь становится передний гипофиз, держащий поводья всех остальных функций и создающий то единство между ними, которое дает самоконтроль и способность действовать. К этому возрасту человек обычно уже создал и должен содержать семью; его работа достигает своей наибольшей эффективности, а контроль над окружением - своего пика.

Фактически, дальнейшее развитие творческих сил за этой точкой уже означает человека исключительного - Рембрандта в живописи, Шекспира в драматургии, Парацельса в медицине. И само существование таких исключений напоминает нам ту идею, что на этой вехе должна прийти в действие некая новая и обычно не реализуемая функция. Так же как функция дыхания начинается с рождением, а функция мышления в конце детства, так же в этот момент зрелости должна была бы начинаться некая новая функция, основанная на сознании человеком своего существования и отношения к вселенной.

Пробуждение этой новой функции связано, видимо, с серединным пунктом всего отрезка человеческой жизни, который, как мы недавно решили, составляет примерно 76 лет. В 37 или 38 лет человек становится точно напротив моментов своего зачатия и смерти, и как бы сквозь эту щель во времени он может разглядеть некое отражение тайн вселенной, из которых он первоначально вышел и к которым он должен затем вернуться. Данте, предваряя свое потрясающее видение вселенной словами - "Земную жизнь пройдя до половины, я оказался в сумрачном лесу…", - обращается именно к этой идее.

Эта новая функция, пробуждающаяся на пике человеческой жизни, может неожиданно открыть человеку видение целого которого лишь частичные и противоречивые проблески могли давать ему все остальные функции. Иногда в таком пробуждении ему может открыться и новое выражение всего, воплощению которого он посвятит всю оставшуюся жизнь.

В 38 Кеплер закончил свою "Новую Астрономию", которая, формулируя законы движения планет, впервые выражала истинное единство Солнечной Системы. В 37 лет великий физик Клерк Максвелл, неожиданно удалившись от блестящей и активной жизни в свое поместье в Шотландии, осознал и доказал принцип электромагнетической вибрации, научное объяснение единства вселенной. В 37 лет, во внезапной вспышке озарения, у Силс-Мария в Австрийских Альпах, Ницше получил подобное же видение, которое, выразившись в идее вечного возвращения, сделало доступным для человеческого понимания единство времени. В том же возрасте Бальзак начал свою "Человеческую Комедию", Толстой - "Войну и Мир", Ибсен - "Пер Гюнт", и каждое из этих произведений было попыткой выразить в литературной форме все целое человеческой жизни.

Очевидно, все это были случаи, когда эта последняя и потенциальная функция действительно пробудилась - либо полностью, либо частично. И они показали, что ее пробуждение наделяет человека способностью воспринимать непосредственно и лично космос в его единстве.

Но для того чтобы это произошло, необходимо, чтобы его высшие энергии были направлены в некий новый канал. А это, в свою очередь, требует самого большого желания, работы, знания, помощи и удачи.

Только открытие этой новой функции позволяет человеку продолжать восхождение после периода зрелости. Потому что обычных людей постоянно ускоряющееся падение несет к 1девятой0 и последней вехе, смерти. Ровно через 28 080 дней после зачатия Марс завершает 36 циклов, Венера 48, Астероиды 60, соединение Сатурна и Юпитера 72, Уран 76, Меркурий 240 и Луна 960. Мы с трепетом обнаруживаем, что вся компания планет вернулась вновь в то же расположение, что и в начале.

На протяжении всей жизни человека их различные ритмы руководили той или иной функцией и стороной его жизни. Быстрая лунная пульсация лимфы, tempo vivace его меркурианской природы, moderatо биения плоти и крови, andante интеллектуальных усилий, медленное largo инстинкта, и величественно низкий тон глубочайших человеческих эмоций - все они поднялись и опустились в нем вместе с быстрыми или медленными ритмами планет. Своей вечной гармонией они сплетали сложный контрапункт его жизни. И в конце концов, сойдясь в унисон, они берут один общий великий аккорд, который звучит его похоронным звоном.


КАЛЕНДАРЬ: ВНЕ-ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ И ВНУТРИ-ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ВРЕМЕНА

Мы показали, что каждый человек имеет свое собственное индивидуальное время, совершенно независимое от календаря и часов, и происходящее из раскручивания главной пружины его собственной индивидуальной жизни. Это очень важно понять, потому что только час, показываемый его временем, определяет его место, его взгляд, его судьбу. Только этот час, показываемый его временем, может ответить на самый зловещий из всех вопросов: сколько ему осталось?

Тем не менее люди - с их собственными внутренними часами, показывающими различное и личное время - должны жить вместе, и в этой общей жизни иметь удобное общее измерение времени, с которым все будут согласны, каким бы обманчивым оно ни было. Для этой цели они вполне естественно обратились к единице времени того высшего космоса, который их охватывает. Они измеряют свои собственные жизни, жизни друг друга и своих предков дыханием Земли, то есть временем, за которое Земля совершает полный оборот вокруг Солнца, - годами.

Год является чрезвычайно интересной и совершенной единицей времени, полной внутренних связей и отношений, и, вероятно, может рассматриваться как классическая модель органической временной формы. Если, как мы установили во второй главе, измерения пространства и времени взаимно сменяют друг друга по мере нашего перехода от одного космоса к другому, то очевидно, что все органические формы должны быть представлены определенными временными моделями так же, как они представлены определенными пространственными моделями. Один год является такой органической временной формой, со своими собственными функциями, или праздниками, и своей собственной внутренней циркуляцией между ними. Таким образом, хотя разные люди будут проходить через год с различной скоростью в соответствии с их собственным личным временем, тем не менее он принесет им всем сопоставимые переживания и возможности, и будет для всех их представлять некое неподвижное объединяющее начало.

Так, для всех людей на одной половине Земли один и тот же день года будет самым коротким, одни и те же дни будут отмечать начало возрастания силы Солнца, один и тот же день будет самым длинным. Определенные части года будут отделять сев от урожая, сырость от засухи, цветы от плодов. Если мужчина и женщина зачнут ребенка, то он родится спустя семь восьмых года, независимо от различия их собственных времен. Год, фактически, представляет собой большой танец, в котором участвуют все люди, животные, птицы, деревья и растения на поверхности Земли, независимо от того, как быстро или как медленно они сами через него проходят.

Давайте изобразим 360 дней года как 360 градусов круга, не беря в расчет и оставляя "вне времени" пять дней между Рождеством и Новым Годом, между концом и началом. В этом круге года традиция отмечает три главных точки - праздник зимнего солнцестояния или Рождество, когда вся жизнь скрыта и невидима; праздник Воскресения или Пасха; и праздник урожая. Эти три праздника олицетворяются тремя стадиями естественного роста - корнем, цветком и плодом - а промежутки между ними, очень общим образом, представляют, не только для растений, но для всех живых существ, вечно повторяющийся цикл зачатия, созревания и жатвы.

Таким образом, мы вновь приходим к уже знакомому треугольнику внутри круга. Если мы поместим в центр этого круга Землю, и расположим вокруг треугольника двенадцать знаков зодиака, на фоне которых Солнце движется в течение года, то увидим, что этот божественный треугольник представляет путь Солнца. И если мы далее добавим шесть промежуточных пунктов и то странное движение между ними, которое в Солнечной Системе, как мы нашли, представляет невидимую циркуляцию света, то обнаружим, что модель года в самом деле соотносится с этой основной моделью всех истинно космических существ и форм.

Многие календарные системы - система ацтеков, например, с восемнадцатью месяцами по двадцать дней и пятью "мертвыми" днями - происходят, очевидно, из этого понимания года как круга с девятью точками. Таким образом, каждое деление представляет сорок дней. В наше время эти органические части года ясно показаны некоторыми переходящими праздниками - Великая Среда, меняющая свое место между точками 1 и 2, Пасха между точками 2 и 3, и Троицын день между точками 3 и 4. Сорок дней - пребывание Христа в пустыне - представляет, поэтому, определенный период, за который нечто может быть достигнуто, может созреть или установиться. А множество сорокадневных периодов, объединенных вместе линией невидимой внутренней циркуляции, остаются связанными сквозь время невидимым процессом созревания или понимания.


Озимая пшеница, посеянная в пункте 7 (6 октября), следуя таинственному движению 142857, готова к жатве в пункте 4 (9 июня); весенняя кукуруза, посеянная в пункте 2 (21 марта), убирается, в свою очередь, в пункте 7. Почва, замерзшая или высушенная в один день года, должна оттаять или увлажниться дождем в другой день, внутренно с ним связанный. А у человеческих существ все неожиданное - воспоминания, настроения и результаты давно забытых поступков - вдруг появляется из невидимости, следуя линии этой скрытой циркуляции между одной частью года и другой.

Рождество:Новый Год

9

15 ноября 9 февраля

8 1

Великий Пост

6 октября 21 марта

7 2

Пасха

6 3

27 августа 30 апреля

5 4

18 июля 9 июня


Рис. 8. План года

Проходя через годы и неся с собой свое собственное время, человек, тем не менее, проходит через весьма сложный ряд повторяющихся временных форм. Данный день данной весны определенно должен проживаться со скоростью, присущей возрасту и типу наблюдателя. Но кроме этого он принесет ему отражения того же дня всех других весен, и будет при этом связан другим способом с определенным днем этого лета и всех других лет, с определенным днем той осени и всех других осеней. Таким образом, год представляет для человека не линию, но волнистую и переливающуюся ткань трансвременных отражений.

Год вовсе не является единицей индивидуального времени, как это часто предполагается, но скорее декорацией, на фоне которой проходит время отдельного человека. Время человека движется на фоне времени Земли, которое само по себе тоже движется, хотя настолько медленно, что кажется ему неподвижным, - как фон движущихся облаков кажется неподвижным в сравнении с быстроходным кораблем на переднем плане.

Такой же ошибкой было бы считать историческое или астрономическое время расширением человеческого времени, нашего личного времени. Это совершенно неправильно, и приводит к искаженному взгляду на события в мире и вселенной вокруг нас. Как мы увидим позже, историческое время, то есть время цивилизаций, также развивается логарифмически - но скорее на шкале веков, чем десятилетий. И кроме того, как мы установили в главе о мире Природы, земное время, охватывающее периоды в миллионы лет, развивается не только логарифмически, но в обратном порядке - то есть, каждая последующая эра короче, а не длиннее, скорее сжата, чем растянута.

Временной фон человека можно приблизительно представить себе в образе циферблата, на котором одновременно вращаются месячная, часовая, минутная и секундная стрелки. Но чтобы этот образ был более правильным, нужно представить, что некоторые стрелки спешат, другие отстают, а некоторые даже вращаются в обратную сторону. Если бы теперь секундная стрелка вообразила, что окружность циферблата - это бесконечная прямая линия, измеряемая только в одном направлении и с одной скоростью, и разделенная на одинаковые части, которые имеют одно неизменное значение для всех стрелок, то это в некоторой степени представляло бы обычное восприятие человека и его иллюзию о природе времени.

Это легко подтверждается одной общей для всех людей иллюзией - той, что для каждого человека внешние события его юности - когда его собственное время вмещало в себя больше - видятся ему более значительными, чем события его старости. Для восьмидесятилетнего ветерана Испано-Американская или Бурская война является бо'льшим событием, чем Вторая Мировая война. И вполне ясно, почему. Для него один год войны в период расцвета его жизни в три раза длиннее года войны в его старости, и все события, которые содержал тот год, в три раза сильнее, шире, больше и наполненнее, чем в последние годы.

С другой стороны, в некоторые периоды истории, какие-то внешне незначительные события, как, например, связанные с жизнью Христа, могут иметь огромное значение и продолжать оказывать свое воздействие сотни и тысячи лет, потому что, будучи незаметными для человеческого наблюдения, они относятся к первым минутам цивилизации, когда ее процессы развиваются с огромной скоростью.

Таким образом, человеческие существа, бессознательно измеряя все внешние события по своему собственному внутреннему времени, склонны делать их длинее или короче, больше или меньше, чем они есть в реальности - то есть чем они есть по их собственному времени. 

Таким образом, когда мы рассматриваем вопросы времени, первое, что должно интересовать нас - чье время, время чего? В первых двух частях этой главы мы рассматривали время человека. Но что на самом деле оно означает? Оно, по-видимому, означает шкалу времени очень сложного клеточного организма, которая начинается с первого деления и умножения его первоначальной клетки, и заканчивается его разрушением как функционирующего целого и распадом в доклеточную материю. Это линия времени органического человека, человека как физического тела. И обычно это единственное время, которое мы знаем и которое сознаем.

Когда мы говорим о "человеке", мы на самом деле говорим о его уровне сознания или пробужденности, какими бы зачаточными они ни были. Потому что все остальное является не человеческим, но химическим, биологическим или животным. Одна из характерных черт сознания человека, даже наивысшего уровня обычного сознания, в том, что оно ограничено органической формой. Обычным образом человек не может приложить свое сознание к материи в электронном или молекулярном состоянии, а также и к сверхчеловеческим формам, как континенты или цивилизации. Он может думать об этой возможности, и мечтать о ней в поэтической форме, но он не может осуществить ее в реальности. Поэтому у нас есть все основания рассматривать это органическое время его физической формы как время обычного человека.

Но является ли оно единственно возможным временем? Или для человека существуют другие потенциальные времена? Ведь мы знаем по опыту, что в любой момент наше биологическое время может выйти из своих границ, расколовшись и выйдя за свои пределы от вторжения боли, радости или удивления. Мгновенно и без всякого предупреждения одна из наших вечно пустых минут вдруг расцветает в бесконечность ощущений и пониманий. Как это происходит, и что это означает?

В главе о Солнце мы говорили, как при столкновении творческой солнечной энергии с землей электроны запираются в молекулы, молекулы - в клетки, и, мы можем добавить, клетки в органические тела, включая и тело человека. Но электроны, молекулы и клетки продолжают существовать в этих телах, и они продолжают работать с их собственным временем. Таким образом, человеческое тело, с его привычным полным временем, содержит более быстрое время клеток, еще более быстрое время молекул, и почти непостижимо быстрое время электронов. И точно так же, как цивилизация, с ее собственной длительностью и временем, не только содержит намного более быстрое время отдельных людей, но и состоит из их времен, так и каждая часть тела человека состоит и пронизана этими тремя параллельными временами.

Как мы уже сказали, обычно невозможно представить сознание человека, отнесенное к чему-либо, кроме клеточного тела, или управляемое чем-либо, кроме времени этого тела. Мы не знаем, какие должны быть созданы новые психологические и даже физиологические связи, чтобы переключить сознание человека на время, например, его молекулярного двойника. Однако рассказы о кратковременных мистических состояниях, содержащих бесконечное богатство переживаний, о странных ощущениях замедления времени в моменты крайней опасности, о долгих сновидениях в момент пробуждения, отражающих, видимо, внутренние процессы тела, все наводят на мысль, что это переключение сознания на другое время действительно иногда случайно происходит - под воздействием сильной эмоции или инстинктивного стресса.

Однако способы намеренного переноса сознания в более быстрое время нам неизвестны, и, очевидно, эта способность, если она существует, относится к уровню сознания намного более высокому, чем любой из известных нам. Не много нужно воображения, чтобы понять, что такая способность должна включать не только невероятно трудное изменение маршрута нервных импульсов между спинномозговой и симпатическими системами, но также и общее воспитание и усиление сознания и воли - чтобы противостоять тем шокам и ужасам, которые будут сопровождать эти совершенно новые и неожиданные ощущения. Именно по этим причинам работа практического проникновения в другие времена была ограничена созданными для этой цели школами.

На самом деле проникновение в другие времена, связанное с созданием сознания в функциях, до этого несознательных или неуправляемых, имеет двойное следствие. Как результат более широких и глубоких проникающих способностей материи в этих более быстрых состояниях, сознание об их временах приносит с собой некоторое сознание о мирах, из которых они происходят. Проникновение в внутри-человеческое время клеток создает сознание вне-человеческих ритмов Природы, во время молекул - сознание земного времени, тогда как дальнейшее проникновение в электронное время означает такое же пробуждение в солнечное время. Таким образом, перевод сознания к каждой высшей функции дает человеку знание двух новых миров - одного меньшего и одного большего.

Еще одна идея возникает из этого множества человеческих времен. Время, которое начинается зачатием и заканчивается смертью, - это время клеточного тела. Но молекулярная материя, из которой состоит яйцеклетка и в которую распадается труп, не умирает, и ее время не заканчивается. Для человека молекулярное и электронное время не только существует внутри его физического тела, но также после него и до него. Таким образом, молекулярное и электронное время, и все, что они означают, должно быть близко связано с проблемой состояний после смерти и до рождения.

Наказание человека за его слабое сознание, которое обычно не способно освободиться от времени и формы его клеточного тела, в том, что это бессмертие молекулярной и электронной материи к нему совершенно не относится. Но если бы он создал в себе сознание достаточно сильное, чтобы проникать в другие миры и времена внутри своего собственного привычного тела, тогда все его отношение к бессмертию могло бы на самом деле полностью измениться.





 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Наверх